Читать онлайн Традиция предков, автора - Берристер Инга, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Традиция предков - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Традиция предков - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Традиция предков - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Традиция предков

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

— Что делать? Мы же не можем сказать: «Не приезжай», зная, скольких трудов ей стоило разыскать нас. Естественно, Симона обидится. Но она не может приехать к нам… сейчас. В доме полным-полно народу и нет свободной комнаты.
Элизабет с пониманием посмотрела на мать, лицо которой выражало крайнее беспокойство. В самом деле, более неподходящего времени для визита нельзя и придумать: только что женившийся старший сын Ллойд с молодой супругой, проходящие «акклиматизацию» в новом для себя качестве под неусыпным оком родителей; неразъехавшиеся после свадьбы родственники с обеих сторон и младшая дочь Джейн, прилетевшая на пасхальные каникулы и прихватившая университетскую подружку.
Вдобавок ко всему отцовские снежные козы принесли потомство раньше срока, и он заметно нервничал и срывался по пустякам. Да, это было не лучшее время, чтобы принимать в доме дальнюю родственницу из Аргентины, предок которой Бог знает когда покинул историческую родину. Родственницу, о которой никто ничего не знал и слыхом не слыхивал, пока от нее не пришло коротенькое письмо, извещавшее о прилете. Каждая строка послания излучала энтузиазм и радость от предстоящей встречи, и миссис Бенсон было неудобно ответить, что сейчас приезд Симоны некстати и они не смогут принять ее должным образом.
— Честно говоря, мне бы очень хотелось увидеть ее, — сокрушалась мать. — Но…
— Так почему бы не написать и не объяснить всю ситуацию? — деловито осведомилась Бетти. — Предложи ей приехать в следующем месяце.
— Уже поздно что-либо объяснять, — озабоченно отозвалась мать. — Письмо пришло по старому адресу. Симона не знала, что мы давно переехали и старая ферма пустует уже десять лет. Оно бы так и лежало там еще неизвестно сколько времени, если бы Ллойд не поехал показывать дом жене и ее родителям.
— Ага, значит, они уже все видели, — заинтересовалась Бетти. — И каково их мнение? Ведь ферма находится в глуши и там нет современных удобств…
— О, молодожены вернулись, переполненные восторгом, и я догадываюсь почему. Очень сложно начинать супружескую жизнь под одной крышей со свекром и свекровью.
— Мама, ты делаешь все для того, чтобы Хелен чувствовала себя как дома.
— Нет, она не жалуется, вовсе нет. Но я помню, каково было мне, когда я переехала к родителям мужа. Конечно, нас нельзя сравнивать, ведь я, в отличие от Хелен, родилась в городе. Она-то великолепно справляется со всем в любую погоду, и ее не пугает отдаленность старой фермы, что иногда снегом заносит подъездную дорогу к дому, нет связи. Но папа обещал договориться с телефонной компанией, если молодожены переедут. Тогда от дальних пастбищ будет больше прока.
Родителям Элизабет принадлежало две фермы. Старая, в Рок Криге, была семейным гнездом Бенсонов уже два века.
Правда, со временем горные пастбища оскудели и родители собирались подкупить землю в долине или даже переключиться на пчеловодство. Отец держал несколько ульев, и потрясающий горный мед Бенсонов очень ценился в Пуэбло. Расширение хозяйства требовало новых вложений и больших денег. Бенсоны пребывали в тяжелых раздумьях — подрастали дети и деньги были нужны на их образование. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло — долго болевшая бездетная тетка, живущая в долине реки Арканзас, неожиданно для всех завещала свою ферму племяннице.
Бенсоны с радостью перебрались на новое место в Литтл Криг, а на старой ферме устраивались пикники для многочисленных родственников.
Родители Бетти познакомились на осенней фермерской ярмарке в Пуэбло, куда будущая миссис Бенсон отправилась за медом. Познакомились и полюбили друг друга, пламенно и безоглядно. Естественным продолжением их страстной и беззаветной любви стало появление на свет троих детей. Старший, Ллойд, унаследовал от отца любовь к фермерству и никогда не помышлял ни о чем другом. Джейн, самая младшая, любила животных и решила стать ветеринаром.
Что же касается Бетти, она, в общем, любила природу и черпала в ней вдохновение. Девушка окончила художественный колледж и даже начала собственное и, надо сказать, весьма успешное дело. Местные модницы с удовольствием раскупали сшитые и связанные ею вещи. По мнению матери, талант к рукоделию дочь унаследовала от нее, как и копну пепельных волос, высокий рост и длинные стройные ноги, казавшиеся некоторым даже вызывающими. Элизабет не была типичной представительницей рода Бенсонов, но гордилась тем, что является дочерью людей, посвятивших себя созидательной работе на земле, создавших крепкую дружную семью, продолжающую традиции предков. Не многие ее сверстники могли похвастаться этим.
Сможет ли она создать в своей семье такие же прочные и доверительные отношения, как те, которые сложились в семье ее родителей? Этот вопрос девушка постоянно задавала себе с тех пор, как стала невестой Бенджамина.
Избранник был не из фермерской семьи. Его отец, преуспевающий антиквар, умер несколько лет назад. Вначале бизнес пришел в упадок, но подросший сын взял дело в свои руки и торговля явно пошла в гору.
Жених и невеста знали друг друга со школьной скамьи, и, хотя в их отношениях не было особой искорки, некоего трепета, Элизабет считала такое положение вещей вполне допустимым, понимая, что иметь в жизни абсолютно все невозможно. Кроме того, у нее были причины поддерживать чересчур спокойное, даже вялое ухаживание Бена.
Бетти прекрасно знала, что родные не в восторге от ее помолвки. Но ей уже двадцать пять, и она принимала самостоятельные решения. И если Бенджамин Макгрегор иногда раздражал ее педантизмом и консерватизмом, девушка говорила себе, что сама далека от совершенства.
Однако чаще и чаще Элизабет ощущала отсутствие чего-то важного в отношениях с женихом. Несмотря на помолвку, они не стали любовниками, следуя старомодному и отчасти ханжескому убеждению Бена, что жених не должен спать с невестой до свадьбы. Сначала это показалось Бетти возвышенным и романтичным, и ей не хотелось подталкивать Бена к физической близости.
Но потом она удивилась себе самой — наверное, она должна бы чувствовать нечто иное и страстно хотеть его? Может быть, с ней что-то неладно, не так, как должно быть с молодыми женщинами? К сожалению, ей не с кем было посоветоваться. Подруги, с которыми Бетти училась в художественном колледже, жили в других городах, а с мамой или сестрой как-то неудобно говорить на эту тему.
Элизабет по-хорошему завидовала Ллойду и его жене Хелен. Вот чья искренняя любовь не вызывала ни у кого сомнений. Взгляды, которыми обменивались молодожены, легкие, будто нечаянные прикосновения, трепетная забота друг о друге. У нее же с Беном такого не было.
Сейчас Элизабет следовало находиться в студии, оборудованной отцом, когда она начала свой бизнес. Вместо этого девушка сидела рядом с матерью и решала проблему размещения неведомой аргентинской родственницы, которая по пути в Денвер надумала остановиться у Бенсонов на несколько дней, чтобы познакомиться поближе.
— Что же теперь делать? — Бетти выжидающе смотрела на мать, кормившую козочку молоком из бутылки.
— Не принять ее мы не можем, Симона прилетает послезавтра. В письме она сообщила, что возьмет напрокат машину и отправится прямо к нам, то есть не сюда, а в Рок Криг, по старому адресу.
— А если оставить ей сообщение в аэропорту и объяснить ситуацию? — предложила Бетти, но мать почему-то сочла идею абсурдной.
— О нет! — воскликнула она. — Это было бы бессердечно. Поставь себя на ее место и представь, что бы ты подумала, проделав такой длинный и нелегкий путь.
— Что меня не приглашали и поэтому не ждали, — перебила Элизабет.
— Мы не можем допустить, чтобы гостья приехала на ферму и нашла дом пустым. Ты же знаешь, там почти нет мебели. Я была бы рада принять Симону здесь, но это невозможно: у нас яблоку негде упасть. В твоей комнате нет свободной кровати, да и раскладушки все заняты. Я не могу позволить бедняжке спать на полу. Что она подумает о нас? Правда, родственники уезжают на следующей неделе, а Джейн с подружкой через пять дней вернется в университет. Так что придется недолго терпеть.
— Терпеть что? — Бетти заподозрила неладное, поскольку мать старательно избегала смотреть ей в глаза.
— Ну, в общем, мы с отцом пришли к выводу, что почему бы вам вдвоем… гостье и тебе… не провести несколько дней на ферме в горах. Ллойд отвезет тебя и все необходимое. В доме должно быть сухо, плита в рабочем состоянии, и там есть дрова.
— Мама, это невозможно! Там всего одна кровать и…
— Да, но двуспальная. Кроме того, Симона упомянула в письме, что ей очень хочется посмотреть ферму. А ты знаешь, что ее предок родился там? Только представь себе…
— Н-да. В самом деле? Не был ли он случайно одной из паршивых овец нашей семьи? — криво усмехнулась Бетти. — Мама, подумай, а если мы не поладим? Ведь мы будем там вдвоем целых три дня.
— Вы можете приезжать к нам обедать.
— Мам, это же два часа езды по весенней распутице. — Бетти стояла на своем. — Я понимаю твои чувства, но наверняка можно заказать на несколько дней номер в одной из гостиниц Пуэбло.
— Увы! Я уже пыталась сделать это.
Все места забронированы для профсоюзного съезда.
— Но ведь можно найти один номер, — возмутилась девушка, но, увидев усталость в глазах матери, смягчилась: — Ладно, не вижу особой причины, чтобы не провести несколько дней на ферме.
— Обычно всем нравится гостить в Рок Крите, — с облегчением сказала мать.
— Да, но летом, а не в начале весны.
— А еще Симона написала, что ей очень хочется узнать побольше о родовом гнезде, его истории и преданиях, а кто, как не ты, лучше всех знает это? Ты же читала дневники твоих прабабушек…
— Но и Ллойд их тоже читал и может так же все рассказать, — возразила Бетти.
— Детка, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. У него ведь медовый месяц. Это было бы… непорядочно, — начала терять терпение миссис Бенсон. — О, ты сама знаешь, о чем я хочу сказать! Я…
Она замолчала и посмотрела на вошедшего в кухню сына. Ллойд осторожно снял грязные сапоги, потом обратился к стоявшей позади Хелен.
— Давай козлят, я отнесу их к печке.
— Бедняжки. — Сердце Бетти сжалось от жалости при виде трех крошечных неподвижных тел.
— Один уже умер, и, судя по всему, мы потеряем и этих. Отец на грани срыва.
Козы разродились раньше срока, а мы не можем дозвониться до ветеринара.
— Джейн изо всех сил старается помочь. Но у первокурсницы еще так мало знаний, — вздохнула Хелен.
Внимательно оглядев новорожденных козлят, Элизабет с облегчением убедилась, что они пока еще живы.
— Ллойд, когда освободишься, поедешь на старую ферму. Бетти согласилась провести там с Симоной несколько дней, пока Джейн с подругой не вернутся в университет. Тогда мы сможем разместить гостью здесь.
— Маме удалось-таки провести тебя, а? — Ллойд обнял сестру.
— Ладно, Ллойд, хватит шутить, — строго одернула сына миссис Бенсон.
Бетти стало ясно, что отступать некуда. Поздно протестовать, убеждать, что она и так слишком занята, чтобы целых три дня провести с абсолютно незнакомым человеком, с которым у нее вообще могут оказаться разные интересы и ничего общего, кроме прапрапрадеда.
— Бетти, не переживай, я уверена, вы найдете общий язык, — успокаивала мать за завтраком. — Ты сможешь показать Симоне дневники. Думаю, она будет в восторге.
— Они все еще там?
— Убраны на чердак. Пожалуйста, Ллойд, не забудь снести сундук вниз, хорошо?
— Такой чудесный старый дом, — вмешалась Хелен.
— Да, но он очень уединенный, — напомнила Элизабет и добавила с улыбкой: — Однако вас это совсем не тревожит, так ведь?
Вся семья рассмеялась, когда молодожены обменялись красноречивыми взглядами.
Глядя на счастливую пару, Бетти почувствовала зависть. Какое это счастье — любить друг друга так нежно, преданно и беззаветно, как Хелен и Ллойд!
У Бетти и Бена были иные отношения. Конечно же, она любила жениха. Он будет хорошим мужем, но когда они не виделись по несколько дней, Бетти не испытывала щемящего чувства одиночества. Ей была неведома горечь разлуки, когда Бен уезжал на аукционы. Он и сейчас был в отъезде, но Бетти не считала дни до встречи. Не вспоминала сдержанные поцелуи жениха, не торопилась со свадьбой, и, казалось, ее вполне устраивает статус вечной невесты.
Сама не зная почему, не видя никакой логической связи, Бетти вдруг решила, что причина ее душевного дискомфорта кроется в незапланированном и нежелательном визите аргентинской родственницы. И придется провести с этой особой три дня! Боже, как же ей развлекать гостью? Рок Криг находился в двадцати милях от ближайшей фермы и в пятидесяти от Литтл Крита. Дом прилепился к склону холма, мрачный и серый, нещадно обдуваемый всеми ветрами на протяжении двух веков, он давал приют ее роду из поколения в поколение.
Весной вишни в саду цвели таким пышным цветом, что перехватывало дыхание от восхищения этой буйной красотой. Однако отец Бетти предпочел этой уединенной ферме более богатые долинные пастбища, полученные в наследство от тетки жены. Работа на горных фермах была тяжелой и изнурительной. Редко кому из фермеров удавалось разбогатеть, но Бенсоны крепко стояли на ногах.
После ужина Бетти отправилась в студию. Успешнее всего она работала по ночам, когда заботы и суета дня исчезали, а идеи становились удивительно ясными и четкими.
Иногда девушка черпала вдохновение в окружавших ее вещах, иногда в детских воспоминаниях. Однажды оценив по достоинству очарование и красоту южноамериканских орнаментов, даже провела несколько недель в Мексике, постигая тайны символики национальных узоров. Некоторые ее работы, однако, были ультрасовременными, выполненными в необычной цветовой гамме.
Кровать в спальне Бетти покрывало лоскутное одеяло, сделанное еще в колледже. Она хранила его из сентиментальности. Элизабет до сих пор работала над эскизами таких одеял, пользующихся неизменным успехом, но два года назад решила начать делать и одежду, спрос на которую все время возрастал.
Взгляд девушки упал на груду эскизов, над которыми она трудилась в последние дни. Пожалуй, надо взять их с собой на ферму, и тогда будет чем заняться, если общество кузины ей наскучит.
— Итак, ты все взяла: одеяло, подушки, простыни, полотенца, фонарь, мыло, продукты?.. Ллойд утверждает, что в доме есть свечи и керосин для ламп. Он захватил также несколько вязанок дров и две канистры воды.
— Ма, мы же едем всего на три дня, а не на три месяца, — взмолилась Бетти.
— Да, я знаю, но мои суставы подсказывают, что завтра погода испортится. Ты готова, дорогая?
— Да.
Бетти была далеко не в восторге от предстоящего трехдневного добровольного заточения на ферме, но мать уверяла, что время пролетит незаметно. К тому же действительно было бы крайне негостеприимно заявить человеку, проделавшему черт знает какой путь, что для него не найдется места. И кто знает… а вдруг они подружатся? От этой мысли настроение улучшилось, и Бетти стала гадать, сколько Симоне может быть лет. А Ллойд тем временем загружал вещи и продукты в машину.
— Будем надеяться, что гостья сможет найти ферму и не заблудится, — сказала Бетти брату, когда их машина свернула с главной трассы на узкую дорогу, ведущую к дому.
— Вообще-то на трассе есть указатель, водителю остается только не пропустить поворот… В какое время приедет Симона?
— Не знаю. Мама сказала, что самолет прилетает в полдень, так что я жду гостью после обеда. Может быть, ты останешься, чтобы познакомиться.
— Не могу, — покачал головой брат. — Еще две козы собираются принести потомство.
Он въехал в мощенный булыжником двор и остановил машину у дома. Деревья стояли голые и сиротливые, кругом были лужи, сырость и уныние. Вдали виднелись горы, все еще покрытые снегом. Открыв входную дверь, Бетти почувствовала, как из дома потянуло холодом, и зябко передернула плечами.
— Давай занесем все в дом, — предложил Ллойд, затаскивая канистры с водой в небольшую прихожую.
Парадная дверь вела прямо в кухню, стены и пол которой были выложены из камня. Тонкая подошва сапожек Бетти не могла защитить от ледяного холода, и девушка едва сдерживала бивший ее озноб.
— В Аргентине сейчас, наверное, тепло? — спросила она, яростно стуча зубами. — Интересно, эта Симона хоть догадывается, что у нас только начинается весна и погода в горах холодная?
— Сама знаешь, что дом долго пустовал и успел остыть за зиму. Подожди, сейчас включим плитку и станет теплее.
— Я сделаю все сама, — поспешила Бетти заверить брата, зная, что он торопится назад. — А ты пока принеси остальные вещи.
Она наполнила маленький чайник водой из канистры и поставила на портативную газовую плитку, привезенную из дома. Ллойд принес оставшийся багаж и разжег огонь в старой плите, которую топили углем. Постепенно в кухне становилось все теплее и уютнее.
— Когда мы приезжали сюда с Хелен, я проверил второй этаж: спальня не отсырела и вам там будет хорошо. Топи почаще плиту, и у тебя всегда будет горячая вода.
— Лучше не напоминай об этом, — прорычала в ответ Бетти.
— А почему бы тебе не зажечь камин? — осенило Ллойда.
У нее совсем вылетело из головы, что наверху, в родительской спальне, есть камин. Учитывая ледяной ветер в окна и промерзшие стены, это было весьма кстати.
Элизабет сварила брату крепкий кофе, пока тот проверял, все ли в доме в порядке. Ллойд не уехал, не убедившись, что сестре и гостье будет тепло и удобно здесь.
Брат оказался прав: спальня была сухой, но очень холодной. Девушка зажгла камин и, удостоверившись, что он работает исправно и тяга нормальная, принялась застилать громадную, с деревянными спинками двуспальную кровать.
Мама предусмотрительно дала большое пуховое одеяло. К своему удивлению, Бетти обнаружила на кровати лоскутное покрывало, которое было сшито прабабушкой и являлось частью ее приданого. Необычный рисунок, надо будет использовать его в работе, подумала девушка.
И покрывало, и тихое потрескивание поленьев в камине, и причудливые пляшущие тени, отбрасываемые огнем на деревянные стены спальни, все это создавало таинственную и уютную атмосферу. Со спальней резко контрастировала ванная комната, похожая на огромный ледник. Пробыв в ней не более пяти минут, Бетти потом полчаса дрожала от холода. Она подумала о своих предках, покидавших зимним утром теплую постель и возвращавшихся вечером в уже остывшие стены, и не позавидовала им.
Плита внизу весело пыхтела, прогревая кухню. Девушка протерла и отполировала воском старинный дубовый сервант, распаковала и расставила по полкам привезенную из дома посуду. Правда, тарелок и чашек было немного, но все же они придавали комнате обжитой вид.
Увлеченная работой, Бетти поначалу не заметила, как на улице потемнело, и лишь пугающая тишина и внутреннее беспокойство заставили ее подойти к окну. При виде начавшейся метели у девушки сжалось сердце. Единственная надежда, что в Литтл Криге снега не будет, иначе мама сойдет с ума от волнения.
А сколько сейчас времени? Часы показывали два. Еще пока рано для приезда Симоны, если она, конечно, вообще доедет. Похоже, метель будет и дальше свирепствовать. А когда подъездную дорогу заметает снегом, ферма остается надолго отрезанной от трассы. И такое происходит почти каждый год.
Работы по дому больше не было, и Бетти ничего не оставалось, как ждать и… надеяться, что гостью не завалит по дороге снегом.
Судя по штемпелю на письме, Симона жила в Санта-Фе. Бетти имела весьма скудное представление об Аргентине и ее климате, но подозревала, что местные жители никогда не видели таких метелей, как та, что разыгралась сейчас в Скалистых горах.
Элизабет наполнила чайник, поставила его на плиту и подошла к окну. Снег уже покрыл все вокруг мохнатым ковром: землю, холмы, деревья и каменный вал, по которому проходила граница фермы. Ветер усилился, и теперь снежинки кружились сумасшедшей каруселью, превращая все в белое безмолвие.
Глядя на эту вакханалию, Бетти поежилась. В доме она в безопасности, да и Ллойд уже доехал до дому. Вот чего ей хотелось сейчас меньше всего, так это оказаться за рулем машины. Интересно, как далеко от аэропорта успела отъехать Симона? Наверное, миновала Пуэбло и едет по горной дороге. Там красивый вид: горы возвышаются отвесно и представляют взорам обманчивое подобие разрушенных храмов, замков и башен. Очаровательно, но не в гололед. В такую погоду можно тащиться полдня. Хоть бы Симона успела проехать самую трудную часть — между двумя мостами, и въехать в долину реки Арканзас засветло.
Чайник засвистел, и Бетти вздрогнула, что было нетипично для нее. Уравновешенность и спокойствие Элизабет восхищали друзей. Эти качества ценили и родные. В детстве она, правда, была вспыльчивой и часто обижалась по всяким пустякам, но с возрастом сумела справиться с собой.
Бетти достала ножницы, ткань и попыталась сосредоточиться на работе. Это был особенный проект, не похожий на все предыдущие, нечто, дающее удовлетворение и душе, и разуму. Она собиралась назвать панно «Времена года» и подарить его родителям к тридцатилетию свадьбы.
День стремительно угасал, и Бетти зажгла керосиновую лампу, а заодно и проверила камин наверху. В спальне было тепло, а ванная по-прежнему представляла из себя сущий ледник. Девушка не стала заглядывать в другие комнаты, зная, что они пусты и в них царит холод.
Ллойд выполнил просьбу матери и принес с чердака сундук со старыми дневниками. У Бенсонов существовала традиция, по которой все женщины рода вели записи. Наряду с описанием главных событий года в дневник заносились сведения об урожае, удоях и отелах, рецепты различных настоев из трав, а также расходы и доходы. Судя по летописи, ферма Бенсонов процветала, но Бетти понимала, как нелегко жилось в те далекие времена.
Девушка так увлеклась чтением, что не заметила, как пролетело два часа. Оторвавшись от дневников, она подошла к окну, но ничего не смогла разглядеть в кромешной тьме, царившей снаружи. Тогда Элизабет взяла электрический фонарь и открыла входную дверь.
Едва Бетти переступила порог, снег облепил ее с ног до головы, а резкий ветер чуть не вырвал фонарь из рук.
Перед домом простиралось безбрежное море снега: сугробы, словно айсберги, громоздились на подъездной дороге. Совершенно очевидно, что ни одна машина не проедет по такому снегу, и даже джип столкнется с проблемами. Вряд ли Симона сможет добраться до фермы. Бетти с облегчением подумала, что ей не придется проводить три дня тет-а-тет с незнакомкой и ломать голову над тем, как себя вести.
Но все-таки куда подевалась Симона? Хорошо, если не попала в беду. Одна, в незнакомой стране, в непривычном климате…
На улице резко похолодало, и за те несколько минут, которые Бетти постояла на крыльце, она успела основательно замерзнуть и поспешно вернулась в дом. — Ни отдаленность фермы, ни вынужденное одиночество не пугали девушку. Пришедшая ненароком мысль о Бенджамине, делящем с ней это приключение, тут же испарилась: окажись здесь Бен, жалобам и нытью не было бы конца. Он полностью поглощен своим бизнесом, уделяет внимание лишь собственной внешности и небольшой квартирке над антикварным магазином, и не смог бы жить в доме, лишенном привычных городских удобств.
После свадьбы они планировали подыскать дом в Пуэбло, а квартирку Бена использовать как мастерскую. Так, по крайней мере, думала Бетти, и, казалось, жених был согласен. Девушка вспомнила, при каких странных обстоятельствах произошла их помолвка.
Несколько раз они переносили дату, пока однажды не поехали навестить тетку Бенджамина. Пожилая дама, откровенная и резкая в высказываниях, без обиняков заявила, что племяннику пришло время обзавестись семьей. Он, дескать, достиг того возраста, когда подобное одиночество начинает вызывать подозрения.
На обратном пути, уязвленный до глубины души словами родственницы, запинаясь и заикаясь, Бен сделал Бетти предложение, посеяв в ее душе сомнение: а действительно ли он любит? Бен хотел даже купить кольца, но, поразмышляв, они решили копить деньги. В конце концов, что такое кольцо? Всего лишь символ, условность.
Громкий стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Она встала, прошла через кухню и уже была у двери, когда стук повторился.
Бетти отодвинула щеколду и потянула на себя ручку. Ветер, будто ждавший этого момента, резким порывом распахнул дверь с такой силой, что девушка едва устояла на ногах.
— Наконец-то, хвала небесам! — послышался раздраженный мужской голос с легким испанским акцентом. — Это ферма Бенсонов, не так ли? — требовательно спросил обладатель акцента, и Бетти молча, лишившись дара речи, кивнула и отступила, пропуская гостя в прихожую.
Девушку потрясло, что Симона оказалась не женщиной, а… мужчиной. Самым настоящим мужчиной, стряхнувшим снег с красивой дубленки и наклонившимся, чтобы пройти в проем двери. Когда мужчина распрямился, Бетти поразилась, насколько он высок и широкоплеч.
— Я уже думал, что не дойду, — энергично заговорил он. — Пришлось оставить машину на трассе и идти пешком. Дело в том, что я и представить себе не мог, что здесь такая погода. — Заметив, что на хозяйку словно напал столбняк, мужчина нахмурился: — Что-то случилось? Вы не получили мое письмо?
— Получили, — отрешенно ответила она. — Но вашу размашистую закорючку после «н» приняли за букву «а», и получилось — Симона.
— Симона? — Он в изумлении посмотрел на нее.
— Мы думали, что вы — девушка, — произнесла Бетти с каким-то ожесточением и, спохватившись, представилась: — Меня зовут Элизабет. Можно Бетти.
— Ну а сейчас? — насмешливо спросил он, видимо находя ситуацию забавной. — Я всегда знал, что мой почерк оставляет желать лучшего, но в такие двусмысленные ситуации я еще по его милости не попадал. — Итак, — продолжил гость, — вы думали, что я девушка, но, как видите, ошиблись. А разве это важно?
Важно?! Бетти не знала, что и ответить.
— Вообще-то, да, — сказала она как можно спокойнее. — Понимаете, в этом доме мы больше не живем. Мы не знали, что вы собираетесь приехать, а когда получили ваше письмо, то было уже поздно писать ответ и объяснять, какое неудачное время вы выбрали для визита…
— Что значит «не живем»? Вы-то живете тут, разве не так? — перебил Симон.
Гость стал действовать Бетти на нервы. Он молча прошел в кухню и остановился у плиты. Небольшой портфель, который Симон принес с собой, все еще лежал на полу, мокрый от растаявшего снега.
— Остальной багаж я оставил в машине. Как долго может продолжаться метель?
— Не знаю, — сухо ответила Бетти.
Она редко испытывала такую сильную неприязнь к людям, какую чувствовала сейчас к этому мужчине, хотя никакого повода как будто не было. Что же в этом самоуверенном красавце заставило ее ощущать неловкость и внутреннее беспокойство? Бетти видела себя загнанной мышкой, убегающей от огромного кота, и не хотела, чтобы этот человек вторгался в ее мир и, более того, — находился с ней рядом.
— Мм… Ну хорошо, кто-то все-таки должен знать. А где все остальные?
— Их тут нет, — мрачно ответила Бетти и со злорадством заметила, как гость изменился в лице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Традиция предков - Берристер Инга

Разделы:
Пролог12345678910Эпилог

Ваши комментарии
к роману Традиция предков - Берристер Инга



Вот у меня вопрос Неужели все девственницы после 20 такие дуры?
Традиция предков - Берристер ИнгаЛена
3.02.2012, 13.06





Читая анотацию я надеялась найти в этой книге страсть, полную отдачу чувтвам и любви, а прочла лишь о непроходомой глупости и цеплянии за страхи, которых собственно и нет
Традиция предков - Берристер ИнгаНаденька
18.10.2012, 3.18





У ГГ интимофобия и брак с мужчиной у которого секс не на первом месте - это хороший вариант.
Традиция предков - Берристер ИнгаIRMA
11.12.2012, 6.35





Один раз прочитать можно. 7/10
Традиция предков - Берристер ИнгаВикки
27.07.2015, 19.15





Одноразовый роман:4/10.
Традиция предков - Берристер Ингаязвочка
27.07.2015, 21.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100