Читать онлайн Счастье напоказ, автора - Берристер Инга, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастье напоказ - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастье напоказ - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастье напоказ - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Счастье напоказ

Читать онлайн

Аннотация

Она была последней женщиной на свете, на которой он бы женился. А он — самым нежеланным мужчиной из всех живущих на земле. Но волею судеб им пришлось не только сочетаться браком, но и оказаться в одном доме, разыгрывая из себя счастливую супружескую пару под бдительным оком ненавистного родственника, жаждущего разоблачить обман. Но что, если от обоюдной ненависти до любви тоже один шаг? Да и была ли эта ненависть?


Следующая страница

1



В свои двадцать три года Имоджен оказалась один на один с весьма грозным противником, претендующим на наследство. И виновником сложившейся ситуации, как ни странно, стал дед, не успевший переписать завещание.
Итак, как утверждал мистер Мартин, выход у нее был только один…
«Даг, ты жениться на мне?.. »
Имоджен нервно прошлась по спальне — лицо напряжено, руки сжаты в кулаки, а обычно ясные глаза затуманены. Снова и снова она мысленно повторяла одни и те же слова, но по-прежнему не была уверена, что сможет произнести их вслух.
— Ты женишься на мне? Ты женишься на мне? Ты женишься на мне? Ты женишься на мне?
Все-таки ей это удалось! И хотя вопрос про звучал совсем не так твердо и уверенно, как хотелось бы, но, по крайней мере, он прозвучал. А раз первый этап позади, то, без сомнения, удастся преодолеть и следующий.
Тяжело вздохнув, Имоджен взглянула на телефон. Хватит раздумывать, пора решиться и покончить с этим.
Но только не здесь. Только не сидя на кровати в своей спальне, в то время как…
Имоджен быстро отвела взгляд от красиво го, девственно белого покрывала, затканного цветочными букетиками. Ей было четырнадцать, когда она выбирала его вместе с мамой, а теперь уже почти двадцать три. Двадцать три, но она наивна и застенчива, как девочка. Так, по крайней мере, ей говорили, и Имоджен не надо было напоминать, кто именно. Выйдя из спальни, она направилась вниз по лестнице. Надо воспользоваться телефонным аппаратом, установленным в комнате, служившей кабинетом отцу и деду. Произнести эти слова именно там казалось ей более соответствующим моменту.
Подняв трубку, Имоджен трясущейся рукой набрала номер, напряженно вслушиваясь в раз давшиеся на другом конце провода гудки.
— Дагласа Уоррена, пожалуйста, — сказала она ответившей ей секретарше. — Говорит Имоджен Энсли.
Ожидая соединения, Имоджен невольно закусила губу — детская привычка, казавшаяся ей давно преодоленной.
— Так делают только дети, — заметил Даг, когда ей было восемнадцать. — Женщины же…
Он замолчал, и его иронический взгляд не вольно заставил Имоджен спросить:
— А что же делают женщины?
— Неужели не знаешь? — насмешливо протянул он. — Женщинам же, моя дорогая, невинная Имоджен, подобные отметины… — Даг медленно провел пальцем по ее нижней губе, остановившись на вмятинках от двух маленьких зубов, и вызванное этим прикосновением ощущение заставило девушку невольно вздрогнуть, — оставляют любовники… очень пылкие любовники.
И конечно же рассмеялся, увидев, что она вспыхнула. В этом был весь Даг. В те времена он вел себя как бандит с большой дороги, не обращающий внимания ни на кого и подчиняющийся, по словам деда, только своим законам и правилам. Однако, как подозревала Имоджен, дед, хотя никогда и не признавался в этом, испытывал к Дагласу Уоррену некоторую слабость…
— Имоджен, в чем дело? Что-то случилось?
Резко отдавшийся в ухе голос заставил девушку изо всех сил сжать трубку — невольная и привычная реакция. Хотя, повзрослев, Имоджен научилась игнорировать издевательские, полные подтекста замечания, которыми Даг по-прежнему время от времени любил мучить ее.
Правда, с другими женщинами он вел себя иначе, с ними он был сплошное очарование и теплота. Видимо, Даг просто не воспринимал ее как женщину, а только…
— Имоджен, ты меня слышишь?
Раздражение в его голосе вернуло Имоджен к реальности.
— Да, я тебя слышу. Даг… Даг, мне нужно кое о чем спросить тебя. Я…
— Я не могу сейчас разговаривать, Имоджен. Жду важного звонка. Послушай, давай я заеду вечером и мы обсудим все, что тебе нужно.
— Нет… — запаниковала Имоджен. Подобные признания лучше делать на безопасном расстоянии. Одна мысль о том, чтобы попросить его жениться на ней, предложить себя, глядя ему в глаза… — Нет!
Но Даг уже повесил трубку.
Имоджен печально огляделась вокруг. Этот дом в Пасадине построил дед, когда начал пре успевать в ресторанном бизнесе. В нем родился ее отец, и здесь же появилась на свет Имоджен. Она не мыслила себя без знакомых интерьеров без вида из окон на заснеженные вершины Сан-Габриеля или океанский простор, без шума прибоя. Дом был не слишком шикарен и даже не; слишком велик. Но, по мнению Имоджен, чересчур обширен для одного человека или даже одной семьи, особенно когда, как ей было известно по работе в приюте, слишком много людей отчаянно нуждались в крыше над головой;
— И что бы ты сделала, если бы тебе представилась возможность распорядиться домом? — с издевкой спросил Даг, когда она недавно коснулась этого вопроса. — Отдала бы бездомным? Чтобы увидеть, как они сдерут со стен панели, чтобы пустить их на топливо?
— Это нечестно, — сердито буркнула она. — Ты передергиваешь…
Но даже Джон Харпер. заведовавший приютом и мастерскими при нем, не раз говорил, что у Имоджен недостаточно жизненного опыта, что она слишком мягкосердна, идеалистич на и ее вера в других людей превосходит всяческое разумение.
Имоджен казалось, что Джон презирает ее, — поначалу так оно и было. Он откровенно высмеивал ее манеры и произношение, осуждал за относительное богатство, а еще больше за то, как оно было нажито, и сравнивал ее образ жизни с образом жизни обитателей приюта.
— Работаешь ради любопытства, не так ли? — насмехался он.
— Нет, не так! — возражала Имоджен. — Мои деньги… мое богатство, как ты это называешь, лежат в трастовом фонде, и я не могу тронуть основного капитала, даже если захочу. А если я найду себе настоящую, оплачиваемую работу, то отниму ее у того, кому она необходима для поддержания жизни.
Постепенно их отношения с Джоном улучшились. Чего нельзя было сказать об отношениях Джона с Дагласом Уорреном. Или, точнее, Джон ненавидел Дага, а последний был выше того, чтобы вообще обращать на кого-либо внимание. Собственно говоря, Имоджен иногда сомневалась в том, способен ли Даг испытывать обыкновенные человеческие эмоции.
Она знала, как ненавистно было Джону идти на поклон к Дагу за деньгами на приют и мастерские, но тот был одним из богатейших людей в округе.
— Он представляет собой довольно редкую комбинацию, — однажды сказал ей отец. — Весьма талантливый архитектор, удачливый предприниматель и в то же время человек высоких принципов, чего трудно ожидать в наше время.
— Надменный негодяй. Мерзавец, пренебрегающий нуждами сирых и убогих! — так отзывался о нем Джон.
— Обворожительный! — восторженно шептала школьная подруга Имоджен.
Вышедшая замуж и уже, по всей видимости, успевшая разочароваться в муже, она смотрела на Дага с голодной жадностью, казавшейся Имоджен не только неприличной, но и до некоторой степени унизительной. Будто Аннабел, с ее страстными взглядами, постоянно направленными в сторону Дага, не слишком тактичными намеками и как бы случайными прикосновениями, только подчеркивала ее собственную чувственную незрелость.
Имоджен прекрасно понимала, что Даг считает ее наивной и неопытной. Ну и что с того? Разумеется, его замечания и насмешки раздражали ее, а иногда даже причиняли боль. Но Имоджен давно поклялась себе, что не заведет очертя голову с кем-либо интрижку и не будет экспериментировать с сексом ради секса. И только встретив человека, чувствующего так же, как она, человека, любящего ее и не стыдящегося признаться в этом, она забудет про осторожность и выкажет романтическую, страстную сторону своей натуры.
А пока, как считала Имоджен до недавнего времени, ей торопиться некуда. И вот сейчас она намерена сделать предложение человеку, который был явно не тем самым единственным и неповторимым, что…
Имоджен взглянула на часы. Только пять. Она знала, что он уйдет из офиса последним, а значит, не появится раньше семи или даже восьми часов. Сколько еще ждать, сколько нервничать?
Что он ответит? Наверняка рассмеется ей в лицо. При этой мысли щеки девушки вспыхнули.
А виноват во всем поверенный деда, серди то подумала она. Если бы мистер Мартин не предложил этого…
Вспоминая сказанные им перед уходом слова, Имоджен подошла к окну.
— Обещай мне, что, по крайней мере, спросишь его, Имоджен.
— Пожертвовать собой ради семейного бизнеса? Почему я должна это делать? — бросила она со злостью. — Вы же знаете мое мнение,
— А ты знаешь, что случится, если все унаследует Фил? — возразил седовласый мистер Мартин, приятель ее деда еще со школьных времен. — Он разрушит то, во что твои дед и отец вложили душу. И все эти милые, уютные ресторанчики превратятся в забегаловки с полуголыми девицами, зазывающими клиентов. Конечно, он будет грести деньги лопатой. Но об этом ли мечтал старина Роджер, упокой Господь его душу!
— В каждой семье без исключения есть белая ворона. И даже сейчас, в солидном возрасте, несмотря на внешний лоск и солидность, женитьбу и детей, в Филипе Энсли-Смите по-прежнему было что-то неприятное, сохранившееся от подростка, с удовольствием бросающего камни в соседскую кошку или привязывающего консервные банки к хвосту несчастного пса.
Может быть, на первый взгляд и казалось, что в своей деятельности он никогда не преступал закон. Однако отец Имоджен частенько повторял, что сводный братец, несомненно, занимается темными делишками. Ее отец…
Оторвав взгляд от окна, Имоджен перевела его на письменный стол, где стояла фотография ее родителей, сделанная в день их бракосочетания.
Отказаться от наследства значило предать память людей, которых Имоджен любила. И покинуть дом, где она выросла, ибо у нее не было бы средств содержать его. Разумеется, ей нравился дом, но он не вызывал у нее собственнических чувств, скорее наоборот. Проходя по его многочисленным комнатам, Имоджен ощущала не гордость, а вину. Если бы только дело обстояло по-иному. Если бы Фил был другим человеком, она была бы счастлива уехать отсюда, купить или снять маленький домик в другом городе и посвятить все свои силы и время обездоленным. : — Но разве можно было поступить подобным образом в сложившихся обстоятельствах? с — Фил уничтожит все, что связано с имена ми Роджера и Николаев Энсли, — увещевал ее мистер Мартин. — Добропорядочные; граждане будут стыдливо отводить взгляды, проходя мимо тех мест, где некогда с удовольствием проводили время вместе с членами семьи.
— Нет, он не сделает этого, — возразила Имоджен. — Каждый ресторан имеет свой архитектурный облик, а их интерьеры — настоящие произведения искусства.
— Ты же знаешь Фила. Он без труда найдет кого-нибудь, кто поклянется в том, что просто неправильно понял данные ему инструкции. Как ты думаешь, долго ли продержится произведение искусства против пары решительных людей с внушительной пачкой долларов в карма не? И разумеется. Фил устроит так, что не будет иметь к этому никакого отношения. Некогда он возненавидел твоего деда и не успокоился до сих пор, уж поверьте мне, старику. Неужели тебе все равно…
— Конечно, не все равно! — воскликнула Имоджен. — Но что я могу поделать? Вы знаете пункты идиотского завещания не хуже меня. В случае если его родной сын умрет раньше него, дело переходит к приемному сыну, если нет единокровного родственника, состоящего в браке или вступившего в него не позже чем через три месяца после его смерти и способного иметь наследника. Он составил это завещание сто лет назад, когда женился во второй…
Имоджен замолчала, к горлу подступили слезы. Трагическая смерть отца и последовавшая за ней смерть деда стали событиями, в которые Имоджен до сих пор с трудом верила.
— Фил как наследник удовлетворяет всем условиям завещания, и он…
— Но ближайший единокровный родственник твоего деда — это ты, — напомнил ей мистер Мартин.
— Верно, но я не замужем. И не собираюсь замуж, по крайней мере в ближайшие три месяца, — сухо заметила Имоджен.
— Ты можешь оказаться замужем, — с расстановкой произнес почтенный старец, — с помощью фиктивного брака. Брака, который позволит тебе выполнить условия завещания и от которого впоследствии можно будет легко и быстро избавиться.
— Фиктивный брак? — Имоджен ошарашено уставилась на поверенного.
Все это напоминало сюжет какого-нибудь любовного романа Виктории Холт — прекрасный сюжет с налетом авантюризма, но абсолютно невозможный в реальной жизни.
— Нет, — ответила она, тряхнув при этом головой столь энергично, что кудри разлетелись во все стороны.
Нетерпеливым жестом Имоджен смахнула их с лица. Волосы были ее проклятием — густые, темные, они, казалось, жили собственной жизнью. Сколько бы она ни пыталась привести не покорную гриву в порядок, та поднимала бунт и превращалась в спутанную массу сразу, как только за Имоджен закрывалась дверь парикмахерской. Поэтому со временем она отказалась от попыток справиться с ней.
— Об этом не может быть и речи… Кроме того, для брака, даже фиктивного, требуются двое, а я и подумать не могу о ком-нибудь, кто…
— Зато я могу, — поспешно перебил ее мистер Мартин.
Может быть, ей показалось, но в его словах как будто проскользнула какая-то странная нотка. Имоджен с подозрением покосилась на поверенного.
— И кто же это?
— Даглас Уоррен, — ответил мистер Мартин заставив Имоджен изумленно ойкнуть и опуститься в первое попавшееся кресло.
— Только не он, — твердо заявила она секунду спустя. — Нет, никогда.
— Он был бы идеальной кандидатурой, — с энтузиазмом продолжил мистер Мартин, как будто не слыша ее. — В конце концов, он никогда не делал секрета из того, как ему хочется прибрать к рукам бизнес Энсли. Его архитектурно-строительная фирма и раньше сотрудничала с твоими отцом и дедом, и именно его стараниями рестораны приобрели столь привлекательный вид. А так в ведении Дагласа, как говорится, окажется и воз ведение, и эксплуатация зданий.
— Все верно, — сухо подтвердила Имоджен, вспоминая, как часто Даг засыпал деда и отца предложениями на выгодных для них условиях приобрести акции семейного предприятия. — Но если уж Дагу так нужно все это, он всегда может договориться с Филом, — возразила она.
Брови мистера Мартина поползли вверх.
— Побойся Бога, Имоджен. Ты же знаешь, что Фил ненавидит Уоррена почти так же сильно, как ненавидел твоего деда.
Имоджен вздохнула. Да, это действительно было так. Даг и Фил были старыми деловыми соперниками, и отец как-то упомянул, что не было ни одного столкновения между ними, из которого Даг не вышел бы победителем. Фил скорее обанкротится, чем уступит Уоррену.
— Разговор идет лишь о деловой договоренности между вами, о простой формальности, которая позволит выполнить условия завещания. А со временем брак можно будет расторгнуть. Ты продашь бизнес Дагласу Уоррену на весьма выгодных для себя условиях, и…
— Со временем? Когда же это? — подозрительно спросила Имоджен.
— Через год… может быть, через два… — Мистер Мартин пожал плечами, не обращая внимания на возмущенный возглас девушки. — В конце концов, ты ведь не собираешься сейчас выходить замуж за кого-нибудь другого, так ведь? А если не так, то вопрос вообще отпадает и нет никакой необходимости связываться с Дагом.
— Я не пойду на это, — твердо заявила Имоджен. — Ваше предложение совершенно нелепо и не реально. Уму не постижимо уже то, что вы, закон ник, предлагаете мне фиктивный брак! Что сказал бы ваш друг и мой дед, если бы узнал об этом?
— Как знать, возможно, одобрил бы мой совет… Что ж, тогда, боюсь, тебе придется смириться с потерей дела. Ведь твой дед скончался почти месяц назад.
— Я не пойду на это, — повторила Имоджен, игнорируя замечание мистера Мартина. — Как я решусь вообще просить мужчину жениться на мне, не говоря уже о Даге…
Мистер Мартин рассмеялся.
— Это же деловое предложение, вот и все.
Подумай над ним, Имоджен. Я знаю, насколько неоднозначно твое отношение к наследству, но не могу поверить, что тебе хочется, чтобы начатое твоим дедом продолжил Фил и так, как сочтет нужным.
— Разумеется, не хочется, — подтвердила '
Имоджен.
— Тогда что ты теряешь?
— Свою свободу, — неуверенно ответила она. » Мистер Мартин вновь рассмеялся, но смех быстро перешел в старческий кашель.
— О, я сомневаюсь, что Даг станет ограничивать твою свободу. Он слишком занятой человек, чтобы беспокоиться о том, чем ты станешь заниматься. Обещай, по крайней мере, что подумаешь над моим предложением, Имоджен. Я же стараюсь ради твоего блага. Если ты уступишь Филу, то будешь потом винить себя всю оставшуюся жизнь.
— И поэтому вы прибегли к моральному шантажу? — сухо поинтересовалась Имоджен. 'На сей раз, к его чести, мистер Мартин явно почувствовал себя неудобно.
— Хорошо, я подумаю, — вздохнула она, пожалев смущенного старика.
И мне пришлось не просто подумать над предложением мистера Мартина, призналась самой себе Имоджен, возвращаясь мыслями из прошлого.
«Вся твоя беда в том, что ты слишком мягкосердна… » Как часто приходилось ей слышать подобное обвинение. Слишком часто.
Но мистер Мартин был прав. Не может она позволить Филипу Энсли-Смиту одержать верх в схватке за наследство. Пусть даже пожертвовав собой. На губах ее появилась кривая усмешка, в глазах мелькнуло ироническое выражение. Как поразился бы Даг, догадайся он о ее мыслях. Много ли женщин посмотрели бы на брак с ним в таком свете? Не много. Скорее, даже ни одной!
Что ж, значит, я не от мира сего, раз не вижу ничего притягательного в этой его сексуальности, подчиняющей фактически каждую женщину, стоит только той бросить на него взгляд, размышляла Имоджен. Значит, у меня иммунитет к тому, от чего у других женщин слабеют колени и восхищенно загораются глаза, от чего они начинают невразумительно бол тать о его чарующей внешности, харизме и ауре не просто сексуального опыта, а сексуального совершенства, присущего ему, как запах изысканных духов великосветской даме.
Как ни странно, последнее, о чем они упоминали, было его богатство.
Имоджен, однако, не видела в Дагласе Уоррене абсолютно ничего привлекательного. С ее точки зрения, он был высокомерным, язвительным типом, которому доставляло удовольствие смеяться над ней.
Всего месяца полтора назад, на одном из званых ужинов, когда хозяйка дома сказала, что один из гостивших у нее родственников попросил посадить его рядом с Имоджен, случайно услышавший их разговор Даг насмешливо за метил:
— Что ж, если он надеется обнаружить женщину под этой копной волос и невзрачным платьем мышиного цвета, то будет весьма разочарован. Не так ли, детка?
«Невзрачное платье мышиного цвета», о котором он столь пренебрежительно отозвался, представляло собой долгое время разыскиваемое в различных магазинах и с триумфом принесенное домой творение неизвестного, но, вне всякого сомнения, бесконечно талантливого кутюрье. Жемчужно-серого цвета, тщательно подогнанное по фигуре, оно казалось девушке верхом элегантности.
— Не все мужчины судят о женщине по тому, как она ведет себя в постели, Даг, — процедила она тогда сквозь зубы.
— К счастью для тебя, — ответил он, нисколько не задетый ее язвительной репликой. — Потому что, если верить слухам, ты не имеешь ни малейшего понятия о том, что там делать.
Конечно, Имоджен покраснела и по ее телу разлился предательский жар, но не столько из-за его слов. В конце концов, она вовсе не стыдилась того, что не готова прыгнуть в постель с каждым мужчиной, который ее об этом попросит. А из-за того, как он смотрел на нее, из-за насмешки в его глазах и — это казалось ей самым постыдным и пугающим — из-за того, что на какое-то мгновение Имоджен действительно представила Дага в постели с женщиной. Его смуглое тело было обнаженным, его руки ласкали более бледную и нежную кожу женщины, а та льнула к нему, издавая негромкие, молящие стоны…
Разумеется, Имоджен тотчас же отогнала видение, убедив себя, что оно вызвано очередным любовным романом, содержание которого взахлеб пересказывала ей подруга накануне в кафе за чашечкой кофе.
Их конфронтация с Дагом возобновилась позднее, как раз перед тем, как он покинул ужин в сопровождении великолепной брюнетки. Но почему у этой стервы вроде бы такие же, как и у нее, Имоджен, блестящие темные волосы уложены в элегантную высокую прическу, а не торчат в разные стороны!
— Кстати, — вызывающе заметила Имоджен, когда спутница Дага на минуту отлучилась в дамскую комнату, — в наше время разумнее не иметь многочисленных сексуальных партнеров.
— Теперешнее время, несомненно, этому не способствует, — вежливо согласился Даг. — Особенно…
— Особенно — что? — дерзко спросила она.
— Особенно для тебя, — спокойно продолжил Даг.
Появление брюнетки не позволило Имоджен достойно ответить…
Фиктивный брак с Дагласом Уорреном! Должно быть, она сошла с ума, позволив мистеру Мартину уговорить ее согласиться на столь безумную затею. Но ему все-таки это удалось, и обратного пути не было. Настолько ли Дагу нужно дело Энсли, чтобы он согласился? Наполовину она надеялась, что нет. Наполовину?..
— Ладно, Имоджен, в чем дело? Но если ты насчет очередного взноса на благотворительные мастерские, где делают никому не нужные табуретки, то предупреждаю, сейчас я не в под ходящем настроении…
Имоджен уставилась на вошедшего в холл Дага. Сердце ее билось так сильно, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Она не помнила, чтобы когда-нибудь нервничала до такой степени, — даже когда отец узнал о том, что она ночью тайком бегала на свидание к Майку Чальеру…
Но сейчас было не время предаваться воспоминаниям. Даг явился немного раньше, чем она предполагала. И хотя вид его, одетого в дорогой темный костюм, пошитый на заказ, и не менее дорогую белоснежную сорочку, был ей вполне привычен, Имоджен ожидала от себя подобной реакции.
Правда, он смутил бы ее, даже будучи одет проще. И вовсе не из-за роста, широких плеч и подтянутой мускулистой фигуры, при виде которой охали и вздыхали подруги.
Было нечто в выражении его лица, манере поведения, что отличало Дага от других муж чин. Аура силы и уверенности в себе, самобытная мужественность, настолько ярко выраженная, что признавалась даже самой Имоджен. Да, признавалась мной, но никогда меня не привлекала, резко одернула себя девушка. Даг не принадлежал к ее типу мужчин. Ей нравились другие, более теплые и мягкие… более достижимые, более… более человечные и менее… Менее сексуальные?
Она нервно прокашлялась.
— В чем дело? — сухо спросил Даг. — Ты смотришь на меня, как кролик на удава.
— Я не боюсь тебя, — возразила уязвленная Имоджен.
— Рад слышать это. Послушай, утром мне надо лететь в Финикс, а перед этим прочитать массу документов. Так что будь хорошей девочкой, скажи, чего тебе надо, только не давай обратный ход и не говори, что это неважно. Мы с тобой прекрасно знаем, что иначе ты никогда бы не позвонила мне.
Звучащая в его голосе ирония заставила Имоджен слегка нахмуриться. А Даг, не отрывая от нее нетерпеливого взгляда, расстегнул пиджак и ослабил узел галстука.
Это движение заставило Имоджен напрячься.
— Давай же, Имоджен, не начинай свои игры. Сейчас мне не до них.
Словесному предупреждению сопутствовал взгляд исподлобья, напомнивший Имоджен о прежних грехах и о том, как безжалостно он за них наказал ее.
Она нервно сглотнула. Отступать было поздно. Собрав всю свою храбрость, Имоджен набрала полную грудь воздуху.
— Даг, я хочу, чтобы ты женился на мне!




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Счастье напоказ - Берристер Инга

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Счастье напоказ - Берристер Инга



Роман просто чудеснейший, читается на одном дыхании...
Счастье напоказ - Берристер ИнгаАврора
16.12.2010, 16.02





чудо!!! прекрасная красивая страстная любовная история борьба двух влюбленных сердец
Счастье напоказ - Берристер Инганаталия
23.08.2011, 16.22





все так наиграно. Вообщем не понравилось!
Счастье напоказ - Берристер Ингалори
21.01.2012, 16.59





Боже! Какая ДУРА эта главная героиня и мне было искренне жаль Дага.
Счастье напоказ - Берристер ИнгаЛена
22.01.2012, 22.32





А мне вообще не понравился данный роман.Бред...
Счастье напоказ - Берристер ИнгаНИКА*
1.02.2013, 21.11





не знаю, чем не понравился роман,как для меня все в нем есть-любовь, страсть,прекрасное окончание 10/10
Счастье напоказ - Берристер Ингаatevs17
30.10.2013, 21.04





По мне вполне читабельно,на вечерок сойдет. Да согласна главная героиня наивна, но по своими вполне приятна. Не всемже быть Анной Карениной.... 8 из 10.
Счастье напоказ - Берристер ИнгаДамочка
26.03.2014, 13.32





Хороший роман. И ничего героиня не дура, а просто застенчивая молодая женщина, которую пугает чувственное влечение. Герой очень понравился. Только было несколько непонятных моментов. Например, какие это такие звуки, доносящиеся из ванной, сводили ее с ума, так что она аж подушкой голову закрывала? Дрочил он там что ли?.... Вообще из множества романов про фиктивные браки этот один из самых приятных имхо.
Счастье напоказ - Берристер ИнгаРазвратница
26.03.2014, 18.21





Непогано, окремо хочеться відзначити кінець роману...
Счастье напоказ - Берристер ИнгаКіра
15.10.2014, 22.44





Роман удивительно нежный,невинный и страстный!прочитав,начинаешь верить в любовь и радоваться жизни!
Счастье напоказ - Берристер ИнгаМолдир
25.06.2015, 19.19





Ну и имена у героев. Героиня не нормальная. Герой хоть внимательный, нормальный. 8/10
Счастье напоказ - Берристер ИнгаВикки
21.07.2015, 22.31





Очень понравилось, героиня чудесная, наивная, чистая, но не глупая, и герой тоже на уровне. Жалко что роман закончился, не отказалась бы от продолжения.
Счастье напоказ - Берристер ИнгаЕлена
22.07.2015, 12.17





На 8б.
Счастье напоказ - Берристер Ингаларик
23.07.2015, 10.40





не понравился.... главная героиня действительно дура наивная! весь роман построен на недосказках и домыслах ГГ. роман на 3...
Счастье напоказ - Берристер ИнгаЛилия_89
27.07.2015, 16.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100