Читать онлайн Разумное стремление, автора - Берристер Инга, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разумное стремление - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 229)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разумное стремление - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разумное стремление - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Разумное стремление

Читать онлайн


Предыдущая страница

9

Оливия!
Маргарет напряглась и подняла голову с груди Джорджа. Потрясение, испытанное при виде Джорджа, бегущего к ней через лужайку, а затем обнимающего, прижимающего ее, шепчущего ее имя, гладящего волосы, утешающего с нежностью и заботой, лишило Маргарет всякой способности сопротивляться ему. Но сейчас она внезапно вернулась с небес на землю.
Она слышала страдание в его голосе и понимала, что оно вызвано беспокойством за дочь. Маргарет разрывалась между желанием немедленно успокоить его, сказать, что ничего не случилось, и шокирующей ревностью к Оливии за то, что именно она — предмет этой тревоги, этой заботы… этой любви.
Боже, как ее может обижать то, что Джордж любит Оливию, ведь она его дочь?
Он еще крепче стиснул Маргарет в объятиях. И она услышала его тихий стон, почувствовала, как Джордж перевел дыхание.
— Маргарет… милая. Посмотри на меня. Скажи мне, что случилось.
«Милая»… Он снова назвал ее «милая». Удивление заставило Маргарет поднять голову и взглянуть на него.
— Нет, не Оливия, — с трудом произнесла она. — У нее все в порядке.
— Не Оливия?
Джордж нахмурился. И Маргарет напряглась, ожидая, что он оттолкнет ее, отойдет в сторону… отвергнет ее. Однако, хотя объятия немного ослабели, когда тревога покинула его, он не отпустил ее, а рука, которая, успокаивая, гладила Маргарет по голове, легла теперь на шею, лаская и расслабляя напряженные мышцы.
— Тогда что же?
Он так пристально вглядывался в лицо Маргарет, что она не выдержала и отвела глаза. Взгляд Джорджа задержался на ее губах, и она так остро ощутила его, словно это было реальное прикосновение.
Нежная плоть губ горела и так пересохла, что ей просто необходимо было увлажнить ее — приоткрыть рот и погасить это горячее сухое жжение кончиком языка.
— Маргарет… — Хриплый требовательный голос Джорджа заставил ее вздрогнуть и снова посмотреть ему в глаза. — Но ведь ты плакала. — Он провел пальцем по дорожке, оставленной слезами на ее щеке. — В чем же тогда дело?
Она покачала головой, не в силах ответить. И как раз в этот момент перед ее лицом возник огромный сонный шмель. Маргарет мотнула головой, чтобы уклониться от него, и ее волосы скользнули по лицу Джорджа. Он поднял руку, его пальцы запутались в шелковистых прядях. А затем, когда она взглянула на него округлившимися испуганными глазами, произнес ее имя низким, срывающимся голосом и склонился к ней.
Словно зачарованная Маргарет ждала, не в силах ни высвободиться из его объятий, ни оторвать взгляда от его. рта. Только когда Джордж наконец приник к ее губам, Маргарет закрыла глаза, содрогаясь всем телом от нетерпения и предвкушения.
Рука Джорджа коснулась ее лица. На мгновение нежно прижавшись к щеке, пальцы скользнули к затылку, принимая на себя вес ее запрокинувшейся головы.
От его кожи исходил горячий мускусный запах, усиливающий ее собственное возбуждение, заставляющий теснее прижиматься к нему.
— Маргарет…
При звуке голоса Джорджа мороз пробежал по ее коже. Его интонации не требовали ни перевода, ни объяснения. Они были столь же красноречивы, как и яростный напор его тела.
Она возбуждала его и он хотел ее! Маргарет наполнила ликующая радость оттого, что он так точно угадывает, что ей нужно.
— Я так хочу тебя, — дрожащим голосом прошептал Джордж ей на ухо. — Я очень, очень тебя хочу…
Он целовал ее. И Маргарет самозабвенно отвечала на поцелуи, еще плотнее прижимаясь к Джорджу, скользнув руками под его пиджак. Ее сердце яростно забилось, когда характер поцелуев изменился — медленный нежный напор уступил место чему-то иному, более требовательному.
Рассудок непрестанно пытался докричаться до Маргарет, предупредить, урезонить ее. Однако чувства были глухи к его зову. Они хотели слышать совсем иное — прерывистое дыхание Джорджа, тихий звук скольжения его рук по ее телу…
Сад, окружающий их, был напоен сильными ароматами цветущих растений. На этой неделе не было дождей. И когда Джордж опустил Маргарет на лужайку, она ощутила тепло. исходящее от земли, уловила свежий запах примятой травы — высокой в тени под деревьями и низкой и мягкой рядом с ее лицом. Не открывая глаз, она повернулась к Джорджу, жаждя возобновления прерванного поцелуя.
Он медлил, поглаживая ее щеку подушечкой большого пальца. Маргарет, подняв веки, увидела в его глазах невысказанный вопрос. Ее сердце затрепетало. Существовала сотня — нет, тысяча! — причин, по которым ей не следовало этого делать, но все они не имели ни малейшего значения.
Она потянулась к Джорджу, обхватила дрожащими руками его предплечья, помогла снять пиджак. Маргарет смотрела в его потемневшие глаза, и от сознания того, что она способна вызывать в нем такое сильное желание, у нее кружилась голова.
— Здравый смысл подсказывает мне, что нам не стоит этого делать, — задыхаясь проговорил Джордж и склонился к ней. — Но сейчас мне ничего так не хочется, как сжимать тебя в объятиях. Помнишь, как это обычно у нас бывало?
Помнит ли она?.. Ее глаза стали огромными и черными, в них отразилось его желание. Она притянула Джорджа к себе дрожащими руками.
— Боже, сколько раз я мечтала вот так обнять тебя!
Джордж расстегнул ряд крошечных пуговок на ее блузке, открывая ее тело вечерним солнечным лучам и прикосновениям своих рук и губ.
Маргарет содрогнулась и, стиснув зубы, постаралась сдержать чувства, которые рвались наружу. Прикосновения его губ были такими знакомыми, такими нежными, такими восхитительными.
Ее руки словно сами собой поднялись и сомкнулись на его затылке. Тело призывно изогнулось, когда Джордж ладонями накрыл ее обнаженные груди, а его губы коснулись нагретой солнцем кожи.
— Ты так красива!.. Так красива!
От благоговения и изумления, звучащих в его голосе, у Маргарет перехватило дыхание, а вид темноволосой головы у своей груди был потрясающе трогателен. Она уже была женщиной, а не девушкой. И все эти двадцать лет ей даже не приходило на ум думать о своем теле в сексуальном смысле. Сейчас же она внезапно обнаружила, что почти боится того, как выглядит, ведь между телом двадцатилетней женщины и тридцативосьмилетней не может не существовать разницы. Но Джордж тоже изменился внешне, и, на ее взгляд, только к лучшему.
Он поцеловал впадинку между ее грудями, касаясь языком кожи, а затем сами груди. Поцелуи его были осторожными, нежными, словно Джордж опасался обидеть ее.
Когда он отстранился, заботливо накрыв ее грудь блузкой, испытываемые чувства, должно быть, отразились в глазах Маргарет, поскольку и выражение глаз Джорджа изменилось. Они потемнели и сверкали, а его голос звучал почти грубо, когда он произнес:
— Дело не в том, что я не хочу. Просто я боюсь, что как только это случится… я потеряю самообладание, смогу невольно оскорбить тебя… Я так долго, так долго об этом мечтал, желал тебя, тосковал по тебе… — Заметив, что Маргарет плачет, Джордж оборвал себя и резко спросил: — В чем дело? Что я сказал не так? Если ты хочешь, чтобы я остановился…
Логика требовала дать утвердительный ответ, но Маргарет отказывалась внимать ей. Джордж теперь сидел, тревожно вглядываясь в ее лицо. Его глаза были печальны, а тело напряжено.
Маргарет тоже села, отрицательно качая головой и понимая, что не может поведать ему о том, что творится у нее на сердце, не может просто сказать ему, что любит его… Она ни за что не решится рискнуть и отравить чудо происходящего неуклюжими объяснениями и расспросами.
Она уже не девочка, старающаяся соответствовать ожиданиям окружающих. Она женщина и вольна принимать собственные решения. Признавшись сейчас Джорджу в своей любви, показав, как она хочет его и стремится к нему, Маргарет вновь поставит себя под удар… Ее чувства касаются ее одной, и никого больше.
Стараясь не растерять храбрости, Маргарет протянула к нему руки. Пальцы дрожали, когда она расстегивала пуговицы его рубашки.
Мгновение Джордж оставался неподвижным. А затем, поняв, что она делает, стал помогать ей, срывая с себя рубашку с такой силой, что еще нерасстегнутые пуговицы отлетали в сторону. Маргарет рассмеялась. Отчасти этот смех был вызван нервным напряжением, а отчасти — потрясением при виде оголенного торса Джорджа.
Поразительно, как сильно вид обнаженной мужской груди подействовал на нее!
Маргарет поцеловала его в шею — сначала нерешительно, осторожно… Под ее губами трепетала жилка. Она приложила к ней пальцы, отметив бешеное биение пульса. Маргарет почувствовала, как под другой ее рукой завитки волос на его теле стали влажными, а сосок отвердел. Постепенно ее поцелуи становились все более смелыми, более нетерпеливыми.
Она услышала, как Джордж застонал, и от этого стона у нее закружилась голова. Затем ощутила тепло его руки на своей спине, восхитительно возбуждающее прикосновение его волос к своей груди, когда Джордж притянул ее к себе и, прикоснувшись губами к уху, прерывистым шепотом предупредил:
— Маргарет, не надо. Пожалуйста, не делай этого, если не хочешь меня так же, как я хочу тебя.
Она неохотно оторвала губы от его шеи. Ее глаза были затуманены, лицо разрумянилось от любви и желания.
— Разве не очевидно, что я… хочу тебя? — неверным голосом спросила Маргарет, опустив взгляд на отвердевшие вершинки своих грудей.
Джордж проследил за ее взглядом. Она почувствовала, как у него перехватило дыхание, и увидела, как горячая волна крови прилила к коже.
Он накрыл ее грудь ладонями, шепча ее имя. Его голова склонилась.
Поначалу теплые прикосновения губ Джорджа были сдержанными, контролируемыми. Но все равно тысячи воспоминаний нахлынули на Маргарет, и, отвечая как на них, так и на его ласки, она изогнулась, пальцами впилась ему в плечи. В горле зародился приглушенный вскрик желания, тело сотрясало вожделение.
Это свело на нет самообладание Джорджа. Внезапно ставший настойчивым и требовательным, напор его рта заставил Маргарет прильнуть к нему и забормотать запретные слова мольбы и одобрения. Она извивалась под ним, вне себя от удовольствия, которое он доставлял ей.
Даже яростный скрежет зубов, когда Джордж окончательно потерял контроль над собой, стал для нее острым чувственным удовольствием, свидетельством полноты его желания.
Соприкосновение обнаженных тел, когда они наконец освободились от одежды, по крайней мере у Маргарет, вызвало знакомое ощущение, что достаточно лишь одного поцелуя, одного прикосновения, чтобы мир взорвался ослепительным фейерверком… Когда ее тело напряглось, Джордж взглянул на нее и хрипло спросил:
— Что случилось? Если ты передумала, если хочешь остановиться…
Маргарет покачала головой, не в силах говорить, и приложила его руку к своему телу так, чтобы он сам понял, как она хочет его. Легкий румянец окрасил при этом ее щеки.
Возможно, в юности она так не поступала бы. Она вообще не относилась к тем, кто демонстрирует свои сексуальные потребности. Однако сейчас Маргарет не смогла бы притвориться, что не хочет его, а признаться в своем желании у нее не хватало мужества.
Она вспомнила, что когда-то, в самом начале их совместной жизни, вид обнаженного тела Джорджа смущал ее… Нет, не отпугивал, но она чувствовала себя немного неловко. Сейчас же ее радовала внутренняя раскрепощенность, с которой она смотрела на возлюбленного, прикасалась к нему, наблюдала за тем, какую реакцию вызывает каждая ее ласка.
Маргарет видела, что Джордж хочет ее, и это увеличивало ее нетерпение. Она склонилась и прикоснулась к нему губами, чувствуя знакомый острый спазм внутри и содрогаясь от силы своего желания.
Закрывая глаза, она слышала, как Джордж пробормотал:
— Маргарет… О Боже, Маргарет…
А потом он обнял ее и притянул к себе. Он овладел ею так неожиданно, с такой стремительностью, словно знал наверняка, как именно она жаждет ощутить его внутри себя. И Маргарет вскрикнула, не в силах молчать об испытываемом наслаждении, задвигалась с ним в такт, шепча слова восторга и нетерпения…
Финал был бурным и одновременным. Мощный взрыв чувственности окончательно обессилил Маргарет, и она прильнула к Джорджу, дрожа и испытывая восхитительное головокружение.
А он, коснувшись губами ее уха, прерывисто прошептал:
— Все эти годы не было дня… часа, когда бы я ни хотел тебя, ни тосковал по тебе, ни вспоминал, как это у нас было. Но сейчас я понял, что воспоминания — лишь бледная тень действительности. И это к счастью, потому что я не смог бы жить воспоминаниями, зная, что…
Маргарет открыла глаза и недоуменно посмотрела на него.
— Так, значит, у тебя ничего не получилось с ней… с женщиной, ради которой ты меня оставил, — голосом, полным боли произнесла она.
— Что? — Джордж обхватил ладонями ее лицо, чтобы она не отвела взгляда. — Какая другая женщина? — хрипловато спросил он. — Никакой другой женщины не было. Я просто не разуверял тебя в этом, потому что… потому что так было проще… отпустить тебя. Я говорил себе, что поступаю правильно, если не по отношению к себе, так хотя бы по отношению к тебе. Что ты найдешь кого-то другого, с кем родишь детей, а потом, когда узнаешь правду, будешь лишь благодарна мне.
— Так другой женщины не было?! — Маргарет никак не могла в это поверить. — Но ведь ты говорил…
Джордж покачал головой.
— Нет, это ты говорила. Я лишь сказал, что нам нужно расстаться. Я был не в состоянии придумать такую изощренную ложь, притвориться, что у меня есть другая. Я еще не пришел в себя от шока, вызванного известием о моей болезни. Меня волновало только одно: чтобы ты не узнала об этом, не разрушила свою жизнь так, как разрушена была моя.
— Не было другой женщины, — медленно повторила Маргарет. — Ты хочешь сказать, что оставил меня потому…
— Что узнал от отца о своем наследственном заболевании.
— Так ты развелся со мной только из-за этого?! Внушил мне, что я тебе не нужна, что ты больше не любишь меня, только поэтому?! — Глубочайшее потрясение, ужас, охвативший ее, отразились в голосе Маргарет. Она подняла на Джорджа огромные глаза, взгляд которых обвинял. — Неужели ты действительно считал, что я настолько слаба, настолько пуста, что, узнав правду, изменю мое отношение к тебе? Неужели ты не знал, как я тебя люблю?
Джордж побледнел как смерть.
— Нет, знал, — просто сказал он, не пытаясь оправдываться. — Но знал я также и то, как сильно ты хочешь иметь детей. Как важна для тебя семья. Если бы до нашей свадьбы мне стало известно о моем заболевании, если бы я вырос с этим знанием и если бы, встретив тебя, честно рассказал обо всем, возможно, наша жизнь сложилась бы иначе. Но ты выходила за меня, надеясь, что у нас будут дети. Ты говорила, как много они для тебя значат, помнишь? Разве я имел право одной лишь фразой уничтожить твои надежды на будущее?
— Но я любила тебя… тебя, а не некоего мифического отца моих будущих детей, которых еще даже не зачала! — с негодованием возразила Маргарет.
— Это ты теперь так говоришь. Подумай, Маргарет, ты была очень молода. Я знаю, как ты любила меня, знаю, как была предана мне. Да, ты осталась бы со мной… и продолжала бы меня любить… по крайней мере, какое-то время. Но как долго продлилась бы эта любовь? Год… может быть, два… может быть, даже больше. И все это время я бы жил в постоянном страхе, что однажды ты отвернешься от меня. Что однажды твое желание иметь детей перевесит жалость ко мне. Я должен был дать тебе свободу, возможность найти кого-то другого. — Джордж внезапно замолчал, а затем требовательно спросил: — Почему ты не нашла себе другого, Маргарет?
— Ты причинил мне слишком большую боль. — Это было жестоко и несправедливо, и, едва закончив говорить, Маргарет тут же возненавидела себя и, прикусив губу, замотала головой. — Нет. Нет, это не совсем так, Джордж. Да, ты сделал мне больно, невыносимо больно. Поначалу мне просто не верилось, что, говоря о своей любви ко мне, ты думал о другой женщине. Что, если все мужчины таковы, спрашивала я себя и понимала, что еще одного предательства мне не пережить… А потом, у меня была Оливия. Она занимала все мое время, мои мысли, мое сердце. И кроме того… — Маргарет подняла голову и посмотрела ему в глаза, — теперь уже нет смысла лгать. Я не переставала любить тебя, Джордж. О, я пыталась разлюбить! Я даже уверяла себя, что преуспела в этом. Но ты снился мне по ночам, и я просыпалась в слезах, тоскуя по тебе, стремясь к тебе, любя тебя. Возможно, если бы мне удалось истребить память о тебе, у меня появился бы другой мужчина.
— Так же было и со мной. Если бы я смог забыть тебя, в моей жизни тоже, возможно, появилась бы другая женщина. Я пытался представить себе это. Какая-нибудь разведенная матрона с парой детишек, которой уже ничего не нужно. Это казалось идеальным решением. Но воспоминания о нашей любви лишали меня всякого желания стремиться к подобной близости с кем-либо кроме тебя. Я не мог забыть тебя все эти потерянные годы, Маргарет. Я не в состоянии дать тебе больше, чем мог дать двадцать лет назад. Однако если это поможет, знай: я никогда не переставал любить тебя. Никогда не переставал жалеть о том, что все не сложилось иначе. Порой, да простят меня Небеса, я жалел даже о том, что нашел отца и узнал то, что узнал.
Джордж содрогнулся. Маргарет протянула руку и ласково прикоснулась к нему.
— Ты должен был бы возненавидеть меня. Ведь если бы я не предложила тебе разыскать отца…
Джордж покачал головой.
— Я не смог бы возненавидеть тебя, что бы ты ни сделала. Нет, я ненавидел себя… ненавидел за то, что продолжал хотеть тебя, за то, что никогда по-настоящему тебя не отпускал.
— Если бы ты только сказал… поделился со мной, все в нашей жизни сложилось бы по-другому.
— Нет, в конечном счете ты отвернулась бы от меня… бросила бы, как отец бросил мою мать. Поколебавшись, Маргарет тихо спросила:
— Если бы ты знал о моей беременности, как бы ты поступил?
— Не спрашивай меня, — ответил Джордж. — Потому что я не знаю ответа. Судя по тому, в какой панике я пребывал, какой страх испытывал.. Прости меня, но боюсь, я бы захотел, чтобы ты сделала аборт. — Увидев выражение ее лица, он закрыл глаза. — Прости меня, Маргарет, но я не могу тебе лгать. Больше не могу. Тогда я еще не пришел в себя от чудовищной правды: я — носитель болезни, мой отец отказался от меня… Знаю только, что я попытался бы оправдать мое решение, сказав, что принял его, стремясь защитить тебя, спасти наш брак. Риск был слишком велик. Даже когда мне впервые пришло в голову, что Олли, возможно, моя дочь, сильнее всего во мне звучал страх. Я боялся, что вы обе отвернетесь от меня, что ты станешь винить меня в том, что забеременела… в том, что я был так беспечен.
— Скорее уж беспечной оказалась я, — кривовато улыбнувшись, сказала Маргарет.
— Ты должна презирать меня за то, что я почувствовал, когда узнал, что у меня есть дочь. Я ведь даже хотел, чтобы Оливия отказалась от возможности когда-либо иметь детей. Но мы встретились, я увидел ее и внезапно осознал, что это моя дочь, мой ребенок. Это было как чудо… Я испытал благоговение… Нет, я не в силах описать, что почувствовал тогда. Казалось, я вышел из кромешной тьмы, в которой блуждал долгие годы и которая настолько стала частью моего существования, что я едва осознавал ее присутствие. Я так привык быть одиноким, скрывать от друзей истинную причину моей холостяцкой жизни, отсутствия семьи! И вдруг появляется кто-то, с кем я могу быть откровенным, делиться тем, что наболело. И этот кто-то — снова ты. Я никогда не переставал любить тебя, Маргарет. Я не имею права просить тебя об этом, но не могла бы ты… Не была бы ты против… Словом, скажи, существует ли для нас хоть какая-то возможность все начать сначала?
И Джордж с надеждой посмотрел на нее.
— Только если пообещаешь никогда, никогда больше ничего не скрывать от меня независимо от того, какую боль это может причинить любому из нас.
Лишь когда он поцеловал ее, Маргарет поняла, что на них по-прежнему нет одежды.
* * *
Около часа спустя Джордж прошептал ей на ухо:
— Если мы задержимся здесь еще немного, упадет роса, и все закончится ревматизмом. Почему бы нам не пойти в дом? Там не намного теплее и уютнее, зато есть большая двуспальная кровать.
Маргарет лениво собрала одежду и кое-как натянула ее на себя. Заметив его озорной взгляд, она коротко рассмеялась.
— Только представь, сколько развлечений тебе предстоит, когда ты снова будешь все это снимать, — поддразнила его Маргарет, когда, взявшись за руки, они шли к дому.
— Вот как? А я думал, это ты намерена поразвлечься, раздевая меня, — отплатил ей той же монетой Джордж.
Первое, что она увидела, войдя в его спальню, была фотография в серебряной рамке. Маргарет подошла к столику у кровати и взглянула на нее с удивлением. Фотография оказалась ей хорошо знакома. На ней были запечатлены она и Оливия.
— Прости. Мне не следовало брать ее, но я не смог удержаться, — виновато произнес Джордж, подходя и становясь рядом. — Прости меня, милая.
Обнимая его, Маргарет понимала, что он просит прощения не за украденную фотографию.
— Я прощаю тебя, — прошептала она, когда Джордж поцеловал ее. — Я прощаю тебя, Джордж.
* * *
Перед домом в усадьбе Эпплстоун царили оживление и суматоха. Рабочие заканчивали приготовления, вбивая последние гвозди в импровизированную трибуну и расставляя скамейки. Начальница, мисс Хопкинс, сновала тудч-сюда, отдавая распоряжения. Лужайку то и дело перебегали стайки принаряженных детей. На лицах одних были написаны уверенность и жизнерадостность; другие же — новички — смотрели на происходящее исподлобья, словно ожидая какого-то подвоха.
Сегодня должно было состояться открытие нового корпуса приюта. Все были уже в сборе, ожидалось только прибытие из Лондона председателя попечительского совета. В зарослях декоративного кустарника послышалась какая-то возня и вскрики. Мисс Хопкинс немедленно устремилась туда. Однако, подойдя поближе, она услышала рассудительный голос Джека Рейли и остановилась.
— Нет, неправда, — отвечал он какому-то взъерошенному малышу. Лестер, вспомнила мисс Хопкинс, один из пятерых детей, которых привезли к ним накануне. — Никто не собирался тебя обижать. И не маши своими кулаками. Этим ты ничего не добьешься. Если хочешь, чтобы к тебе хорошо относились, то научись уважать других.
Мисс Хопкинс усмехнулась и направилась было к дому, но в этот момент увидела, как из-за поворота выезжает большая машина семейства Пэлтроу. Радостно подпрыгнув, она устремилась ей навстречу…
После шумных приветствий и объятий все наконец расселись и стали слушать выступающих. Маргарет последней заняла место за импровизированной трибуной. Хотя она уже ничем не напоминала испуганную лань, какой казалась когда-то, нелюбовь к выступлениям осталась в ней неизменной. Она набрала в грудь побольше воздуха и оглядела собравшихся.
Дети, как всегда, оставались детьми: мальчишки дергали девчонок за косички, девчонки же о чем-то секретничали друг с другом. Воспитатели пытались призвать их к порядку, педагоги с серьезным видом приготовились слушать председателя.
Сидяший в первом ряду справа Джордж ободряюще подмигнул ей, одновременно удерживая Питера и Лиз, не понимающих, почему им не позволяют подбежать к матери. Три года назад, сразу же после свадьбы, они усыновили только что родившегося Питера, мать которого умерла во время родов, и его годовалую сестру. И ни у кого из них ни разу не возникало никаких сомнений в правильности сделанного.
Сильно пополневшая Оливия с любопытством рассматривала новый корпус. Она видела его впервые. Дом, построенный в том же, что и старый, георгианском стиле, весело смотрел на мир большими окнами. Результаты анализов, сделанных Оливии три года назад, оказались отрицательными, и теперь, ожидая ребенка, она уже не волновалась о том, кто родится — мальчик или девочка. Джонни приехать не смог — сегодня он впервые после окончания университета участвовал в судебном заседании.
Маргарет немного расстроило то, что не вся семья в сборе. Она вздрогнула, неожиданно осознав, что стоит глубокая тишина, а взгляды всех присутствующих направлены на нее. Маргарет откашлялась и произнесла:
— Видите ли… дело в том, что чужих детей не бывает. Все дети — наши, и я рада, что здесь, в Эпплстоуне это понимают.
Она посмотрела в любящие глаза Джорджа. Затем поднялась и направилась к новому зданию, туда, где краснела ленточка, которую ей предстояло перерезать.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Разумное стремление - Берристер Инга

Разделы:
Пролог123456789

Ваши комментарии
к роману Разумное стремление - Берристер Инга



Читала, обдумывала сложившуюся ситуацию. И поняла, что иногда ложь. спасает жизнь другому человеку. хотя свою жизнь может разрушить.
Разумное стремление - Берристер ИнгаЛена
12.02.2012, 23.00





Ну и дремучий главный герой.Показалось,что rnэто не современность,а средневековье
Разумное стремление - Берристер ИнгаПоли
15.03.2012, 22.44





Хорошая книга! Мне понравилось все: и сюжет, и стиль, и герои! Читать!
Разумное стремление - Берристер ИнгаОЛЬГА
7.08.2013, 16.47





очень понравилось,подруга прошла почти аналогичное,только болезнь пострашнее-лейкемия,тоже муж скрыл,когда узнал,но закончилось все хорошо,потому родители и друзья за них боролись ,за их семья и болячку победили.роман прочитала,так все напомнило...
Разумное стремление - Берристер Ингазося
12.10.2013, 12.00





Так бездарно потерять 20 лет жизни! Герой думал, что поступил благородно, но на самом деле лишил героиню выбора: 6/10.
Разумное стремление - Берристер Ингаязвочка
12.10.2013, 15.00





Мне не понравилось, это все не реально.
Разумное стремление - Берристер ИнгаАкулина
13.10.2013, 8.53





Стоит почитать.
Разумное стремление - Берристер Ингатана
28.11.2013, 23.06





Я СЧИТАЮ, ЧТО ГГ. ПРАВ, ОТКАЗАВШИСЬ ОТ СЕМЬИ, ПОСКОЛЬКУ НЕТ НИЧЕГО ХУЖЕ ГОРЯ ЗНАТЬ , ЧТО ТВОЙ РЕБЕНОК МОЖЕТ БЫТЬ НЕСЧАСТНЫМ. СЛАВА БОГУ, ЧТО ВСЕ ХОРОШО ЗАКОНЧИЛОСЬ.
Разумное стремление - Берристер ИнгаВАЛЕНТИНА
2.02.2014, 17.27





Я СЧИТАЮ, ЧТО ГГ. ПРАВ, ОТКАЗАВШИСЬ ОТ СЕМЬИ, ПОСКОЛЬКУ НЕТ НИЧЕГО ХУЖЕ ГОРЯ ЗНАТЬ , ЧТО ТВОЙ РЕБЕНОК МОЖЕТ БЫТЬ НЕСЧАСТНЫМ. СЛАВА БОГУ, ЧТО ВСЕ ХОРОШО ЗАКОНЧИЛОСЬ.
Разумное стремление - Берристер ИнгаВАЛЕНТИНА
2.02.2014, 17.27





Растянуто описание переживаний гл.г., а так, присоединяюсь к мнению Язвочки.
Разумное стремление - Берристер ИнгаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.11.2015, 9.24





Невозможно представить, что так бездарно прошло 20 лет... Читая этот роман, очень сопереживала чувствам Маргарет и Джорджа, ведь всё действительно могло в их жизни быть по-другому, но, скорее всего, без Оливии... Очень впечатлил и сам сюжет, и эмоции от прочтения.
Разумное стремление - Берристер ИнгаНаталья я
7.01.2016, 0.22





Обрыдалась.
Разумное стремление - Берристер ИнгаКэт
9.05.2016, 13.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100