Читать онлайн Прощаю и люблю, автора - Берристер Инга, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прощаю и люблю - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прощаю и люблю - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прощаю и люблю - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Прощаю и люблю

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Ночью Шерон снова приснился сон, только на этот раз он был еще более отчетливым. Она проснулась в холодном поту, с бьющимся сердцем и томлением во всем теле.
Как такое возможно: испытывать во сне ощущения и желания, которых я никогда не знала в реальности? — удивлялась Шерон. У нее до сих пор покалывало кончики пальцев, словно они не во сне, а наяву касались кожи Герри, губы по-настоящему болели, словно Герри не во сне, а наяву целовал ее жадно и страстно. Как вообще сон может быть таким реальным?
У Шерон болело все тело, в горле пересохло. Чашка травяного чая, вот что мне нужно, чтобы успокоить нервы и снова уснуть, на этот раз без сновидений, решила Шерон. Она встала с кровати и побрела в кухню.
Даже сейчас, окончательно проснувшись, она никак не могла изгнать из памяти воспоминание о страстных объятиях Герри. Как это могло случиться? Как ее подсознание сумело во всех подробностях воссоздать шокирующе интимный образ Герри, острые и сладостные ощущения, вызванные его прикосновениями, его смелыми ласками… его любовью?
Воспоминания, которые Шерон безуспешно пыталась заглушить, заставили ее вздрогнуть, чашка выскользнула из пальцев и разбилась со звоном, который в ночной тишине показался Шерон оглушительным. Она наклонилась собрать осколки и больно уколола палец об острый кусочек фарфора.
Несколько минут спустя, когда все было убрано, она остановилась у окна, посасывая все еще кровоточащий палец, и мрачно уставилась в темноту. Нужно поскорее покончить с этим идиотизмом, Шерон просто не верилось, что ее жизнь, которой она умела управлять и справедливо этим гордилась, вдруг так внезапно и катастрофически вырвалась из-под контроля. Если бы только придумать способ избавиться от этих опасных сновидений!
Должен, обязательно должен быть какой-то способ вновь обрести контроль над собственной жизнью, над своими эмоциями и желаниями. Да, Герри Салливан привлекательный мужчина, ее к нему влечет, и отрицать это — во всяком случае перед самой собой — не имеет смысла. Но вовсе необязательно, чтобы он всецело завладел ее мыслями и даже подсознанием, являлся ей во сне каждую ночь и заставлял испытывать чувства, потребности, желания, которых она никогда раньше не испытывала ни во сне, ни наяву.
Шерон беспокойно заходила по кухне. Нет, винить во всем Герри тоже мало толку. Он же не нарочно ей снится, значит, это она сама во всем виновата.
Но что, если она испытывает к Герри не просто физическое влечение, что, если ее чувства глубже, сильнее и во сто крат опаснее банального вожделения? Что, если она его полюбила?
В первый момент Шерон попыталась отмахнуться от этого предположения, как уже делала раньше, но мысль прочно засела в голове и не желала уходить вопреки всем ее стараниям.
Этим вечером в коттедже Герри Шерон ощутила себя такой беспомощной, чувства настолько захватили ее, что не осталось сил бороться. Даже уехав и оказавшись в уединении собственного коттеджа, она по-прежнему рвалась к Герри душой. По дороге домой Шерон так и подмывало развернуть машину на сто восемьдесят градусов и вернуться к Герри, сказать, что она передумала, а если понадобится, умолять, чтобы он позволил остаться с ним.
Шерон поежилась и обхватила себя руками. Если она не вернется в кровать прямо сейчас, то потом можно уже не торопиться: уснуть вряд ли удастся. Пора с этим кончать, бессонные ночи уже дают о себе знать, устало думала Шерон, медленно поднимаясь по лестнице. Нужно найти какой-то способ выкинуть Герри из головы, изгнать из снов.
Легко сказать, но сделать намного — о, намного! — труднее. Шерон поняла это через полчаса, когда уснуть так и не удалось. Усталое тело требовало сна, но она не могла расслабиться… а может, боялась уснуть?
Прошла неделя, в течение которой Шерон не видела Герри. Из мимоходом оброненной отцом фразы она поняла, что Герри уехал по делам в Бостон и не вернется раньше следующей недели. Это известие должно было бы принести Шерон облегчение, но в действительности вопреки всякой логике ее напряжение только возросло.
Каждый день Шерон торжественно обещала себе, что не будет думать о Герри, и каждый день ловила себя на мыслях о нем. Дошло до того, что она купила и поставила на свой рабочий стол детскую копилку, чтобы бросать туда монетку-штраф всякий раз, когда нарушит запрет на мысли о Герри. И что же? Через несколько дней копилка была полнехонька. Шерон пришлось признать, что затея со штрафами была всего лишь подсознательной попыткой оправдать свою слабость.
Другая мера — обходить стороной дом на Бангор-авеню — тоже не дала результатов. Как ни старалась Шерон, почти каждый день сами собой находились веские причины, заставлявшие ее нарушить и этот обет.
Кроме того, все словно сговорились напоминать ей о Герри. Шерон пришла на очередное заседание местного благотворительного общества — и даже там ее попытались тактично расспросить о новом «поклоннике».
Слухи дошли и до ее отца. Роберт был несколько удивлен, когда в ответ на его вопрос, правда ли, что они с Герри встречаются, Шерон вдруг вспылила:
— Нет, мы не встречаемся! Честное слово, папа, от тебя я такого не ожидала. Ты же знаешь, как у нас любят сплетни!
— Прости, дорогая. — Роберт вздохнул. — Честно говоря, мне жаль, что это только слухи. Он славный парень. Кстати, Шейла пригласила его на нашу свадьбу.
До свадьбы оставалось всего десять дней, и слова отца напомнили Шерон, что у нее все еще нет подходящего наряда. Шейла купила себе в Сомервилле великолепное подвенечное платье, и Шерон решила съездить туда же. Воспользовавшись привилегией совладелицы компании и дочери ее президента и со смехом напомнив отцу, что, пока тот будет наслаждаться прелестями медового месяца, ей придется оставаться в конторе за старшую и вкалывать за двоих, Шерон решила устроить себе выходной и посвятить его поискам платья.
Отец, правда, немного поворчал для виду, но Шерон знала, что на самом деле он вовсе не против. Тем более что она выбрала пятницу, когда фирмы в городе работают только до полудня.
В Сомервилле Шерон в последний раз была несколько месяцев назад, точнее перед Рождеством. Как всегда, она с первой минуты испытала на себе чары неповторимого обаяния этого города. Шерон начала с магазина, в котором обычно покупала себе одежду. На вопрос продавщицы она призналась, что сама толком не знает, что ей нужно: или костюм, или юбку и пиджак по отдельности. Она знала только, что хочет приобрести что-нибудь модное, но не в том строгом деловом стиле, в каком обычно одевается.
— Думаю, у меня есть как раз то, что вам нужно, — с улыбкой сказала продавщица. — Из Голландии только что поступила партия юбок и блузок. Они довольно дорогие, но очень, очень хорошо сшиты и прекрасно сочетаются друг с другом. Вот, попробуйте примерить это.
Девушка предложила Шерон комплект из тонкой кремовой шерсти: жакет с длинными рукавами и глубоким овальным вырезом и узкую прямую юбку. Как пояснила продавщица, под жакет, застегивающийся на два ряда пуговиц, по замыслу модельера блузку надевать не полагается.
— Костюм очень элегантен, на первый взгляд прост, но в то же время сразу обращает на себя внимание.
— Да, вы правы, — неуверенно согласилась Шерон.
Костюм действительно бросался в глаза гораздо сильнее, чем ей хотелось бы.
— Примерьте, — уговаривала продавщица. — Если он вам не понравится, подыщем что-нибудь еще.
С некоторым сомнением Шерон все же прошла в примерочную. Костюм сидел как влитой. Едва выйдя из кабинки и увидев свое отражение в зеркале, Шерон замерла в удивлении.
— Вам очень идет, — заверила продавщица, — но если вы чувствуете себя в нем неуютно… Конечно, обычно вы одеваетесь в другом стиле, но поскольку вы сами сказали… Словом, мне нравится, но не буду уговаривать вас покупать вещь, которую вам не хочется носить.
Шерон печально улыбнулась. Оправившись от первого потрясения собственным отражением в зеркале, она не могла не признать, что костюм действительно идет ей и сидит так, словно специально на нее сшит.
— Эта не такая вещь, которую можно надевать часто, — негромко проронила Шерон, словно рассуждая вслух.
— Вы хотите сказать, что в нем люди нескоро вас забудут! — догадалась продавщица. — Могу предложить вам несколько вещей, которые можно комбинировать с этими юбкой и жакетом.
В результате Шерон не только купила костюм, но в дополнение к нему приобрела легкий ярко-красный жакет, черную юбку и шелковую блузку, украшенную вышивкой. А под конец — кутить так кутить! — она купила вязаный комплект из хлопчатобумажной пряжи такого же кремового цвета, что и костюм: объемный свитер и кардиган.
Сумма, в которую ей обошлось это удовольствие, в другое время могла бы повергнуть Шерон в шок, но она оправдывала подобное расточительство тем, что очень давно не баловала себя модной одеждой.
Выйдя из магазина, она осмотрелась по сторонам в поисках кафе, где можно было бы перекусить перед тем, как отправиться покупать к новому костюму сумку и туфли. Только по дороге к кафе Шерон вдруг осознала, что, выбирая обновки, думала вовсе не о том, насколько те соответствуют ее образу жизни, а о том, как покажется в том или ином наряде перед Герри Салливаном. Пораженная этим открытием, Шерон застыла как вкопанная. А она-то наивно верила, что еще в подростковом возрасте избавилась от глупого стремления одеваться так, чтобы произвести впечатление на мужчин, а точнее на конкретного мужчину.
Шерон так рассердилась на себя, что едва не бросилась назад в магазин, чтобы сдать покупки. Но, в конце концов, она подавила этот порыв. Дело сделано, вещи куплены, и нужно не суетиться, а смириться с этим фактом.
Она заглянула в свой любимый итальянский ресторанчик. Боясь не успеть купить туфли и сумку, Шерон постаралась управиться с ланчем побыстрее. Однако оставшиеся покупки не заняли много времени. Девушка давно уяснила, что ей лучше всего подходят простые удобные модели со спокойным каблуком, в которых можно ходить хоть целый день и ноги не устанут.
Выбрав туфли, Шерон вспомнила, что нужно купить и шляпку. В их городке царили довольно консервативные нравы, и было просто немыслимо появиться на свадьбе без шляпы. Даже зеваки, собирающиеся вокруг церкви посмотреть на выход жениха и невесты, неизменно одевались в лучшее и щеголяли в «свадебных» шляпах.
В небольшом магазинчике, спрятавшемся в одном из переулков, Шерон отыскала сплетенную из блестящей черной соломки шляпку. Она идеально подходила к купленному костюму, но Шерон, взглянув на ценник, на миг ужаснулась собственной расточительности.
Проходя мимо книжного магазина, Шерон случайно заметила выставленный в витрине последний бестселлер любимого писателя отца и зашла купить книгу. В кассу стояла длинная очередь, которая к тому же совсем не двигалась. Должно быть, что-то случилось с кассовым аппаратом. В ожидании своей очереди Шерон окинула отсутствующим взглядом книжные полки и вдруг прочла: «Ваши сны. Их смысл и толкование». Даже не успев толком подумать, она протянула руку и взяла книгу с полки. Разумеется, она не собирается покупать такую чепуху, любому разумному человеку ясно, что толкование снов — чистейшее шарлатанство, она просто пролистает ее, пока стоит в очереди, а потом поставит на место…
Но прежде чем Шерон успела хотя бы открыть книгу, кассу исправили и очередь стала продвигаться на удивление быстро. Через пару минут, подойдя к кассе, Шерон обнаружила, что все еще сжимает в руках сонник. Теперь уж ничего не поделаешь, придется его купить. Протягивая книги продавцу, Шерон сунула сонник под бестселлер, боясь, что кто-то увидит, какую глупость она покупает. Но девушке за кассой было все равно, за что пробивать чек, в данный момент ее больше интересовало, как побыстрее обслужить покупателей.
Уже выйдя на улицу, Шерон спрашивала себя, почему просто не поставила книгу обратно на полку. Ну потеряла бы она место в очереди, но это же не конец света? Впрочем, поздно сожалеть о собственной глупости. Хорошо еще, что сонник оказался дешевым.
По дороге домой Шерон сделала крюк и заехала к Шейле, чтобы показать покупки. Шейла горячо одобрила наряды и между прочим заметила:
— Я рада, что ты наконец-то купила себе хоть что-нибудь молодежное и кокетливое.
У Шерон глаза на лоб полезли.
— Кокетливое?
— Ну, может быть, не кокетливое в полном смысле слова, — поспешила поправиться Шейла, — но более… как бы это сказать…
— Броское, — сухо подсказала Шерон.
— Да-да, вот именно, броское. Кстати, отец говорил тебе, что мы пригласили на свадьбу Герри Салливана?
— Я в курсе, — без особого восторга подтвердила Шерон. После короткой паузы она твердо добавила: — Шейла, я хочу, чтобы вы знали: все эти сплетни про меня и Герри — это именно сплетни, не более того.
— Ну конечно, я это знаю. Но в гольф-клубе я не могла не заметить, что ты его заинтересовала.
Герри заинтересовался мною? — поразилась Шерон. Не иначе как Шейле в преддверии свадьбы все видится в романтическом свете.
— Не думаю, — отмахнулась Шерон. — Нас связывали только общие дела.
— В самом деле?
Поймав взгляд Шейлы, Шерон заподозрила, что та слышала и о поцелуе. Если так, то…
— Мне пора бежать, — заторопилась Шерон.
Время, оставшееся до сумерек, Шерон с удовольствием провозилась в саду, вскапывая землю под новые клумбы и выпалывая сорняки из клумбы с многолетниками. К растениям она относилась как к старым друзьям, иногда даже разговаривала с ними.
Вот дельфиниум, который она купила и заботливо вырастила прошлым летом, защищая от прожорливых слизняков, которые постоянно норовили оккупировать клумбу. Он вознаградил ее за заботу, превратившись в высокое стройное растение. А вот «бабушкин капор» — в это время года всего лишь крохотный пучочек голубовато-зеленых листьев, но позже он поднимет над землей на неправдоподобных тонких стеблях нежные колокольчики голубых и розовых цветов.
Когда стало темнеть, Шерон поняла, что задержалась в саду гораздо дольше, чем собиралась. Она устала и перепачкалась в земле, а завтра наверняка будет болеть спина, но сейчас она расслабилась и пребывала в гармонии с собой, чего уже давно не случалось.
Мурлыча под нос песенку, Шерон сбросила резиновые сапоги и прошла в кухню. На кухонном столе лежала купленная ею книга. Шерон остановилась и уставилась на сонник. Умиротворенного настроения как не бывало.
По-хорошему, ей следовало бы просто выкинуть эту ерунду, не читая. Но Шерон почему-то не выкинула. Вместо этого она с опаской обошла стол стороной, словно книга могла на нее прыгнуть, и поспешила наверх принять душ и переодеться.
Приготовить себе легкий ужин, поесть, а потом устроиться в кресле с хорошей книжкой — вот что ей нужно. Тихий расслабляющий вечер в одиночестве, вечер, на протяжении которого она ни разу — Боже упаси! — не вспомнит о Герри Салливане.
Надев после душа мягкую домашнюю блузу и удобные старые джинсы, Шерон спустилась в кухню. За ужином она открыла одну из своих многочисленных книг по цветоводству. Фотографии великолепных садов, гармонично сочетавших в себе естественную красоту природы и результаты творчества человека, всегда производили на нее двоякое впечатление: поднимали настроение и одновременно удручали, напоминая о том, насколько далек от совершенства ее собственный сад. Отложив книгу, Шерон задумалась, не сделать ли по всему периметру участка живую изгородь из цветущих растений. В это время кто-то постучал в дверь.
Прежде чем отправиться открывать, Шерон бросила взгляд на часы. Начала одиннадцатого, поздновато для визитеров. Кто бы это мог быть?
Не снимая цепочки, она приоткрыла дверь и оцепенела. За дверью стоял Герри Салливан. И у него был такой вид, словно он побывал в какой-то переделке или подрался.
— Герри? Что случилось?!
Он перехватил ее потрясенный взгляд.
— Простите, если напугал. Шерон распахнула дверь.
— Я заехал поблагодарить вас за своевременное предостережение, — сказал Герри, входя.
— Предостережение? Какое?
— Насчет Уэбстера.
Шерон вздрогнула: она заметила, что рукав его пиджака порван, точнее, прорезан чем-то острым, вероятно ножом.
— Последние несколько дней я провел в Бостоне и вернулся только сегодня днем. Я заехал домой, а потом решил заглянуть на Бангор-авеню и посмотреть, как продвигается реконструкция дома. — Помолчав немного, он мрачно заключил: — И очень кстати. Только я вошел и успел подняться на второй этаж, как в дверь черного хода вломились четверо юнцов. Я поспешил на шум и спустился как раз вовремя. Один из них уж занес дубинку над головой охранника, но мое появление их спугнуло. Двое тут же сбежали, а два других… — Губы Герри сжались. — Пришлось немного подраться… У одного оказался нож; К сожалению, им удалось уйти. Ничто не указывает напрямую на их связь с Уэбстером, но если вспомнить, что вы слышали в баре…
Шерон встрепенулась. До нее доходили слухи, только слухи, что с фирмой Седрика не все чисто. Поговаривали, что он быстро добился успеха в бизнесе не благодаря исключительным деловым качествам, а потому, что при помощи угроз, насилия, а порой и диверсий, устранил конкурентов. До сих пор никому не удавалось ничего доказать, но это не мешало распространению слухов.
— Вы звонили в полицию?
— Да, но полицейские сказали, что реально мало что могут сделать. Пока я сам предпринял кое-какие меры: вызвал второго охранника и распорядился, чтобы завтра же установили новые надежные замки на все двери. Страшно представить, что могло бы произойти, не появись я вовремя. Один против четверых… у моего охранника было бы мало шансов.
Шерон покачала головой, соглашаясь. Ей все еще было не по себе от мысли, что Герри могли ранить, а то и убить.
— Я должен извиниться, мне, наверное, не следовало вваливаться к вам в такой час, но уж больно хотелось обсудить с кем-нибудь это происшествие, а поскольку именно вы предупреждали меня насчет Уэбстера…
— Пойдемте в кухню, — предложила Шерон.
От волнения она немного дрожала и решила, что им обоим не помешает выпить. Ее вдруг поразила мысль: нет ли и ее вины в том, что Седрик попытался расправиться с Герри? Может, дело тут не только в расторгнутом контракте? Шерон повернулась к Герри. Но вопрос так и остался невыясненным: в кухне при ярком свете лампы она сразу увидела у него на лице порез и капли крови и слова замерли у нее на языке.
Шерон инстинктивно протянула руку, чтобы прикоснуться к ране. Ее большие глаза стали еще больше, в них сквозила тревога и боль.
— Вы ранены. — Голос ее дрожал.
— Пустяки, всего лишь царапина.
Как ни странно, Герри говорил напряженно, медленно и немного невнятно. Может быть, ему плохо? — мелькнула у Шерон мысль.
Она не заметила, как это произошло, но вдруг оказалась совсем рядом с Герри, так близко, что почувствовала тепло его тела и услышала учащенные удары сердца.
— Шерон.
Он прошептал ее имя, растягивая слоги, и одновременно обнял ее, привлекая к себе. Шерон охватило странное и удивительно приятное чувство: казалось, она наконец обрела дом, долгожданный мир и покой, надежное убежище, которое искала всю жизнь.
— Он мог вас убить.
Слова давались ей с трудом. Шерон знала, что дрожит всем телом, что голос и глаза выдают ее, но ничего не могла поделать с переполнявшими ее чувствами. Да, честно говоря, в этот момент и не очень старалась.
— Нет, не мог, — мягко, но уверенно возразил Герри. Он взял ее руку, касавшуюся его щеки, поднес к губам и нежно поцеловал ладонь, заставляя Шерон задрожать еще сильнее. — Шерон…
Герри бережно взял ее лицо в ладони, лаская большими пальцами нежную кожу щек. Глаза Герри впились в ее глаза, и на Шерон полыхнуло таким огнем, что у девушки не осталось никаких сомнений в том, что он чувствовал. Тревоги, гнев, эмоциональное напряжение — все было сметено физическим желанием. Герри ее хочет.
Герри склонился к ней, Шерон закрыла глаза и инстинктивно подалась к нему. У нее закружилась голова. А в следующее мгновение они слились в поцелуе. Губы Шерон призывно приоткрылись, язык Герри скользнул во влажное тепло ее рта, и Шерон содрогнулась под наплывом захлестнувших ее ощущений.
Объятие Герри стало крепче, Шерон почувствовала, как напряглись его мышцы, и не услышала, а ощутила своим телом, как его сердце забилось чаще. Отбросив осторожность, она пылко отвечала на каждый поцелуй, откликалась на каждую ласку, и ее страстный отзыв подогревал и без того жаркий огонь желания Герри.
Из груди Герри вырвался удовлетворенный стон. Перенеся тяжесть тела с одной ноги на другую, он так прижал Шерон к себе, что она явственно ощутила признаки его возбуждения. Но, вместо того чтобы отпрянуть, она еще теснее придвинулась к нему, прогнула спину и бесстыдно качнула бедрами. Какой-то слабый внутренний голосок предостерегал, что она играет с огнем, ведет себя безрассудно и так распутно, как не вела никогда в жизни, но Шерон не прислушивалась.
Руки Герри отнюдь не робко скользнули вниз, и, обхватив ягодицы Шерон, он прижал ее к себе в страстном, интимном объятии. Это немного притупило снедающую ее боль, но лишь чуть-чуть, Шерон жаждала большего, гораздо большего.
Пока она пыталась понять, откуда взялась эта боль, это неуправляемое желание, Герри стал целовать ее нежную шею, шепча что-то. Слов Шерон не разбирала, но от каждого прикосновения его горячих губ под кожей словно взрывалась маленькая ракета, осыпая ее фейерверком искр.
Шерон все еще льнула к Герри, но теперь ее руки каким-то образом оказались под его пиджаком и распластались по груди поверх рубашки.
Герри пробормотал еще что-то, а потом вдруг отстранил Шерон от себя. Ее смятенный разум еще не успел смириться с щемящим чувством потери, когда Герри рывком расстегнул на себе рубашку, раздвинул ткань, взял руки Шерон в свои и снова положил их себе на грудь, теперь уже не прикрытую тканью. Закрыв глаза и глубоко вздохнув, он выпустил ее запястья и снова прижал Шерон к себе.
— Дотрагивайся до меня, Шерон. Ты не представляешь, как я хочу ощущать твои руки на своем теле, твой рот…
Шерон, сотрясла дрожь. Она не смогла бы ответить, что вызвало новый, еще более мощный всплеск желания, — контакт с обнаженной кожей Герри или его страстная просьба. Целуя ее снова, Герри застонал, когда Шерон провела руками по его груди, расчесывая пальцами упругие волоски.
— Господи Боже, Шерон!..
Его руки нырнули под блузу, скользнули вверх по ребрам, нашли переднюю застежку бюстгальтера, выпустили на свободу ее грудь и накрыли ладонями нежные холмики. Потом его пальцы легонько потерли соски, и Шерон застонала в голос, бессильная и беспомощная под натиском захлестнувшего ее желания.
Она не осознавала, что говорит, но, видимо, все-таки что-то сказала, потому что услышала хриплый голос Герри:
— Да, да…
А в следующее мгновение он припал к ее соску, и все вокруг перестало существовать. Шерон содрогнулась от наслаждения — настолько острого, что она не понимала, как вообще можно его вынести. Она словно со стороны услышала свой голос, выкрикивающий его имя, — услышала и не узнала, голос был хриплым, надтреснутым. В ответ Герри слегка прикусил зубами сосок. Шерон конвульсивно вздрогнула и проглотила рвущийся наружу стон.
— О, Герри…
Она была больше не властна над собой и не могла более сдерживаться. Шерон чувствовала, что должна рассказать Герри о своих чувствах, признаться, что любит его, хочет быть с ним.
За окном пронзительно вскрикнул какой-то зверек, и этот крик прорвал пелену страсти, окутавшую ее мозг. Шерон почувствовала, как Герри застыл. В следующее мгновение он выпустил ее из объятий, отступил на шаг и отвернулся, избегая смотреть на нее.
— Простите, Шерон, — хрипло произнес он. — Это не должно было случиться. Я… черт, я думал, у меня больше выдержки.
Его голос звучал так виновато, так потрясенно, что Шерон поморщилась. Она-то знала, что вина за случившееся лежит не только на Герри. Она поощряла его, их желание было взаимным, даже при том, что взаимной не была любовь. Ее любовь. Шерон подавила всхлип и хрипло пробормотала:
— Вы не виноваты, я…
— Это не должно было случиться, — повторил Герри.
Когда он снова повернулся к ней, Шерон заметила, что он застегнул рубашку, но пропустил две пуговицы. Она со стыдом заметила и еще кое-что: царапину на шее Герри, которой явно не было, когда он входил в кухню.
Шерон покраснела. Ей было так стыдно смотреть в глаза Герри, что она поспешила повернуться к нему спиной.
— Это не должно было случиться, — в третий раз сказал Герри. — Мне вообще не следовало к вам приезжать. — Он тихо выругался. — Мне нечего сказать в свое оправдание… разве что списать происшедшее на эмоциональное напряжение после недавнего инцидента.
О ее участии в том, что произошло, Герри не сказал ни слова. Похоже, он решил взять всю вину на себя. Из рыцарских побуждений или потому, что не понял, как обстоят дела на самом деле? Но разве можно было не понять? Все яснее ясного, подумала Шерон. Более вероятно, что, принимая вину на себя, Герри пытается мягко предостеречь меня, чтобы я не придавала случившемуся между нами слишком большего значения. Его внезапно вспыхнувшее желание было просто побочным продуктом других эмоций, а я просто оказалась под боком. Действиями Герри руководила не страсть ко мне лично, а примитивный мужской инстинкт, потребность снять напряжение с помощью секса.
— Не надо ничего говорить, — дрожащим голосом попросила Шерон, все еще стоя спиной к Герри. — Думаю, нам лучше просто забыть о том, что произошло.
Даже не оглядываясь, Шерон почувствовала, что его сковало напряжение. Может, та таинственная сила, что сделала ее прозорливой, помогла почувствовать настроение Герри как свое собственное, это и есть любовь? Но почему он так напряжен? Разве не такие слова он хотел услышать? Забыть, начисто стереть из памяти все, что было, — разве не к этому он стремился?
— Мне не следовало сюда приходить. Герри не столько обращался к Шерон, сколько размышлял вслух, но она все-таки ответила:
— Что ж, по крайней мере, вас никто не видел, значит, не будет новой пищи для сплетен.
— До вас тоже дошли слухи?
Шерон пожала плечами.
— Такова жизнь в маленьких городках. Вы приезжий, к тому же одинокий. Нас видели вместе в гольф-клубе. Люди сложили вместе два и два и получили двенадцать. — Актерских способностей Шерон хватило даже на то, чтобы говорить беспечно. — Ничего, скоро найдется другая тема для разговоров, и о нас перестанут судачить.
— Надеюсь, — бесцветным тоном согласился Герри.
Шерон шагнула к двери, он последовал за ней.
— Мне очень жаль, что Седрик причиняет так много неприятностей. У него ужасный характер, и он может быть опасен.
— Но вдобавок он трус, — мрачно заметил Герри. — Он послал других выполнять грязную работу.
— Как вы думаете, он предпримет еще одну попытку? — Шерон постаралась не показать своего страха.
— Не думаю, это было бы слишком рискованно. Он не захочет, чтобы люди оглядывались ему вслед и показывали пальцами. Такие, как он, не любят, чтобы их темные делишки выходили на свет.
Когда Шерон уже открывала дверь, Герри быстро тронул ее за руку и сказал:
— Еще раз прошу прощения за сегодняшнее. Честное слово, когда я сюда ехал, у меня и в мыслях не было…
— Не извиняйтесь, я знаю, — поспешно перебила Шерон. — По-моему, мы оба достаточно взрослые люди, чтобы понять, что перенесенный стресс порой заставляет нас вести себя самым невероятным образом.
Герри случайно заметил сонник и с любопытством спросил:
— Вы интересуетесь толкованием снов?
Сама не зная почему, Шерон вдруг стала изворачиваться и сбивчиво залепетала:
— Книга не моя… одной моей подруги… Она случайно забыла ее у меня.
Почему я лгу? — удивилась она. Если уж он сегодня не понял, как действует на меня, то едва ли догадается, что я купила книгу специально для того, чтобы найти способ избавиться от навязчивых снов, где главное действующее лицо он сам.
Проводив Герри, Шерон вернулась в кухню и сварила себе кофе. Но, не допив чашку, встала из-за стола и беспокойно заходила из угла в угол, обхватив себя руками, словно это могло как-то помочь обуздать чувства. Она мерила кухню шагами и повторяла про себя как заклинание:
— Сегодня ночью я не увижу во сне Герри, сегодня ночью я буду спать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прощаю и люблю - Берристер Инга

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Прощаю и люблю - Берристер Инга



Слабовато!
Прощаю и люблю - Берристер ИнгаНота_ля
6.09.2012, 16.27





В последнее время все книги ,которые я читала не находили во мне никакого отклика. Начало вроде бы захв атывало ,а дальше --ничего!!!!! Уже начала было подозревать ,что ничего стоящего не найду. И очень рада ,что наткнулась на Берристер. Ее книги ,в частности эта ,захватила с самого начала т не отпускала до финалаrn Гг-й супер ,мечта женщин!!!!!!!!! 10,
Прощаю и люблю - Берристер Ингалана
25.03.2016, 10.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100