Читать онлайн Прощаю и люблю, автора - Берристер Инга, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прощаю и люблю - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прощаю и люблю - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прощаю и люблю - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Прощаю и люблю

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Герри поцеловал Шерон. Как только он почувствовал ее отклик, нежное давление губ сменилось яростной атакой. Шерон затопил жар, казалось, кости ее плавятся, а все тело становится мягким и податливым и льнет к крепкому мужскому телу, как плющ, обвивающий мощное дерево.
Шерон начала нетерпеливо покусывать его нижнюю губу, и, подстрекаемый ею, язык Герри скользнул в ее рот, и все тело задвигалось в такт движениям языка. Повинуясь древнему как мир инстинкту, Шерон вторила движениям его бедер, крепче прижимаясь к нему и двигаясь в ритме собственного желания. Она ощутила твердость его возбужденной плоти, и в ответ на это открытие ее тело откликнулось стремительным взрывом ощущений.
— Если мы не остановимся прямо сейчас, потом я уже не смогу сдержаться. Я отнесу тебя в постель и буду всю ночь заниматься с тобой любовью, — хрипло прошептал Герри, оторвавшись от ее рта.
Шерон чувствовала, как колотится его сердце. Казалось, оно стремилось вырваться из груди Герри и вторгнуться в ее грудную клетку. Она заметила, что на лице Герри выступили капельки пота, чувствовала, как его напряженные мышцы едва ощутимо подрагивают.
Слова Герри вызвали в ее сознании череду волнующих образов, Шерон живо представила, как они с Герри лежат на кровати в темной спальне, их тела переплетены… Видение было таким отчетливым, что она даже слышала прерывистые звуки их учащенного дыхания, чувствовала вкус кожи Герри, представляла, какова она будет на ощупь под ее пальцами.
Герри ласкал губами нежный изгиб ее шеи. Шерон понимала, что если хочет положить этому конец, то сейчас — самое время, позже разум будет уже не властен над ней. Она буквально ощущала, как Герри пытается взять себя в руки. Он почти отстранился от нее, но Шерон просунула руки под его халат, обняла за плечи и прошептала, впиваясь ногтями в кожу Герри:
— Не останавливайся… только не сейчас. Герри заметно напрягся. Он поднял голову и посмотрел Шерон в лицо. Она попыталась отвести взгляд, и тогда Герри обхватил ее голову руками и заставил посмотреть ему в глаза.
— Ты соображаешь, что говоришь? — Его голос прозвучал резко, почти грубо. — Шерон, это не игра, и я не мальчик. Как только…
— Я думаю, ты прав, — хрипло прервала его Шерон, — может, единственный способ покончить с нашими снами, это…
— Так вот чего ты от меня хочешь? Положить конец нашим снам?
В голосе Герри слышалась горечь. Он снова отодвинулся от Шерон, и, хотя ее тело только что сжигал жар, ей сразу же стало холодно, она почувствовала себя покинутой, почти отвергнутой. Шерон до боли захотелось снова прижаться к нему так, чтобы между их телами не осталось ни дюйма, но ей не хватало уверенности в себе, в своей привлекательности.
— Отвечай! — потребовал Герри. Шерон покачала головой. Честность вынудила ее сказать правду:
— Нет, это не так. Я хочу тебя. Я хочу тебя так сильно, что это причиняет мне боль…
Она осеклась и снова покачала головой. Выразить словами свои чувства и желания казалось ей немыслимым. Шерон останавливало не только смущение, она боялась, что не сможет признаться в своем физическом влечении и не проговориться при этом о любви. Положа руку на сердце она считала, что и так уже наговорила слишком много. Вполне естественно, когда о своем желании говорит мужчина, но женщина…
Однако она боялась напрасно. Рука Герри, державшая ее за подбородок, смягчилась, большой палец нежно погладил кожу, словно поощряя Шерон, глаза в ответ на ее признание потемнели.
— Ты тоже заставляешь меня сгорать от желания, — признался он. — Я тоже хочу тебя…
Он снова приник к ее губам. На этот раз его поцелуй был почти лишен страсти, это был нежный поцелуй, поцелуй-поощрение, нечто вроде молчаливого предложения заключить соглашение. Теплые губы Герри как бы ободряли, губы Шерон были мягкими и податливыми. Герри обнял ее за талию, развернул к лестнице и мягко подтолкнул вперед.
Дверь в его спальню была открыта. В лунном свете смутно вырисовывались очертания широкой старомодной кровати. Шерон неуверенно шагнула вперед: она понимала, что, переступая порог этой комнаты, пересекает невидимую границу в совершенно новый мир, в мир, который манил ее и одновременно немного пугал, в мир, в котором ее ждало наслаждение, но в конечном счете — неизбежное страдание.
Но она уже приняла решение, и менять его было поздно, даже если бы она хотела, — а она не хотела. Ее тело слишком страстно стремилось к Герри, чтобы она могла сейчас игнорировать его требования, как бы разум ни предостерегал ее от последствий того, что она собиралась сделать.
Однако, когда Шерон шагнула вперед, Герри преградил ей путь, перекрыв рукой дверной проем. Шерон бросила на него тревожный, испуганный взгляд. Может быть, он передумал? Неужели он догадался о ее чувствах? Интуиция подсказывала ей, что Герри никогда сознательно не введет женщину в заблуждение относительно своих чувств к ней. Он не из тех мужчин, кто употребляет слово «любовь», имея в виду «похоть». Если бы он знал, как она в действительности к нему относится, то не стал бы заниматься с ней любовью. Но, по-видимому, опасения Шерон были напрасны, он не открыл ее тайну. Герри грубовато сказал:
— Заранее прошу прощения, если покажусь тебе слишком старомодным или консервативным. Просто я представлял, как это сделаю, еще с тех пор, как мы… — После едва заметного колебания он поправился: — С тех пор, как стал видеть тебя во сне.
Шерон молча смотрела на Герри и ждала.
Он убрал руку с косяка, привлек Шерон к себе и поцеловал — сначала едва касаясь губами ее губ, словно смакуя изысканный деликатес, затем поцелуй становился все глубже, все настойчивее, так что, когда Герри оторвался от ее трепещущих губ и подхватил Шерон на руки, она только и могла, что ошеломленно смотреть на него затуманенными от страсти глазами.
Он на руках понес ее к кровати. Герри был так нежен, так ласков, так заботлив… Его поведение было настолько неожиданным, так отличалось от ее представлений о сексуальных манерах современных мужчин, что Шерон с трудом верила в реальность происходящего. Она почувствовала себя очень женственной, очень хрупкой, даже в каком-то смысле драгоценной. От доселе незнакомых сладостно-горьких ощущений у нее запершило в горле.
Герри был вполне современным мужчиной, признающим за женщиной право самой строить свою жизнь, быть независимой и считаться равноправным партнером мужчин в жестком мире современного бизнеса. Однако он инстинктивно чувствовал, что в определенные моменты та же самая женщина хочет ощущать себя хрупким существом, предметом нежной заботы, которая как бы выявляет и подчеркивает превосходство сильного пола и одновременно женскую слабость и уязвимость. В то же время в поведении Герри не было ничего фальшивого, театрального.
Логика и жизненный опыт подсказывали Шерон, что в наши дни женщина ее возраста сама решает, заняться ли ей сексом с мужчиной, и что она вполне способна как самостоятельно дойти до кровати, так и раздеться. И все же, когда Герри прижал Шерон к себе, бережно откинул с ее лица волосы и поцеловал ее щеки, лоб, сомкнутые веки, губы, а потом стал нежно раздевать, она не могла не признать, что в самом этом действе было что-то невероятно соблазнительное, какая-то особая нежность. Она чувствовала себя желанной и все ее тело трепетало в предвкушении близости с Герри. Опасения, что чисто физическая близость, «голый секс», будет чем-то унизительным и постыдным, растаяли без следа. Если Герри ее не любит и никогда не полюбит, то он, по крайней мере, уважает ее и себя, и их единение не превратится во что-то грязное и бессодержательное.
— Посмотри на меня.
Шерон подчинилась и открыла глаза. Герри сбросил халат, и лунный свет озарил гладкую кожу его широких плеч, крепкую грудь, сужающуюся к талии полосу темных волос, словно стрелка указывающую на плоский мускулистый живот и крепкие бедра. Скользнув взглядом ниже, Шерон увидела, как он возбужден.
— Еще не поздно, — мягко произнес Герри, — если ты передумала…
Она быстро замотала головой. Ее тело уже отреагировало на вид его обнаженного тела по-своему: мышцы живота сжались, соски набухли и затвердели, груди налились и будто приподнялись навстречу Герри — эти теплые сладкие плоды, созданные самой природой не только для материнства, но и для того, чтобы удобно умещаться в ладонях мужчины, словно приглашая его насладиться их нежной мягкостью, исследуя их нежными губами, страстно прикусывая зубами…
Шерон вздрогнула, шокированная собственными мыслями, и одновременно подалась к Герри. Желание, достигшее небывалой остроты, придало ей сил, она чувствовала себя как никогда уверенно.
Герри снова поцеловал ее, потом положил на кровать, сам лег рядом и прижал Шерон к себе. Она тихонько охнула от переполнявшего ее восторга. Вот для чего было создано ее тело, вот для чего природа одарила ее плавными изгибами фигуры, заставляющими мужчину дрожать от желания, шелковистой кожей, так и манившей мужские руки прикоснуться к ней!
Шерон положила руки на спину Герри и выгнулась ему навстречу, издавая звук, похожий на счастливое мурлыканье, и лизнула гладкую кожу его плеча. Герри содрогнулся и хриплым шепотом стал рассказывать ей, что она с ним делает, как сильно он ее хочет. Его слова возбудили Шерон еще больше. Она принялась ласкать, гладить, лизать и покусывать его кожу. Наконец Герри не выдержал, застонал и перехватил инициативу. Он стал целовать ее шею, плечи, предплечья, грудь с такой страстью, что Шерон плавилась в его руках, сердце билось так сильно, что, казалось, ударялось о грудную клетку.
Наслаждение переполняло Шерон, а желание стало таким острым, что она вскрикнула, не в силах более сдерживаться. Она хотела Герри, нуждалась в нем во всех смыслах, и чувства ее были так сильны, что пугали Шерон, казалось, она могла умереть от самого их избытка. Но она, конечно, не умерла. Шерон обнаружила, что в ее власти заставить Герри дрожать и вскрикивать, что своими прикосновениями может заставить его стонать и молить о пощаде хриплым сдавленным голосом, от которого все ее нервные окончания приходили в трепет.
Наконец он вошел в нее. Тело Шерон приветствовало его сдержанное, почти осторожное вторжение с таким восторженным самозабвением, что Герри почти утратил контроль над собой. Он застыл, мгновение поколебался и попытался отстраниться, но Шерон обвила его ногами, не отпуская от себя, и начала двигаться, соблазняя его плавными ритмичными покачиваниями бедер.
Герри хрипло застонал, осознавая, что ее движения лишают его остатков самообладания, и признавая свое поражение. Не в силах больше сдерживаться, он стал врываться в нее глубокими мощными толчками. Теперь уже стонала Шерон, пораженная остротой собственных ощущений и непреодолимой потребностью полностью раскрыться навстречу Герри, чтобы он мог проникнуть в самые потаенные глубины, в святая святых ее тела.
Взрыв наслаждения застал Шерон врасплох, она оказалась не готовой ни к его мощи, ни к последовавшей за этим слабости, охватившей ее спустя несколько секунд после того, как стихли последние его отголоски. Она чувствовала, как Герри содрогается в пароксизме страсти, изливается в нее горячим потоком освобождения, и с восторгом осознавала, что это она доставила ему такое наслаждение. Все еще трепеща от пережитого наслаждения, Шерон лежала удовлетворенная и обессиленная, готовая одновременно смеяться и плакать. Она могла бы целую вечность лежать вот так в объятиях Герри.
Шерон закрыла глаза и почувствовала, что будто плывет куда-то на мягком невесомом облаке. Уже засыпая, она тихо прошептала:
— Это совсем не похоже на мои сны. Я никогда…
— Что «никогда»?
Шерон нехотя открыла глаза. Ее голова покоилась на плече Герри, она видела, как в лунном свете на его груди блестят бисеринки пота. Чуть повернув голову, она с удовольствием слизнула одну соленую капельку языком, смакуя терпкий мужской аромат его тела, а потом снова закрыла глаза и устроилась поудобнее.
— Ты не договорила, — не унимался Герри. Слишком счастливая и расслабленная, чтобы следить за своими словами, Шерон улыбнулась.
— Я не представляла, что так может быть. И уже в полусне — впоследствии Шерон решила, что ей это просто показалось — она услышала, как Герри ответил:
— Я тоже не представлял.
Они проснулись перед рассветом и еще раз занимались любовью, на этот раз — сладостно медленно, так что Шерон с болезненной остротой ощущала неотвратимо нарастающее желание и собственную потребность смаковать каждое мгновение близости, каждую ласку, каждое прикосновение. Она вкладывала в каждый свой жест, в каждое движение рук и губ всю свою нежность и наслаждалась тем, что Герри жаждет ее.
На этот раз ее разрядка была менее головокружительной, но более сладостной и оставила у Шерон счастливое чувство блаженного удовлетворения. В тусклом свете наступающего утра она видела на коже Герри следы, оставленные ее ногтями и зубами в те моменты, когда она пыталась удержать рвавшиеся наружу слова любви. Она знала, что не имеет права обременять Герри признаниями в чувствах, на которые он не может ответить.
Что бы ни случилось, я никогда не пожалею о том, что произошло между нами, мысленно поклялась себе Шерон. Герри сонно потянулся к ней и нежно прижал к себе.
Дождавшись, когда он крепко уснет, Шерон высвободилась из его объятий и босиком прошла на цыпочках к двери, неся под мышкой одежду. В гостиной она оделась, достала из сумочки блокнот, вырвала из него страницу и написала Герри коротенькую записку.
«Спасибо за прошедшую ночь. Будем надеяться, что теперь сны оставят нас в покое. Все было прекрасно, но я считаю, было бы неразумно продолжать наши отношения».
Свернув листок, Шерон оставила его на столе на видном месте. Она знала, Герри поймет ее правильно: она ни о чем не жалеет, но не собирается повторять эту ночь. И вовсе не потому, что мне этого не хочется, добавила про себя Шерон с горькой улыбкой.
Впереди ее ждет много ночей, когда, лежа без сна, она будет вспоминать эту, единственную и неповторимую, мечтая, чтобы Герри был рядом. Но ей нужен от него не просто секс, ей нужно все: забота, ласка, взаимные обязательства, дети, а больше всего — любовь.
Шерон уважала Герри за то, что он не стал приукрашивать произошедшее между ними фальшивыми словами любви и пустыми обещаниями. Он воздал должное ее телу, ее страсти, ее способности возбудить его и доставить ему наслаждение, он щедро осыпал ее нежными словами. Его удовольствие от всего, что между ними произошло, было для нее самой дорогой наградой. Герри дал ей свободу, подарил ей уверенность, позволившую проявить свою чувственность без всяких ограничений, не сдерживая себя ни в чем.
Ни в чем, кроме признания в любви.
Уже светало, когда Шерон вышла из дома и села в машину. Она надеялась, что Герри достаточно уважает ее, чтобы, прочтя записку, не пытаться заставить ее передумать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прощаю и люблю - Берристер Инга

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Прощаю и люблю - Берристер Инга



Слабовато!
Прощаю и люблю - Берристер ИнгаНота_ля
6.09.2012, 16.27





В последнее время все книги ,которые я читала не находили во мне никакого отклика. Начало вроде бы захв атывало ,а дальше --ничего!!!!! Уже начала было подозревать ,что ничего стоящего не найду. И очень рада ,что наткнулась на Берристер. Ее книги ,в частности эта ,захватила с самого начала т не отпускала до финалаrn Гг-й супер ,мечта женщин!!!!!!!!! 10,
Прощаю и люблю - Берристер Ингалана
25.03.2016, 10.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100