Читать онлайн Опасный соблазн, автора - Берристер Инга, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный соблазн - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.98 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный соблазн - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный соблазн - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Опасный соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

У Челси был трудный день. Один из клиентов сильно опоздал на встречу, поэтому весь ее рабочий график сместился и в результате она осталась без обеденного перерыва, не успела даже выпить чашечку кофе. Позже случилась еще одна неприятность: придя на заседание суда, Челси обнаружила, что в деле недостает нескольких необходимых документов. Пришлось просить судью перенести слушание. В довершение всего по дороге из Риксетера в Блэксхэм в баке кончился бензин, и Челси едва дотянула до ближайшей заправки.
Добравшись наконец до квартиры, она мечтала только о том, чтобы остаться одной в тишине и пораньше лечь спать.
Челси лежала в теплой ванне, пытаясь расслабиться, когда в дверь позвонили. Недоумевая, кто бы это мог быть, и недовольно ворча себе под нос, Челси вылезла из воды и, шлепая мокрыми босыми ступнями по полу, поплелась к двери. Включив свет, она негостеприимно пробурчала в переговорное устройство:
– Кто там?
– Лэнс Трэвор.
Лэнс вернулся! От волнения у Челси перехватило дыхание, она на несколько секунд лишилась дара речи.
– Челси! – В голосе Лэнса слышалось с трудом сдерживаемая ярость.
– Я уже собиралась лечь спать, – солгала Челси.
Она понимала, что избрала трусливый путь, и что в сложившейся ситуации правильнее всего было бы встретиться с Лэнсом и объяснить, что произошло. Объяснить… Как будто это так легко! Она зажмурилась и открыла глаза, только когда снова услышала голос Лэнса:
– Лечь спать? – переспросил он. – Что ж, это очень кстати… учитывая наши… гм… отношения.
Значит, он уже в курсе. Впрочем, это было ясно с самого начала, уже по его тону. Челси вздохнула. Ничего не поделаешь, придется с ним встретиться.
– Я могу все объяснить, – пролепетала Челси в переговорное устройство, – но не сейчас… лучше завтра.
– Сейчас! – рявкнул Лэнс. – Или вы предпочитаете, чтобы я позвонил вашим родителям и сообщил, что их дочь…
– Нет-нет, не надо, я сейчас открою.
Она нажала кнопку, открывающую замок на двери подъезда. Через минуту, услышав, как с тихим жужжанием раздвинулись двери лифта, Челси отперла дверь в свою квартиру и чуть-чуть приоткрыла ее.
Лэнс решительно шагнул в прихожую. Вид у него был такой же свирепый, как и голос, а темнеющая на щеках щетина делала его вид еще более угрожающим. Но, вместо того чтобы с порога обрушить на нее свой гнев, как ожидала Челси, Лэнс окинул ее долгим, подчеркнуто неторопливым взглядом. Только тут Челси спохватилась, что, выскакивая из ванны, даже не накинула халат, а просто завернулась в полотенце.
– Я… я пойду оденусь, – промямлила она.
Говорить стало еще труднее: тело ее, не подчиняясь ни воле, ни разуму, мгновенно отреагировало на оценивающий взгляд Лэнса точно так же, как когда-то реагировало на его поцелуи и прикосновения. Ей стало жарко, но румянец, выступивший на щеках, не имел никакого отношения к застенчивости.
Как завороженная, Челси медленно подняла взгляд и посмотрела в глаза Лэнсу, Дыхание ее вдруг стало частым и поверхностным. Казалось, вместо крови по венам заструился жидкий огонь. Челси еще пыталась внушить себе, что ее обостренная реакция на Лэнса объясняется напряжением последних дней, но под его пристальным взглядом ей стало трудно даже мыслить.
Она моргнула, не в силах оторвать взгляд от его глаз, которые, казалось, прожигали ее насквозь. Что со мной происходит? – недоумевала Челси. Почему мое тело трепещет в предвкушении неизвестно чего, откуда взялась эта странная сосущая боль внутри? Почему меня так внезапно охватило желание, мощное и неуправляемое, как ураган?
– Я все объясню, – хрипло пробормотала она.
Челси сама не знала толком, что именно собирается объяснять: как случилось, что все считают их женихом и невестой, или почему она чувствует то, что чувствует. Но ей и не пришлось ничего объяснять. Лэнс шагнул к ней и тихо сказал:
– Не трудитесь, Челси, я передумал. Мне нужны не объяснения.
– Не нужны объяснения? – тупо переспросила она.
Челси смотрела на него расширенными глазами, инстинктивно предчувствуя, что произойдет дальше. Но она не могла ни рассердиться на Лэнса, ни даже испугаться, она ощущала только лихорадочное возбуждение, перед которым отступила ее природная осторожность.
– Нет.
Лэнс стоял на расстоянии вытянутой руки от нее; не сводя глаз с его лица, Челси попятилась. Лэнс двинулся на нее – Челси сделала шаг назад. Так продолжалось до тех пор, пока она не уперлась спиной в стену.
– Лэнс… – дрожащим голоском пролепетала Челси.
Он уперся ладонями в стену, и Челси оказалась между его руками словно в ловушке.
– Насколько я понял, весь Блэксхэм уже знает, что вы и я… что мы вместе.
Лэнс говорил тихо, но четко отделял одно слово от другого. Челси чувствовала на щеке тепло его дыхания. Помолчав, Лэнс выразился еще конкретнее:
– Что мы любовники.
– Нет… нет!
– Да. А поскольку нас ими считают…
Он склонил голову и поцеловал Челси. Поцелуй, в котором смешались страсть и желание, приправленные гневом, лишил ее дара речи. Губы Лэнса обжигали, он как будто наказывал Челси, терзая жаром своего рта, а поцелуй все не заканчивался…
И вдруг древняя как мир врожденная мудрость женщины подсказала Челси, что под гневом скрывается нечто другое, и от этой даже не мысли, а некоего знания, не передаваемого словами, жар охватил уже не только рот, а все самые чувствительные места ее тела. Ощущения слились воедино и образовали мощную волну неконтролируемого отклика. Независимо от разума тело Челси само знало, что делать, как разжечь страсть Лэнса, чтобы его гнев сгорел дотла и на его месте осталась только страсть, почти непереносимая в своем яростном накале.
И ей это удалось. Губы Челси приоткрылись под натиском его языка, у нее немного кружилась голова, и она не поняла, а почувствовала, что ей удалось довести Лэнса до такой степени возбуждения, что непреодолимое желание ослепляло его подобно раскаленному добела металлу, заставляя забыть о реальности, и одновременно провоцировало ее, побуждало откликнуться на его страсть с равным пылом.
В конце концов, разве она не такая же, как все нормальные женщины? Она так же способна испытывать желание, ей так же хочется утолить чувственную жажду, сжигающую ее изнутри. Возбуждение Челси нарастало, стремительно вырываясь из-под контроля, вскоре все ее существо было охвачено одной-единственной потребностью, которая заглушила доводы логики и голос разума, еще пытавшегося возразить, что все это не должно произойти.
Чего ради ей сдерживаться, чего ей еще ждать? Зачем лишать себя сексуального удовлетворения, которое для большинства женщин ее возраста в порядке вещей? Зачем замыкаться в своей неопытности и в застенчивом невежестве?
Челси задавала себе все эти вопросы и не находила убедительного ответа. Неужели безответная любовь к Спенсеру – все, что ей остается? Неужели она так и останется на всю жизнь нетронутой, не испытает чувственного наслаждения, не познает собственную сексуальность? Сегодняшний вечер с Лэнсом давал ей шанс испытать то, в чем она долго себе отказывала, она могла наконец стать женщиной во всех смыслах этого слова. С Лэнсом она могла…
Мысли Челси приняли опасное направление, какая-то часть ее сознания, самая здравомыслящая, забила тревогу, но тело, казалось, совершенно перестало подчиняться командам мозга. Оно бесстрашно шло собственным путем. Язык Челси сначала робко, потом все смелее вступил в чувственную игру с языком Лэнса, и Лэнс мгновенно откликнулся на это молчаливое поощрение. Убрав руки со стены, он положил их на плечи Челси, прижимаясь своим твердым телом к ее – мягкому, податливому. Челси почувствовала не только гулкое биение сердца Лэнса, но и другую, куда более интимную пульсацию его тела.
Казалось, их движениями управляла некая внешняя сила. Челси обняла Лэнса, а его руки двинулись вниз, пока не легли на ее ягодицы. Лэнс отодвинул Челси от стены и еще крепче прижал к себе в самом интимном из объятий.
Ни он, ни она не произнесли ни слова, слова были не нужны. Оба и так знали, что произойдет дальше, к чему ведут страстные поцелуи, которые являются лишь прелюдией.
Лэнс оторвался от губ Челси, чтобы покрыть поцелуями нежную кожу ее шеи, ключицу, плечо. Челси не сделала ни малейшей попытки его остановить, она даже не скрывала откровенно страстный отклик своего тела на его ласки. Глаза ее были открыты, она наблюдала за каждым прикосновением рук и губ Лэнса к ее телу, и все ее ощущения мгновенно отражались на лице.
Челси охватил такой жар, словно внутри нее разгорелся костер, и в этом жару она, казалось, распадалась на отдельные составные части. В то время как одна ее часть была шокирована тем, что происходит, тем, что вытворяет сама Челси, другая бесстрашно продолжала идти тем же путем.
За несколько мгновений до того, как сорвать с нее полотенце, Лэнс чуть отстранился, застыл неподвижно и заглянул Челси в глаза.
Она понимала, что ей следует остановить Лэнса. Челси осознавала, что ее первый сексуальный опыт будет бесконечно далек от нежности и счастья, которые познала в свою первую ночь любви ее сестра. Но ее колебание было недолгим, разгоревшееся желание сожгло и этот последний барьер на своем пути.
Я не Селина, сказала себе Челси, и Спенсер никогда меня не полюбит, я никогда не познаю его теплоты и нежности, поэтому мне следует избрать другой, более темный и опасный путь, на который меня увлекает Лэнс.
Лэнс все еще наблюдал за ее лицом, словно ожидая от Челси какого-то сигнала. Она посмотрела ему в глаза. Мысленно Челси уже перешла Рубикон, и пути назад не было. Очень спокойно, не отводя взгляда от глаз Лэнса, она развязала узел на полотенце и позволила ему упасть на пол.
На секунду Челси показалось, что Лэнс не собирается делать следующий шаг. Он все еще смотрел ей в глаза, вместо того чтобы, как ожидала Челси, опустить взгляд на ее обнаженное тело. Но потом она заметила, что у него дергается щека, и поняла, ценой каких усилий дается Лэнсу эта неподвижность. Тогда Челси отвела взгляд от его лица и нарочито медленно перевела его на красноречивую выпуклость под молнией брюк.
Этот взгляд словно зарядил Лэнса энергией: Он порывисто шагнул к Челси и подхватил ее на руки.
Ночник озарял спальню мягким розоватым светом. Плотные шелковые занавеси цвета слоновой кости на окнах, отгораживающие спальню от внешнего мира, кремовое стеганное шелковое покрывало на кровати создавали ощущение уюта и придавали спальне сходство с мягким коконом.
Челси ожидала, что Лэнс сразу отнесет ее в кровать, но он, немного не дойдя до изголовья, поставил ее на ноги, привлек к себе и снова стал целовать. На этот раз его поцелуи были другими: поначалу нежные, они с каждой секундой становились все более страстными. Челси стало казаться, что воздух вокруг них раскаляется до взрывоопасной температуры. Но еще больше, чем яростная страсть Лэнса, Челси поразила собственная реакция на нее.
Давным-давно, в другой жизни, другая Челси была бы шокирована откровенностью, даже распутством, с которыми новая Челси прижималась своим обнаженным телом к Лэнсу, тем, с каким страстным нетерпением она подставляла губы его поцелуям. Их языки встретились, переплелись в эротическом танце, лаская друг друга так же, как очень скоро – Челси это знала – переплетутся и сольются их тела. Кожа к коже, плоть к плоти.
Челси слышала какое-то негромкое постанывание в такт движениям языка Лэнса, но не осознавала, что издает эти звуки сама. Она знала только одно: что именно для этого она родилась. Чувство, охватившее ее, было острым, всепоглощающим, и казалось необходимой, совершенно неотъемлемой частью ее существа, Челси могла только удивляться, как жила до сих пор, не зная его.
Руки Лэнса стали двигаться вверх и вниз по ее спине от плеч до ягодиц, затем он одной рукой обхватил затылок Челси, другая рука накрыла упругую грудь. По сравнению с нежной кожей ее набухших и ставших необычайно чувствительными сосков его пальцы казались шершавыми, но их прикосновение порождало целый фейерверк восхитительных, изысканных в своей остроте ощущений. Челси хотелось, чтобы эти ласки никогда не прекращались, и одновременно она жаждала большего. Все ее тело пело от примитивного наслаждения, казалось, Лэнс каким-то образом открыл и затронул некую чувствительную струну внутри нее, до сих пор скрытую так глубоко, что Челси даже не подозревала о ее существовании, пробудил и выпустил на свободу некую до сих пор дремавшую силу. От наплыва небывалых ощущений у Челси закружилась голова.
Даже самые легкие прикосновения пальцев Лэнса к соскам вызывали внутри нее вспышки слепящего огня, каждое малейшее их движение поднимало возбуждение Челси еще на одну ступеньку. И вот уже она потеряла контроль над собой, ею руководил только один мощный древний как мир инстинкт. Он направлял ее движения, заставлял ее выгибаться навстречу ласкам Лэнса, подставлять свое тело его рукам и губам…
Челси не узнавала себя в этой новой женщине. Что случилось с ее мечтой о нежном, бережном любовнике, о мужчине, который обращался бы с ней, как с хрупкой драгоценной фарфоровой вазой? Раньше в ней жил страх, заставлявший ее внутренне съёживаться при одной только мысли о том, что она может играть не совсем пассивную роль в любовном соитии, так куда же девался этот страх? Разве еще недавно могла она представить, что способна испытывать такой острый сексуальный голод, заставляющий ее стать не только активной, но даже агрессивной в своем женском стремлении к мужчине?
Лэнс понимал желания Челси без слов. Обхватив ее груди руками, он склонил к ним голову. Челси закрыла глаза, содрогаясь от остроты новых ощущений. Одного только тепла его дыхания, согревающего ее грудь, было достаточно, чтобы все ее тело затрепетало, но, когда Лэнс стал кончиком языка обводить круги вокруг ее соска, Челси показалось, что она потеряет сознание от нового, еще более острого наслаждения.
Она инстинктивно обхватила голову Лэнса руками, еще более приближая ее к своей груди, и громко застонала, без слов умоляя его прекратить эту сладкую пытку. Вняв ее бессловесной мольбе, Лэнс медленно втянул ее сосок в рот, словно высасывая из него мучительную боль желания. И все же, сделав так, он не только не удовлетворил голод Челси, а, наоборот, обострил его. Не отдавая себе отчета в своих действиях, Челси вцепилась в рубашку Лэнса и стала торопливо, едва не обрывая пуговицы, расстегивать ее, сгорая от желания прикоснуться к его обнаженной коже.
Лэнс пришел ей на помощь – продолжая ласкать Челси, он ухитрился одновременно сбросить с себя одежду. Но Челси едва сознавала это, постанывая от удовольствия, когда ее пальцы наконец коснулись его обнаженной кожи и принялись ее жадно ощупывать, словно это могло помочь утолить чувственный голод. Но тело Лэнса и впрямь было для ее истосковавшихся по ощущениям пальцев чем-то вроде пышного пира для голодающего. Челси хотелось видеть его, прикасаться к нему, ощущать его аромат, попробовать на вкус, насытить им все органы чувств, какие только у нее есть.
В затуманенном сознании Челси мелькнула мысль, что ее должны ужасать собственные чувства и поступки. Все, что она делала сейчас, совершенно не вязалось с ее прежними представлениями о самой себе, собственные желания были ей незнакомы. Но у Челси не было ни времени, ни силы воли прислушиваться к предупреждениям разума. Напротив, она чувствовала, что только сейчас стала настоящей, стала самой собой. Ей казалось, что она бабочка, вырывающаяся на свободу из тесного кокона, чтобы расправить крылья и взлететь.
Лэнс уложил ее на кровать. Челси приподнялась и поцеловала его в плечо – и закрыла глаза от удовольствия, ощутив солоноватый вкус его кожи, вдохнув запах разгоряченного мужского тела.
– Ты так хорошо пахнешь, – хрипло прошептала она. – Мне нравится твой вкус…
Ее слова, казалось, разорвали последние нити, на которых еще держался самоконтроль Лэнса. Он издал низкий стон, и этот звук возбудил Челси еще сильнее, если такое вообще было возможно. Лэнс обнял ее и приподнял так, что все тело Челси стало открытым для самых интимных ласк. Под умелыми прикосновениями его пальцев, горячего влажного языка волны возбуждения накатывали на Челси одна за другой, и вскоре она уже тонула в собственном желании, в непреодолимой потребности принадлежать Лэнсу до конца. Страх, сомнения, колебания – все было сметено набирающим силу ураганом желания, который все глубже и глубже втягивал ее в свой горячий водоворот. У Челси шумело в ушах, она слышала только гулкие удары сердца Лэнса да собственные томные стоны.
Когда Лэнс наконец соединил их тела воедино, Челси не почувствовала ни боли, ни даже неудобства, все затмило наслаждение от полного слияния их тел и удивление сродни благоговению оттого, как бурно откликается ее естество на малейшее движение Лэнса.
Казалось, они были самой природой созданы друг для друга – настолько хорошо их тела подходили одно другому. Они двигались в едином ритме, созвучном самой гармонии жизни. Все это было настолько удивительно, настолько совершенно, что Челси казалось, будто ее несет таинственная сила, столь же духовная, сколь и чувственная, земная.
То, что чувствовала Челси, невозможно передать словами. Казалось, не только ее тело, но и разум, сердце, все ее существо перешли в иное измерение. Потоки этой неведомой силы словно приливные волны несли ее все выше и выше к последнему пределу, а затем бережно опустили в тихое место по другую сторону рубежа, который она миновала. Дыхание Челси стало выравниваться, веки отяжелели. Она дотронулась пальцами до щеки Лэнса и улыбнулась новой улыбкой – улыбкой женщины, познавшей блаженство любви.
Однако Лэнс не улыбнулся в ответ. Его темные глаза оставались непроницаемыми, лицо напряженно застыло. Когда он заговорил, в его голосе слышался с трудом сдерживаемый гнев.
– Почему ты мне не сказала… не предупредила?
Не в силах выдержать его испытующий взгляд и вдруг застеснявшись, Челси отвела глаза, ее эйфория вмиг испарилась.
– Ведь это было с тобой в первый раз, я не ошибся? – резко спросил Лэнс.
Отрицать очевидное было бессмысленно.
– Да, в первый, – тихо сказала она.
Лэнс выругался вполголоса, но с такой злостью, что Челси поморщилась.
– Надо было предупредить, тогда…
Челси набралась храбрости спросить:
– Тогда что? – Губы ее слегка дрожали, и, чтобы это скрыть, она улыбнулась, но улыбка вышла кривой. – Ты остановился бы?
Темный румянец на щеках Лэнса показал ей, что он догадался о подтексте вопроса: он был так же не в состоянии остановиться, как Челси – завести разговор о своей невинности.
– А зачем мне было тебе говорить? – спросила Челси и, глядя Лэнсу в глаза, призналась: – Все равно лучше чем было, быть просто не могло, и…
Лэнс чертыхнулся и в сердцах воскликнул:
– Но ты была девственницей, а я…
– Ты занимался со мной любовью так, как будто я женщина, а не девушка, – продолжила за него Челси. – Может, я потому тебе ничего и не сказала, что хотела, чтобы ты обращался со мной, как с женщиной, как с равной…
– Неправда, ты лжешь! – резко возразил Лэнс. – Ни одна женщина твоего возраста и твоей внешности не будет так долго ждать, не имея на то особой причины. И уж конечно такая умная, рассудительная женщина, как ты, никогда не допустит, чтобы столь важное событие в ее жизни произошло случайно… Нет, ты наверняка чего-то или кого-то ждала…
Лэнс так близко подошел к разгадке, что Челси в тревоге затаила дыхание. Только бы Лэнс не понял, что… Что он мог понять? Что у нее сложилось совершенно ложное представление о собственной сексуальности? Что она потеряла впустую годы, мечтая о придуманной интимной близости, которая, как показала сегодняшняя ночь, не имела ничего общего с истинными потребностями ее тела?
Сегодня Челси поняла, насколько велика была пропасть между тем, чего, как ей казалось, она хотела, и тем, что ей было нужно на самом деле. Она не понимала саму себя! Та девушка, какой она себя считала до сегодняшнего вечера, никогда не почувствовала бы, не пожелала того, что она чувствовала и желала сегодня с Лэнсом, не получила бы от этого такого наслаждения!
Челси знала, что ей следовало бы стыдиться того, что произошло, но она не стыдилась. Она, правда, ни под каким видом не могла бы обсудить случившееся с сестрой, но вовсе не потому, что стеснялась. Трудно представить, как бы отреагировала Селина, если бы узнала, что Челси была настолько захвачена сексуальным влечением, что практически умоляла Лэнса овладеть ею. Лэнса, мужчину, которого не любила! Челси в смятении осознала, что стремилась именно к тому, что произошло, более того – желала испытать это именно с Лэнсом, с мужчиной, совершенно не похожим на Спенсера. – Почему, Челси? – со странным напряжением в голосе спросил Лэнс. – Почему ты пошла на это именно сейчас? Почему со мной?
Прежде чем Челси успела ему помешать, он взял ее за плечи, усадил и развернул лицом к себе.
– Челси, что происходит? Я возвращаюсь из Канады и узнаю, что нас уже все вокруг считают парой, хотя мы оба знаем, что это не так… или не было так до недавнего времени, – мрачно уточнил он.
– Это произошло случайно, – быстро ответила Челси. – Я никогда бы…
Она замолчала и закусила губу, но тут же поморщилась: после поцелуев Лэнса ее губы вспухли и стали очень чувствительными. Челси попыталась высвободиться из его рук, но тут боль в другой части тела напомнила ей, что поцелуями дело не ограничилось. Челси покраснела.
– Случайно?
– Да. Селина сделала неправильные выводы о… о нас…
Челси снова замолчала. Разве могла она объяснить Лэнсу, не выдав себя, почему сразу же не исправила ошибку сестры?
– Я пыталась ей объяснить, но… но это оказалось нелегко. – Челси потупилась. – Селине иногда бывает неловко со мной, она чувствует себя чуть ли не виноватой в том, что у нее есть Спенсер и Джек, а у меня никого нет… ей трудно понять, что я довольна своей жизнью.
– То есть она хочет, чтобы ты тоже, так сказать, устроила свою жизнь, – подсказал Лэнс. – И тебе было легче оставить Селину в ее заблуждении, чем переубеждать.
– Да, так и было, – согласилась Челси. – Мне и в голову не приходило, что она может рассказать кому-то еще… – Она покачала головой. – Я просто ушам своим не поверила, когда мать вдруг заговорила о нас как о… о влюбленной парочке. Мне нужно было сразу сказать правду, и я собиралась это сделать, но… Словом, я понимаю, как ты рассердился, когда услышал эту историю, и не пытаюсь оправдаться.
– Да, я рассердился, – признал Лэнс, – но это не оправдывает того, что я сделал. Почему ты меня не остановила?
Челси решила говорить начистоту.
– А может, я не хотела?
И все-таки Челси не была до конца честной с Лэнсом. Она не объяснила, почему не стала разубеждать Селину, почему ей показалось безопаснее оставить сестру в заблуждении. Не могла же она рассказать Лэнсу, да и кому бы то ни было о своих чувствах к Спенсеру! А если бы даже рассказала, как признаться Лэнсу, что, несмотря на ее, казалось бы, неувядающую любовь, стоило ему к ней прикоснуться, как ее охватило такое яростное, непреодолимое, неуправляемое желание, что она просто потеряла способность думать о ком-то или о чем-то еще?
Челси посмотрела Лэнсу в глаза и улыбнулась полной самоиронии улыбкой.
– Может, я стала чувствовать, что девственность мне уже мешает? Но я тебя желала, Лэнс. Не могу объяснить почему, но, когда мы были вместе, я даже не думала о своей девственности, я просто потеряла способность мыслить логично… я просто… – Она снова умолкла, не договорив. В глазах ее заблестели слезы, и Челси с болезненной честностью призналась: – Да, наверное, мне следовало тебя предупредить или даже остановить, но…
– Но что? – поторопил ее Лэнс, когда она снова замолчала.
Челси опустила голову и хрипло закончила:
– Но я не хотела. Я не знала, что секс бывает таким… таким…
– Опасным? – насмешливо подсказал он.
– Таким всепоглощающим. Я не считаю себя виноватой и не собираюсь стыдиться ни того, что произошло, ни своих чувств. Лэнс, это было восхитительно! – бесстрашно призналась Челси, хотя голос ее стал совсем тихим, не громче шепота.
– Восхитительным?! – взорвался Лэнс. – Ты что, не понимаешь?! Это не должно было случиться! Ты и я…
– Мы друг другу даже не нравимся, я знаю, – прервала его Челси. – Может, это и называется страстью, я не знаю. Наверное, ты лучше сможешь об этом сказать, чем я.
– Ты так думаешь? – Лэнс покачал головой. – То, что произошло, для меня было так же внове, как и для тебя. Конечно, у меня были женщины, но я никогда до такой степени не терял контроль над собой. Конечно, я не горжусь тем, что… – На этот раз уже Лэнс умолк, не закончив фразу, и покачал головой.
Челси практично заметила:
– Что ж, по крайней мере, никто, кроме нас, об этом не знает. Завтра я объясню маме, что Селина все перепутала и…
Лэнс внезапно вскочил с кровати и, схватив простыню, обмотал вокруг бедер. Столь откровенное отсутствие интереса к тому, что она собиралась сказать, задело Челси. На смену блаженному ощущению теплоты и довольства, которое осталось у нее после близости, пришло чувство потери и одиночества.
– Если хочешь… – начала Челси, но, перехватив на себе взгляд Лэнса, замолчала.
Лэнс смотрел на ее тело с таким выражением, что у Челси не осталось ни малейших сомнений в том, чего он хочет. Шок, смешанный с возбуждением, окрасил ее щеки в алый цвет. Лэнс ее хочет! Он потому и вскочил с постели, потому так поспешно обмотал вокруг себя простыню, что хотел скрыть реакцию своего тела на ее близость. Не дав себе времени задуматься о том, что делает, Челси прошептала:
– Лэнс, прошу тебя, останься со мной на всю ночь… до утра.
– Остаться с тобой?
Слова вырывались из горла Лэнса с трудом, как будто им что-то мешало. Челси заворожено смотрела, как он закрыл глаза и сглотнул. Ее затопила волна ответного желания.
– Да, останься, – повторила она хрипло. – Я хочу быть с тобой. – Он открыл глаза, и она улыбнулась ему как искушенная соблазнительница. – В конце концов, мне терять нечего, я ведь больше не девственница.
В глазах Лэнса полыхнул опасный огонь – словно кто-то бросил спичку в бензин. Он шагнул к Челси, и она почувствовала, что Лэнс и сам весь горит. Челси прикоснулась к горячей коже, напоминающей на ощупь атлас, сначала пальцами, потом губами. Лэнс невольно вскрикнул, но она не остановилась, и вскоре все его тело снова дрожало от страсти.
– Останься со мной! – взмолилась Челси. Лэнс не мог ей отказать – он страстно желал того же. Не смог он уйти и после того, как они утолили вновь вспыхнувший сексуальный голод. Челси задремала, но Лэнс не спал, по-прежнему обнимая ее.
Он решительно не понимал, что с ним творится, он мог только беспомощно разводить руками. Сегодня вечером он явился к Челси только затем, чтобы потребовать от нее объяснений, он был на нее зол, но теперь… Он посмотрел на женщину, уснувшую в его объятиях. Это казалось нелепым, нелогичным, но он не хотел ее отпускать.
«Останься со мной!» – попросила Челси, он выполнил ее просьбу, и почему-то с этого момента все изменилось. Все правила, которые он сам для себя установил и по которым намеревался жить всю оставшуюся жизнь, вдруг каким-то образом оказались переписанными заново, и, что самое страшное, Лэнс не знал новых правил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасный соблазн - Берристер Инга

Разделы:
12345678910111213

Ваши комментарии
к роману Опасный соблазн - Берристер Инга



ochen krasivaja kniga
Опасный соблазн - Берристер Ингаchitatel
3.01.2012, 3.49





Прочла на одном дыхании! Класс!
Опасный соблазн - Берристер ИнгаЛюдмила
31.01.2012, 0.00





И я поддерживаю. Супер!!!
Опасный соблазн - Берристер ИнгаЛена
10.03.2012, 20.30





Чушь полнейшая, зря потраченное время, 1/10
Опасный соблазн - Берристер ИнгаNatasha
29.06.2012, 16.24





OTVRATITELNII UJASNII I SLABII ROMAN NIKAKOGO RAZVITIA OTNOSHENII KOROCHE JAL VREMENI 1/10
Опасный соблазн - Берристер ИнгаSarina
20.01.2013, 22.24





OTVRATITELNII UJASNII I SLABII ROMAN NIKAKOGO RAZVITIA OTNOSHENII KOROCHE JAL VREMENI 1/10
Опасный соблазн - Берристер ИнгаSarina
20.01.2013, 22.24





Очень легенько. Только закрутилось, а раз и все. Тем кто любит совсем розовые сказки.
Опасный соблазн - Берристер Ингаиришка
22.11.2013, 12.07





хороший роман ...раньше читала...сразу и не вспомнила, но подконцовка запомнилась....
Опасный соблазн - Берристер Ингам
3.04.2014, 16.13





Легкий, прикольный, нереальный роман. 8/10
Опасный соблазн - Берристер ИнгаВикки
25.07.2015, 23.11





потверждаю, роман действительно легкий, незамороченый,но по началу был утомительным своим перечислением кто кому и кем приходится.Но в остальном для убивания пары часов сойдет.
Опасный соблазн - Берристер ИнгаИринка К..
28.08.2015, 0.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100