Читать онлайн Никогда не говори никогда, автора - Берристер Инга, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не говори никогда - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не говори никогда - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не говори никогда - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Никогда не говори никогда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8



Майкл настоял на том, что она не должна ложиться спать, пока не поест. К своему стыду, Венди оказалась настолько голодна, что с жадностью набросилась на яичницу болтунью с поджаренным хлебом, которую он для нее приготовил.
Он суетится, как хлопотливая наседка, ядовито подумала она, когда он протянул ей стакан с каким-то молочным напитком, и поморщилась перед тем, как попробовать. Будто и не мужчина совсем… К ее удивлению, питье было вкусным, она подозрительно понюхала его и спросила:
— Вы что-то добавили туда? Бренди?
— Классический трюк соблазнителя, — серьезно подтвердил он и добавил: — Удивляюсь, почему вы не попробовали его на мне…
— Я не пыталась соблазнить вас, — напомнила она. — Я просто хотела доказать…
— Продолжайте, — подбодрил ее Майкл. Вы хотели доказать?..
— С меня довольно, — сказала Венди, допивая его молочный коктейль. — Я собираюсь в постель.
Только раздевшись и став под душ, она вспомнила, что ей не в чем спать — не то чтобы это обычно беспокоило ее, но в данной ситуации… Мысль о том, что придется ложиться в блузе, была не слишком привлекательна, а что касается шортов… Она уже простирнула их, чтобы к завтрашнему дню хоть они были свежими.
Завернувшись в большое полотенце, Венди отправилась на поиски Майкла. Как она и предполагала, он оказался на кухне, занимался уборкой. Разве это мужчина… нет, хорошо все-таки, что они не переспали друг с другом — это добром не кончилось бы…
— Мне нужна какая-нибудь одежда, — потребовала она.
Он удивленно поднял брови:
— В каком роде?..
— Неважно что, — настаивала она. — У вас есть пижама?
— Нет.
— Но вы должны ее иметь… Что, если вы попадете в больницу?
— Вы оптимистка, — рассмеялся Майкл. — В лучшем случае могу предложить майку.
— Сойдет, — несколько грубовато сказала Венди и прошла вместе с ним в спальню.
Майка, которую он ей протянул, была белой, из мягкой ткани и необычайно большой. Она слегка нахмурилась, вспомнив, как аналогичная майка обтягивала его торс. Она и сама была не слишком миниатюрной, но судя по размеру того, что она держала в руках…
Заметив, что Майкл по-прежнему смотрит на нее, она сердито заметила:
— Не могу же я надевать ее при вас.
Он рассмеялся, вызвав у нее новый приступ раздражения.
— Чего от вас только не услышишь. Прежде вы намеревались заняться со мной любовью — действие, при котором предполагается снимать одежду. А теперь одна мысль о том, что я увижу вас обнаженной, заставляет вас вести себя с такой девичьей скромностью, будто вы шестнадцатилетняя девственница. Просто смешно…
— Нет, не смешно, это реакция нормальной женщины, — возразила она, бросая на Майкла полный ненависти взгляд.
Он позволяет себе смеяться над ней! Как он только посмел!.. Такой человек вообще не достоин жить на белом свете, кипятилась Венди несколькими минутами позже, когда, после его ухода, скинула с себя влажное полотенце и натянула майку. На ней она казалась огромной. Вероятно, он специально держит ее, чтобы поражать воображение женщин, со злостью подумала она. Ему она, наверное, тоже велика…
Сонно зевнув, Венди поглубже зарылась в подушку. Интересно, сколько бренди он подлил в ее питье? Она снова зевнула, тело ее начало расслабляться. В одном он оказался прав — эта кровать… его кровать… была божественно удобной.
Похоже на то, что она уснула, решил Майкл, осторожно приоткрыв дверь спальни минут десять спустя. Иного просто не могло быть, он налил ей такую дозу, что могла бы свалить с ног и лошадь. Не слишком красивый поступок, но лучше уж это, чем возможность провести всю ночь в спорах с ней. Что за женщина!
Стараясь не шуметь, он прошел в ванную, разделся и залез под душ.
Интересно, сколько времени понадобится ей, чтобы догадаться о его намерениях? Как она после этого поступит, можно было не спрашивать. Он вел не слишком честную игру, но чрезвычайные обстоятельства всегда требуют чрезвычайных мер, а данные обстоятельства были, без сомнения, чрезвычайными. В ситуацию, подобную той, куда он сам себя загнал, мог попасть любой мужчина. Но он твердо решил доказать ей, что ее антагонизм к мужскому полу проистекает вовсе не из убеждения, будто ни одному мужчине доверять нельзя, а, скорее, из боязни вновь испытать ту боль, которую ей принес уход отца.
Когда-нибудь он докажет Венди, что с ним ей нечего бояться… что его чувства, его любовь… что он всегда… Прекрати, сказал он самому себе. Тебе придется еще немало потрудиться, прежде чем она готова будет выслушать то, о чем ты хочешь с ней поговорить. До этого еще чертовски далеко…
Заглянув в лицо спящей, он с трудом подавил желание поцеловать ее в кончик носа и, откинув край покрывала, осторожно лег рядом с ней. Рядом, хотя предпочитал бы находиться не здесь… А если уж здесь, то… Майкл решительно закрыл глаза.
Счастливо улыбнувшись во сне, Венди придвинулась к лежащему рядом с ней мужчине. Какое приятное ощущение… теплое, плотное, покрытое волосами тело и этот замечательный, притягательный мужской запах — такой незнакомый… Где-то глубоко в подсознании она инстинктивно сразу поняла, что значит быть в безопасности и тепле, быть желанной, уверенной в том, что находишься в нужном месте и с нужным человеком.
Издав чуть слышный стон удовлетворения, Венди придвинулась поближе к источнику всех этих чудесных ощущений и эмоций. Майкл затаил дыхание.
Он проснулся минут пятнадцать назад, разбуженный этим неосознанным, «лунатическим» движением Венди через свободное пространство, оставленное им между ними. Ее близость вызвала в его теле немедленную естественную реакцию. На этот раз ее нельзя было обвинить в попытке управлять или манипулировать им — она без всякого сомнения пребывала в глубоком сне. И если бы ему не было так чертовски трудно сдерживаться или если бы он принадлежал к другому типу людей, то мог бы поздравить себя: ее поведение во сне, издаваемые ею негромкие, довольные стоны показывали, какое бессознательное удовольствие доставляет ей физический контакт с его телом.
С его телом или с любым мужским телом? Майкл нахмурился. Несмотря на все слухи о ней и на то, что она сама о себе говорила, он догадывался: эмоционально, а это самое главное, она была совершенно нетронутой, девственной, во всех своих предыдущих связях она всегда скрывала свою истинную сущность… Тут она прижалась к нему еще теснее, и он словно окаменел.
Если так будет продолжаться и дальше!.. Ему было достаточно нелегко сдерживаться даже тогда, когда она пыталась разжечь его намеренно и хладнокровно. Но то, что она делала сейчас, это выражение чувственного желания на лице спящей… Никакое квалифицированное, точно рассчитанное соблазнение не могло бы произвести на него даже десятой доли того эффекта, как эта ее инстинктивная, безыскусная, невинная демонстрация стремления быть к нему возможно ближе.
Венди, пытаясь придвинуться к нему еще ближе, оттолкнула его руку, мешающую ей в этом, рот ее искривился в гримасе легкого неудовольствия. Он послушно убрал руку, но, поняв, что делает, тотчас же опустил ее, попав почему-то ладонью на гладкую округлость ее бедра. А раз уж так случилось, не смог удержаться и тихонько не погладить ее кожу, такую мягкую и гладкую, такую живую, такую желанную…
Мало-помалу его нежные прикосновения к бедру Венди начали переходить в неторопливые, но ритмичные поглаживания. Рука его нашла тонкую талию и двинулась дальше, к тугому, округлому холму груди, как будто специально сотворенной для того, чтобы заполнить его сложенную лодочкой ладонь.
Венди с мягким, сладострастным вздохом прогнулась вперед. Теперь она уже касалась Майкла, ее рука блуждала по его спине, спускаясь все ниже, ее теплое дыхание, которое он ощущал на своем горле, участилось. Ладонь, лежавшая на груди Венди, чувствовала, как набухает и твердеет ее сосок. Похожее творилось и с его телом — с того момента, как она начала свое движение к нему.
Очень неохотно Майкл снял руку с груди, нежно поцеловал Венди в лоб и постарался осторожно отодвинуть ее. Она не поддавалась, вцепившись руками в его плечи, прильнув к нему, еще и положила сверху свою длинную, стройную ногу, так что…
По его телу пробежал жар — майка, которую он ей одолжил, задралась, и он явственно чувствовал прижавшуюся к нему обнаженную плоть ее бедра, теплую и шелковистую. Майкл протянул руки с намерением все-таки отодвинуть ее. Но это было больше, чем мог выдержать мужчина… любой мужчина. Издав приглушенный стон, он прижал ее к себе, одна его рука скользнула под футболку, другая ласково откинула шелковистые волосы с ее лица.
Первый поцелуй был легким и осторожным. Но вкус ее губ был столь приятен, а любовный голод так силен, что он не смог устоять и поцеловал второй раз, потом третий, все сильнее и настойчивее, потому что, черт побери, если мужчина за что-нибудь берется, он должен делать это как следует.
Сейчас Венди проснется. Не может не проснуться.


В своих снах Венди редко занималась любовью, тем более любовью, сопровождающейся осторожными, дразнящими полупоцелуями, будящими и разжигающими чувства сильнее, чем поцелуй самого опытного мужчины. Ей не нравились эти сны, вернее не нравились сны, в которых участвовал мужчина, присутствие которого в них было наименее вероятно. После таких снов она чувствовала себя обманутой… и обиженной, будто чего-то недополучила от жизни. Это было просто смехотворно: как ей может чего-то не хватать в жизни, которую она сама себе выбрала и построила?
Венди попыталась сказать эти слова вслух. Надежное заклинание, которое никогда ее не подводило. Однако сейчас она не смогла этого сделать, что-то мешало… кто-то мешал ей выговорить их. Кто-то целовал ее, кто-то…
Она приоткрыла глаза и, не желая верить тому, что увидела, вновь закрыла их. Ее целовал Майкл. Он лежал так близко, что она ощущала каждое движение его тела, каждый его вдох и выдох… даже биение его пульса… Что он делает?
— Что вы делаете?!
Эти слова она произнесла вполне отчетливо, и Майкл оторвался от ее губ, ожидая вспышки негодования, требования объяснить свое поведение. Но так и не дождался. Она закрыла глаза и вновь уютно устроилась в его объятиях со счастливым вздохом. Потом прижалась к нему теснее и, приподняв голову с подушки, жадно прильнула губами к его губам — скорее вопросительно, чем требовательно, подумал он, отвечая на поцелуй и прослеживая кончиком языка контур ее рта.
Незамедлительно последовавшая реакция, от которой содрогнулось все ее тело, удивила обоих. В ее глазах, теперь уже широко открытых, читалось настороженное ожидание.
Она не желала отвечать на мои ласки, почувствовал Майкл. Язык ее тела ясно говорит: оставь меня. Но я не могу…
— В чем дело? — тихо спросил он. — Я думал, что тебе нужно именно это… чтобы доказать…
— Я передумала, — резким тоном ответила Венди. Она внезапно совершенно проснулась и осознанно оценила ощущение своей беззащитности перед нахлынувшими на нее чувствами. Никогда еще реакция ее тела не была столь быстрой и полной — во всяком случае, на единственный поцелуй. Ей хотелось прижаться к нему… хотелось его… Это чувство было таким незнакомым, чуждым, она боялась его.
— Отпустите меня! — напряженным тоном сказала она. — Я не хочу…
— Чего ты не хочешь? — мягко перебил ее Майкл. — Меня? — Он взял ее грудь в свою ладонь и, теребя большим пальцем напрягшийся сосок, ласково сказал: — Лгунья.
Это как раз тот случай, когда надо быть жестоким, чтобы быть добрым, сказал он себе, как бы оправдываясь. Он чувствовал, что она еще не бывала в такой ситуации и не знает, что значит бояться своей сексуальности.
Он и предположить не мог, что вид женщины, на которой нет ничего, кроме прилипающей к обнаженной груди влажной майки, подействует на него столь возбуждающе, но сейчас… Прилив примитивного мужского желания почти с головой захлестнул его. И прежде, чем Венди успела остановить его, Майкл вновь наклонился над ней. На этот раз она была не в состоянии противиться лихорадочной ответной реакции своего тела на прикосновение его губ. Принимая во внимание, что разумом она меньше всего хотела продолжения его ласк, с ее стороны было, вероятно, несколько непоследовательным прогнуться навстречу его губам и тихо, сладострастно застонать.
Венди была чувственной женщиной с определенным сексуальным опытом и считала, что хорошо знакома со всеми возможными реакциями своего тела. Но это переполняющее ее, интенсивное до боли желание было чем-то совершенно другим. Она, пытаясь, как всегда, бороться с тем, что, по ее мнению, угрожало самим основам ее жизни, в панике попыталась оттолкнуть его от себя, но он уже поднял на ней майку, его губы, задержавшись на груди, двинулись вниз, нежно лаская каждый сантиметр тела.
Мужское желание, нетерпение, чувственный голод — это было знакомо Венди, придавало ей силы, одновременно ослабляя обуреваемого этими чувствами мужчину. Но мужская нежность и ласка, желание доставить ей наслаждение?.. Это было ей совершенно чуждо и поэтому злило и пугало ее. А еще больше — желание отдать взамен частицу себя. Подобное желание не возникало у нее с той поры, как отец оставил ее и она поняла: отдать свою любовь мужчине — все равно что позволить ему причинить себе боль.
Любовь?! Но ведь она не любит Майкла… Да, ей хотелось касаться его, целовать его, прижиматься к нему, но все это ничего не значило. Ровным счетом ничего… Да и как могло что-либо значить, если на уме у него было совсем другое?..
Пальцы Майкла ласково поглаживали внутреннюю поверхность ее бедра. Почему раньше ей казалось, что он должен быть плохим любовником? Напротив, ни один из опытных, искушенных мужчин, с которыми она прежде имела дело, не были способны до такой степени возбудить ее всего одним поцелуем, единственным прикосновением.
В свете наступающего дня, сквозь неизвестно почему выступившие слезы, Венди прекрасно видела все его обнаженное возбужденное тело. Он, казалось, не обращал на это никакого внимания, больше занятый тем, чтобы доставить ей наслаждение. Его тело было великолепным, с хорошо развитой мускулатурой, но в то же время он совсем не походил на карикатурного, практически лишенного мужской сексуальности атлета.
Ей захотелось прикоснуться к этому телу, изучить его все, с головы до пят — но не хладнокровно и расчетливо, преследуя свои цели, а чтобы получить удовольствие… и доставить удовольствие ему.
Она закрыла глаза, пытаясь оградить себя от этого искушения. Но разве можно отгородиться от своих собственных чувств, мыслей… от своей ранимости и причин, ее вызвавших?
— Остановитесь… Я не хочу этого.
Майкл прекрасно расслышал ее слова, но ему понадобилось несколько секунд, чтобы их истинный смысл дошел до него сквозь туман чувственного наслаждения, которое доставляло ему горячее, отвечающее на каждую его ласку тело Венди. Одна мысль о том, как она поведет себя, когда он дойдет до самого конца, до кульминации, заставляла его сердце биться в бешеном ритме.
Он не хотел спешить, оттягивал этот долгожданный момент, целовал и ласкал каждый сантиметр ее тела, касался языком самых чувствительных мест, ожидая, пока она не будет окончательно готова принять его, чтобы захлебнуться в горячих волнах экстатического освобождения.
И вдруг она говорит, что не хочет этого! Что не хочет его! Неохотно, очень неохотно, принял он ее отказ.
Почувствовав себя свободной, Венди немедленно встала с постели. Дрожащие ноги почти не держали ее, она чувствовала себя совершенно разбитой, ее обуревали паника и страх…
— Нет, — громко повторила она, изо всех сил стараясь перебороть бушующие в ней эмоции.
Майкл, потянувшийся было ей вслед, бессильно уронил руки.


— Этим утром я звонила тебе несколько раз, но никто не отвечал.
— Да, меня не было, — лаконично ответила Венди матери.
Только менее часа назад ей удалось наконец попасть в свою квартиру — с помощью слесаря, обменявшегося с Майклом понимающим мужским взглядом, пока она объясняла, как попала в столь затруднительное положение.
Суета, сопровождающая эту процедуру, разумеется, привлекла миссис Риджуэй, вышедшую посмотреть, что происходит. Венди чуть сквозь землю не провалилась, когда на вопрос старушки, где она провела ночь, Майкл незамедлительно ответил:
«Со мной».
Она совсем не испытывала смущения и чувства вины в том, что она провела ночь с мужчиной, скорее ее беспокоила нелогичность собственного поведения. Венди до сих пор никак не могла поверить в это. Она, всегда по праву гордившаяся тем, что умеет обуздывать свои чувства, неожиданно настолько переполнилась ими, настолько испугалась их, что сумела найти прибежище лишь в типично женском, даже скорее девичьем, поведении, которое, как ей всегда казалось, характерно лишь для нервных юных девственниц.
— Венди, ты меня слушаешь?
— Да, мама, слушаю, — ответила она внезапно охрипшим голосом. Венди смутно сознавала, что мать вновь завела свои жалобы по поводу свадьбы Грейс, но была слишком занята своими мыслями, чтобы вовремя остановить ее.
— Совершенно не понимаю, зачем твоему отцу было устраивать свадьбу Грейс у себя. Она ведь даже не его дочь. Конечно, ему всегда доставляло удовольствие демонстрировать свои теплые отношения с дочерью женщины, ради которой он бросил меня… Он и теперь хочет показать всем, что предпочитает ее тебе…
Венди вздохнула. Она слышала все это уже множество раз.
— А может быть, он искренне предпочитает ее, — спокойно заметила она. — В конце концов, она… гораздо более подходит на роль его дочери.
— Ерунда… Он сделал это только назло мне. Хорошо еще, что ему не пришло в голову пригласить меня. Хотя я все равно бы не пошла. Да, между прочим… — Голос матери предательски дрогнул. — Что ж, мне рано или поздно придется сказать тебе… Я тоже собираюсь замуж. Свадьба будет очень скромная, — подчеркнула она. — Так что все равно во время свадьбы Грейс мы будем уже в свадебном путешествии.
Венди тяжело вздохнула.
— Понимаю, — сказала она как можно более безразличным голосом, стараясь отогнать от себя образ матери, стоящей бок о бок с нескладным, еще не вполне сформировавшимся юнцом, ее теперешним любовником, и дающей то, что, по ее мнению, было просто насмешкой над клятвой новобрачной.
— А миссис Бронкс… Она примирилась с тем, что вы с Питером поженитесь?
— С Питером? Не смеши меня, Венди. Я выхожу замуж вовсе не за Питера — он ведь еще совсем мальчишка…
— Не за Питера, — с расстановкой повторила Венди. — Тогда за кого же ты выходишь замуж, мама?
— За Хэмфри Доддса, разумеется, — раздраженно сказала мать, как будто отвечая непонятливому ребенку. — За кого же еще?
Хэмфри Доддс был одним из старейших друзей матери. Он знал ее еще до того, как она встретила Джеймса Нортона и вышла за того замуж, и, насколько известно Венди, все эти годы оставался ее верным поклонником. Когда у матери были неприятности, она обращалась за помощью именно к Хэмфри. Он был ее опорой, единственным верным другом. Он любил мать с той поры, как Венди себя помнила, но никогда прежде мать не давала повода даже подумать о том, что она может вернуться к старой привязанности.
— Хэмфри, — ошеломленно повторила Венди. — Но мама…
— Я знаю, что делаю, — решительно прервала ее мать. — Мне нужно было выйти за него много лет назад, но я хотела показать… доказать твоему отцу, что не только он может менять партнеров, когда заблагорассудится… Знаешь, я недавно его встретила… С ним были эти трое детей — тройняшки. Как он постарел… Бедняга. Мне даже стало почти жаль его. — Она помолчала. — Мы с Хэмфри собираемся обвенчаться на Багамах, — продолжила мать. — Очень романтично… Пора бы и тебе замуж, Венди.
— Мама… — начала было Венди, но мать, уже успевшая сообщить ей все, что хотела, попрощалась и повесила трубку.
Так значит, мать выходит замуж… в очередной раз. Ну что ж, по крайней мере, это будет Хемфри, а не Питер, утешила себя Венди. Бог даст, такое решение окажется самым лучшим из всех, которые мать приняла в своей жизни.
Ее собственные решения, не в пример матери, все до одного были разумны и хорошо продуманы. Она никогда не руководствовалась эмоциями, не позволяла им управлять собой. До сих пор — никогда…
— Кроме того, мистер Олен-Райт просил меня выяснить, не сможете ли вы встретиться с ним и показать материалы, которые успели подготовить, — закончила разговор секретарша Рендольфа.
— Но у меня пока что нечего особенно ему показывать, — не совсем правдиво возразила Венди.
Миссис Кьюсак, очевидно, получила указание от Майкла не принимать ее возражений, потому что продолжила со спокойной настойчивостью:
— У него будет свободное время после четырех, а на уик-энд он собирается лететь домой и доложить о положении дел мистеру Фримену.
Лететь домой, чтобы доложить Клиффу… Как долго его не будет? Только уик-энд или дольше?.. Венди не очень понравилось, что ее сердце дрогнуло при этом известии. Майкл ведь ничего не говорил ей о своем отъезде. Но, с другой стороны, почему он вообще должен был сообщать ей об этом?
— Постараюсь подойти к четырем, — неохотно сдалась Венди. Не то чтобы ей нечего было показать Майклу, показать как раз было что. И вовсе она не боится, что он снова не одобрит ее работу. Так чего же она тогда боится? Самого Майкла, встречи с ним?
Внезапно ее лицо вспыхнуло, она поняла, почему ей так не хочется встретиться с ним лицом к лицу. Разве сможет она объяснить ему причины своего постыдного утреннего бегства из его постели? Особенно после всех ее обвинений в его адрес?..
— Мистер Олен-Райт сейчас примет вас.
Венди выпрямилась в кресле и молча кивнула миссис Кьюсак.
На взгляд секретарши она выглядела как человек, которому предстоит подвергнуться суровому и неприятному испытанию, вроде визита к зубному врачу. А вот сама она считала работу с Майклом одним из самых ярких впечатлений за всю свою трудовую жизнь. Он обладал тем присущим американцам умением вести дела, благодаря которому все препятствия и затруднения устранялись почти мгновенно. И еще одно, не менее важное для секретаря, качество босса: он всегда оставался спокойным и вежливым.
Рендольф Уоллес, конечно, прекрасный человек, приятный в общении и вдумчивый, но ему не хватало твердости Майкла, его способности настоять на соблюдении высоких стандартов и обеспечить высокую работоспособность персонала. Миссис Кьюсак уже заметила, насколько снизилось количество рекламаций, как заметила и одобрила то, что некоторые из их наименее добросовестных монтажников и ремонтников уволены, а для тех, кто занял их места, установлены гораздо более жесткие стандарты.
Майкл сам открыл дверь кабинета и пригласил Венди войти. Вид у него был очень серьезный.
Как, черт возьми, можно сосредоточиться на своей работе, мрачно подумала она, если на уме у нее только одно — сегодняшнее утро, проведенное в объятиях Майкла, и его ласки, позволившие ей узнать о себе такое, что невозможно было даже представить. Насколько лучше было бы остаться в прежнем неведении…
— Я изменила план рекламной кампании, руководствуясь вашими замечаниями, — начала она сдавленным голосом, раскладывая папку с рисунками.
Даже стоя к нему спиной, она чувствовала, что Майкл подошел к ней поближе и изучает рисунки. Венди быстро отошла чуть в сторону. Удостоверившись, что находится на безопасном расстоянии, она ждала, пока он не просмотрит все.
— Мне это нравится… Очень хорошо, — сказал он, закончив.
— К сожалению, исчезла изюминка, которая была в прежнем проекте.
— Может быть, и так, — согласился Майкл. — Тут все смягчено, нет прежней остроты, но, по моему мнению, это совсем не умаляет общего впечатления. Даже наоборот. Ведь по большей части покупатели нашей продукции — мужчины, а большинство мужчин, хотя и наотрез отказываются признавать это, боятся и сторонятся стремящихся к доминированию, самостоятельно распоряжающихся собой и своей жизнью женщин.
— А вы еще говорите, что я мужененавистница, — не удержавшись, мрачно заметила Венди.
— Я же не сказал, что разделяю эти чувства, — возразил Майкл. — Кстати, сегодня утром мне звонил ваш отец, — продолжил он уже другим тоном. — Он хотел удостовериться, что мы будем на свадьбе. Сказал, что звонил вам, но вас не было на месте.
— И что вы ему ответили?
— Подтвердил, что мы приедем и…
— Что? — недоверчиво переспросила Венди. — Не можете же вы действительно хотеть этого?
— Разве? Откуда вам знать, чего я хочу, Венди? — сухо спросил Майкл. — Вы не знаете даже, чего хотите сами.
Венди почувствовала, как на щеках ее проступает предательский румянец.
— Прекрасно знаю, — чуть запинаясь, возразила она и, не в силах больше терпеть, облизала кончиком языка пересохшие губы. — Как это типично для мужчин… Только потому, что женщина говорит «нет», когда…
— Когда подразумевает «да», или, вернее…
— Я не подразумевала «да». Как вы смеете утверждать это? Еще одна из самых старых мужских уловок — утверждать, что, когда женщина говорит «нет», на самом деле она имеет в виду «да», и использовать это как предлог для того, чтобы взять ее силой…
— Я не принуждал вас ни к чему, Венди, — деликатно заметил Майкл. — Но я вас понимаю, — проникновенно продолжил он. — Я знаю, что вы испугались…
— Испугалась? Кого же я должна была бояться? — язвительно спросила она, удивленно подняв брови. — Вас?
Майкл выругался про себя. Этого не следовало говорить, но весь этот день он провел, думая о ней, беспокоясь за нее, желая увидеться с ней. Он догадывался, какова будет ее реакция, и оказался прав.
— Нет, не меня, — согласился он. — Самой себя, вернее своих эмоций, вот чего вы боитесь. Боитесь желать кого-то, хотеть кого-то, любить кого-то…
— Любить кого-то! — воскликнула Венди с отвращением. — О, перестаньте, прошу вас… — Ей удалось скривить губы в презрительной усмешке, но ее била такая внутренняя дрожь, что она боялась закрыть рот из опасения выдать себя клацаньем зубов.
— В пятницу я улетаю в Штаты, — услышала она голос Майкла, такой спокойный, как будто он вовсе не произнес только что этих так губительно подействовавших на нее слов. — Почему бы вам не полететь вместе со мной и не показать это, — он сделал жест в сторону папок, — Клиффу? Он будет рад увидеть, чего вам удалось добиться за то время, пока Рут и он были в свадебном путешествии.
— Я… я не могу, — внезапно впадая в панику, выдавила она дрожащим голосом. — У меня… У меня есть другая работа…
— На весь уик-энд?
— Я не работаю с девяти до пяти, — отрезала Венди. — И если появляется что-то срочное…
— Разумеется, — успокаивающим тоном согласился Майкл, подошел к своему столу и, перелистав свой ежедневник, сказал, к ее ужасу: — Что ж, ничего страшного. Я могу перенести свою поездку на более позднее время. Отправимся после свадьбы вашей сестры. Ежедневник у вас с собой?
— Нет, — ответила Венди сквозь зубы. — И она вовсе не моя сестра.
— Но она — часть вашей семьи, а отец все-таки есть отец.
— Я не собираюсь на эту свадьбу, — твердо сказала Венди.
Майкл терпеливо улыбнулся ей:
— Разумеется, вы на нее поедете. — Он улыбнулся и добавил более твердо: — Мы поедем вместе. А теперь насчет рекламной кампании… Я хотел бы, чтобы Клифф увидел вашу работу как можно скорее.
— Тогда почему бы вам не взять рисунки с собой и не поехать уже в этот уик-энд? Я могу сделать копии в уменьшенном масштабе, если вы…
— Замечательно, — согласился Майкл. — Я покажу Клиффу эту первую версию, и тогда, я уверен, он захочет, чтобы вы сама показали ему все. Не могли бы вы также подготовить предложения по технологии проведения кампании?
— Лучше ежедневного рекламного ролика на телевидении ничего не придумаешь, — ответила Венди, — но это, разумеется, будет стоить очень дорого…
— Да… полагаю, что так, но если удастся вмонтировать туда сюжет насчет обновления персонала монтажников и ремонтников… В общем, оставьте это мне. Я переговорю с Клиффом, когда буду там…
Зазвонил телефон, и он, извинившись, поднял трубку. Венди начала складывать в панку рисунки, и, хотя она и не прислушивалась специально, до нее невольно доносился радостно-возбужденный голос женщины, в котором явно слышался американский акцент:
— Майкл, я только что узнала, что ты собираешься домой. Это просто замечательно! Можешь не сомневаться, здесь тебя ждет теплая, очень теплая встреча…
Деликатно прокашлявшись, Майкл ответил:
— Я еще не знаю, когда именно вылечу, и поэтому…
Женщина рассмеялась и сказала:
— Не беда, в конце концов, у меня сохранился ключ…
Засунув в папку последние листы, Венди подошла к двери и, бросив на Майкла последний, поистине убийственный взгляд, вышла из кабинета. Значит, какая-то партнерша все же оказалась исключением из его правила — не иметь с женщинами отношений, лишенных духовной близости и взаимных обязательств. Если только…
Она резко остановилась посреди приемной и так нахмурилась, что миссис Кьюсак даже забеспокоилась — не случилось ли чего.
…Если только эта женщина не тот самый особый случай с «ароматом роз», если он не связан с ней серьезными чувствами и взаимными обязательствами…
Да, но если так, то какого черта он забрался в постель вместе с ней?!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Никогда не говори никогда - Берристер Инга

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Никогда не говори никогда - Берристер Инга



Легко читается, милый роман)мне понравилось,советую!))
Никогда не говори никогда - Берристер ИнгаКсения
5.11.2011, 11.26





девке явно надо лечиться. инфантильная, эгоцентричная, злобная и мстительная
Никогда не говори никогда - Берристер Ингааня
29.12.2011, 11.31





Роман превеликолепнейший! 10 из 10. А с тем, что Венди необходима помощь психиатра, я полностью согласна! Ненавижу мстительных людей! Причём некоторые такие люди мстят даже не обидчикам, а совершенно посторонним людям, которые не имеют к обидчикам никакого отношения. В романе Инги Берристер "Готовое решение" главный герой мстил сестре человека, который ЯКОБЫ изнасиловал его сестру. Но она-то здесь причём?! Он считал виновным её брата, с братом бы и разбирался! Если не мстить, то хотя бы поговорить и выяснить, действительно ОН изнасиловал его сестру или нет? Или у самой сестры спросил бы!
Никогда не говори никогда - Берристер ИнгаКошечка Джози
16.01.2015, 15.57





Читайте.
Никогда не говори никогда - Берристер ИнгаКэт
17.05.2016, 12.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100