Читать онлайн Маяк в тумане, автора - Берристер Инга, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маяк в тумане - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маяк в тумане - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маяк в тумане - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Маяк в тумане

Читать онлайн

Аннотация

Выходя замуж в двадцать лет, Кейт понятия не имела, что такое брак. Тридцатилетний же Джейк Харви был сложившимся человеком, привыкшим все проблемы решать, ни с кем не советуясь. Поначалу грубоватая мужская сила и решительность мужа импонировали юной миссис Харви. Но очень скоро она поняла, что семья у них не сложилась: они абсолютно разные люди и поэтому должны расстаться.
Уехав на север Англии, Кейт начинает новую, самостоятельную жизнь и быстро добивается немалых успехов. Неожиданно в городке появляется новый начальник местной АЭС. Это Джейк Харви, ее муж - ведь они еще не оформили развода. Он приехал сюда работать. А может быть, не только?..

Загрузка...

Следующая страница

Глава 1

Как всегда, сидя за рулем машины, катившей по пивной улице Вулертона, Кейт ощутила теплое чувство удовлетворения. Что ни говори, перебравшись в Йоркшир, она совершила в своей жизни поступок. Кейт влюбилась в Йоркширскую долину с первозданным великолепием ее в здешние поселки с их, построенными на века домами. У неё вошло в привычку каждый день видеть скалистые склоны гор — плод тысячелетнего труда дождей и ветра. Казалось, долина была специально создана для человека. Если только человечество само не уничтожит себя, скривив губы, подумала Кейт и остановила машину возле магазина трикотажных изделий, где была хозяйкой на пару со своей ближайшей подругой Маргарет Боуз.
Оказавшись два года назад в Вулертоне и выкупив по дешевке это маленькое, допотопное ателье, Кейт и представить не могла себе, какую успешную карьеру она сделает. Теперь Кейт приходилось регулярно вылетать в Лондон и Нью-Йорк, где заказчики в лице самых престижных магазинов одежды буквально-таки дрались за то, чтобы получить очередную партию джемперов и свитеров, изготовленных по ее рисункам усилиями местных надомных вязальщиц. Помимо личного успеха Кейт могла записать на свой счет и то, что ее работницы получили возможность дополнительного заработка, подчас превышавшего доходы их мужей.
Поначалу жены фермеров, опекаемые женой здешнего викария, со скептицизмом восприняли предложение вязать по ее рисункам, но, узнав, с каким успехом идут на рынке их изделия, они преисполнились энтузиазма. И теперь Кейт имела в своем распоряжении целую бригаду вязальщиц, за качество труда которых она всегда могла поручиться. Женщины долины были смолоду приучены, дожидаясь длинными осенними и зимними вечерами возвращения мужей, использовать свободные от домашних трудов часы для приработка, а Кейт и Мэг оставалось заезжать к ним и забирать готовые изделия.
— Ну, наконец-то! А то я уже собиралась закрываться, — с улыбкой встретила Мэг подругу.
— Я немного задержалась у Сары, — пояснила Кейт.
Вдова Сара Кэдди, несмотря на свой преклонный возраст, была одной из лучших вязальщиц, работавших на Кейт. Шотландский род Кэдди был одним из самых древних в Эббдейле, но внук Сары с женой и детьми три года назад переехал в Новую Зеландию, и, хотя у Сары было много знакомых, она страдала от разлуки с родными. Ферму на склоне горы, где Сара прожила всю сознательную жизнь, она после смерти мужа продала и теперь жила в крохотном, безупречно чистом домике на другом конце поселка.
Сара была, что называется, душевной женщиной. Об этом в один голос говорили все, кому приходилось иметь с ней дело. Вообще, быт маленького провинциального поселка во многих отношениях продолжал оставаться тяжелым и неустроенным, но Кейт ни за какие коврижки не поменяла бы такую жизнь на более удобную — в большом городе. Именно здесь, в Вулертоне, она обрела душевный мир и надежду на будущее после пережитой ею катастрофы…
Кейт вздрогнула и мотнула головой, отгоняя от себя воспоминания о событиях, в результате которых она оказалась в Эббдейле. С тех пор прошло два года, и раны ее зарубцевались, но одного прикосновения к ним было достаточно, чтобы снова вспомнить старую боль. И даже умиротворение здешней жизни не могло изгладить из сердца Кейт ощущение утраты, когда волшебное зеркало надежды на глазах у нее раскололось вдребезги, разбилось на миллионы ранящих осколков…
В свое время ее, можно сказать, буквально спасло знакомство с Мэг. Кейт занесло в Вулер-тон совершенно случайно. Одержимая единственным стремлением — уехать как можно дальше от Лондона, она мчалась в сторону Шотландии, но на подъезде к Вулертону машина неожиданно сломалась. В мэрии, куда Кейт пришла выяснить, где можно остановиться на ночлег, она и познакомилась с Мэг.
День, проведенный в ожидании, когда закончится ремонт машины, растянулся на два, три, четыре дня, а на пятый Кейт поняла, что она ни за что на свете не хочет уезжать из этой тихой долины.
Мэг, рано овдовевшая, все еще молодая и преисполненная нерастраченной энергией женщина, прониклась идеей новоприобретенной подруги, и они сообща купили магазин. И хотя шерстяные изделия всегда успешно расходились в здешних суровых местах, именно джемперы, связанные по рисункам Кейт, обеспечили бум местному надомному трикотажному производству.
— Мэтт заедет за мной через полчаса, — сообщила Мэг, забирая из рук Кейт охапку только что привезенных ею джемперов, и добавила: — Картофельная запеканка с мясом в духовке.
Проводив взглядом Мэг, поднявшуюся в свою спальню, чтобы переодеться к свиданию с местным фермером Мэттом Рексли, Кейт подумала, что подруга за время знакомства с этим парнем здорово изменилась и, можно сказать, заново родилась. Мэтт тоже в свое время остался вдовцом с малолетней дочкой на руках. Они познакомились в молодежном клубе, где Мэг из чистого энтузиазма вела со школьниками занятия по вязанию. Мэтт привел туда свою дочь.
В долине с такими событиями, как свадьба, не спешат, но Кейт понимала, что рано или поздно ей придется решать, кем заменить подругу в магазине. Наверное, нужно будет нанять сменную работницу в магазин на те дни, когда я буду объезжать вязальщиц и встречаться с оптовыми покупателями, подумала Кейт. Впрочем, успокоила себя она, времени у меня еще более чем достаточно.
Перед тем как подняться на второй — жилой — этаж дома, Кейт окинула взглядом торговый зал. Это было среднего размера помещение со стенами бледно-абрикосового цвета. В цветовом решении преобладали бежевые, персиковые и светло-кремовые тона: плетеная, персикового цвета мебель, на диванных подушках — чехлы из кремовой ткани. Пол зала был выкрашен светлой краской, на нем лежало несколько ковриков из овчины. Мэг в свое время сомневалась по поводу такого непривычного для здешних мест оформления интерьера, но магазин был куплен под закладную на имя Кейт, и она не стала с ней спорить. Когда же дело начало приносить доход, а их жертвы были с лихвой вознаграждены, Мэг поняла, что подруга во всем оказалась права.
Мэг исчезла в спальне, а Кейт прошествовала на кухню и заглянула в духовку, проверяя, не пора ли вынимать запеканку. Во время жизни в Лондоне ей, вероятно, показалась бы смехотворной мысль о том, чтобы самой готовить себе еду.
* * *
Осиротев совсем маленькой, Кейт выросла в умудренной жизнью крестной матери, которая неоднократно выходила замуж и разводилась с такой же легкостью, с какой перебиралась с одного роскошного курорта на другой. Как только Кейт окончила школу, Норма и крестницу начала всюду таскать с собой. Жизнь, которую они вели, была бонвиванством в классическом смысле слова, но Кейт искренне наслаждалась ею, пока… пока она не встретилась с Джейком.
Поначалу Кейт приняла его за одного из многочисленных ухажеров Нормы, хотя смутно ощущала, что Джейк — а именно так звали этого нового мужчину из ее окружения — слишком тверд и неуступчив, чтобы довольствоваться ролью пажа в многочисленной свите крестной. Норма, по-видимому, тоже чувствовала это и заметно нервничала в его присутствии.
Кейт впервые поняла это вечером во время ужина в Канне, где, собственно, она и познакомилась с Джейком. Норма, звеня как колокольчик тонким девичьим смехом, представила Кейт своего “милого пасынка” — Джейка Харви. Кейт поняла, что, скорее всего это сын одного из многочисленных мужей Нормы. Последняя по счету авантюра с браком провалилась у крестной в тот год, когда Кейт заканчивала школу. Впрочем, Кейт не вдавалась в подробности бесчисленных романов своей приемной матери и не держала в памяти имена бывших супругов Нормы.
Серые глаза Джейка Харви, острые, как льдинки, неотрывно смотрели на Кейт. “Джейк, не смущай ребенка!” — резко сказала тогда Норма, и он, саркастически усмехнувшись, высвободил Кейт из прицела своих глаз. После этого Норма отослала ее спать под тем предлогом, что им с Джейком нужно кое-что обсудить, и Кейт всю ночь проворочалась в постели, вспоминая этот взгляд.
Интересно, похож ли Джейк на своего отца, думала она. Если да, то неудивительно, что их брак с крестной быстро распался. Да, грубоватая мужественность Джейка притягивала взгляд, его стройное, мускулистое тело поражало своим совершенством. И, тем не менее, было в его облике что-то отталкивающее, возможно, его небрежная и абсолютная уверенность в том, что во всем мире нет ничего, что могло бы противостоять его воле. Если бы она сразу прислушалась к своим опасениям, ничего бы не было, со вздохом подумала Кейт.
Из спальни вышла Мэг и, немного смутившись, спросила:
— Ну, как я выгляжу?
Сегодня Мэтт вел ее в ресторан, и Кейт поспешила заверить подругу, что шелковая блуза и бархатная юбка смотрятся на ней просто замечательно.
— Я не похожа на молодящуюся старуху? — с беспокойством в голосе поинтересовалась Мэг.
Кейт от души расхохоталась и, вытирая слезы, сказала:
— Ну, что ты, разумеется, нет! Тебе сорок, а не девяносто лет, Мэг! Рано еще задаваться такими вопросами!
— Сорок пять — это более чем достаточно, чтобы смотреть на тебя, как на дочку, — сухо сказала Мэг. — И коль скоро речь зашла о возрасте, то это тебе следовало бы бегать на свидания, а не мне!
— Спасибо, как-нибудь обойдемся! — буркнула Кейт и торопливо отвернулась к духовке — якобы для того, чтобы проверить, готова ли замка.
— Бьюсь об заклад, Кевин Харгривс положил на тебя глаз, — не сдавалась Мэг, вспоминая местного врача. — На этой неделе он звонил тебе раз шесть, никак не меньше.
— Он звонил мне в связи с тем, что я собираю подписи под обращением о закрытии атомной электростанции, а он согласился помочь мне, — решительно возразила Кейт. — Они сошли с ума с этой идеей о введении нового энергоблока! Мало им неприятностей в Бразилии и России, хотят все испытать на собственной шкуре!.. Я уж не говорю о ракетах…
— Кейт, я понимаю, как остро ты воспринимаешь эту проблему, — успокаивающе подняла руки Мэг, — но для многих станция — единственное место, где можно получить работу, и с этой точкой зрения тоже стоит считаться… Молчу, молчу!
В отличие от Кейт, Мэг не разделяла идеи полного запрета на использование ядерной энергии, да и Кевин Харгривс соглашался с подругой своей возлюбленной только в той части, которая касалась усиления мер безопасности на АЭС.
Через полчаса, проводив Мэг, поужинав картофельной запеканкой и вымыв посуду, Кейт уселась за рабочий стол, Она намеревалась поработать над эскизами для весенней коллекции свитеров, но сегодня, как ни старалась, не могла сосредоточиться на деле. Снова и снова она вспоминала Джейка, хотя не позволяла себе этого два года.
Если бы тогда в свои двадцать лет она хотя бы чуть-чуть разбиралась в жизни, они с Джейком скорее всего никогда не поженились бы. Более того, если бы Кейт не жила тогда с Нормой, все, возможно, завершилось бы коротким романом без продолжения. Джейк сначала не поверил, а затем искренне развеселился, обнаружив, что она девственница. Это уже потом, вскоре после свадьбы, он признался ей, что побоялся оставить невинную душу в обществе Нормы, “способной развратить кого угодно”. Правда, он говорил не только это. “Ты такая взрывная и чувственная, — бормотал он с хрипотцой в голосе, которая у него появлялась, когда он занимался с Кейт любовью, и от которой у нее по спине бежали сладостные мурашки. — Ты все чувствуешь и переживаешь так сильно и глубоко, что невозможно это передать словами!”
И все же для Джейка она была ребенком. Девочкой, доверчиво отдавшейся ему и вышедшей за него замуж без малейшего представления о том, что на деле представляет собой брак. И жила она только в те моменты, когда он держал ее в объятиях, заставляя ощущать себя текучим огнем, взрывом и пламенем.
Но медовый месяц не мог продолжаться вечно, и однажды Джейк сказал, что ему надо возвращаться на работу — на базу ВВС в Гринэм-Коммон. где он занимался совершенствованием системы наведения ракет с ядерными боеголовками, способных разрушить целые города и обратить в пепел сотни тысяч живых людей. Какой она была тогда наивной и невинной! Кейт передернуло, едва она вспомнила, как Джейк, обнаружил ее дома с пачкой антивоенных брошюр, авторы которых выступали против распространения ядерного оружия. Он страшно разозлился и вышвырнул всю эту литературу в окно. Её тогда словно ледяным душем окатило. Он потребовал, чтобы она выбросила “эту дурь” из головы, словно не допускал и мысли о том, что у Кейт может быть своя точка зрения, отличающаяся от его собственной. Словно она была механической куклой, созданной исключительно для удовлетворения его мужских потребностей, и ничем больше.
С этого все и началось. Кейт взбунтовалась, обозвала его диктатором и тираном. По ночам он занимался с ней любовью с такой исступленностью, что она взбунтовалась. Но взбунтовалась не физически, что было невозможно, а морально. В отношениях их наметилась трещина, которая с каждым днем становилась все глубже и шире. Кейт начала контактировать с пацифистским движением, и Джейк пришел в ярость. Она как сейчас помнила страшный скандал, разыгравшийся между ними из-за этого. Джейк бушевал и кричал на нее — по сути дела, еще ребенка. Говорил, что она тратит свое время на разговоры с истерическими дамочками, что ей следовало бы родить ребенка и найти себе хоть какое-то занятие.
А она в ответ вопила, что меньше всего на свете желает иметь от него ребенка и ни за что на свете не родит от человека с такими взглядами и таким отношением к людям. Зачем? Чтобы малыш погиб от чудовищного орудия разрушения, которое совершенствует его отец?
И так шли день за днем, неделя за неделей — до того, последнего, скандала. Это было перед самым Рождеством, накануне вечеринки с танцами, ежегодно устраивавшейся на базе. Джейка и Кейт, разумеется, тоже пригласили туда. Она хотела остаться дома, но Джейк настоял, чтобы они пошли.
Кейт вынуждена была согласиться с мужем, но обида так распирала ее, что она танцевала со всеми гостями и сотрудниками базы, приглашавшими ее, и, давая волю чувствам, не стеснялась выражать свои, мягко говоря, неортодоксальные взгляды. И чем дальше, тем больше. Наконец в зале воцарилось напряженное молчание, Джейк уловил это, и они встретились взглядами, стоя в разных концах зала, — два врага, готовые умереть, но не уступить один другому.
Он немедленно увез Кейт домой, и она дрожала от страха и гнева в ожидании непростого разговора. Но он сказал ей вовсе не те слова, которых она от него ждала. Джейк остановился в дверях их спальни, окатил ее ледяным взглядом и вынес свой приговор: “Это не может больше продолжаться. Я женился на ребенке, надеясь, что он повзрослеет и станет женщиной. Но я ошибся. Ты все более и более впадаешь в полное ребячество. Я ухожу от тебя, Кейт. Если ты стать взрослой, найди меня и приходи, но не рассчитывай больше, что я буду ходить вокруг тебя, терпеть и ждать этого благословенного часа!”
Он ушел, не сказав более ни слова. А утром собрала свои вещи и поехала на север, надеясь никогда больше не возвращаться сюда, чтобы не поддаться искушению броситься к нему просить прощения. Она списалась с Нормой, и та рекомендовала ей своего адвоката, а заодно предложила ей переехать жить к ней. Но Кейт к тому времени поняла, что стиль жизни крестной — не ее стихия.
Всё это случилось два года назад. Во время последней поездки в Лондон Кейт заглянула к адвокату и поинтересовалась, как движется дело с разводом, но тот сообщил, что Джейк не желает разводиться. Ее изумленное “Но почему?” вызвало у адвоката подобие улыбки. В ответ на ее недоуменный взгляд он сухо пояснил, что многие мужчины находят удобными такие отношения с женой. Это, мол, обеспечивает им безупречное прикрытие, полную свободу и в то же время отличный заслон от возможных притязаний со стороны любовниц.
Как это похоже на Джейка, подумала Кейт, что даже сейчас он продолжает использовать ее. Она попыталась отогнать от себя воспоминания и сосредоточиться на работе. Но эскизы, лежавшие перед ней на столе, расплывались перед затуманившимися глазами, и словно наяву она слышала тихий голос Джейка: “Моя милая кошечка, когда я так прикасаюсь к тебе, ты становишься мягкой и текучей, как нежащаяся на солнце пантера!”
У Кейт пересохло в горле, кожа запылала при воспоминании о том, как он прикасался к ней. В эти мгновения она просто переставала принадлежать себе. Но сейчас все это стало всего лишь воспоминанием… Два долгих года она изо всех сил старалась не думать о Джейке, но и не позволяла себе физической близости ни с одним из мужчин, да и не собиралась делать этого.
Кейт не сомневалась, что инстинкт обладания женщиной и подавления ее преобладает в мужчинах над всеми остальными устремлениями и чувствами. Оказавшись в постели, они желают видеть в партнерше всего лишь прислужницу своего вожделения. Кейт была не в силах забыть, как Джейк отметал ее мысли и воззрения в сторону, будто это был сор, а ведь разница в возрасте у них не такая уж и большая — всего десять лет. Он испугал ее при первой же встрече. Окружавшая его аура силы и мужского начала всегда пугала ее, но, уступая сексуальному влечению, она подавляла свои страхи, пока дело не кончилось полным крахом.
Какого черта я позволю себе думать о нем? — раздраженно подумала Кейт, рывком отодвинув в сторону эскизы и запустив пальцы в каштановую гриву волос, густой волной ниспадающую на плечи. В то лето, когда она познакомилась с Джейком, Норма настаивала, чтобы Кейт постриглась совсем коротко. Присутствовавший при одном из таких разговоров Джейк, взглянув на Кейт, резко сказал Норме: “Не надо, оставь ее в покое! — А потом добавил вполголоса: — Однажды кто-то возблагодарит небо, когда увидит эти волосы, разметавшиеся по подушке!” И она тогда отчетливо поняла, что “кто-то” — это сам Джейк, ни больше ни меньше. В какое возбуждение привело ее тогда это открытие!..
Кейт прикусила губу, пытаясь остановить волну воспоминаний. На часах было всего лишь девять утра. Слишком рано, чтобы идти спать. И тут на счастье зазвонил телефон.
— Кейт? — Это был Кевин Харгривс. Он звонил ей, как непременно отметила бы Мэг, седьмой раз за неделю. — Кейт, думаю, тебе интересно будет знать, что на АЭС назначен новый начальник. Я узнал об этом только сегодня. Будем надеяться, диалог у нас ним получится лучше, чем с прежним.
Кевин, возможно, возможно, в силу профессии, проявил неравнодушие к проблемам безопасного неядерной энергии. Вот и сейчас он сказал, что хоть и не располагает подробной информацией об этом новом назначении, но все же надеется убедить, нового начальника АЭС принять дополнительные меры предосторожности.
— Ах. меры предосторожности! — взорвалась Кейт. — По-настоящему существует одна мера предосторожности — закрыть все действующие атомные электростанции.
С другого конца послышался смешок Кевина:
— Боюсь, это невозможно, Кейт! Атомная электростанция здесь прочно и надолго, и это — факт. Не знаю, как ты, но если бы нам удалось наладить с ними цивилизованные отношения, я был бы вполне удовлетворен. Мне пришла в голову отличная идея. Как только я узнаю, кто этот новый начальник, немедленно приглашу его на ужин. Надеюсь, ты поможешь мне принять гостя, — подлащиваясь, сказал он. — Миссис Маккарти, моя домоправительница, в своем роде очень хороша, но с тобой не идет ни в какое сравнение. Кроме того, у тебя будет возможность изложить свои взгляды непосредственно оппоненту.
Без труда добившись от Кейт согласия, Кевин поблагодарил ее и торопливо попрощался, пояснив, что у него сегодня день вызовов на дом, и он не может занимать линию слишком долго.
Кевин — это, конечно, не Джейк, подумала Кейт, вешая трубку. Он, хоть и мужчина, признает за тобой право иметь собственную точку зрения и всегда готов прислушаться к ней. Впрочем, каким бы приятным человеком Кевин не был, сексуально он для Кейт ничего не значил и оставался всего лишь близким, задушевным другом, не более. В его присутствии она не ощущала и намека на то электризующее воздействие, которое в свое время производил на нее Джейк.
Когда она познакомилась, Джейку было тридцать, и уже тогда ее пугал и возбуждал в нем переизбыток грубой мужской силы. Тогда Кейт по молодости и глупости поддалась искушению спрятаться от жизни за Джейком, который всю ответственность брал на себя и все вопросы решал единолично. Значительно позже она научилась презирать в нем эту потребность преобладать и навязывать свою волю, а саму себя возненавидела за инфантилизм и мягкотелость.
Мэг вернулась поздно. Кейт была уже в кровати, но слышала, как подруга вошла. И тут Кейт поразила внезапная мысль: может быть, Мэг, как и ей, тоже не хватало жарких мужских объятий и любви — по крайней мере, до знакомства с Мэттом?
* * *
— Так когда же свадьба?
Они разбирали джемперы, привезенные Кейт накануне. На пальце левой руки Мэг, как одинокая звезда, сверкал бриллиант.
— Ну, не раньше следующего лета. Где-то в промежутке между тем временем, когда овцы будут ягниться, и стрижкой шерсти, — сказала Мэг, чуть покраснела и робко добавила: — Я все еще не верю в свое счастье, Кейт. Мы с Дэвидом поженились совсем молодыми и замечательно жили. Мне казалось, я никогда не оправлюсь после его смерти. Я даже не мечтала о том, чтобы вновь обрести счастье, но Мэтт подарил мне его.
— Значит, мне надо искать кого-то, кто смог бы работать в магазине после Рождества, — подытожила Кейт. — У тебя есть какие-нибудь соображения по этому поводу?
— Как насчет Люси? — Миленькая, пухленькая семнадцатилетняя Люси была дочерью Мэг, — Она мечтает о работе, а мы с Мэттом думаем, что она еще слишком молода для того, чтобы уехать и начать самостоятельную жизнь. Она подумывает о секретарской работе и ищет место на АЭС, но она замечательная вязальщица и скорее из тихонь. — Мэг задумчиво посмотрела на Кейт. — Кстати, Кейт, девочки из молодежного клуба мечтают получить у тебя несколько уроков по дизайну трикотажных изделий. Много судачат по поводу твоих выступлений против атомной электростанции. Многие здесь относятся к АЭС положительно. С одной стороны, это какая-никакая, но работа…
Они относятся к ней положительно потому, что у них нет выбора, — яростно фыркнула Кейт. — Думаешь, они были бы так же благодушны, если бы понимали, что эти штуки способны уничтожить их детей, что само существование ракетных баз, вроде Гринэм-Коммона, означает, что русские ракеты постоянно нацелены на нашу страну?..
— В Эббдейле нет ракетных баз, — кротко заметила Мэг. — Есть атомная электростанция, а что касается ракет, то они не только делают нас мишенью, но и защищают.
— В условиях многостороннего разоружения ракеты не понадобятся, — завелась Кейт, но Мэг лишь устало вздохнула.
— Дорогая моя, — сказала она мягко, — человек не так миролюбив, как хотелось бы. Не ужели ты не видишь? Достаточно взглянуть на детей, на любую их компанию, чтобы увидеть, как каждый стремится занять главенствующее положение. Было бы чудом, если бы люди за жили в мире и согласии. Но для этого нам всем надо, во-первых, целиком и полностью доверять друг другу, открыть друг другу все свои слабости, а на это люди не способны в принципе. Таков уж жребий человечества, что делать!
Хотя частью своей души Кейт осознавала правоту Мэг, упрямство мешало ей признаться в этом. Доводы, которые приводила Мэг, были стары как мир, но от этого они, по мнению Кейт, не становились верными. Ей вдруг опять пришли на память споры с Джейком о том, должны они заводить ребенка или нет. Ребенка, который бы жил и рос под угрозой ядерного Холокоста, приближению которого всеми силами способствовал его отец. И если бы эту угрозу не удалось предотвратить, если бы началась война, сколько будущих поколений были бы искалечены ею? Об этом Кейт невыносимо было даже думать.
Размышления Кейт опять прервал телефон. Звонила вязальщица с дальней горной фермы, и Кейт немедленно села в свою маленькую машину и поехала за джемперами. Через час она уже была на ферме, где у ворот дома ее душев но приветствовала Бет Кэрр. Войдя в кухню, Кейт почувствовала запах свежеиспеченного хлеба и встрепенулась. Кулинария стала вторым искусством, которым она овладела после переезда в долину. Именно после переезда, потому что во время совместной жизни с Джейком они предпочитали ужинать в ресторанах или обходились полуфабрикатами.
— Ммм, самый восхитительный запах на свете! — пробормотала Кейт, усаживаясь на стул возле камина.
— Вчера ночью я закончила последний джемпер, — сказала Бет, — и, боюсь, какое-то время не смогу больше вязать.
— Боже, Бет! — воскликнула Кейт при виде сияющего лица Бет. — Неужели?
— Именно так! — радостно сказала та. — Наконец-то у меня будет ребенок! После стольких лет ожидания мы с Питом уже перестали надеяться, но доктор Харгривс все подтвердил, и теперь, если я что-то и буду вязать, то только для малыша!
— Бет, я так рада за тебя!
Кейт знала, как переживала Бет, что не может забеременеть, и теперь не могла не радоваться за нее, хотя и теряла одну из лучших своих работниц.
— Кстати сказать, я, кажется, нашла себе замену, — оживленно сообщила Бет. — Это кузина Питера. Она живет недалеко от Хаймура! Когда я стала выражать беспокойство по поводу того, что не смогу больше работать на тебя, Пит съездил к ней, все выяснил и заручился согласием кузины. Он говорит, что не потерпит, чтобы меня терзали в эти девять месяцев угрызения совести.
Бет гордо опустила руку на живот, и Кейт внезапно пронзило острое чувство отчаяния. Что это со мной? — с досадой спросила она себя.
— Думаю, мы и раньше были с ним счастливы, — тихо сказала Бет, — но ощущение, что ты носишь под сердцем дитя от своего мужа, ни с чем не сравнимо. Чувство абсолютной полноценности… А что до Пита, — она весело рассмеялась, — то он вообще без ума от радости. Со стороны можно подумать, что это будет первый ребенок, родившийся на этом свете. Впрочем, после того, как нам пришлось столько времени ждать, это и понятно.
Оказавшись на улице, Кейт подставила лицо ледяному восточному ветру, обжигавшему нежную кожу и вызывавшему на глазах слезы. Что, черт побери, с нею происходит, ожесточенно спросила она себя, разворачивая машину и снова выезжая на дорогу. Ничего, просто там, в кухне, она на мгновение почувствовала, что хочет, нет, жаждет, вкусить того же счастья, что выпало Бет. Жаждет ощутить у себя под сердцем ребенка Джейка, жаждет с той же исступленностью, с которой когда-то отвергла его.
Она с трудом понимала себя в эти минуты. Казалось, под прежней ее оболочкой жила новая, совершенно незнакомая женщина. Кейт не желала ребенка от Джейка, потому что ей была непереносима мысль о том мире, в котором малышу придется жизнь. Кроме того, свою роль сыграло и надменное стремление Джейка целиком и полностью распоряжаться ее жизнью и планами. Так, он мог запросто объявить, что у них обязательно будет ребенок, даже не поинтересовавшись ее планами на этот счет. Он вообще обращался с ней, как с ребенком, отмахиваясь от ее доводов, как от подростковой идеалистической чепухи.
— Ты осталась без развлечения, — сказала Мэг, когда Кейт вернулась домой. — Только что ушла Рита. Она без ума от человека, который сменит Генри Казинса на станции. Видела бы ты ее, когда она взахлеб рассказывала о том, какой он обаяшка! Послушать ее, так это про сто супермен и Аполлон в одном лице, и при этом — стопроцентный мачо!
— Если так, они составят славную пару. Может быть, тогда она наконец-то угомонится, — с раздражением сказала Кейт.
Она не слишком-то высоко ставила Риту Сатклифф, дочь первого богача Вулертона. Рита была тоненькой, как тростинка, блондинкой, обороняющей свою очередную добычу с яростью голодной тигрицы. Именно на этой почве они с Кейт невзлюбили друг друга. Рита открыто подтрунивала над взглядами Кейт, зато была истинным кладезем информации о мужчинах. И, поскольку она предпочитала роли мелкой рыбешки в Лондоне роль акулы в эббдейлском пруду, она проявляла неприкрытый интерес к каждой новой особе мужского пола, объявлявшейся в округе. Закоренелая эгоистка, она вела вызывающе роскошную жизнь и, вероятно, составила бы отличную компанию Норме. Рита в душе презирала Кейт, а та, если верить слухам, отвечала ей той же монетой.
— Возможно, у нее с этим начальником АЭС и в самом деле что-нибудь получится. Кстати, это ты говорила мне о том, что Кевин планирует организовать для гостя вечер знакомства с Вулертоном? Рита каким-то образом узнала, что он выбрал на роль хозяйки вечера тебя, и по этому поводу пышет злобой.
— Просто Кевину нужна женщина, которая смогла бы приготовить ужин на несколько пер сон, — сухо заметила Кейт.
— Серьезный довод! Под атласным одеялом на атласной простыне наша милая Рита, возможно, и сойдет за важную персону, но на кухне ей в королевы не выбиться — в кулинарии она полный ноль! — сказала Мэг, и подруги дружно рассмеялись. — Кстати, — прибавила Мэг, — Рита купила один из наших новых джемперов. Ты можешь не любить ее, но деловая хватка у нее что надо. После того как она сделала покупку, мы с лету про дали еще штук двенадцать. Кроме того, у ее отца множество влиятельных друзей в долине, и сама Рита вхожа во все дома.
— Ну да, если свадьба — она должна быть невестой, если похороны — непременно покойником, — саркастически бросила Кейт.
Надо бы позвонить Кевину и уточнить меню предстоящего вечера, решила Кейт. Так Рита в курсе предстоящего вечера? При мысли об этом Кейт скорчила гримасу. Этой хищнице вряд ли пришлась по душе новость о том, что Кевин предпочел ей другую женщину. До приезда Кейт Рита рассматривала доктора исключительно как часть своей блестящей свиты и потому особенно болезненно отреагировала на его реальное или мнимое дезертирство.
Нельзя сказать, чтобы у этой дамочки были особые основания для тревоги. Кевин оставался для Кейт исключительно другом. Джейк когда-то назвал ее восхитительной сладострастницей, и эта часть ее существа до сих пор умирала от любви к бывшему мужу — но только к нему, и ни к кому другому. Впрочем, подумала Кейт, рассматривая себя в зеркале, вряд ли какой-нибудь мужчина сейчас заподозрил бы в ней хоть какой-то намек на чувственность. Маленького роста, от силы метр шестьдесят два, в джинсах, плотно облегающих по-мальчишески стройные бедра, с подчеркнуто полной — по мнению Кейт, даже излишне полной — грудью, с лицом с форме сердечка, свободным от всякого намека на косметику, с большими, чуть миндалевидными глазами сапфирового цвета, особенно экзотично смотрящимися на фоне бледно-кремовой кожи, с каштановыми волосами, волнами ниспадающими на плечи, она скорее походила на восемнадцатилетнюю выпускницу школы, нежели на двадцатичетырехлетнюю женщину, за плечами у которой был уже один неудачный брак.
Впрочем, двадцать четыре года ей должно было исполниться только через месяц. Разглядывая себя в зеркале, Кейт подумала, что Норма наверняка упала бы в обморок при виде того, как одета ее воспитанница. Крестная признавала лишь самые изощренные и дорогие наряды от знаменитых кутюрье и, обычно скупая до умопомрачения, на тряпки тратила деньги без малейшего раздумья. Чего стоил один только свадебный наряд, купленный ею для крестницы…
Кейт с трудом подавила вздох и решила, что слишком много думает о прошлом. Ей это было совершенно ни к чему, ведь она поклялась раз и навсегда поставить крест на всем, что осталось позади… Впрочем, как она могла забыть ярость Джейка, бушевавшего по поводу излишней, на его взгляд, нескромности платья. “Зачем этот пошлый персиковый цвет? — кричал он. — И почему моя невеста не имеет права одеться в белое?”
Она вспомнила, как боялась оскорбить Норму в лучших чувствах и одновременно переживала за Джейка. Следуя мужской логике, он, вероятно, совершал благодеяние, женясь на ней вместо того, чтобы просто заниматься с ней любовью, а потом оставить. Но, оглядываясь назад, она предпочла бы, чтобы он просто лишил ее невинности, сделал женщиной и… ушел. Это было бы лучше и куда менее мучительно, чем брак, построенный на расчетливом желании одной и безрассудной страсти другой стороны.
Она любила его до безумия, и до безумия возмущалась им. Возмущалась тем, что Джейк жил в мире, все еще закрытом от нее множеством засовов, что он был взрослым и опытным мужчиной и манипулировал ею в постели, как марионеткой, что в постели умел пробудить в ней такие ощущения, о существовании которых она и подумать боялась… И так далее, и тому подобное — список можно было бы продолжать до бесконечности.
— Тебя к телефону, Кейт, — позвала ее Мэг. — Это Кевин. Он хочет переговорить с тобой.
— Поздравь меня, Кейт, я договорился о встрече, — с ходу перешел к делу Кевин. — Приходи в среду, конечно, если это тебя устраивает. Я лично побеседовал по телефону с этим самым Харви. Очень любезный человек, но характер у него — тот еще… Алло, Кейт? Ты на проводе?
В некотором роде, подумала Кейт, все еще пытаясь переварить услышанное.
— Он не говорил?.. Ты не в курсе, как его имя? — запинаясь, спросила она.
— Имя? — озадаченно переспросил Кевин. — Сейчас вспомню… То ли Джей, то ли Джек…
— Джейк! — безнадежным тоном закончила за него Кейт, заранее зная ответ. Слишком много было совпадений, чтобы это мог быть кто-то, кроме Джейка Харви, ее бывшего, а точнее — нынешнего мужа.
— Гляди-ка, угадала! До вас тоже дошли разговоры о нем? — довольно рассмеялся Кевин. Не обижайся, но я предупредил его о твоем существовании. Как-никак, человек должен знать, что в долине проживает поджигательница разоруженческого движения, которая не даст ему спокойно жить.
Кейт почувствовала, как вспотела ее ладонь, сжимавшая трубку.
— Ты назвал меня по имени? — упавшим голосом спросила она.
— Разумеется, назвал, — отозвался Кевин. — Во-первых, мне нравится твое имя, а во-вторых, этот Харви хотел узнать, кто из местных жителей будет присутствовать на званом вечере.
Итак, Кевин выдал ее со всеми потрохами, а значит, Кейт уже не могла так просто откреститься от ужина. Она воочию представила, как стал бы злорадствовать Джейк, убедившись, что она ретировалась с поля сражения. Уже второй раз в их жизни.
— Святые небеса, Джейк здесь! — бормотала она, опустив трубку. — За что мне такое наказание? Почему судьба так жестоко распорядилась со мной — ведь я только-только залечила раны, обрела новую жизнь! И что здесь делает Джейк? Неужели он планирует превратить Эббдейл в ракетную базу?
Кейт до крови прикусила губу и сжала кулаки. Она решила, что на этот раз она не позволит ему отмахнуться от нее. Она ему покажет, что тоже кое-чего стоит!.. И начать следует с роли хозяйки вечера. Кейт твердо решила показать Джейку, что отныне он не имеет над нею прежней власти, что она — свободная взрослая женщина. В конце концов в нынешние времена бывшие мужья и жены сплошь и рядом сталкиваются друг с другом, вот и ей выпала эта маленькая житейская неприятность…
И тут до Кейт дошла смехотворность происходящего. Новый начальник станции, о котором в таких восторженных тонах говорила Рита, — это ее, Кейт, законный супруг! Умереть со смеху можно! Так почему же ей хочется не смеяться, а реветь в полный голос?
И что должен чувствовать в эти минуты Джейк? Ничего! — с горечью сказала она самой себе. Она слишком хорошо знала Джейка и подозревала, что он получит прямо-таки садистское удовольствие от ее замешательства. Может быть, он узнал, что она здесь, и приехал?.. Ерунда, решила Кейт. Узнать об этом он мог только от Нормы, а с Нормой у Джейка были, мягко говоря, непростые отношения. Правда, крестная не оставляла попыток снова соединить их…
Бедная, бедная Норма, покачала головой Кейт. Несмотря на то что она всю свою жизнь только и делала, что выходила замуж и разводилась, разрыв между Кейт и Джейком не давал Норме покоя. Впрочем, Кейт никогда всерьез не воспринимала ее наставления. Кому-кому, только не крестной учить жизни других женщин.
От Нормы и адвоката Кейт знала, что в последнее время он работал в Штатах, и она начала уже надеяться, что он там осядет навсегда.
Вероятно, он столкнулся с мощнейшим давлением американских “зеленых”, мрачно подумала Кейт, но тут же решила, что оценивает ситуацию слишком оптимистично. Для Джейка в принципе никогда не существовало препятствий: он всегда шел напролом, как бык, и всякое сопротивление лишь подстегивало его решимость во что бы то ни стало добиться своего.
Внезапно Кейт захотелось уехать куда глаза глядят, но она тут же остановила себя. Не для того она строила жизнь заново, чтобы бросать все, чем дорожила. Нет, нужно остаться здесь и жить в Вулертоне и после того, как от Джейка и след простынет. Нельзя позволять себе впадать в панику и улепетывать при появлении противника. Здесь ее дом, здесь ее поняли и приняли, здесь у нее друзья, милые, добрые. И если они и не разделяют ее взглядов, то дают ей возможность высказать их, терпеливо слушают ее пламенные призывы и в то же время не обращаются с ней, как со взбалмошным ребенком.
Нет, она не может бросить все это только из страха снова увидеться с мужем! Она должна бороться за свое право жить по своему разумению, и она к этому готова!




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маяк в тумане - Берристер Инга

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Маяк в тумане - Берристер Инга



Сколько ошибок совершается по молодости. И как трудно их исправить потом, повзрослев.
Маяк в тумане - Берристер ИнгаЛена
7.03.2012, 1.18





Ne ponravilsja! Interesnaja ideja, no chitat bilo skuchno i cherez silu. Ne sovetuju.
Маяк в тумане - Берристер ИнгаZzaeella
28.12.2012, 3.07





Интересная книга. Одна из немногих у Автора (или многих под этим именем)написанная не по общему шаблону.
Маяк в тумане - Берристер ИнгаГаля
25.06.2014, 13.04





Не желать родить ребёнка, потому что в мире есть атомное оружие... бред какой-то... Волков бояться- в лес не ходить.
Маяк в тумане - Берристер ИнгаМарина
5.11.2014, 19.16





согласна с предыдущим автором, сон рябов кобылы
Маяк в тумане - Берристер Ингамарина
6.04.2015, 22.09





Первый любовный роман, где есть и политика...ну все впечатление испортила))
Маяк в тумане - Берристер Ингаинна
17.12.2015, 22.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100