Читать онлайн Ключ к счастью, автора - Берристер Инга, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ключ к счастью - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ключ к счастью - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ключ к счастью - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Ключ к счастью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Она проснулась моментально-визгливый, пронзительный сигнал будильника прервал неглубокий и совсем не исцеляющий сон, в который Элис провалилась, когда уже над землей забрезжил поздний зимний рассвет. Конечно, проворочавшись целую ночь, она не почувствовала себя отдохнувшей. И сейчас ее голова гудела и кружилась. Мысли как заведенные все время возвращались к одному и тому же.
Элис дотянулась до будильника, чтобы наконец заставить его замолчать. Ее мучила обида, досада-на себя, на Ральфа. Временами и того пуще-горе, боль, отчаяние кружили, кружили над ее головой и, наконец, утомили ее, на рассвете она все-таки забылась на короткое время. Засыпала Элис с мыслью, что хватит оплакивать то, что было ее недавним прошлым. Ей предстоит вплотную заняться своими собственными делами, которых так много в ее, теперь уже одинокой, жизни.
Болела голова, щипало в горле-верные признаки того, что она заболела, что простуда не прошла даром. Ко всему прочему добавила и боль во всем теле, да еще этот тяжкий сон сновидений!.. Она отвела глаза от стены, к которой ее прижимал Ральф…
При одном воспоминании об этом жаркая кровь бросилась ей в лицо, и простуда была здесь совсем ни при чем! Все ее поведение выглядело таким откровенно сексуальным. Но почему память все время возвращается к этим моментам? Зачем воспоминание все время терзает ее, причем так долго и невыносимо? Интересно, переживает ли сейчас Ральф что-нибудь подобное? Мучается ли так же, как и она? Страдает ли от чувства вины и стыда? Сомнительно… Ведь наверняка для мужчин все выглядит совсем иначе. Мужчине позволено главенствовать в сексуальной игре. Но Ральф… Он никогда не вел себя так агрессивно, вот что странно!
Одно ясно-этот эпизод долго еще не даст ей покоя. Долго же ей гореть от стыда за то, что страсть так вскружила ей голову, за то, что вся ее таившаяся в глубинах подсознания природная сексуальность вылезла, наконец, наружу. Да, она потеряла над собой контроль, получилось так, что все ее жаркие порывы не были облагорожены мягкостью и стыдливой скромностью романтической любви. Женщинам ее склада подобное поведение вообще не свойственно-они не визжат, не царапаются, никогда не набрасываются на мужчину, как дикие звери. Они не выражают никакого физического желания, не источают призыва, не кусаются, не находят никакого удовольствия в том, чтобы посильнее разозлить и тем самым раззадорить самца, и вообще…
Элис выбралась наконец из постели, тихо постанывая. Что толку без конца перебирать в памяти, что было, а чего не было. Ничего не изменить, все уже случилось!
Но почему Ральф решил, что ее сможет привлечь какой-то другой мужчина, кроме него? Не будем брать в расчет такой неудачный образец мужского племени, как Роджер. С чего он взял, что она с легкостью способна ему изменить, почему понял все именно так, а не по-другому?
Элис добралась до ванной комнаты, включила воду и встала под душ. Да, обидно и горько осознавать очевидное различие между тем, как любит мужчина, и тем, как любит женщина. Женщина отдает себя полностью-эмоциями, телом, мыслями. Так же и она всю себя посвятила Ральфу и выразила свою любовь во всем, в чем могла. Для нее акт любви был именно проявлением любви, одним из ее многочисленных воплощений. А он, как оказалось, мог просто заниматься сексом-как животное. Фу, вспоминать не хочется! Господи, до каких пор она будет пережевывать это? Пора прекращать страдать! Элис вылезла из ванны и принялась остервенело вытирать волосы.
Обычно после душа она выглядела свежей, однако отражение в зеркале на этот раз ее не порадовало. Лицо так и осталось бледным, под глазами круги. Что и говорить, за короткий срок в ее жизни случилось многовато перемен! Как-то все навалилось разом-ни увернуться от этих событий, ни забыть их. А главное, каковы будут последствия? Весь тон ее жизни стал другим. Эти не только дней сильно и, наверное, навсегда изменили и ее самое. Если бы ей сейчас предложили вернуть на свои места-например, дали возможность как ни в чем не бывало выйти замуж за Роджера или за кого-нибудь, отдаленно напоминающего его, — она бы не приняла такого подарка. Благодаря Ральфу она увидела себя с иной стороны, и теперь не всякий брак мог бы ее устроить
Когда Элис явилась на работу, Кларенс ее босс, подозрительно на нее посмотрел.
— Знаешь, ты как-то неважно выглядишь — сказал он.
Кларенс, как классический ипохондрик, был помешан на здоровье. Он смертельно боялся любой простуды, а тут пришла Элис и с ходу, после «всем привет», чихнула! Кларенса это не могло оставить равнодушным. Некоторое время он, правда, помолчал. Элис села разбирать накопившуюся за праздники почту, и тут она чихнула снова.
— Похоже, ты подхватила грипп, о котором вчера говорили по телевизору в новостях, — сказал босс. Тревога в его голосе не предвещала ничего, кроме как предложения пойти домой.
— Не беспокойтесь, мистер Кларенс, я всего-навсего простудилась, это вовсе не грипп, — пыталась успокоить его Элис.
Но он продолжал:
— Всем, кто заболел, рекомендовали сидеть дома, в тепле.
— Ну что вы так встревожились? Ведь в четверг нам надо ехать в Рединг! Мы же договорились провести опись для аукциона!
Элис очень любила именно такую работу. Теперь же, на фоне мучивших ее переживаний, поездка казалась ей панацеей от всех бед. Вот только бы дожить до четверга, когда появится повод уехать из Нью-Йорка и провести некоторое время, занимаясь любимым делом. Однако Кларенс был непреклонен.
— Это будет только через неделю… — Не успел он договорить, как Элис опять расчихалась. — Вот видишь, дорогая, ты напрасно храбриться, плохи твои дела. Иди-ка ты скорее домой. Я как твой шеф просто настаиваю на этом! Давай я вызову тебе такси.
Было бы глупо спорить с Кларенсом. Мнительный босс уже вообразил себе, что Элис подхватила опасный грипп самого новейшего образца. По правде сказать, она действительно чувствовала себя препаршиво. Но опять-таки дело не в простуде, всему виной была изматывающая душевная боль. И, хотя Элис пыталась экономить силы, эта проклятая боль уносила всю ее энергию да капли, каждую кровинку. И она отправилась домой.
Еще открывая дверь, она услышала звонок телефона. Казалось, аппарат надрывался. Несколько секунд Элис стояла неподвижно, тупо на него уставясь. Вдруг это звонит Ральф, чтобы извиниться? Поборов сомнения в душе, она подняла трубку и услышала голос матери.
— Дочка, дорогая, как хорошо, что я наконец-то поймала тебя! Мы с папой звонили тебе на Новый год, хотели поздравить. Вчера тоже пробовали, но никак не могли тебя застать. Как т расскажи? Как прошло Рождество с Роджером?
Нет, это невыносимо! Больше сдерживать Элис не могла. Конечно, маме стоило бы сказать что все хорошо, что праздники она провела великолепно. Но Элис душили слезы. И, едва дыша захлебываясь, всхлипывая, она призналась матери, что Рождество провела не с Роджером.
— Рассказывай, — допытывалась мать, что у тебя там происходит. Ты же писала мне, что у вас с Роджером…
— Да нет, уже все изменилось, я не из-за Роджера. Видишь ли, он решил жениться на другой, а вот Ральф…
— Ральф? Кто такой Ральф?-обеспокоилась мать. Но тут уж от Элис нельзя было добиться ничего-лишний раз повторить его имя было для нее пыткой.
— Мам, спасибо тебе, что позвонила. Папе привет. Прости, мне надо бежать, — пробормотала Элис, не в силах продолжать разговор.
— Элис!-Донеслось с другого конца провода, но она уже положила трубку.
Ничего сейчас ей так не хотелось, как упасть на постель и выплакать всю накопившуюся в сердце боль. Плакать и плакать, пока запас слез не иссякнет, — это был бы выход. Но Элис никак не хотелось распускаться. От жалости к себе можно разболеться не на шутку, и лучше этому не потворствовать. Работа сейчас была бы для нее спасением, она заняла бы все ее мысли и какое-то время удержала бы их вдали от Ральфа. Но с работы ее отправили домой, я душевная боль нахлынула с новой силой.
В отчаянии Элис оглядывала гостиную, обводила бессмысленным взглядом маленькую спальню и не находила себе места. Дом для нее всегда был теплым, спасительным гнездом, а теперь все здесь будило воспоминания о Ральфе. конца этой пытке не предвиделось. Беспокойство терзало ее, гнало уйти куда-нибудь, где воспоминания не потревожили бы ее.
, Элис схватила куртку и вышла.
* * *
Рральф в самом мрачном настроении возвратился в Лондон. Он вылетел сразу же после выяснения отношений с Элис. Все равно переговоры надо было завершать, ведь он улетел в Нью-Йорк в самом их разгаре. Его худшие опасения насчет Элис оправдались-иного он и не ждал.
Долго еще Ральф не сможет забыть ту минуту, когда ему показалось, что сердце его остановилось, а в животе воцарилась ледяная пустота: он увидел, как Элис, его Элис, обнимает и целует Роджера, стоя на пороге своей квартиры.
А дальше… Губы его невольно сжались в узкую линию-так хотелось подавить в себе боль, оставшуюся от другого эпизода. Болью в груди отдавалось воспоминание о том, как он готов был пасть к ее ногам, кричать, молить, уговаривать ее вернуться к нему, к их совместным планам. Как хотел упросить ее оставить ему хоть малейший шанс, убедить, что все у них получится и будет прекрасно…
Его Элис многого боялась, о многом тревожилась. Несмотря на природную, глубоко запрятанную страстность, она не позволяла себе легко и бездумно давать какие-либо обещания. Да, Элис очень ранима, и именно это заставлял Ральфа любить ее еще больше. И как он мог сколького не видеть в ней, сколького не замечать-и не понимать, какой прекрасной могла бы быть их жизнь, останься они вместе?
Переговоры в Англии завершились, и теперь Дуглас и Ральф Уорбертоны направлялись домой. Четыре часа назад их самолет приземлился в Нью-Йорке, и, не задерживаясь, они выехали на машине в Кингстон.
Дуглас решил хотя бы сейчас выяснить, чем так сильно озабочен его кузен.
— Скажи мне, что с тобой. Наверное, что-нибудь серьезное? Неприятности?
Но Ральф не слышал, а точнее, просто не хотел слышать подобных вопросов и тем более отвечать на них. Нахмурив лоб, он пристально и мрачно уставился на серую ленту шоссе, пытаясь обогнать идущий впереди большой грузовик.
Дуглас не отставал от кузена:
— Ты так и не объяснил мне, что это вдруг ты сорвался и улетел из Лондона. И вообще, у тебя такой недовольный и встревоженный вид…
— Да нет, с чего ты взял?
— Может, ты считаешь, что мы зря продали часть наших акций? Тогда почему ты об этом раньше не сказал?
— С акциями мы поступили правильно. Только, думаю, время для переговоров выбрали неудачно-не стоило устраивать их под праздники.
Ральфу хотелось расслабиться, а для этого надо было сменить тему, чтобы Дуглас перестал терзать его вопросами. И он принялся расспрашивать кузена о Холли, об их планах, и-о, радость!-это подействовало безотказно. Дуглас воодушевлением принялся распространяться о своей возлюбленной, которая на праздники улетела к родным.
— Кстати, у нас летом будет свадьба. Если ты ничего не имеешь против, мы бы с радостью устроили ее в нашем старом доме. Ведь это реально?-поинтересовался Дуглас не очень уверенным голосом, поглядывая в сторону мрачного Ральфа. — И еще, я бы хотел, чтобы ты был у меня свидетелем.
Знаешь, женщины такие непредсказуемые. Представь, с того момента, как мы с Холли начали обсуждать наши совместные планы, она все время твердила, что не переносит традиционных свадеб, что все это-старомодная чушь! А сейчас подай ей все по полной программе— платье со шлейфом, пажей, несущих этот шлейф, подружек, фату, букетики. И сколько бы она ни говорила, что это все только ради маминого удовольствия, ты же сам понимаешь…
— Значит, в Кингстоне этим летом ожидаются две шикарные свадьбы, так? Твоя и Роджера?
— Да, две свадьбы, и я до сих пор не могу поверить, что старина Роджер наконец женится. И как только его мамочка прохлопала? Поверить не могу, что Джина согласилась. Черт возьми, Ральф! Смотри за дорогой!
Ральф еле вывернул руль, чудом избежав столкновения с идущей навстречу машиной.
— Скажи мне наконец, что с тобой? Ты на себя не похож, — беспокоился Дуглас. — Знаешь было бы лучше, если бы ты не рвался в Кингстон Надо бы заночевать в Нью-Йорке. Ты устал, прямо с рейса. Может, я лучше сяду за руль, мне что-то не нравится твое состояние…
Но Ральф ничего не ответил, лишь губы сжались в жесткую линию, о которую, казалось можно было порезаться, если притронешься. Глядя на брата, Дуглас вспомнил его в ту пору, когда тот лишился матери. Тогда Ральф переживал потерю молча, без жалоб. И сейчас на душе у него явно неспокойно, но на вопросы о своем состоянии он отвечать не станет. Замкнулся, как всегда.
— Какого черта эта штука все еще стоит здесь?-мрачно произнес Ральф, когда они наконец вошли в дом. В холле безмятежно сверкала рождественская елка.
Дуглас нахмурился. Откуда такое раздражение у Ральфа? Елка, конечно, слегка осыпалась, но все-таки…
— Нет, это невозможно!-кипел Ральф. — Надо сейчас же позвонить миссис Джеймс, пусть она договорится с Сэмом, чтобы тот пришел и разобрал этот мусор. Пока мы с тобой торчали в Лондоне, накопилось столько дел, что некогда будет самим заниматься подобной ерундой.
Надо же, подумал Дуглас, что это с ним? Ральф прежде никогда не был таким колючим. Самому ему хотелось принять душ, перекусить, немножко отоспаться и повидать родителей в Кингстоне. Но у Ральфа, похоже, были иные предложения.
— Итак, если ты намереваешься сразу засесть за работу, давай начнем все-таки с душа. Потом надо распаковать чемоданы, поесть. Так что, Ральф, не сиди, для начала приведи себя в порядок.
Дуглас поднялся в ту спальню, где обычно останавливался. Все было как всегда-чистейшее и белейшее покрывало, крахмальное белье, нигде ни пятнышка, ни соринки. Но что это? На кровати с краю лежал довольно дорогой предмет женского туалета. Белая шелковая вещичка была заботливо выстирана, выглажена, сложена и приготовлена для неведомой владелицы.
Холли здесь не было. А короткая постельная интрижка абсолютно не в стиле Ральфа. И хотя Дугласа раздирало любопытство, приставать в данный момент к кузену явно не следовало. Настроение у Ральфа-не дай Бог! Он и так-то ничего не рассказывает-ни о серьезном романе, ни об эпизодическом увлечении. Хотя насчет эпизодических женщин… Судя по всему, здесь что-то другое. Хотелось бы, конечно, знать, есть ли связь между таинственной гостьей и теперешним состоянием духа Ральфа Уорбертона.
Вернувшись в гостиную, он застал кузена за разбором почты и сам тоже принялся просматривать конверты.
— Бог мой, сколько же всякой ерунды люди присылают друг другу под праздники, страшно подумать! Кстати, смотри, что я нашел-приглашение на торжество по поводу помолвки нашего друга Роджера. Как ты считаешь, устроят Стрикленды свадьбу по всем правилам или пожадничают? Все-таки это Стрикленды!
— Дай сюда приглашение, — попросил Ральф И тон его был странен. В его отношении к ceмейству Стриклендов не было ни восторгов, ни симпатий, ни интереса-одно пренебрежение И вдруг-такая реакция: казалось, он спокойно не может слышать фамилию Стрикленд. Ральф взял карточку, разорвал было, как вдруг что-то привлекло его внимание. Дуглас наклонился, чтобы прочитать, что же так удивило Ральфа. Ничего особенного-стандартный текст: Семейство Стрикленд имеет честь сообщить о помолвке их сына Роджера Теодора Стрикленда с мисс Кэрол Марлей Флемминг, дочерью полковника Флемминга и его многоуважаемой супруги миссис Флемминг.
И так далее-приглашаем, будем рады видеть вас…
— Оказывается, Роджер женится на Кэрол Флемминг?!-почти прокричал Ральф. — А я-то…
В его голосе зазвучали незнакомые ноты. Дуглас мог бы сказать, что это очень выгодный брак: как-никак, владения обоих семейств находятся рядом, Кэрол-из весьма зажиточной и уважаемой семьи, только Ральфу было явно не до этого.
— Черт возьми, Ральф, что с тобой? Куда ты?-недоумевал Дуглас. Усталое лицо Ральфа посерело. И вот такой, напряженный, измученный, но полный какой-то необъяснимой решимости, он заявил, что возвращается немедленно в Нью-Йорк,
— Мне срочно надо кое-что там уладить, а ты оставайся и жди меня здесь.
— Куда тебе ехать, останься! Ты не спал целые сутки, и неизвестно, сколько еще до этого. Опять сядешь за руль? Не дури, подождет твое дело.
— Дело, может, и подождет, а вот я, пожалуй, де смогу. — И с этими словами Ральф вышел.
* * *
Элис разболелась всерьез —она действительно подхватила грипп, как и опасался Кларенс. Конечно, надо было бы обратиться к врачу, но до врача ли ей было? На нее навалилась такая безумная слабость, страдания и боль от потери любимого так переполнили ее сердце, что ей уже, пожалуй, было все равно, больна она или нет. Врача она не вызвала, а тихо лежала в постели, изнывая от душевных ран, то обливаясь потом, то трясясь в ознобе. Ей хотелось одного: никогда больше не открывать глаз.
В десять часов вечера раздался громкий и настойчивый звонок в дверь. Сначала Элис решила, что это галлюцинация, что звенит у нее в голове. Но звонки все продолжались, и сердце у Элис бешено забилось, последние силы покинули ее. Ральф приехал, кто же еще! Но даже, если он понял свою ошибку, никакие извинения не излечат той боли, которую он ей причинил. Ах, если бы Ральф и правда любил ее! Разве мог бы он тогда сомневаться в ней? А еще издевался над Роджером, который разорвал помолвку с Элис, по его, Ральфа, намекам решив, что та ему изменяет. И вообще, многое было бы иначе, если бы он ее любил…
Элис заставила себя встать и подошла к двери, когда звонить уже прекратили. Она рывком отворила дверь, готовая бежать-да бежать— за Ральфом по лестнице. И сейчас, стоя пепел открытой дверью, Элис не могла понять, спит она или нет. Поверив же в реальность происходящего, разревелась во весь голос и упала в широко раскрытые ей навстречу объятия.
— Мама! Мама, как ты здесь оказалась?
— Знаешь, когда я позвонила тебе, у тебя был такой несчастный голос, что мы с папой невольно забеспокоились.
— И ты прилетела из Японии только потому, что волновалась за меня?
Элис даже самой себе не признавалась, как недостает ей любви и внимания родителей! Вечно они заняты, вечно им не до нее! Иногда у нее возникало болезненное ощущение, что они ее не любят…
— Почему ты так удивляешься, дочка? ТЫ выросла, но для нас с папой ты по-прежнему осталась маленькой девочкой. Папа тоже собирался прилететь, но, к сожалению, не смог. Ну, а теперь расскажи мне, что же такое у тебя случилось. Начни с того, кто такой Ральф.
— Кто Ральф?-Элис еле сдерживала слезы, мотала головой, губы ее дрожали, горечь обиды душила ее. — Мама, какая же я глупая-поверила, что он любит меня!
— Девочка, дорогая, раз у нас такой разговор, давай-ка я пойду на кухню, заварю чай, приготовлю что-нибудь, а ты пока собирайся с мыслями. Поедим, тогда все расскажешь. Тебя вообще надо откармливать, до чего же ты бледная, худая. Ох, Элис, что ты с собой делаешь…
Спустя полчаса, после горячей ванны, Элис сидела на диване, укутавшись в теплый плед, и с аппетитом уплетала приготовленный матерью омлет. А та терпеливо дожидалась, пока дочь доест, чтобы начать расспросы.
— Давай по порядку. Кто такой Ральф? Откуда он взялся?
— Он? Он… ты знаешь, мама, в общем, я его ненавижу. Так больно — он сказал мне, что любит, и хуже всего то, что я поверила. А он…
Медленно, поддаваясь на неторопливые и ласковые расспросы матери, Элис все рассказала. В печальной ее повести были, разумеется, кое-какие пробелы. Есть же, в самом деле, на свете вещи, которые не хочется обсуждать ни с кем. Но миссис Лэнгнер легко догадалась, о чем и почему умалчивает дочь. голос Элис совсем упал, перейдя на шепот, когда она подошла к самому трагичному в этой истории моменту-к той минуте, когда Элис, выпроваживая Роджера, поцеловала его у дверей, а Ральф их увидел.
Мать все прекрасно поняла.
— Могу себе представить, какой это был для него шок — обнаружить здесь Роджера!
— Он, представь себе, подумал, что я по-прежнему собираюсь замуж за Стрикленда.
— А ты сказала ему, что это не так?
— Я пыталась, но он так повел себя… Ну, в общем, — Элис кусала губы, краснела. — Я ведь была с ним откровенна с самого начала, сказала, что собираюсь за Роджера замуж, что тот мне нравится… Знаешь, больше всего меня оскорбило недоверие Ральфа. Как он мог после всего, что у нас было, допустить, что я способна вернуться к Роджеру?! Если бы я это сделала, я бы просто предала все, чем мы с Ральфом так дорожили что пережили, что испытали. Как он мог?!-восклицала она, и было непонятно, к кому обращены эти слова-к матери, к себе самой, а может к Всевышнему?
— Когда вы были вместе в постели, я думаю, он знал, что ты любишь его. Но в человеке говорит не только пол. ТЫ знаешь, чего может, и даже вправе бояться человек? Того, что момент физической близости пройдет, а на обычную жизнь не останется ни чувств, ни того тепла, которое так всем нам желанно! Твой Ральф наверняка знает, как ты хочешь его физически! Но вот она, твоя ошибка; ты говорила ему то, о чем следует молчать. Зачем ты все время подчеркивала, как он сильно отличается от нарисованного тобой идеала? Вот тебе результат:
Ральф решил, что ваши бурные чувства, как и сам он, вызвавший их к жизни, тебя страшат. Ты сама мне только что сказала, что не спешила давать ему какие-либо обещания, а ведь его это беспокоило.
— Да, так и было поначалу! А потом, перед тем как он улетел в Лондон, я пыталась дать ему понять, что согласна на все. Но он, как мне показалось, и слушать не захотел…
— Наверное, боялся услышать что-то для себя неприятное. — 1Ьлос матери был мягким и успокаивающим. — Раньше-то ты просила его подождать. И, возможно, он стал опасаться, что ты думала, думала и надумала отказаться от него совсем.
— Неужели он так все воспринял?-поразилась Элис. — Как он мог? Впрочем, теперь-то какое это имеет значение? Все равно я ему никогда ничего не прощу!
— Кого не простишь? Ральфа или саму себя? Ты вот говоришь, что он разозлился в в таком состоянии овладел тобой. Что при этом он хотел наказать и унизить тебя, воспользовавшись твоими чувствами. Но разве ты хоть раз сказала, что сама его не хотела?.. Представляю, как ты была потрясена происшедшим. Подобные открытия противоречат тому, чему нас до сих пор учили. Наши понятия об интимных отношениях порой сильно отличаются от того, что есть на самом деле. И как трудно признать, что тебе хочется чего-то совсем иного! А тут вдруг в состоянии гнева и бешенства тебя охватывает безумное сексуальное влечение…
— Ральф был на меня очень зол, — себе под нос пробормотала Элис, думая, однако, совсем о другом. Неужели в ее поведении не было ничего предосудительного?
— Полагаю, — продолжала ее мать, — тебе ней стоит винить ни себя, ни Ральфа. ТЫ не единственная женщина на свете, с кем это случилось. Знаешь, много лет назад, когда ты еще не появилась на свет, а мы с папой были молоды, еще не женаты… У нас с ним произошло нечто подобное. Я готовилась к выставке и все никак не могла закончить последнюю из работ, которую хотела представить. Я позабыла обо всем! А в этот момент твой папа меня ждал, чтобы повести обедать. Когда он понял, что я не приду, то ворвался в мастерскую как ураган, желая знать: неужели проклятая работа для мен важнее наших отношений?! И вот, представь себе, что было дальше. Твой папа схватил мой последний шедевр и со всей силы шарахнул об стену.
— Да что ты говоришь? Наш папа? Он же такой сдержанный! Мама, ты шутишь!
— Хорошенькое дело-шутишь! Тогда мне было уж точно не до шуток. Тот период жизни был очень сложен для нас обоих, мы еще не научились понимать друг друга, часто ссорились. Вот та сцена и сняла напряжение, что было между нами.
— Продолжай, продолжай, — подгоняла заинтригованная Элис. — Ну и что случилось после того, как папа испортил твою работу?
— Я пришла в бешенство и попыталась ударить его. Он же схватил меня в охапку, стараясь удержать. Мы еще немножко поборолись, а затем… — Мать покраснела и замялась. Исход той давней битвы был для Элис ясен. Она понимающе кивнула. — Ну, а потом твой драгоценный папа унесся прочь, и я поклялась себе, что больше не буду иметь с ним никаких дел! Через день я, конечно, уже по нему заскучала.
— И что же ты сделала?
— Решила придумать что-нибудь эдакое оригинальное, чтобы вернуть его. Сделала керамическое сердце, разбила его и одну половинку отослала ему. Замысел был прост: он поймет, что мое сердце разбито, принесет мне свою половинку, мы их склеим и помиримся.
— А что же он?
— Он… он повел себя совсем не так, как я ожидала. Шли дни, а его все не было. Я уже перестала ждать и решила, что он отверг меня. Тогда я впала в глубочайшее отчаяние. Точно так же, как и ты сейчас. Но, тем не менее, он явился, причем в тот момент, когда я утратила всякую надежду.
— И принес тебе свою половинку сердца?
— Нет, он поступил иначе. Преподнес мне сердце целым. И хочешь знать, почему его так долго не было? Оказывается, он все придумывал, как бы ему изготовить и приклеить недостающую часть.
— Подумать только, наш папа оказался еще и романтиком!..
— Ты даже не представляешь, какой он на самом деле! Видела бы ты его в ту ночь, когда ты появилась на свет! Как он переживал за меня, как ждал твоего рождения, — ему ужасно хотелось маленькую девочку. Мы оба были совершенно счастливы и поклялись, что всегда будем рядом с тобой. Если только это будет возможно.
У Элис на глазах блестели слезы, больно жаля ей веки, в горле стоял ком. Кто знал, что родители действительно так любят ее? Никогда прежде они об этом не говорили, и она даже не предполагала, что, если что-то произойдет, именно родители бросят все и примчатся с другого конца света ей на помощь.
Наступило молчание. Две женщины тихо сидели, глядя друг на друга. Миссис Лэнгнер заговорила снова, голос ее был по-прежнему негромок, она ласково поглаживала руку дочери.
— Ты знаешь, когда Ральф придет, ты уж, пожалуйста, выслушай его. Ему наверняка будет что тебе сказать.
— Когда? Ты сказала: когда он придет? Ты, Наверное, имела в виду: если он придет.
— Нет, дочка, я хотела сказать не если, а именно когда. Так что, когда он придет, прощу тебя, будь умницей!
— Но как же он мог подумать, что после всего, что между нами было, я захочу вернуться к Роджеру?
— Он, видимо, очень уязвимый человек. Ты сама говорила, что Ральф в детстве лишился матери, которую любил. Только представь себе как он одинок и беспомощен перед своим страхом вновь потерять на этот раз уже любимую женщину. Такие переживания, стоит им проникнуть в глубины подсознания, накладывают отпечаток на все наши действия.
— Мама, он не вернется. Я сама сказала ему, чтобы он больше не приходил и не тревожил меня, что я не желаю его видеть. Мы оба договорились Бог знает до чего.
— В таком случае, может, ты возьмешь отпуск на несколько дней и съездишь вместе со мной проветриться? Давай слетаем в Японию. Знаешь, как обрадуется папа?
— Не могу, мама, у меня работа. Мистер Кларенс рассчитывает на меня и, скорее всего, не отпустит.
—Глупости! Если попросишь, Кларенс спокойно даст тебе несколько свободных дней. Ты же сама говоришь, что он хорошо к тебе относится.
— Он хорошо ко мне относится, только когда я не заразная, — развеселилась Элис. — А вообще это мысль-слетать вместе с тобой!
Но миссис Лэнгнер была проницательной женщиной. Поэтому она сказала:
— Ты полетела бы со мной с удовольствием, во не сейчас, правда?-И примирительно поцеловала Элис в лоб. — Я еще несколько дней побуду с тобой, так что у тебя будет время подумать. Теперь иди-ка ты в постель, а я позвоню папе.
— Да, мама, — с удовольствием подчинилась Элис.
Так приятно, когда рядом мама, которая любит и заботится. Но как ни сладка и целительна родительская любовь, ей не стереть той боли, которую испытываешь, потеряв любимого.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ключ к счастью - Берристер Инга

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Ключ к счастью - Берристер Инга



Значит, чудеса все-таки бывают
Ключ к счастью - Берристер ИнгаЛена
1.03.2012, 0.31





Счастья-то хочется всегда и всем, а чудеса бывают в сказках и романах, поэтому- то они и любовные.В жизни все скучно и прозаично.
Ключ к счастью - Берристер ИнгаИринка
4.04.2012, 15.50





P.S. Читайте , не пожалеете, лично я получила удовольствие от прочитанного, не пожалела
Ключ к счастью - Берристер ИнгаИринка
4.04.2012, 16.41





Сказка с принцем*
Ключ к счастью - Берристер ИнгаКатя
4.04.2012, 17.57





Ну после прочтения книги я осталась довольна. Написана грамотным для романа языком. Конечно осадок оставляет преждевременные выводы главной героини и некие женские черты в речи главного героя, а так довольно неплохо.
Ключ к счастью - Берристер ИнгаКристя
9.04.2012, 22.28





тИПИЧНАЯ СКАЗКА!!!Скучно!!!
Ключ к счастью - Берристер ИнгаВера Яр.
10.04.2012, 23.31





неплохо.
Ключ к счастью - Берристер Ингаинна
16.08.2012, 13.34





Мне оченб понравилось. Красивый роман.
Ключ к счастью - Берристер Ингамария
16.08.2012, 18.33





Главный герой слишком болтлив, это ужасно раздражает. И вообще, какой нормальный мужчина будет носиться по городу в поисках дамских тряпок девушки своего кузена????
Ключ к счастью - Берристер ИнгаСаша
16.08.2012, 19.30





скучно
Ключ к счастью - Берристер ИнгаСветлана
18.08.2012, 17.37





Ровно,мягко и сказочно.
Ключ к счастью - Берристер ИнгаКетрин
18.11.2013, 13.55





ХОРОШО.
Ключ к счастью - Берристер Ингаиришка
23.11.2013, 20.39





Абсолютно согласна с Сашей. Что за мужчина так взбеленится из-за женских тряпок? Идиотская завязка романа. Про такого героя даже читать не хочется.
Ключ к счастью - Берристер ИнгаЛил
23.11.2013, 21.06





Бред
Ключ к счастью - Берристер ИнгаNIKA*
23.11.2013, 22.43





хороший роман
Ключ к счастью - Берристер ИнгаАня
14.03.2015, 14.12





скучновато,затянуто,бедненький какой то романчик, отличие от остальных гг не девственница
Ключ к счастью - Берристер Ингамарина
29.03.2015, 19.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100