Читать онлайн Хитрые уловки, автора - Берристер Инга, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хитрые уловки - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.35 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хитрые уловки - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хитрые уловки - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Хитрые уловки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Мартин с тревогой посмотрел на часы.
Джинджер ушла более получаса назад, сказав, что всего на десять минут.
Он бросил взгляд на Пупси. Собачонка безмятежно спала, свернувшись калачиком на покрывале заднего сиденья. Проверив, достаточно ли открыто окно, чтобы пропускать свежий воздух для нее, он вылез из автомобиля, запер его и отправился в направлении, в котором исчезла Джинджер.
Он нашел ее менее чем через пять минут рядом с тележкой зеленщика возле маленького прянично оформленного магазинчика. Джинджер стояла спиной к нему и увлеченно беседовала с каким-то черноволосым мужчиной. Но ее мелодичный смех разозлил Мартина. Он испытал внезапный прилив ненависти к насмешившему ее приятелю, кроме чувства юмора обладающему прекрасной атлетической фигурой и несомненной силой.
Правда, Мартин тут же оправдал вспышку злобы предположением, что знакомый Джинджер мог бы неосторожно напомнить ей о недавнем прошлом и тем самым пробудить в ней сонм подозрений, таким образом мешая планам Мартина наказать ее. В каждом старом знакомом Джинджер таилась опасность. Не ревность же послужила причиной его гнева.
Мучимый тревожными предчувствиями, он поспешил к Джинджер. Она стояла к нему спиной и не могла его видеть. Однако чернявый, догадавшись, что Мартин направляется именно к ним, обратил на него внимание Джинджер, тронув ее за рукав. Это невинное движение породило в Мартине приступ настоящего удушья. Он едва удержался, чтобы не броситься на чернявого и не отбросить его руку.
— Марти! — воскликнула Джинджер. Взглянув на него, она почувствовала себя виноватой, но по-своему объяснила причины его мрачного настроения. — Извини ради Бога. Я задержалась в очереди и на обратном пути еще встретила Теда.
Поскольку Джинджер решила представить их друг другу, Мартин выдавил из себя любезную улыбку в ответ на неодобрительную, как ему показалось, ухмылку Теда.
Он понял по глазам Джинджер, что она ни о чем не догадалась. Хотя любая на ее месте решила бы, что он чудовищно ревнив. Господи! Сама идея просто смехотворна. Он никогда не считал себя ревнивцем. И он не ревнует ее. Откуда бы взяться этой ревности?
— Мне правда жаль, что вы с Пупси меня заждались. — Джинджер вся лучилась радостью; ее лишь на миг смутил недовольный вид Мартина.
— Я как раз и пошел тебя разыскивать, потому что Пупси скулила и рвалась вон, — воспользовавшись ее подсказкой, объяснил Мартин, когда они уже подошли к автомобилю. Но тут же заметил быстрый взгляд, который она бросила на мирно спящую собаку. — Смотри-ка, — не моргнув глазом продолжил он, — стоило мне уйти, как твоя подружка успокоилась…
Десятью минутами позже, когда они с Джинджер шли по тихой набережной, Мартин подумал, что он, возможно, погорячился. Ситуация была прямо противоположной тому, что он себе вообразил. Джинджер смотрела на него глазами влюбленной женщины, которая и мысли не допускает о других мужчинах. Они составляют прекрасную пару, чувству ревности у них нет и не может быть места. Однако, спохватился он, почему его так волнует, ревновать или не ревновать женщину, которую он не любит? И вообще, при чем тут любовь?
Занятый своими мыслями, Мартин не заметил, что Джинджер тоже напряженно о чем-то задумалась. Его гнев смутил и расстроил ее. Его нетерпимость как-то не вязалась с тем портретом, который она восторженно себе нарисовала. Неужели Мартин подвержен вспышкам ярости? Может быть, он очень неуравновешенный человек? Да и что, в сущности, она знает о нем? Только то, что она любила его до амнезии и что он хороший любовник.
Пупси трусила рядом с хозяевами и виляла хвостиком. О чем она думала, не знает никто, но она первой заметила двух симпатичных собак, которых вела на поводке молодая женщина с тремя маленькими детьми.
Женщина тоже собиралась спуститься к речке по узкой лесенке, с двух сторон огражденной перилами. Одна из собак упрямилась, и ребенок помладше заплакал. Молодая мать принялась успокаивать ребенка и натянула при этом поводок, который тут же запутался в ветках куста; вторая собака, завидев Пупси, пустилась в безудержный лай, а дети постарше уже прыгали через ступеньки вниз к реке.
Мартин галантно предложил мамаше помощь и придержал мосек, пока та не собрала детей. Благодарная улыбка накрашенных яркой помадой губок явилась ему наградой, а маленькая ручка легонько пожала его ладонь, прежде чем завладеть поводками своих невоспитанных собачек. При этом, спускаясь вниз, молодая особа чудовищно, по мнению Джинджер, и чрезвычайно кокетливо, по мнению Мартина, завиляла бедрами. А он смотрел ей вслед!
Как он смел… как смел он так откровенно флиртовать с первой попавшейся женщиной прямо на глазах у нее, своей любимой Джинджер?
У нее закружилась голова, и усталость тяжело легла на опустившиеся плечи.
— Вернемся, — попросила она Мартина, и ей самой показалось, что голос звучит деревянно.
— Что стряслось?
— Я хочу домой.
Мартин понял, что придется вернуться. Он знал, что некоторые женщины сами порой не могут объяснить причины своего упрямства, но их при этом никак не переупрямить. А прогулка все равно бы теперь не задалась.
Джинджер не проронила ни слова всю обратную дорогу, и в ее молчании Мартину чудилась затаенная враждебность. Что повлияло на перемену ее настроения? Быть может, у нее заболела голова. А может, ей не понравилось, что он помог молоденькой мамаше справиться с ее сумасшедшей семейкой. Вспомнив растерянную дамочку на набережной, Мартин не удержался от улыбки. Однако именно его забота о посторонней женщине, кажется, взбесила Джинджер.
Едва переступив порог, Джинджер почувствовала себя лучше. Она тут же пожалела, что они прервали прогулку. Ей пришло в голову, что еще не поздно вернуться в парк, но тут зазвонил телефон. Джинджер сняла трубку, и в ней раздалось жизнерадостное «алло!».
— Мэгги! Как я рада тебя слышать! — воскликнула Джинджер, узнав голосок своей крестницы. — Как ты?
— Прекрасно. А ты?
Джинджер мгновение колебалась. Сказать или не сказать Мэгги, что с нею произошло?
— Все в порядке. — Она все же решила не тревожить девочку.
— Джинджер, я прекрасно съездила. Мама передает тебе привет, у нас будет прием на днях. Ты приглашена!
Мэгги, должно быть, звонит из дома родителей в Падстоу.
— Сейчас я должна идти, перезвоню попозже, и мы обо всем поболтаем. — И прежде чем Джинджер ответила, Мэгги положила трубку.
В маленькой гостиной, устроенной над магазинчиком, Мэгги закрыла глаза и, помассировав виски, глубоко вздохнула.
Она знала, что была немного резка с Джинджер, но ее крестная всегда настолько тонко чувствует ситуацию, что Мэгги побоялась ее интуиции. Как бы Джинджер не догадалась… Мэгги бросила беспокойный взгляд на конверт авиапочты со штемпелем Праги.
Во рту пересохло от волнения, когда она надорвала конверт. Внутри оказались сопроводительные бумаги на глиняную посуду, купленную в Чехии. Мэгги все еще ожидала оттуда великолепный антикварный хрусталь. Только на прошлой неделе Венди, ее партнер и подруга, высказала беспокойство по поводу задержки.
— Они не сказали, когда точно его привезут? Что конкретно они говорили относительно сроков? — любопытствовала Венди.
— Скоро. — Мэгги сложила за спиной пальцы крестиком. — Очень скоро.
Она кожей ощущала недоверчивый взгляд Венди. Они знали друг друга со времен университета, но подруга лишь недавно решила привлечь ее с женихом к своему делу, и первое серьезное поручение Мэгги было связано с этой партией антикварного хрусталя. Как глупо было связываться со Стивеном…
Мэгги закрыла глаза, щеки горели. Она находилась на грани нервного срыва. Венди с Крэгом за городом, голос же крестной по телефону ей показался напряженным. Должно быть, она позвонила не вовремя. К тому же Мэгги намеревалась избегать крестной столько, сколько могла. Скверно, если Джинджер догадается, что она… Что она опять попалась в ту же ловушку.
— С тобой все в порядке? — беспокойно спросил Мартин Джинджер, заметив, что та побледнела.
— Очень болит голова, — осторожно ответила она.
— У тебя головная боль, а ты молчишь! Когда это началось? Перед глазами плывет? В ушах не звенит?
— Марти, это просто головная боль, и больше ничего.
Он смотрел на нее со щенячьей преданностью, он испугался за нее. Джинджер стало стыдно за свой резкий тон.
К сожалению, Мартин действительно боялся. В больнице с него взяли честное слово, что при любом ухудшении самочувствия пострадавшей он должен везти ее к ним.
— Собирайся, — как можно спокойней сказал он, — поехали.
— Куда? Не стоит, давай лучше готовить ланч.
— В больницу, Джинджер.
— В больницу? Почему? Я не хочу.
— Консультант велел немедленно везти тебя к нему, если начнутся головные боли, даже без нарушения зрения. Джинджер, отнесись к болезни хотя бы чуточку серьезней!
— У меня обычная головная боль… — Джинджер хотела добавить, что головные боли вообще характерны для женщин ее возраста в критические дни или накануне таковых. Но вовремя остановилась.
На их счастье, приемный покой больницы к этому часу обезлюдел. Скучающие медсестры листали модные журналы в креслах для посетителей. И — снова удача! — прием вел тот же консультант, что осматривал Джинджер накануне.
— Как наши дела? — бодро приветствовал он их.
Странно, но сегодня он уже не казался Мартину бесчувственным чудовищем; он выглядел как очень усталый, но чрезвычайно приятный молодой человек.
— У Джинджер болит голова, и я подумал…
— Правильно, что привезли ее, мистер Фостер. Сделаем повторный снимок свода черепа. Подождите здесь, это не займет много времени.
Пока Джинджер отсутствовала, Мартин внимательно изучал толстый медицинский журнал, посвященный ранней диагностике сосудистой дистонии. Журнал оказался скучным, но обои в кабинете доктора еще скучнее.
— Все в порядке, — возвестил доктор с порога кабинета, — не волнуйтесь, мистер Фостер.
— Видишь, Марти, я же говорила… Ты волнуешься по всякому пустяку.
— Миссис Грэхем, мистер Фостер был совершенно прав, когда настоял на визите ко мне. И впредь я попросил бы его «волноваться по всякому пустяку».
— Я знаю, но мы обязаны были проверить. Да пойми же, наконец, ты теряла сознание, у тебя амнезия. А ты говоришь, что у тебя просто болит голова, что это обычная мигрень. Это не обычная мигрень, и в покое я тебя не оставлю! Вот так!
Они ехали домой, и больше всего на свете Мартину сейчас хотелось разогнаться миль до ста и промчаться по шоссе под визг испуганной Джинджер. Тогда бы она прочувствовала, как он переживал. Вместо этого он резко затормозил и, облокотившись о руль, пристально поглядел на нее.
— Знаешь, Джинджер, ты иногда кажешься мне маленьким неразумным ребенком.
— А ты злым мальчишкой.
— Не говори так. Ты здорово меня напугала сегодня. Ты не видела себя в парке. Страшно смотреть! Бледная как смерть. Только губы пунцовые, словно у вампира.
— Это ты виноват. Все было так хорошо, а ты…
И Джинджер разрыдалась. Она плакала горько, отчаянно и совершенно не скрывая своего горя. Мартин всегда боялся женских слез. С детства. Он видел свою мать плачущей лишь два раза в жизни, но оба раза после того, как в семью приходило большое горе.
— Джинджер, прости, мне не следовало…
— Это ты прости меня, Марти. Я не права. Ты — лучшее, что произошло со мной в жизни. Я никогда не умела ценить счастье. И оно от меня убегало.
— Не надо так, Джинджер. Ну скажи, в чем я провинился?
— Ни в чем.
— Я не сразу понял, что у тебя заболела голова?
— Нет, головная боль все время была при мне, виски давило с самого утра, но не это меня мучило… — Джинджер набрала в легкие побольше воздуха, прежде чем решиться на признание. — Мартин, я ревновала…
Мартин глубоко вздохнул. Ее честность и храбрость заставили его в свою очередь открыться ей.
— Я тоже… Тот человек… Тед… Он касался твоей руки, а я хотел убить его за это!
— Ты ревновал к Теду, а не сердился, что я задержалась? Марти, Тед только друг, и он очень счастлив в браке… Вот уж к кому не стоило бы ревновать!
— Ну а ты чем лучше? Сердилась на меня из-за многодетной малолетки с двумя уродцами на поводке!
Джинджер хохотала, как девчонка. Напряжение отпустило, и головная боль прошла.
— Джинджер…
— Что?
— Черт, я забыл, что хотел сказать. — Мартин посмотрел на Джинджер. Она раскраснелась от слез. Глаза поблескивали, а рыжие волосы слегка растрепались за время поездки; одна волнистая прядь выбилась из прически. Джинджер пыталась заложить ее за ухо, но непокорная веселая прядка все равно выпадала. — Джинджер, иди ко мне.
Он обнял ее узенькие плечи и поцеловал в голубую пульсирующую жилку на виске рядом с рыжей прядкой, с которой Джинджер не могла совладать.
Губы Мартина были мягкими и упругими. Он поцеловал ее в мочку уха и слегка прикусил ее. Джинджер повернула лицо, и Мартин, обняв ее крепче, разжал языком ей рот, заставив откинуться на сиденье, которое сам опустил другой рукой.
Он склонился над ней, покрывая поцелуями лицо, шею — все, что не было защищено от его настойчивых губ блузкой. Джинджер сама расстегнула верхнюю пуговку на ней, и Мартин освободил груди Джинджер от лифчика.
— Джинджер?
— Да, Марти, да…
Он прижал щеку к обнажившейся груди и приник губами к другой, обхватив твердый темный сосок, в то время как его рука оказалась под юбкой. Ее прохладные бедра с шелковистой кожей сжимали его горячую ладонь; Джинджер изгибала тело и пыталась, насколько это возможно в машине, вытянуться в струнку. Мартин спустил Джинджер трусики и коснулся большим пальцем ее клитора, поглаживая остальными прохладные гладкие ягодицы. Он наслаждался тем, как наливается и влажнеет под его пальцами ее сокровенная плоть.
Джинджер взяла его за ремень и потянула на себя, и он всем своим весом навалился на ее хрупкое тело. Кто из них расстегнул ему брюки, они не смогли бы сказать даже суду инквизиции. Как Джинджер освободилась от юбки, они тоже не помнили. Память вернулась к ним вместе с осознанием того, что Джинджер, уперевшись ступнями в приборный щиток, неистово двигает бедрами навстречу его движениям внутри нее, а он, склонившись к ее плечу, неразборчиво говорит ей на ухо что-то очень нежное и, кажется, не вполне пристойное. В момент этого просветления Джинджер почувствовала, что она уже на краю сладкого мучительного счастья, которое ей просто необходимо разделить с Мартином.
— Марти, — донеслось до его распаленного мозга, — давай… давай вместе.
И Мартин больше не сдерживал себя.
Они возвращались домой молча. Произошедшее ошеломило их обоих. Огромный респектабельный «мерседес» Мартина был так по-скаутски лишен невинности, что говорить об этом было бы смешно. Между тем воспоминание о чувственном наслаждении, которое они получили, занимаясь сексом на кожаных сиденьях, кружило им обоим головы и распаляло воображение.
— Мне кажется, Марти, что все недоразумения между нами оттого, что наши чувства все еще очень… очень интенсивны… очень… страстны… — попыталась прояснить ситуацию Джинджер, понижая голос до шепота и с замиранием сердца следя, как Мартин проводит кончиком пальца по ее подбородку, по нижней губе, а затем и по верхней.
Она жарила мясо, а он принес ей стакан минеральной воды из комнаты.
Губы Джинджер приоткрылись: кончик пальца Мартина встретился с ее теплым дыханием, что оказалось весьма приятно. Джинджер немного наклонила голову и губами завладела мизинцем. Очень медленно, затягивая языком глубже, она начала сосать его.
В последний момент Джинджер, сняв мясо с огня, закрыла глаза, лизнула его средний палец, а потом с удовольствие начала облизывать и посасывать его. Не отрываясь от своего занятия, она увлекала Мартина в спальню. И перестала мучить его этим удовольствием, от которого у него уже трещала ширинка брюк, только когда они оказались возле кровати.
— По-моему, леди, вы носите слишком много одежды, — прошептал ей на ушко Мартин несколькими секундами позже, помогая исправить эту ошибку и стягивая с нее блузку.
— Ты тоже одет, как на званый прием. Прочь, проклятые одежды!
И правда, что может быть забавнее парочки, путающейся в брюках и юбках посреди огромной постели? Мартин и Джинджер срывали их друг с друга и как попало швыряли на пол.
Восторг охватил обоих. Вслед за трусиками и лифчиком на пол полетели покрывало и подушки. А затем Мартин толкнул Джинджер на ложе и рухнул рядом с нею. Они обнялись и прижались телами, наслаждаясь полной своей наготой посреди разрухи, учиненной в спальне.
Она и Себастьян никогда не экспериментировали с сексом. Стародедовский способ, и только в постели. Был как-то случай: они занимались этим на чердаке, но и там Себастьян нашел способ уложить ее на обе лопатки. Они были немного застенчивы в любовных делах. Но не их вина, что в юности восторг первых ласк заменяет чувственность, а искусство наслаждения раскрывается только с годами. У них просто не было времени как следует познать друг друга.
Только теперь Джинджер начинала понимать, что значит дух чувственного приключения, все новые и новые открытия и смущали, и возбуждали ее. Ее пальцы нетерпеливо узнавали самые чувствительные точки на теле Мартина, она упивалась запахом его разгоряченной плоти, которая источала тот же аромат, что и вчера вечером: слегка мускусный, теплый и очень, очень мужской. Как тот, в ее далеком сне…
— Ты чудесно пахнешь, моя любимая! В тебе все совершенно, и твой запах лучший в мире. — Мартин присвоил себе ее мысли.
— О, Марти… Черт! Марти!
Она внезапно вскочила и опрометью выбежала из комнаты.
— Джинджер! Что? В чем дело?
Но она не ответила ему. Так вот как возвращается память, подумал он, внезапно и, черт возьми, не вовремя!
Мартин присел на кровати и ссутулился, не в силах встать, одеться. Отчаянно не желая приближать минуту объяснения. Когда Джинджер вошла в комнату, он не сразу решился поднять на нее глаза.
— Мартин! — начала Джинджер. — Ты знаешь…
— Прости, если можешь, — тихо отозвался он.
— Ты тут ни при чем, — печально улыбнулась она, — я сама виновата. Не следовало так легкомысленно вести себя…
— Джинджер, я очень перед тобою виноват.
— Нет, это ведь не твои животные.
— Животные?
— Да. Пупси и Наполеон сожрали наш ужин. Они стащили мясо и устроили пир на полу в кухне. Они не оставили нам ни крошки, Мартин! Что нам теперь делать?
Глядя на нее, Мартин захотел пройтись колесом, как он делал всего пару раз в жизни, и то в детстве. Вместо этого он подхватил Джинджер на руки и закружил по комнате.
— Любимая! Джинджер! Как это прекрасно! Твои ненасытные твари уничтожили наш ужин и теперь нам не надо терять время на еду! Они просто вынудили нас вернуться в постель и больше никогда ее не покидать!
— Но ведь мы умрем с голоду, Марти!
— Зато в один день и в объятиях друг друга!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хитрые уловки - Берристер Инга

Разделы:
1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Хитрые уловки - Берристер Инга



Не знаю, почему такие низкие оценки этого романа. Конечно, немного наиграно. как и практически во всех романах, но все же читается легко.
Хитрые уловки - Берристер ИнгаЛена
28.02.2012, 20.14





Для Берристер очень слабый роман, обычно у нее как-то реалистичнее и живее чувства описаны. Концовка скомкана. Перечитать не захочется. 5 из 10
Хитрые уловки - Берристер ИнгаАнастасия
29.07.2012, 2.02





Мне очень не понравился роман. Это худший из всех романов, что я читала у Инги. Чувства героев совсем не описаны, один секс! Это даже сексом не назвать, а так, потрахушки какие-то! От главного героя я вообще в шоке: на первый день знакомства уложить в постель женщину, которую считает мошенницей. А если бы у главной героини не был указан возраст, я бы подумала, что она 18летняя девчонкас переизбытком гормонов вместо мозгов.
Хитрые уловки - Берристер ИнгаГеша
3.06.2013, 16.39





Абсурдный высос из пальца, бездарного и тупого пальца. Кол с минусом
Хитрые уловки - Берристер Ингаvalerie
3.06.2013, 17.16





Согласна. "Для Берристер очень слабый роман". Разочарована.
Хитрые уловки - Берристер ИнгаНаташа
30.08.2014, 15.22





Весьма нехарактерное для Берристер описание постельных сцен. "Клитор", "член"! Прямо порнография какая-то! Ну кто же в любовных романах называет интимные части тела своими именами?! Обычно подбираются красивые, романтичные синонимы. Сразу видно, что это первый роман автора. В других романах Берристер таких слов нет.
Хитрые уловки - Берристер ИнгаКошечка Джози
25.12.2014, 17.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100