Читать онлайн Хитрые уловки, автора - Берристер Инга, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хитрые уловки - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.35 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хитрые уловки - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хитрые уловки - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Хитрые уловки

Читать онлайн

Аннотация

В увлекательном, захватывающем повествовании разворачивается красивая и трогательная история любви двоих людей, чей печальный опыт сделал их, быть может, чересчур осторожными и подозрительными.
Пройдя через психологические испытания, уготованные им судьбой, через сомнения и полосу взаимного недоверия, герои наконец-то обретают заслуженное счастье.


Следующая страница

1

Глядя на своего двадцатитрехлетнего единоутробного брата Гилберта, Мартин испытывал смешанные чувства гнева, стыда и отчаяния.
— Какого черта ты не обратился ко мне, если тебе нужны были деньги?
Солнечный луч, пробившийся через готическое окно кабинета Мартина, коснулся волос Гилли, и они вспыхнули мягким золотом. Смущенный до крайности, Гилли не смел поднять на брата глаза.
— Ты и так даешь мне слишком много, — пролепетал Гилли, и в его голосе Мартину послышались знакомые интонации отчима.
— Вместо того чтобы просто спросить меня, как заработать эти деньги, ты решил самостоятельно открыть Америку. Этот тип нажился на тебе.
В голубых глазах Гилли блестели слезы обиды. Мартин отвернулся. Он не мог представить себя в подобном унизительном положении. Ему бы никогда не пришлось краснеть перед отцом и объясняться по поводу собственной глупости. Хотя он вообще-то никогда не видел отца. Того завалило в шахте тридцать семь лет назад вместе с двумя десятками других несчастных. В те годы мало кто из шахтеров доживал до пенсии. Мать тяжело перенесла потерю мужа и, продав их собственный дом, переселилась в такой же маленький шахтерский городок в дом своих родителей. Бабушка воспитывала маленького Мартина. Большую часть времени мать пропадала в местной школе, где преподавала и где познакомилась с будущим вторым мужем, отцом Гилли.
Прежде чем выйти замуж за мягкого и застенчивого учителя английского языка, в которого влюбилась без памяти, мать долго готовила Мартина к перемене в их жизни, осторожно выясняя его возможную реакцию.
Гилли получился копией своего отца. Мальчик рос мягким, послушным, умницей, но он оказался более честолюбивым, чем отец.
Тем не менее, именно благодаря своему отчиму, Мартин никогда не чувствовал себя сиротой. И отсутствие отца в раннем детстве никак не сказалась на его психике.
Про таких, как Мартин, американцы говорят: «Этот малый сделал себя». Он всего добился в жизни сам. И теперь это был властный миллионер, дело которого было перекуплено большой американской корпорацией. Он жил скромно, если не аскетически. Крутолобую львиную голову, могучие плечи и широкую кость он через отца унаследовал от бесчисленных поколений физически сильных, привычных к тяжелому труду ирландцев. Весь его облик выражал силу и уверенность. Перед ним пасовали мужчины и робели женщины…
Сейчас он хмуро смотрел на своего брата, и его темные брови угрожающе сошлись над переносицей. Он желал, чтоб Господь наградил Гилли хоть толикой разума.
Вот такой же прилив бешенства испытал он и на прошлой неделе, когда пришлось заниматься финансовыми делами бывшей жены. Несмотря на броскую внешность, привлекательность, бьющую в глаза, она так и осталась для него не более чем деловым партнером. Партнером, впрочем, бездарным. Она ничего не умела и не могла дать ему…
Мартин вырос с матерью, которая была такой, каковой женщина и должна быть, — любящей, кроткой, верной, заслуживающей доверия. И до определенного возраста он питал иллюзии, видя в женщинах существ идеальных, высших. Пробуждение оказалось жестоким: Мартин с горечью убедился, что женщин, похожих на его мать, более в природе не существует.
Он влюбился как мальчишка и женился в двадцать два года; его жена тоже была почти девочкой, но она оставила его прежде, чем их браку исполнился год, расчетливо взвесив их шансы на счастливую семейную жизнь и объявив, что Мартин скучен и жалок. Она нашла человека, который, как ей казалось, знал, что такое удовольствия, мужчину, который имел время на любимую женщину и деньги, чтобы тратить их на нее.
К тому времени Мартин окончательно разочаровался в семейной жизни; он считал, что весь этот брак — зряшное дело, а необходимость всякий раз, приходя домой к холодному очагу, перерывать пустые буфеты в поисках хотя бы остатков простывшего ужина угнетала его даже больше, чем явное пренебрежение женщины, которую больше всего интересовало содержимое его бумажника. И однажды, обнаружив себя глубоко за полночь все еще сидящим в библиотеке с томом Макиавелли в руках и не имеющим ни малейшего желания подняться в спальню, он сам пожелал, чтобы она его бросила.
Пять лет спустя ядовитое деревце развода даже принесло ему неожиданно сладкий плод: небольшое мстительное удовольствие, когда разорившийся муж его «бывшей» пришел к нему, Мартину, проситься на работу. Пришел, кстати, не один, а вместе с нею.
Больше из отвращения, чем из сострадания, он подарил парочке беспроцентную (и безвозмездную) ссуду. От него не укрылся алчный огонек, промелькнувший в глазах его экс-супруги, когда та входила в новый просторный дом. Как жалела она о потере мужчины, который мог бы принадлежать только ей, со всеми потрохами и содержанием банковских счетов. Мартина, впрочем, не удивила наглость женщины, которая, идя под руку с бывшим мужем, трещала без умолку о том, что она с юных лет любила только его и все еще любит и что развод был затмением, глупой ошибкой. Даже если б Мартин, на беду, все еще любил ее, что, к счастью, не имело места, он не принял бы ее назад. Это засело в его генах, его жестком северном воспитании и наследственном уважении к честности и верности.
Их брак мертв и никогда не воскреснет; он сказал ей об этом прямо, так же как когда-то отчаянно выпалил признание в любви.
С тех пор он не видел ее и не желал видеть, решив, что в его монастыре нет места иной любви, кроме любви к разуму, но это не означало, к сожалению, что он раз и навсегда избавился от всех проблем. И одна из таковых проблем прямо сейчас смущенно стояла перед ним в облике его единоутробного брата.
Когда Гилли поступил в Оксфорд, Мартин охотно согласился финансировать его учебу. В конце концов, Гилли член его семьи. Мартин также никогда не отказывал в помощи и поддержке отчиму, ссудив ему денег, когда тот начинал собственное дело.
Их родители давно состарились, отчим был старше матери почти на пятнадцать лет, крепким здоровьем не отличался и, страдая от сердечных болезней, старался жить настолько спокойно, насколько это возможно. Волновать его не стоило.
— Какого черта ты не сказал мне, если нуждался? — Он повторил вопрос теперь уже повышенным тоном.
— Ты уже дал мне больше, чем я заслуживаю, — ответил Гилли, — я не посмел просить еще…
— Но, ради Бога, Гилберт, куда ты засунул свой интеллект, здравый смысл? Тебе что, никто не говорил про бесплатный сыр в мышеловке? Кому ты нужен, чтобы просто так отвалить тебе деньги? Чем ты думал?
— Мне казалось, что это решит мои проблемы. — Гилли выглядел сконфуженным, словно нашкодивший щенок. — У меня было пять тысяч. Это то, что ты положил мне на банковский счет, и если бы это могло бы… ну, быть обращено в десять тысяч через нескольких месяцев, то я бросил бы подрабатывать по выходным…
Он остановился в замешательстве, поскольку увидел, как Мартин упрямо тряхнул головой.
— Это казалось такой клевой идеей, — попытался оправдаться Гилли, — я и понятия не имел…
— Вот тут ты чертовски прав, ты и впрямь не ведал, что творил. — Мартин нахмурился. — А посоветоваться со мной не мог? Вечно я узнаю обо всем последним…
Гилли глубоко вздохнул.
— Я увидел объявление в одной из таких бесплатных газет, ну, ты знаешь… Я где-то подобрал ее. Забыл где. Там было сказано, что любой, кому интересны показатели реального роста прибыли их компании, может обратиться по такому-то адресу, чтобы узнать детали.
— Адрес… — Мартин снова поднял на него взгляд. — Здравого смысла в тебе не больше чем в лемминге.
— Казалось, такая хорошая идея. — Гилли с трудом выдерживал его взгляд. — Вот я и подумал… Папа всегда говорит, что мне здорово повезло иметь такого брата, как ты… ну, который помогает мне, финансирует. Ни он, ни мама не дали бы столько, чтобы я мог учиться в Оксфорде. Но, Мартин, правда, если бы я не подрабатывал, я мог бы лучше учиться. Иногда бывают моменты, когда я чувствую… испытываю крайне неприятное чувство, как подумаю, что папа сравнивает меня с тобой… и сравнение это не в мою пользу… и что мои сокурсники считают меня испорченным и гнилым иждивенцем, потому что ты всегда за меня платишь.
Гилли — иждивенец? Мартин нахмурился еще больше. Он восхищался отчимом и уважал, да и любил его, но всегда ощутимо сознавал, как далек сам от тех идеалов, на которых этот кроткий, неотмирный человек основал свою жизнь.
— Так или иначе, — продолжил Гилли, — в конечном счете я позвонил по телефону этой фирмы, и они сказали мне, что делать: послать им чек на пять тысяч фунтов, а они, в свою очередь, отправят мне подтверждение и ежемесячные отчеты, показывающие состояние моих инвестиций. Они также сказали, что пошлют мне документ с указанием, куда мои деньги будут вложены.
— А они случайно не сообщили тебе, как они собираются обеспечить такую фантастическую скорость роста прибыли от инвестиций? — Мартин задавал вопросы с ужасным, зловещим спокойствием.
— Они сказали, что среднему человеку этого не понять и что из-за всех изменений, продолжающихся на некоторых внешних рынках, там имеются хорошие возможности для тех. кто знает, что делать…
— Действительно, и они, движимые великодушием, готовы разделить эти возможности с любым, кто ответит на их объявление. Так, по-твоему? Добренькие дядечки дадут кучу денег всем маленьким глупеньким мальчикам просто так, из любви к искусству?!
— Я… плевал на их побуждения. — Гилли чувствовал себя, словно один его предок перед судом Кромвеля; он отвечал с достоинством приговоренного к смерти, и румянец на его лице сменяла бледность, чтобы потом щеки вспыхнули снова. — О, я знаю, что не должен был этого делать, но профессор Шредер сказал мне: если я оплачу еще один год, то получу дополнительную квалификацию в США, после чего стану лучшим из выпускников. Я хотел просить его оставить меня в Оксфорде, но он уже велел мне подготовить исследования для серии лекций, которую он собирается прочесть в Америке. Бог знает, почему он выбрал меня. Мои познания…
— Он выбрал тебя по той же самой причине, что и тот инициативный предприниматель, твой финансовый гений! Потому что ты — Гилли. — Мартин сказал ему это с прохладным сарказмом. — Итак, продолжим. Пять тысяч фунтов ты взял в банке, отдал их проходимцам. И потом?
— Первые два месяца все шло как по маслу. Я получал отчеты с зафиксированным в них великолепным доходом с моих инвестиций. Но на третий месяц они ничего не прислали, тогда я позвонил по их номеру, но мне сказали, что никакой фирмы там нет.
Он выглядел настолько озадаченным, что при других обстоятельствах Мартин не удержался бы от смеха над наивностью брата, но теперь смеяться было бы грешно. Перед ним сидел молодой человек, преднамеренно и подло освобожденный от пяти тысяч фунтов проницательными мошенниками. Мартин сильно сомневался, что кто-нибудь из людей его поколения мог бы попасться на такую дешевую приманку.
— Забавно, — было единственным его комментарием.
Гилли поднял глаза и пробормотал:
— Я знаю. Знаю, о чем ты думаешь, но… Сначала я подумал, что это ошибка. Я написал по адресу, откуда приходили отчеты, но мое письмо возвратилось. «Адресат выбыл». И с тех пор…
— С тех пор твой гениальный инвестиционный менеджер растаял в воздухе как дым? — сухо предположил Мартин.
— Мне действительно жаль, Мартин, я должен был сообщить тебе… что мне не хватает денег даже на оплату последнего года учебы, но теперь… Лучше не брать это в голову и…
— Сколько стоят эти остатки твоего проживания с обучением? — спросил Мартин, уже доставая чистый бланк.
Гилли неохотно сообщил ему.
— А год в США? И я хочу знать действительную стоимость всего этого. Пожалуйста, Гилли, полную стоимость! Не изображай из себя гордого нищего, это пошло.
Гилли, сделав над собой усилие, подлинной мукой отразившееся на его лице, назвал Мартину нужную сумму.
Так много денег Гилли еще ни разу не просил, он задохнулся от стыда и до самых корней волос залился краской.
— Нет, Мартин, я не могу. Это слишком, слишком много… Я…
— Ты берешь чек и точка. — Мартин был тверд. Поглядев на часы, он добавил небрежно: — Между прочим, я решил, что тебе нужен новый автомобиль. Вот ключи. А старый оставь под окнами, я распоряжусь им.
— Новый автомобиль? Помилосердствуй, Мартин! Моя малолитражка мне прекрасно подходит, — возразил Гилли.
— Тебе — да, но отец не становится моложе. Я знаю, как он ожидает твоих визитов домой и как волнуется, а это ему вредно. Он будет чувствовать себя гораздо счастливее, если узнает, что ты ездишь на безопасном автомобиле, а не на цистерне, заправленной зажигательной смесью.
Гилли принял и набор ключей — его старший брат давил на него. Спорить с Мартином бессмысленно, это он знал по опыту. И пришлось даже выдавить улыбку благодарности.
Дверь за братом закрылась, Мартин подошел к окну и задумчиво посмотрел во двор. Инфантильность младшего брата всегда немного ставила его в тупик. У него самого энергии хватило бы на десяток мужчин. Мартин родился лидером, он обладал той волшебной силой повелевать, которой, как он знал, никогда не будет у Гилли, независимо от того, сколько академических квалификаций тот получит.
Наконец Мартин оторвался от созерцания серых камней, поросших мхом, отошел от окна, сел в кресло и углубился в изучение маленькой папки с «отчетами», которую принес с собой Гилли. Он мог бы проверить номера счетов фирмы, конечно мог, но отлично знал, что они будут или фиктивными, или уже аннулированными. Одно из двух. Эта разновидность мошенников не блещет разнообразием методов.
Боже, кто бы мог подумать, что молодого человека с незаурядными умственными способностями, каким является его брат Гилли, так легко одурачить! Ведь с первого взгляда ясно, что вся эта фирма — туфта. Деловая пресса устала предупреждать о подобного рода компаниях! Впрочем, братишка ведь изучал классические произведения, но вряд ли он хотя бы два раза за свою жизнь держал в руках финансовый журнал. Так почитал бы о пройдохах у Аристофана или Еврипида, черт его подери!
Гилли — истинный сын своего отца. Тот так же наивен и так же безнадежно не от мира сего. Раньше он преподавал в затерявшейся в городских джунглях школе, где и сам Мартин когда-то учился. Мартин еще мальчиком понял, что его мать имела в виду, когда коротко объяснила сыну причины, по которым она приняла предложение Брендона: она чувствовала, что он нуждается в ней, в ее защите и заботе.
Мартин все еще помнил, как некоторые из мальчиков насмехались и дразнили его, потому что их юродивый учитель английского был теперь его отчимом, но Мартин быстро отучил их от шуток на свой счет. Он был крупным и сильным мальчиком, слишком сильным для своего возраста, да и языка его многие побаивались даже больше, чем кулаков.
Мартин неплохо усвоил уроки выживания, которые получил в детстве, и они пригодились, когда он занялся серьезным бизнесом. Но вот теперь, отойдя от дел, он, кажется, расслабился.
Он встал и вернулся к окну. Внизу, до самого города, тянулись холмы Йоркшира. Каменный фасад поместья, как он именовал свой дом, дышал холодным величием.
Выбросить из головы этих негодяев? Хорошо бы! Но негодяи посмели обмануть его брата, а значит, и его. Этого Мартин не мог им простить.
Он посмотрел на «отчеты». Мартин подозревал, что эти братья Харрингтон, кто бы они ни были, в настоящее время находятся вне досягаемости; обычное дело в таких аферах. Но упорство и жажда возмездия, так свойственные Мартину, не позволяли ему сидеть спокойно и по меньшей мере хотя бы не попытаться разыскать мерзавцев.
Теперь, когда он продал свой бизнес, время стало его собственностью. У него, конечно, имеются некоторые обязанности. Забота о родителях, например. Он также принимает энергичное участие в работе местного колледжа, который сам и основал и в котором преподает молодежи основы отраслевого экономического развития — и не только молодежи, но и взрослым мужчинам, попавшим под сокращение или ищущим новую работу.
Проект отнимал львиную долю времени, на игры в сыщика его просто не оставалось. Все поверили ему: и учителя и ученики, и он не жалел для них сил. Мартин понимал, что это еще одна возможность поддержать чахнущую экономику графства, подпитав ее молодой и квалифицированной рабочей силой.
— Мартин, — говорили ему, — вы не можете финансировать обучение каждого выпускника школы в Йоркшире.
— Возможно, но по крайней мере кому-то я могу дать шанс.
— А что прикажете делать с теми, кто попросту использует вас? — спрашивал его собственный бухгалтер.
И Мартин пожимал в ответ плечами, что, вероятно, означало: человеческая жадность — мелкое чувство и не стоит брать ее в расчет. Но вряд ли бухгалтеру, да и вообще кому-либо, кто знает Мартина, пришло бы в голову назвать его идеалистом, романтиком и уж тем более — бессребреником. Разумеется, он настоящий джентльмен, а джентльмен обязан защитить себя и свою семью от негодяев.
Он хмурился, изучая бумаги Гилли. Затем сложил папку, достал небольшую кожаную книжицу и открыл страницу с номером высокопрофессиональной детективной фирмы, которую он иногда использовал, когда делал запросы относительно кого-нибудь из партнеров по бизнесу или клиентов. К нему, миллионеру и филантропу, нередко обращались за финансовой помощью, и до сих пор, благодаря детективам этого агентства, его деньги попадали только тем, кто действительно в них нуждался.
Пока он ожидал ответа на свой запрос, его внимание занимали некоторые статьи, ожидающие его правки. Кстати, подписаны они были его полным именем — когда-то отравлявшим ему жизнь и ставшим причиной многих драк в детстве; там, где он вырос, иногда имелся только один путь убедить насмешников, что имя «Мартин» не имеет никакого отношению к гусю из известной сказки и что он отнюдь не жертва и легкая добыча для школьных зубоскалов и хулиганов.
— Почему ты так меня назвала? — спросил он однажды у матери.
— Потому что я люблю это имя, — ответила она с нежной улыбкой. — Думаю, этого достаточно?
— Да, хорошее имя, — согласился он. Мартин Фостер.
Потом она добавила, что такое имя носил когда-то сильный и мужественный человек и что оно сделает и его сильным. Сильный-то он несомненно, достаточно сильный, чтобы гарантировать этим братьям Харрингтон старость в нищете и заставить вернуть назад каждый пенни, что они получили от его наивного братца! Даже если придется перевернуть их вверх ногами и трясти, пока из карманов штанов не выпадет последняя монетка.
Косой луч солнца проник в кабинет через -стрельчатое окно, на минуту высветив темно-каштановые волосы, резко очерченные мужественные черты волевого лица и глаза, полыхнувшие недобрым огнем, холодом и глубиной напоминающие Северное море в ненастный зимний день.
О, да, братья Баррингтон, или как там их, определенно пожалеют, что обманули его брата. Конечно, юридически можно преследовать их через суд за мошенничество, но Мартин уже решил, что они заслуживают наказания более сурового, чем предусматривает мягкий и медлительный закон.
Подобно хулиганам, которые пробовали задирать его в школе, эти типы полагались на беззащитность жертвы; конечно, рассчитывали они и на страх обворованного перед публичным признанием собственной глупости. Но тут они явно просчитались, ибо нарвались на человека, который не ведает страха.
Итак, кто бы ни обидел его брата, он, Мартин, разыщет мерзавцев и доходчиво объяснит, что они совершили самую большую ошибку в своей жизни, о которой не раз горько пожалеют!




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хитрые уловки - Берристер Инга

Разделы:
1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Хитрые уловки - Берристер Инга



Не знаю, почему такие низкие оценки этого романа. Конечно, немного наиграно. как и практически во всех романах, но все же читается легко.
Хитрые уловки - Берристер ИнгаЛена
28.02.2012, 20.14





Для Берристер очень слабый роман, обычно у нее как-то реалистичнее и живее чувства описаны. Концовка скомкана. Перечитать не захочется. 5 из 10
Хитрые уловки - Берристер ИнгаАнастасия
29.07.2012, 2.02





Мне очень не понравился роман. Это худший из всех романов, что я читала у Инги. Чувства героев совсем не описаны, один секс! Это даже сексом не назвать, а так, потрахушки какие-то! От главного героя я вообще в шоке: на первый день знакомства уложить в постель женщину, которую считает мошенницей. А если бы у главной героини не был указан возраст, я бы подумала, что она 18летняя девчонкас переизбытком гормонов вместо мозгов.
Хитрые уловки - Берристер ИнгаГеша
3.06.2013, 16.39





Абсурдный высос из пальца, бездарного и тупого пальца. Кол с минусом
Хитрые уловки - Берристер Ингаvalerie
3.06.2013, 17.16





Согласна. "Для Берристер очень слабый роман". Разочарована.
Хитрые уловки - Берристер ИнгаНаташа
30.08.2014, 15.22





Весьма нехарактерное для Берристер описание постельных сцен. "Клитор", "член"! Прямо порнография какая-то! Ну кто же в любовных романах называет интимные части тела своими именами?! Обычно подбираются красивые, романтичные синонимы. Сразу видно, что это первый роман автора. В других романах Берристер таких слов нет.
Хитрые уловки - Берристер ИнгаКошечка Джози
25.12.2014, 17.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100