Читать онлайн Дама сердца, автора - Берристер Инга, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дама сердца - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дама сердца - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дама сердца - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Дама сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Полчаса спустя, сидя в библиотеке своего дома за чашкой собственноручно приготовленного кофе, Перигрин-Александр-Кавеней-Стюарт-Виллерс, или Алекс, как звали его друзья и близкие, с сожалением вспоминал о своей сегодняшней стычке с девушкой из газеты. Он вынужден был признать, что вел себя не слишком вежливо.
Единственным оправданием могло служить то, что у него сегодня было весьма тяжелое утро, которое началось с долгого и тяжелого телефонного разговора с мачехой. Белинда позвонила, чтобы пожаловаться ему на свою дочь от первого брака, которая объявила, что бросает университет и отправляется куда-то с группой бродяг.
– Ты должен помочь мне, Алекс. Повлияй на нее, – настаивала мачеха. – Сильвия всегда слушалась тебя.
– Послушай, ей двадцать лет. Она уже взрослая, – устало сказал Алекс, думая про себя, что основной причиной бунта Сильвии, несомненно, была ее мать.
Белинда всегда относилась к дочери как к своей собственности, всячески мешая ее независимости. Алекс сочувствовал Сильвии, этой несчастной, по его мнению, молодой девушке, но старался не вмешиваться в ее отношения с матерью. Он знал, что в этом случае Белинда первая выразит недовольство, и не раз имел возможность убедиться в этом.
Затем был еще один телефонный звонок, из благотворительного фонда, которому отец Алекса передал старинный фамильный замок в отдаленной части горной Шотландии. Сотрудники фонда хотели знать историю гобеленов, которые были обнаружены под панелями викторианской эпохи. Разговор получился долгам и бестолковым, и в конце концов Алекс отослал их к архивисту семьи, троюродному брату отца, который жил в Линкольншире.
Недвижимость не приносила Алексу почти никакого дохода. В его владениях практически бесплатно жили не только родственники, включая мачеху, которая занимала просторную и очень дорогую квартиру в Лондоне, но и многие престарелые слуги. Финансовые советники постоянно твердили молодому графу, что из-за своего мягкосердечия он не только обделяет себя, но и не получает тех денег, которые требовались для поддержания всей этой собственности в надлежащем состоянии.
Но он всегда отвечал, что в жизни есть более важные вещи, чем деньги, – например, долг и ответственность. Старики, с которых он не берет арендную плату, фактически всю свою трудовую жизнь работали на его семью и заслужили спокойную старость.
– Но, подумайте, милорд, – говорили ему, – как было бы выгодно, если бы вы сдали бы эти дома по более высокой цене или просто продали их. Вы ведь не только уменьшаете свои доходы, назначив до смешного низкую плату за это жилье, но и ремонтируете его за свой счет. Так, в прошлом году вы заплатили за полную модернизацию целого поселка в Йоркшире.
Но Алекс в ответ твердо заявил, что он принял решение и не собирается менять его.
Вступив в права наследства, он понял, что с беззаботной и праздной жизнью покончено. Впрочем, она никогда и не была таковой. Управление обширными землями, не говоря уже о фермах и домах, которые располагались на них, постоянно создавало массу сложных юридических и финансовых проблем. Бели бы не проценты с инвестиций, которые когда-то весьма благоразумно сделал его прадед, Алекс вряд ли смог бы позволить себе содержать отцовскую усадьбу, ставшую теперь его главной резиденцией. Деньги прадеда нельзя было назвать богатством, но они позволяли сохранить большую часть наследства, не продавая его.
Алексу вдруг пришла в голову мысль, что встреча с этой медноволосой девушкой была единственным светлым пятном за весь сегодняшний день.
Моя вспыльчивая рыжая девчонка, подумал он.
Моя? Алекс мгновенно одернул себя и нахмурился. Она по-настоящему рассердилась на него, и не без причины, с сожалением признал он. Нужно было сразу представиться, а не ждать, пока она попадется в собственную ловушку.
Какого цвета у нее глаза? Золотистые? Он прикрыл веки, вдыхая пропитавший его рубашку легкий цветочный аромат женских духов, и вспомнил приятное ощущение ее теплого, мягкого и податливого тела.
Разумеется, Алекс знал, кто она такая. Пэт Лоусон говорила ему, что ждет журналистку. Да он и сам мог догадаться. Боб Флери не так давно сообщил, что берет на работу новую сотрудницу, и попросил сдать для нее в аренду небольшой пустующий коттедж у реки.
Да, я вел себя недостойно, снова укорил себя Алекс. Даже если учесть, что девушка сама спровоцировала меня, упомянув о праве сеньора. Нет, мне не следовало целовать ее. Но как это было приятно. Более чём приятно…
Он поспешно отогнал эти мысли. Ему тридцать три года, и он давно уже не позволял себе подобного мальчишества. Нужно принести ей извинения и все объяснить.
Алекс посмотрел на часы. Все равно нужно ехать в город во второй половине дня, так что придется зайти к этой девушке и извиниться.
– Неплохо.
Молли перечитала и с чувством удовлетворения положила на стол страницы статьи, которую написала, закончив работу над интервью с Пэт Лоусон. Довольная своей работой, она подошла к окну гостиной и остановилась, рассматривая открывающийся из него вид.
Это была уютная городская площадь с небольшим сквером посредине. В сквер вела калитка, ключи от которой имели только жители окружающих домов.
Боб Флери считал, что она должна была быть счастлива, получив возможность арендовать один из них.
Молли не могла не признать, что ее новое жилище и в самом деле производит хорошее впечатление. Позади дома начинался сад, длинной полосой спускающийся к реке, и вид из окон задней части здания напоминал деревенский пейзаж. В то же время дом был со вкусом обставлен и оборудован современной техникой.
Из маленькой прихожей двери вели в небольшую, но уютную гостиную и кухню. На втором этаже располагалась спальня и еще одна комнатка поменьше.
Родителям Молли, приехавшим помочь ей устроиться на новом месте, очень понравилось обиталище дочери, особенно кухня и ванная.
– Надо же, здесь есть даже настоящая плита с духовкой, – с одобрением заметила мать, закончив осмотр дома. – И везде так чисто.
– Мистер Флери сказал, что хозяин очень придирчиво относится к таким вещам и требует, чтобы жильцы поддерживали порядок в доме. Пока что мне сдали дом на три месяца. Это как бы испытательный срок.
– Я его понимаю, – заметила мать. – Если бы это был мой дом, я бы не захотела пускать сюда посторонних.
Сейчас, закончив работу, Молли решила, что неплохо бы выпить чаю, и направилась в кухню.
Первое редакционное задание получилось гораздо интереснее, чем она предполагала. Миссис Лоусон, к ее удивлению, оказалась удивительно приятной собеседницей. Пэт успела не только снабдить девушку знаменитыми рецептами своей прабабушки, но и рассказать об истории города, приводя интересные факты из жизни местных знаменитостей – семьи графов Сент-Оутел.
– Они ведут свою родословную со времен Вильгельма Завоевателя, – сообщила Пэт. – Первый граф прибыл из Нормандии, хотя в то время он, конечно, был просто одним из рыцарей короля. Вильгельм наградил его графским титулом за преданность своему сеньору.
Конечно, не у всех членов этой семьи судьба складывалась так удачно. Одному из графов т времена Генриха Восьмого отрубили голову за то, что он поддерживал Анну Болейн, другого казнили во время гражданской войны. Самым знаменитым был, пожалуй, Рейкхелл Сент-Оутел по прозвищу Черный граф. Он выиграл целое состояние в игорных клубах Лондона, а потом с такой же легкостью все потерял. Чтобы поправить свое финансовое положение, сэр Рейкхелл похитил наследницу большого состояния и женился на ней. Когда после шести неудачных попыток произвести на свет сына графиня наконец подарила ему желанного наследника, прошел слух, что на самом деле это опята была девочка, которую подменили мальчиком, родившимся от графа у одной из служанок…
На этом месте Пэт сделала паузу и осуждающе покачала головой, но Молли гораздо больше интересовали пороки живого Сент-Оутела, чем его давно умершего предка.
– А что вы можете рассказать о нынешнем графе? – спросила она, горя желанием собрать компрометирующий материал на своего обидчика.
– Об Алексе? – переспросила миссис Лоусон, и голос ее потеплел.
Такая фамильярность удивила Молли и вызвала невольное раздражение. Она сердито нахмурилась, и Пэт, заметив это, озабоченно спросила:
– Что с вами?
– Все в порядке, – поспешно заверила ее девушка. – Продолжайте, пожалуйста. Вы говорили об Алексе… об этом графе…
Услышала ли миссис Лоусон нотку неприязни в ее голосе, когда она произносила слово «граф»? Молли бросила на пожилую женщину быстрый взгляд. Совсем ни к чему настраивать против себя собеседницу.
– Да, об Алексе… Конечно, у него сейчас трудные времена.
Пэт помолчала. Молли попыталась изобразить на лице сочувствие, но внутри у нее все кипело. «Трудные времена»! По нему не скажешь.
– Его отец погиб на охоте. Это было одной из причин, по которым теперь в наших краях охота запрещена. После неожиданной смерти старого графа остались огромные долги, с которыми пришлось расплачиваться Алексу. К счастью, ему удалось сохранить большую часть своих земель, но он был вынужден уволить многих работников.
– Я читала, что сейчас все большее число фермеров бросают свое занятие и переезжают в города, – заметила Молли.
У нее вдруг возникла идея. Полная сочувствия к обездоленным и инстинктивной неприязни к Александру, графу Сент-Оутелу, девушка решила написать о нем разоблачительную статью.
– Да, конечно, некоторые уезжают, – помрачнев, кивнула Пэт. – В последнее время фермеры сталкиваются с новыми проблемами. Их продукция должна быть экологически чистой, выращенной без химических удобрений.
– Меня больше волнуют проблемы взаимоотношений рабочих с хозяевами, – уточнила Молли. – Когда люди, всю жизнь посвятившие земле, уйдя на пенсию, обнаруживают, что должны освободить место, которое было их домом в течение многих лет…
– Да, случается и такое, – с готовностью откликнулась пожилая женщина. – А иногда даже приводит к трагическому исходу.
– Как в истории с той женщиной на севере Англии, которую после смерти мужа выселили из коттеджа, где она прожила почти всю свою жизнь. Ей пришлось в восемьдесят два года переезжать в большой город, в многоэтажный дом, – вставила девушка.
В студенческие годы она интересовалась этой темой и всегда принимала подобную несправедливость близко к сердцу.
– Да, законы бывают жестоки, – признала миссис Лоусон.
– Не законы, а хозяева земли, которые применяют эти законы, – твердо поправила собеседницу Молли. – Я знаю, что этот граф – владелец вашей фермы. Наверное, ему принадлежат все окрестные земли…
– Да, но…
Молли уже видела перед собой броские заголовки, в ее ушах звучали аплодисменты в знак одобрения статьи, которая покажет всем, каким эгоистичным и жадным чудовищем является Александр, граф Сент-Оутел. Такой материал сможет, пожалуй, привлечь внимание какой-нибудь съемочной группы с телевидения, и тогда…
Неужели мной движет только стремление прославиться? – вдруг спохватилась Молли. Нет, я просто хочу привлечь внимание читателей к социальной несправедливости, к безжалостным хозяевам огромных территорий, и не моя вина, что одним из таких людей оказался граф Сент-Оутел… И желание отомстить ему за тот поцелуй тут совершенно ни при чем.
Поблагодарив Пэт за беседу, девушка поспешила в редакцию, где прилежно написала заказанную ей Бобом статью с рецептами домашнего консервирования. Но, вернувшись домой после окончания рабочего дня, Молли просмотрела свои прежние исследования на тему социальной несправедливости и уселась за машинку, чтобы создать совсем другое произведение.
Это была разоблачительная статья о том, как богатые и бессердечные хозяева обращаются со своими арендаторами и наемными рабочими. И хотя Молли тщательно проследила за тем, чтобы не упоминать имени графа Сент-Оутела – в конце концов, у нее не было ничего конкретного против этого человека, у она имела в виду именно его. Он стал для нее олицетворением жадного и безжалостного собственника земли, человека слишком высокомерного и эгоистичного, чтобы думать о ком-либо, кроме самого себя.
Но одно дело написать статью, сказала себе девушка, и совсем другое – добиться, чтобы она была опубликована. Боб такой консерватор… И все же, может быть, ей удастся убедить шефа сделать это. Ведь тема статьи настолько серьезна, что не может не привлечь внимания.
Мистер Флери умный человек, и он не может не видеть, что деревня стремительно превращается в механизированный конвейер, где все производство находится под контролем нескольких десятков богатых людей. Их интересует только прибыль, и они напрочь лишены человечности.
Молли посмотрела в окно и увидела, как пара гусей переплывает реку. Во время их беседы Пэт Лоусон упоминала, что в нескольких милях от города находится небольшой заповедник, территорию под который выделил местный филантроп. Наверное, какой-нибудь добрый старик, рассеянно решила девушка, глядя, как гуси скрываются из виду.
Старенький «лендровер», дребезжа, подпрыгнул на дорожной выбоине, и Алекс недовольно поморщился. Он был бы рад сменить машину, но просто не мог позволить себе этого. Потратить деньги на новый автомобиль означало бы лишиться средств на какой-нибудь другой проект. А среди них были гораздо более насущные – например, замена части фермерского оборудования или ремонт домов, которые сдавались в аренду.
Нахмурившись, он заставил себя отключиться от проблем, которые возникали при попытке обратить древние привилегии и все, что с ними связано, в современное прибыльное хозяйство, находящееся в гармонии с окружающей средой – нечто такое, что принесло бы его детям покой и достаток. Алекс не хотел, чтобы им пришлось испытать то близкое к отчаянию чувство, которое охватило его самого, когда он принял дела после безвременной кончины отца. С тех пор ему приходилось решать бесконечные проблемы. Но сейчас можно надеяться, что самое трудное уже позади… Хотелось бы надеяться.
Он бросил унылый взгляд на скромный подарок, который намеревался вручить обиженной девушке, – корзинку с персиками из оранжереи. Это весьма примечательное сооружение было построено в незапамятные времена и модернизировано в начале века. Она обогревалась горячей водой, которая поступала из старого и весьма капризного бойлера и растекалась по запутанному лабиринту труб. В этой сложной системе постоянно что-нибудь ломалось, и Алекс одно время склонялся к тому, чтобы снести оранжерею. Однако старый садовник обратился к нему с предложением от группы местных добровольцев, которые были готовы обслуживать не только оранжерею и теплицы, но также весь сад и огород.
Алекс предложил им забирать себе часть урожая в качестве вознаграждения. Аккуратно уложенные в корзину персики были его собственной долей.
Эти плоды своей сладкой и сочной мякотью, брызжущей при надкусывании жесткой кожицы, напоминали ему ту, кому предназначался дар. Подъехав к ее дому, Алекс аккуратно свернул на обочину и остановил машину.
Услышав стук в дверь, Молли удивленно нахмурилась. Она никого не ждала в гости. У нее еще не было времени, чтобы завести знакомства в городе, и, фактически, единственные люди, которых она здесь знала, были Боб Флери и его жена.
Включив чайник, девушка направилась к эй. На пороге стоял мужчина, которого она меньше всего ожидала увидеть. От неожиданности Молли широко раскрыла глаза.
– Что вам угодно? – с вызовом спросила она. – Если вы пришли извиняться…
– Вовсе нет, – холодно возразил Алекс. Полтора с небольшим метра агрессивной женственности, ворох спутанных медно-рыжих кудрей и необычного золотистого оттенка глаза. Да что в ней такого, в этой девушке? Почему, несмотря на все свои благие намерения, он так реагирует на нее?
– Тогда зачем вы явились? – требовательно спросила Молли.
О, небеса, что с ней происходит? Что такого в этом мужчине, что заставляет ее вести себя так… так по-женски? Что магического в этих кристально-чистых голубых глазах? Стоя на пороге, она изо всех сил пыталась совладать с нахлынувшим потоком незнакомых ощущений.
В нем не было ничего из того, что ей нравилось в мужчинах, но все ее тело затрепетало. Более сердитая на себя, чем на него, Молли шагнула назад, намереваясь закрыть дверь, но Алекс вошел в дом раньше, чем она успела сделать это.
– Как вы смеете? Это мой дом, – сказала она.
– Ошибаетесь. Этот дом – мой, – цинично отрезал он, проходя в гостиную.
Молли изумленно посмотрела на него.
– Вы – хозяин этого дома? – догадалась она.
– Именно так, – кивнул Алекс. – Но…
Да что, черт возьми, происходит? Ситуация в считанные секунды вышла у него из-под контроля. Ведь он пришел сюда не спорить с ней, а извиниться за предыдущую стычку.
Но для Молли, только что закончившей свою разоблачительную статью, его появление только подлило масла в огонь.
– Вы можете терроризировать других своих арендаторов, особенно тех, кто имеет несчастье работать на вас, но меня вам не запугать, – заявила она.
Терпение Алекса лопнуло. Как это ей удается так легко задеть его за живое? Он знал, что ее обвинения абсолютно беспочвенны и несправедливы, но почему-то воспринял их довольно болезненно.
– Послушайте… – раздраженно начал он. Но Молли не собиралась никого слушать.
– Вы переходите все границы, – угрожающе произнесла она. – Немедленно покиньте это помещение, не то я…
Она вдруг поняла, что говорит в пустоту. Глаза Алекса были устремлены на статью, лежавшую на столе. Рядом валялся листок с заметками, в которых имя графа Сент-Оутела было подчеркнуто жирной чертой и выделено тремя восклицательными знаками. И без того лицо Алекса стало темнее тучи, и в воздухе запахло грозой.
– Потрудитесь объяснить, что это такое, – произнес он с холодной яростью, отчетливо выговаривая каждое слово.
– Думаю, вы уже сами все поняли. Я написала статью о том, как жестоко поступают землевладельцы с фермерами и рабочими, когда те выходят на пенсию, – ответила Молли, высоко поднимая голову, чтобы храбро встретить его гневный взгляд.
– Вы намекаете, что это я так плохо обхожусь со своими арендаторами? – спросил Алекс.
Молли вздернула подбородок еще выше.
– Вы же не станете отрицать, что выгоняете стариков из своих домов, чтобы освободить место для более молодых работников?
– Стану.
Молли растерянно моргнула. Она не ожидала такого категоричного ответа.
– Вы лжете, – с уверенностью сказала она.
Алекс не мог поверить своим ушам. Ее обвинения были настолько нелепы и далеки от истины, что ему следовало скорее рассмеяться, чем рассердиться. Но, незаслуженно оскорбляя его, эта журналистка была так уверена в своей правоте, что он сжал зубы и угрожающе тихо произнес:
– Я не лгу.
– Лжецы всегда так говорят, – с непоколебимой убежденностью заявила Молли.
– Если вы думаете, что кто-то согласится опубликовать эту чушь, то… – раздраженно сказал он и протянул руку, чтобы взять статью со стола.
Молли инстинктивно рванулась, чтобы помешать ему, но Алекс опередил ее, смяв листы в кулаке. Потеряв равновесие, девушка оступилась и, падая, испуганно вскрикнула. Он выпустил измятые листы и подхватил ее.
– Отпустите меня. Немедленно, – потребовала она, молотя своими маленькими кулачками по крепкой, как стена, мужской груди и не задумываясь о том, что без этой могучей поддержки просто лежала бы сейчас на полу у его ног.
Но, похоже, тело Молли совершенно не поддерживало эти слова. Какая-то странная слабость охватила девушку. Она не могла припомнить, чтобы когда-нибудь в жизни испытывала нечто подобное.
Крайне легкомысленно поддаваться подобным ощущениям и позволять своему телу реагировать таким ужасным образом, сурово сказала она себе. В конце концов, это всего лишь мужчина.
– Немедленно отпустите меня. Я вас ненавижу, – воскликнула Молли. Она хотела дать понять, что ставшая уже явной дрожь ее тела означает гнев и ничего больше, – на случай, если он посмел предположить другое…
– Я вас тоже, – сквозь зубы пробормотал Алекс.
Так почему же, только что явно и открыто выразив взаимную неприязнь, они сжимают друг друга в объятиях и целуются, как пара влюбленных, которые не виделись целую вечность?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дама сердца - Берристер Инга

Разделы:
12345678910Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дама сердца - Берристер Инга



У этого автора есть и романы по лучше. Семерочка.
Дама сердца - Берристер ИнгаЛена
24.01.2012, 23.38





героиня тупая журналистка и дура по жизни гг нормальныи ихороший хозяин роман понравился читайти
Дама сердца - Берристер Ингаольга 3
18.11.2013, 19.11





Опять рыжеволосая эгоистичная дурында отхватила классного мужчину.
Дама сердца - Берристер ИнгаВика
13.06.2016, 17.12





Не понравилось.
Дама сердца - Берристер ИнгаКэт
11.07.2016, 14.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100