Читать онлайн Далекая звезда, автора - Берристер Инга, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Далекая звезда - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.45 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Далекая звезда - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Далекая звезда - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Далекая звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Чарити провела один из самих длинных летних вечеров в веренице бесконечных дел.
Было почти десять часов, когда она наконец освободилась и, свистнув Лестера, открыла калитку, ведущую на дорогу к полю. Пес весело помчался по узким тропинкам между грядками цветов. Когда его хозяйка останавливалась, чтобы проверить некоторые растения или понюхать их, он садился и поджидал ее. Умный зверь прекрасно знал, что, когда инспекция будет окончена, он получит свободу и сможет вволю набегаться вдоль хозяйского поля.
Вечер – самое приятное время дня, подумала Чарити, любуясь разноцветными головками дельфиниума, полыхающими на фоне темнеющего неба. Вечер, да еще, пожалуй, раннее утро сразу после рассвета, когда еще роса лежит на траве и можно чувствовать себя хозяйкой вселенной. Ей нравились чистота и первозданность этого мира, в котором были только она и Лестер.
Закончив осмотр, девушка взошла на пригорок, и перед ней открылся вид на Мэйн-хауз. Его окна были освещены. Значит, новый владелец уже поселился в доме.
Что он сейчас делает? Наверное, читает в тишине библиотеки, или ужинает в элегантной, оформленной в малиновых тонах столовой, или, возможно, отдыхает в удобном кабинете, расположенном в южном крыле?
Ей стало не по себе от собственного неуемного любопытства. Раньше она никогда не задумывалась о жизни обитателей Мэйн-хауза. Может быть, потому, что они никогда не стучали в ее дверь и не требовали того, чего она не собиралась делать?
Почувствовав, что ужасно устала, Чарити повернула домой. Лестер, зная привычки хозяйки, уже поджидал ее на кухне. Она, как обычно, подогрела стакан молока и поднялась наверх, в спальню.
В понедельник утром Черри вернулась домой после очередного обхода своего поля.
Она делала это регулярно, дважды в день – летом и по утрам – осенью, когда наступал самый ответственный период в ее работе. Очень важно было выбрать подходящий момент для сбора цветов. Сегодня она поняла, что несколько запаздывает: лепестки начинали вянуть.
Чарити наливала себе кофе, когда раздался телефонный звонок.
Она удивилась, услышав в голосе своего адвоката необычные, какие-то даже виноватые нотки.
– Загляни ко мне сегодня, – сказал он ей. – Есть пара вопросов, которые нам нужно срочно обсудить.
В его поспешности было что-то подозрительное.
– Если дело касается Берта Сондерса и его предложения продать дом и землю, то меня это не интересует.
– Такие вещи нельзя обсуждать по телефону, – ответил адвокат.
Зная, как близко к сердцу он принимает ее дела, Чарити неохотно согласилась на встречу. Тот предложил вместе позавтракать, но она отклонила это приглашение, объяснив, что слишком занята и не сможет уделить ему больше получаса своего времени.
Черри не стала добавлять, что едет в город главным образом для того, чтобы сделать покупки. Жизнь в деревне имеет массу преимуществ, но там нет ни одного крупного магазина, поэтому ей приходилось раз в месяц закупать продукты в городском супермаркете.
В одиннадцать часов она усадила Лестера в старенький автомобиль, который когда-то принадлежал поместью. Она купила его три года назад, когда дела пошли в гору, и использовала для перевозки припасов.
Чарити припарковалась на небольшой площади перед супермаркетом. С четверга по субботу здесь скапливалась масса машин, но в понедельник на стоянке было полно свободных мест.
Офис адвоката располагался на верхнем этаже небольшого старинного строения в елизаветинском стиле. Когда-то на этой улице были мясные ряды, но потом ее закрыли для проезда, а в нижней части здания устроили книгохранилище. Дома здесь стояли так близко друг к другу, что из окон верхнего этажа можно было при желании высунуться и пожать руку обитателю квартиры напротив.
Все эти мысли выветрились у Чарити из головы, как только она переступила порог приемной.
Дэвид Винтен был адвокатом ее отца и его ровесником, и при виде этого крошечного тесноватого кабинета тяжелые воспоминания, как всегда, охватили девушку. Бенджамин Ливси женился довольно поздно, а через восемнадцать месяцев после свадьбы его жена родила девочку и трагически скончалась. Он один вырастил Чарити, и они были так близки, что даже теперь, через шесть лет после кончины отца, она не переставала скучать по нему.
– Моя дорогая, – радостно произнес адвокат. Он сбросил газеты со стула и смахнул с него пыль, предлагая ей сесть. – Как я рад тебя видеть!
Черри скрыла легкую улыбку, усаживаясь на предложенный стул. И как только он умудряется работать здесь, недоумевала она. Вся эта маленькая комната была завалена кипами перевязанных розовой тесемкой газет, из полуоткрытых ящиков стола торчали пухлые папки с бумагами, а на подоконнике в лучах утреннего солнца нежился, свернувшись клубочком, пушистый котенок.
– Первое, что ожидало меня сегодня утром, была встреча с Бертом Сондерсом, – сказал мистер Винтен. – Я пришел сюда в половине девятого, и он уже ждал меня.
Лицо Чарити помрачнело.
– Ничто не заставит меня переменить решение. Я не собираюсь продавать ни землю, ни Уайн-коттедж, – заявила она твердо.
– Мое дорогое дитя, подумай хорошенько. Он готов щедро заплатить. С такими деньгами…
– Я ни в чем не нуждаюсь, – отрезала Черри. – Я – хозяйка дома и земли и не хочу лишиться их. Вам известно, что это важно для моего дела, и у меня нет других намерений…
– И никаких накоплений, – с непривычной твердостью произнес адвокат. – Ты только подумай, сейчас твои дела идут хорошо, но случись ураган или засуха… Тебе нужно иметь какие-то сбережения.
– Вам незачем говорить мне это, – прервала его девушка. – Ничего подобного не случится.
– Да, дорогая, я понимаю твою привязанность к дому и деревне, но есть и другие варианты…
– Конечно, – покорно согласилась Чарити, – но почему вы не скажете то же самое Берту Сондерсу?
– Ты должна понимать, почему он так хочет заполучить твою собственность. В конце концов, Уайн-коттедж первоначально был частью всего имения, – напомнил адвокат. – Сондерса беспокоит то, что если с тобой что-нибудь случится, земля может оказаться проданной окончательно. Поэтому он настроен решительно и готов заплатить любую сумму, чтобы присоединить ее к своим владениям.
Брови Чарити изумленно приподнялись. Ничего себе заявление! Она же молодая женщина.
– Вы можете сообщить мистеру Сондерсу мой окончательный отказ продать дом и землю. Они не достанутся ни ему, ни кому бы то ни было другому, – твердо сказала она, вставая. – Простите. Я знаю, что вы заботитесь о моем будущем, но Уайн-коттедж – это и есть мое будущее. Я не продала землю тому подрядчику в прошлом году. С тех пор ничего не изменилось. Пусть мистеру Сондерсу и не по вкусу это решение, но ему придется принять его.
На лице Винтена отразились растерянность и огорчение.
– Это очень целеустремленный человек, – нахмурился он. – Он задавал мне много вопросов о тебе… и о земле…
Чарити насупилась и резко спросила:
– Что вы сказали ему?
Вид у адвоката сделался еще более несчастным. Черри поняла, что теперь Берт Сондерс был в курсе ее неприглядного прошлого. Ну и что? Конечно, он теперь плохо о ней думает, но разве ей важно его мнение?
– Если он опять обратится к вам, передайте ему, пожалуйста, мои слова, – упрямо повторила она.
– Не думаю, что он легко сдастся, – озабоченно сказал адвокат. – Люди такого типа всегда готовы идти до конца. Он сколотил свои миллионы, не имея за душой ни гроша.
Чарити заколебалась, поймав себя на том, что ей интересна любая информация об этом человеке.
– Чем же он занимается? – задумчиво спросила она.
– Вкладывает деньги в разработку современных средств связи. – Винтен сделал неясный жест рукой. – Думаю, это очень мощная компания, которая процветает благодаря новаторским идеям ее владельца.
– Сделавший сам себя миллионер, – с иронией произнесла Черри. – А теперь ему приспичило свить родовое гнездо в Мэйн-хаузе.
За ее циничными словами крылась боль, и адвокат, зная это, с симпатией посмотрел на девушку.
– Мне очень жаль, дорогая, я знаю, как все это тяжело для тебя.
Чарити нетерпеливо отмахнулась.
– Вовсе нет. Я ведь не собака на сене.
Она сознавала, что Винтену непонятна ее антипатия к Берту Сондерсу, но, к сожалению, сама не могла бы это объяснить. Черри была твердо уверена только в одном: каково бы ни было ее материальное положение, она ни за что не продаст Уайн-коттедж этому человеку.
Но почему-то, выйдя на прохладную узкую улочку, Чарити не испытала удовлетворения от того, что ей удалось настоять на своем. Напротив, ее одолевало чувство глубокой тревоги. Девушке казалось, что сейчас откуда-нибудь появится Берт Сондерс и потребует продать ее землю. От этих мыслей мурашки пробегали у нее по коже.
Сделав необходимые покупки, она вернулась к машине, где ее терпеливо дожидался Лестер. Сложив продукты в багажник, Черри уселась за руль и всю обратную дорогу ругала себя за то, что потратила слишком много времени на Берта Сондерса.
Дома она разгрузила продукты и пошла наверх, чтобы переодеться в открытую майку и джинсы. Скромный костюм, в котором она ездила в город, Чарити бережно хранила еще с тех пор, когда был жив отец.
Теперь она очень редко носила такие вещи, и сегодня оделась так только ради адвоката, старомодного человека, которого шокировал бы вид клиентки, упакованной в пару потертых джинсов и потрепанную майку. Но именно в такой одежде она чувствовала себя комфортно.
Черри наспех перекусила, взяла ножницы и отправилась собирать уже распустившиеся цветы. Это была тяжелая работа, особенно изнурительная под палящим полуденным солнцем.
В три часа пополудни Чарити устало выпрямилась, запоздало подумав о том, что надо было надеть шляпу. У нее начиналась легкая головная боль, и она подняла затекшие руки, чтобы помассировать затылок.
Лестер уже давно устроился под тенистой оградой. Черри с тоской подумала о своей прохладной кухне и лимонаде в холодильнике. Она уже хотела было дать себе передышку и пойти домой перехватить что-нибудь, когда услышала знакомый мужской голос.
Берт Сондерс перелез через ограду, разделяющую их земли, и направился к ней, осторожно маневрируя между грядками цветов.
Одетый в белоснежные джинсы и хлопчатобумажную рубашку с распахнутым воротом, оттеняющую загар, он, в отличие от нее, выглядел безукоризненно.
При виде этого человека страх пронзил девушку. Но она тут же взяла себя в руки, и, по мере того как Берт приближался, ее лицо стало приобретать непроницаемое оборонительное выражение.
Сегодня утром ему удалось многое узнать от адвоката, и Чарити казалось, что это можно прочитать в его глазах. Мысленно ругая старика Винтена за излишнюю болтливость, она холодно произнесла:
– Если вы явились снова уговаривать меня продать эту землю, то напрасно тратите свое и мое время.
Вместо того чтобы ответить на вызов, прозвучавший в ее словах, Сондерс указал на опрятные грядки трав, уютно окруженные зелеными стенами сада.
– Кто покупает у вас все это? – спросил он задумчиво.
Обезоруженная этим невинным вопросом, Чарити спокойно ответила:
– Рестораны, магазины, иногда садоводы… и вообще каждый, кто использует травы для медицинских целей.
– Вы шутите! – насмешливо воскликнул он.
– Отнюдь, – резко ответила она. – Люди лечились таким образом задолго до появления всяких так называемых лекарств.
– Да, но это абсолютно не эффективно.
Задетая этой дилетантской уверенностью, Черри испытывала непреодолимое желание поставить его на место.
– Вы ошибаетесь. Возьмите, например, спорынью…
– Спорынья… Что это? – внимательно посмотрел на нее Сондерс. В его глазах была не угроза, которую она ожидала увидеть, а, скорее, вызов.
– Спорынья – это грибки, растущие на ржи, – со знанием дела пояснила Чарити. – Помимо всего прочего, ее часто используют, чтобы избавиться от нежелательной беременности. Но, к сожалению, это растение обладает сильным побочным действием и при неграмотном применении может вызывать широкий спектр расстройств: от гангрены до помешательства. – Она заметила ужас на его лице и расхохоталась. – Его до сих пор используют как основу для весьма популярного лекарства от мигрени.
– Похоже, вы многое знаете об этом.
Девушка пожала плечами.
– Это было хобби моего отца. Я изучаю травы с детства.
– Да, – с иронией согласился он. – Ясно, что человек, сделавший свое состояние на производстве современных лекарств, интересовался травами.
Черри мгновенно пожалела о своей откровенности. Увлекшись своей излюбленной темой, она невольно дала ему возможность подставить ее. А он, нисколько не усомнившись, воспользовался этой оплошностью.
– Сегодня утром мистер Винтен рассказал мне о вашем отце, – сказал Сондерс, наблюдая за нею. – Что случилось? – внезапно спросил он, увидев, что она резко отвернулась, не желая поддерживать этот разговор.
Этот внезапный вопрос усыпил ее бдительность.
– Где? – спросила она неуверенно, оглядываясь по сторонам.
– Ваш отец умер шесть лет назад богатым человеком, – с грубоватой прямотой заявил он. – А вы, его единственный ребенок, живете в коттедже, а не в Мэйн-хаузе, который он оставил вам, и сами зарабатываете себе на жизнь. Согласитесь, это очень странно.
– Для вас, возможно, – ответила Чарити прерывающимся голосом.
Его беспардонность переходила все границы. Она уже собиралась высказать все, что думает по этому поводу, как вдруг услышала собственный голос:
– Если вы на самом деле хотите знать, мой муж проиграл Мэйн-хауз в карты, и я не сумела предотвратить это. – Черри гордо вскинула голову, ожидая увидеть жалость в глазах собеседника. Но он только холодно произнес:
– Вы, должно быть, ненавидите его за это.
– Нет, на самом деле нет. В это трудно поверить, но сейчас я чувствую себя гораздо счастливее, чем в те времена, когда была наследницей своего отца. Я росла избалованным капризным ребенком и ни в чем не знала отказа. Сейчас все не так. Например, я могу больше не опасаться людей типа Джулиана и уже больше никогда не поверю фальшивым уверениям в любви.
– Именно его или вообще мужчин? – тихо спросил Берт Сондерс.
Как он догадался о том, что ее сердце словно одеревенело, когда она узнала правду о Джулиане? Как он узнал о ее клятве: «Больше ни один мужчина не заставит меня поверить в свои чувства ко мне»?
Чарити попыталась взять себя в руки и, пожимая плечами, произнесла как можно спокойнее:
– По правде говоря, я невысокого мнения о мужчинах.
– Или о самой себе, – мягко заметил Берт Сондерс.
Она быстро повернулась к нему спиной, схватила тапочки и прижала их к груди, чтобы скрыть, как дрожат ее пальцы.
– Мистер Сондерс, вы находитесь на моей земле, и я буду очень признательна, если вы немедленно покинете ее, – безжизненно сказала она.
– Вы интересны мне, – доверительно проговорил Берт, игнорируя ее требование. – Должно потребоваться огромное напряжение воли, чтобы создать все это, – он указал на волнующееся разноцветное море цветов вокруг них, – на пустом месте. Превратить себя из беззащитного ребенка в независимую деловую женщину.
Чарити невесело улыбнулась:
– Кто же рискнет полюбить волевую женщину, особенно ту, что добилась успеха, – вы это хотели сказать?
К ее удивлению, Сондерс расхохотался.
– Вы на самом деле так думаете? – изумился он, глядя на нее. – Неужели на это есть причины? – Он протянул руку и дотронулся сначала до ее волос, потом – до лица.
Этого едва заметного прикосновения оказалось вполне достаточно, чтобы Чарити отпрянула от него, словно обжегшись, и панический страх заметался в ее глазах.
– Ваши взгляды несколько устарели, – заметил он. – Я восхищаюсь волевыми женщинами. В них много задора – и в жизни, и в постели.
– Ваше мнение о моих сексуальных возможностях меня совершенно не интересует, – выдавила Черри сквозь стиснутые зубы в ответ на этот насмешливый комментарий.
– Да, я вижу это, – согласился он и холодным бесстыдным взглядом окинул ее тело с головы до ног.
Чарити почувствовала непреодолимое стремление убежать. И, как ни странно, в ее воображении всплыл образ себя восемнадцатилетней: белокурой, всегда модно одетой девушки с абсолютно пустой головой, в которой не мелькала мысль ни о чем, кроме развлечений.
Отец обожал ее и прощал все шалости. Он был слишком стар, чтобы понимать, какие опасности могут подстерегать молодую, хорошенькую и непрактичную девушку.
У Черри не было женщин-родственниц и мало друзей среди ровесников. Она получила домашнее образование и, хотя отец возил ее по всему миру, одевал в лучшую одежду и дарил драгоценности, не приобрела никакого жизненного опыта. Его смерть стала для нее полным шоком, несмотря на многочисленные предупреждения врачей. Ей тогда шел девятнадцатый год.
Как единственный ребенок, Чарити стала наследницей его состояния. Но, будучи скорее ученым, чем бизнесменом, Бенджамин Ливси не задумывался над тем, как защитить ее от таких, как Джулиан.


– Я пришел узнать, не согласитесь ли вы пообедать со мной.
Очнувшись от воспоминаний, Чарити недоумевающе взглянула на него.
– Поужинать? С вами? – Она сжала губы. Романтичная девятнадцатилетняя девчонка давно осталась в прошлом. Теперь Черри хорошо усвоила, что за мужскими комплиментами и клятвами в вечной любви кроются совсем другие желания и цели. – Вы что, с ума сошли? – резко спросила она. – Я уже говорила: вы напрасно теряете время. Мой дом не продается.
– О, я приглашаю вас на ужин вовсе не для того, чтобы уговаривать продать вашу собственность. В данный момент вы интересуете меня как флорист-дизайнер. Но тем не менее, не подумайте, что я готов отказаться от своих планов, – предупредил он ее. – Я привык добиваться намеченной цели.
– Нисколько не сомневаюсь, – сухо сказала Чарити.
Берт засмеялся, нисколько не смущенный ее тоном.
– Ко мне скоро приедет погостить мать. Я купил дом со всей обстановкой и только потом заметил, что некоторые комнаты выглядят мрачновато. Мне кажется, букеты сухих цветов могли бы оживить их и сделать привлекательнее. Я очень рассчитываю на ваши профессиональные навыки и вкус.
Черри недоверчиво посмотрела на него.
– Конечно, – добавил он беспечно, – я понимаю, что вам, возможно, тяжело приходить в этот дом.
Предположение о том, что она ревностно относится к своему бывшему владению, вызвало у Чарити раздражение.
– Нет проблем, – быстро ответила она. – Сегодня вечером я свободна. Когда вам будет удобно? И совершенно не обязательно было приглашать меня на ужин.
– Я предпочитаю готовить не только для себя, – спокойно прервал ее Берт. – Ведь, согласитесь, это приятнее. – И прежде, чем Черри успела изумиться той легкости, с какой этот мужчина признался в своем умении готовить еду, он весело добавил: – Кстати, сейчас я занимаюсь переустройством кухни и был бы не прочь озеленить ее вашими растениями.
– Да, – тихо сказала Чарити, – предыдущие хозяева редко наведывались сюда, и Мэйн-хауз содержался очень плохо.
Ее давно уже занимал вопрос, почему одинокий мужчина купил для себя такой большой дом, и, не в силах сдержать любопытства, она вдруг спросила:
– Вы живете один?
– Вас интересует, женат ли я? – Его тон заставил ее покраснеть. – Нет. Как и многим другим из тех, кто занимается большим бизнесом, мне как-то не хватало времени на личную жизнь. И вот теперь выяснилось, что мне уже тридцать пять. Все мои ровесники переженились, у них дети…
– Такому состоятельному мужчине, как вы, нетрудно найти жену, – цинично заметила Чарити.
– Это зависит… – он помолчал, – от уровня моих запросов. А они довольно высоки.
Черри с горечью подумала, что он наверняка остановит свой выбор на молодой красавице из хорошей семьи, которая будет еще одним свидетельством его финансовых успехов.
– Я заеду за вами в восемь, – заявил Берт. – За ужином мы сможем обсудить ваши предложения по украшению комнат. Мне кажется, это должно смягчить суровую простоту дома.
– Здесь всего около полумили, – холодно заметила девушка. – К тому же у меня есть своя машина.
– Я заеду, – повторил он тоном, не терпящим возражений.
После его ухода Чарити еще долго стояла посреди поля, ругая себя за то, что приняла приглашение.
Меньше всего ей хотелось бы проводить время в обществе Берта Сондерса. Он не понравился ей. С момента смерти Джулиана она избегала мужчин, а особенно – тех, от которых за версту веяло притягательной силой. Его словно окружала почти ощутимая аура сексуальности.
Но теперь она уже не та наивная хорошенькая девица, которую когда-то было так легко обмануть. Черри больше не искала мужского восхищения и не собиралась питать глупые надежды на то, что она привлекает Берта Сондерса как женщина. Когда-то давно ее угораздило поверить в любовь мужчины и в конце концов заплатить за это слишком высокую цену. Больше такое не повторится.
Чарити принялась за работу. Она была бы рада как-нибудь уклониться от назначенной встречи, но понимала, что это бесполезно. Если ему понадобится, он приедет и заставит ее последовать за ним. Придется сегодня поужинать с ним, но при этом дать понять, что это чисто деловая встреча.


К пяти часам ее спина готова была переломиться надвое. Чарити отнесла в сушилку последнюю охапку и с удовлетворением оглядела полки, заваленные собранными за день травами и цветами.
Теперь предстояло приготовить растения для сушки. За эти годы путем проб и ошибок она пришла к выводу, что все зависит от целей их дальнейшего употребления. Некоторые травы достаточно было привязать пучками к потолочным балкам. Другие нуждались в тепле и темноте, и Черри сушила их в помещении старой конюшни, закрывая там тяжелые ставни. Часть цветов она оставляла в первозданном виде, другие красила в более яркие тона, что сейчас стало очень популярным, особенно среди ее искушенных клиентов.
Ее день был расписан по минутам, и, досадуя на саму себя за то, что драгоценные часы будут потрачены на человека, которого она твердо решила избегать, Чарити пошла домой.
Ей предстояло еще просмотреть бухгалтерские книги и приготовить отчет для финансовых органов. Одна мысль об этом отравляла ее существование. Два-три дня в квартал она вынуждена была проводить за своим столом, дотошно выверяя колонки цифр, и это занятие не доставляло ей никакого удовольствия.
Вдруг Черри осенило: Джулиан работал бухгалтером у ее отца! Вот откуда взялась ее стойкая антипатия к бухгалтерским отчетам.
Через два месяца после смерти отца он пришел проведать ее – такой симпатичный и обаятельный, такой внимательный к ее просьбам и рассказам о прошлой жизни, что она, уставшая от одиночества, с легкостью согласилась опереться на него.
Джулиан был на десять лет старше, более искушенный и зрелый, и хорошо знал, как успокоить ее. И вскоре Чарити поверила в то, что она влюблена в него.
Но одной первой брачной ночи хватило, чтобы увидеть его настоящее лицо. Под заботливой маской скрывался человек, который не испытывал к ней вообще никаких чувств, а лишь только охотился за состоянием Бенджамина Ливси.
Как всегда, когда в памяти всплывали эти ужасные дни, Черри постаралась поскорее выбросить их из головы и поэтому очень обрадовалась телефонному звонку.
Звонили из городского магазина с просьбой продать им дополнительное количество трав. Она быстро пролистала список своей уже подготовленной продукции и с радостью убедилась, что сможет выполнить этот заказ. Чарити попросила прислать кого-нибудь за травами и, положив трубку, обнаружила, что окончательно освободилась от тягостных мыслей о прошлом.
Она работала до семи часов без передышки, словно наказывая себя за то, что так глупо согласилась на ужин с Бертом Сондерсом.
Наконец Черри поднялась в свою спальню. Комната была небольшой, но зато из нее открывался самый лучший вид на окрестные поля и холмы Беррифилда. Девушка никогда не уставала любоваться ими. И сейчас, стоя у окна, она дышала прохладным вечерним воздухом, радуясь тому, что ей удалось спасти от полного разрушения имение отца, сохранив этот коттедж и землю.
Уже выйдя замуж, она обнаружила, что Джулиан неисправимый игрок. Он женился на ней исключительно по расчету, чтобы использовать ее наследство для оплаты карточных долгов. В результате Чарити, долгое время ни о чем не догадываясь, лишилась не только денег, но и имущества, оставленного ей отцом.
Смерть мужа стала для нее ударом, даже несмотря на тот факт, что за рулем автомобиля, на котором он разбился, была женщина. В их первую, так называемую брачную, ночь Джулиан недвусмысленно дал Черри понять, что не считает ее привлекательной, и она не сомневалась, что у него была любовница.
Узнав об автокатастрофе, она могла только облегченно вздохнуть, зная, что больше никогда не подвергнется его физическому насилию.
Вскоре выяснилось, что она не только овдовела, но к тому же еще потеряла все свое состояние, и ее дом, Мэйн-хауз, должен быть продан, чтобы покрыть карточные долги мужа. Как смущенно объяснил адвокат, бумаги, которые Джулиан приносил невесте на подпись перед свадьбой, сделали его полным хозяином ее собственности. И только в самый последний момент, когда Чарити уже готова была подписать отказ от имения, Винтену удалось найти лазейку, чтобы отстоять для нее Уайн-коттедж и прилегающий к нему кусочек земли на том основании, что они когда-то были переданы в пользование садовнику.
В первое время коттедж стал местом, где Черри могла спрятаться. Но потом она полюбила этот дом, и, в отличие от роскошного Мэйн-хауза, он стал ей родным. Отец купил это поместье как свадебный подарок молодой жене. Он управлял из дома своим бизнесом и даже устроил в нем лабораторию, чтобы заниматься исследованиями в области фармацевтики.
Выпуск изобретенного им лекарства вскоре после его смерти прекратился, и Чарити лишилась последнего источника дохода. Для девочки, выросшей в роскоши и ни в чем не знавшей отказа, бедность была настоящим шоком.
Но вскоре она была вынуждена признать, что гораздо легче переносить неприятности в сельской местности, чем в окаменевших от одиночества городских стенах. Девушка открыла в себе внутреннюю силу, о существовании которой даже не подозревала, а вместе с ней обрела и душевное равновесие. Не то чтобы она простила себе трагические ошибки, связанные с Джулианом, но просто признала глупенькую девочку, которую обвели вокруг пальца, частью себя.
Чарити включила воду и влезла под душ. Увидев мелькнувшее в зеркале отражение своего обнаженного тела, она быстро отвернулась. Ей никак не удавалось забыть, как в ту страшную брачную ночь Джулиан, оглядев ее, без сил лежащую на гостиничной кровати, грубо и цинично отозвался о ее сексуальности.
В фигуре Черри не было никаких недостатков, разве что небольшой рост и не очень широкие бедра. Зато полную мягкую грудь приходилось скрывать под тяжелыми свитерами и свободными майками. Несомненно, ее неприятие собственного тела было вызвано причинами скорее психологического, нежели физического свойства.
Даже теперь иногда по ночам ей слышался насмешливый голос Джулиана в ответ на ее мольбы не прикасаться к ней. До свадьбы он казался таким нежным, предусмотрительным и внимательным, таким любящим… Трудно было распознать в нем безжалостного обманщика! Но она, словно завороженная его клятвенными заверениями в любви, слишком хотела, чтобы все это было правдой, чтобы почувствовать его лицемерие.
Я заслужила такую пытку, говорила себе Чарити, безжалостно растираясь полотенцем. Она не позволяла себе думать о собственной привлекательности.
Слушая откровенные рассказы других женщин о достоинствах их любовников и подробные описания интимных сцен, она смеялась вместе со всеми и делала соответствующие комментарии, но ее тело оставалось внутренне безжизненным. Делясь своими приятными ощущениями, ее подруги словно говорили на иностранном языке.
Ее собственные воспоминания были совершенно другими. Ухаживая за Чарити, Джулиан одаривал ее многообещающими поцелуями, но… Возможно, будь у нее хоть какой-то опыт, ей удалось бы раскусить неискренность мужчины, который, уверяя в горячей любви, ограничивался поцелуями на прощание с пожеланием спокойной ночи.
В их брачную ночь Джулиан пришел к молодой жене с одной-единственной целью – показать, какое место отведено ей в его жизни. Он грубо, не приласкав, овладел девушкой, получил почти садистское удовлетворение от боли, которую она испытала, а потом отшвырнул так, что синяки на ее теле оставались еще несколько дней.
Больше муж ни разу не появился в ее спальне, и Черри это радовало. Лишив девушку невинности, он одновременно сорвал пелену наивности с ее глаз, и она отчетливо увидела, что будет представлять собой их брак. Теперь Чарити устраивало, что Джулиан живет отдельно, и она тщательно скрывала от всех свои семейные проблемы, слишком гордая для того, чтобы попросить у кого-нибудь помощи и совета.
Узнав о смерти мужа, молодая женщина испытала такое облегчение, что ей даже трудно было изображать скорбь.
Впрочем, этот страшный урок пошел ей на пользу. Теперь ее жизнь была во всех отношениях богаче и интереснее по сравнению с тем временем, когда она была изнеженной дочкой миллионера.
Сожаления о том, что она лишилась отцовского состояния, приходили в голову Чарити только тогда, когда она думала о многих и многих нуждающихся людях, которым могли бы помочь деньги, вырученные от продажи дома, деньги, пропавшие впустую из-за ее собственной беспечности и неискушенности.
Она же была вполне довольна жизнью, гордясь своими маленькими успехами и независимостью.
Правда, не далее как сегодня утром адвокат предостерег Черри, что ее финансовое положение под угрозой. Ведь лето выдалось ненастным, с внезапными дождями и грозами, а у нее не было никаких сбережений, – вся выручка вкладывалась в дело. И хотя ни долги, ни закладные не тревожили ее сон, вопрос о том, на какие средства жить, оставался актуальным.


Чарити облачилась в домашний халатик – последний подарок отца, сделанный к Рождеству. Он давно износился, полинял и выглядел несколько легкомысленно для двадцатипятилетней женщины, но был таким теплым и уютным, что ей трудно было расстаться с ним. Ее гардероб вообще не отличался особыми изысками. Дорогие наряды, в которые одевал ее отец, были уже либо проданы, либо просто выброшены как безнадежно вышедшие из моды. Вместо шелков и атласа она носила теперь грубые джинсы и спортивные свитера – вещи, в которых едва ли можно явиться на ужин к такому человеку, как Берт Сондерс.
А впрочем, какое имеет значение, во что одеться, подумала Черри, открывая стенной шкаф и критически оглядывая свои наряды. Она вовсе не собиралась производить впечатление на этого мужчину. Женщины, как правило, одеваются броско, желая привлечь к себе внимание сильной половины человечества, а ей вовсе не нужно пробуждать сексуальный аппетит какого-либо самца.
Она потянулась к джинсам, в которых обычно выходила на люди, да так и застыла с протянутой рукой. Гордость, та же самая гордость, из-за которой Чарити приняла предложение Сондерса, заставила ее пробежать хмурым взглядом по тем немногим официальным нарядам, которые имелись в ее гардеробе. У нее было два костюма: тот, в котором она ездила на встречу с адвокатом, и другой, теплый, из плотной материи, который она надевала, отправляясь в банк или налоговую инспекцию.
Был еще серый плащ классического покроя, тяжелое темно-синее зимнее пальто, купленное прошлой зимой, пара льняных сарафанов, приобретенных на распродаже, которые идеально подходили для того, чтобы сломя голову носиться по городу, но едва ли годились для званого ужина, и, наконец, два вечерних платья: одно – длинное и официальное, которое она берегла для тех редких зимних балов, в которых считала нужным принимать участие, а другое… Она достала и расправила его. Другое было подарком одной из клиенток, ставшей со временем ближайшей подругой Черри.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Далекая звезда - Берристер Инга

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Далекая звезда - Берристер Инга



страсть не зашкаливает, но...
Далекая звезда - Берристер ИнгаЛена
25.03.2012, 16.33





В главной героине собрались все комплексы, какие только могут быть. Сама она скучная, пресная, недалекая особа. Зато довольно интересен главный герой. И что он в этой дерганой, истеричной девице нашел. 7 из 10
Далекая звезда - Берристер ИнгаГеша
3.04.2013, 19.06





я согласна про пресную героиню, но и герой не лучше. в общем не плохо!!!
Далекая звезда - Берристер Ингаекатерина
29.07.2013, 1.17





Мне роман понравился. Если бы вдруг со мной приключилась такая история, то неизвестно, как я бы себя повела.
Далекая звезда - Берристер ИнгаЛюдмила
23.03.2014, 21.58





Конец мне понравился. Можно прочитать.
Далекая звезда - Берристер ИнгаРада
10.05.2014, 22.03





Главная героиня просто дура какая то, она меня к середине романа начала жутко бесить, хотелось по голове ей треснуть! Еле дочитала до конца, моя оценка 3, хотя для такой героини и 3 много.
Далекая звезда - Берристер ИнгаАнна
28.08.2014, 10.40





Довольно избитый сюжет.убить время можно.5/10
Далекая звезда - Берристер ИнгаТаТьяна
26.12.2014, 17.33





Так себе.
Далекая звезда - Берристер ИнгаКэт
30.05.2016, 12.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100