Читать онлайн Милая моя..., автора - Берристер Инга, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Милая моя... - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Милая моя... - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Милая моя... - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Милая моя...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Устроив Люси в их маленькой гостиной и выслушав ее оживленный рассказ о событиях дня, Трейси прошла в комнату, которую отвела под свой кабинет, и сняла трубку телефона.
Когда она попросила соединить ее с мистером Форбсом, секретарша несколько замялась, и Трейси нахмурилась – ей не понравилась перемена в поведении девушки. Обычно тон ее был приветлив, время от времени они даже обменивались несколькими вежливыми фразами.
Однако сам Николас, судя по голосу, был рад слышать ее. Не желая из осторожности обсуждать визит Джеймса Уоррена по телефону, Трейси спросила, не сможет ли он приехать к ней для разговора.
– Боюсь, дело не терпит отлагательства, – сказала Трейси.
– Нет проблем. Буду у вас минут через десять. Кларисса собирается устроить вечером небольшую вечеринку, и я обещал не опаздывать. Джеймс только что вернулся из Штатов и тоже присоединится к нам.
Повесив трубку, Трейси подумала, что, если бы она прислуживала за столом, то непременно положила бы в тарелку Уоррена полную ложку чего-нибудь горького. Как только он посмел явиться сюда, угрожать ей, обвинять в чем-то… да еще основываясь на самых нелепых предположениях?
В ожидании Николаса Трейси сердито мерила шагами свой маленькой кабинет.
А ведь она столь многого ждала от новой жизни, была так счастлива. И вот внезапно ее счастье померкло, как солнце, прикрытое темным облаком, хотя ее вины в том, что ее угораздило ввязаться в конфликт с самым богатым и влиятельным жителем Эплфорта, нет.
Что ж, неважно, сказала Трейси сама себе, гордо подняв голову. Пусть только попробует. Когда все узнают, что Джеймс Уоррен пытался подкупить ее, ни в чем не виновную женщину, приписав ей несуществующую любовную связь с мужчиной, являющимся лишь ее поверенным в делах, пострадает в первую очередь он сам. Его репутация человека, достойного всяческого уважения…
Николас действительно приехал через десять минут. Проведя его через магазин, Трейси направилась наверх, в свой кабинет. Для этого им пришлось пройти через гостиную, и Люси, обернувшись, просияла.
Николас был добр с детьми, и они отвечали ему тем же. Увидев, что девочка принялась возбужденно рассказывать ему о том, как провела день, Трейси ощутила болезненный укол в сердце. Люси должна была иметь это по праву – отца, которому могла бы поверять свои маленькие радости и проблемы.
Хотя у самой Трейси никогда не возникало ощущения, что в жизни им не хватает мужчины, она понимала: чувства ребенка могут быть совсем иными. Вопрос отсутствия отца редко вставал между ними. В большой городской школе, где раньше училась Люси, дети без отцов составляли чуть ли не большинство учащихся.
Трейси сочла нужным как можно более спокойно и обстоятельно рассказать дочери об обстоятельствах ее появления на свет, естественно, отредактировав свое повествование таким образом, чтобы оно было понятно маленькому ребенку. Чуткая Люси, по всей видимости, уловила, что мать предпочитает не касаться этой темы, и больше ни о чем не спрашивала.
Внезапно с болью в сердце Трейси поняла: полагая, что они с дочерью живут содержательной и цельной жизнью, она смотрела на ситуацию только со своей точки зрения. Никогда раньше ей не приходило в голову, что Люси может не хватать отца, хотя едва ли девочка сама осознавала это.
И теперь, глядя на дочь, весело болтающую с подшучивающим над ней Николасом, Трейси чувствовала, как ее охватывают неуверенность и опасения. Неужели Люси действительно втайне лелеет мысль о мужчине в доме? Об отце?
– Что случилось? – спросил Николас, когда они очутились наедине в кабинете. – По телефону вы показались мне озабоченной.
– Озабоченная – это слишком мягко сказано, – раздраженно возразила Трейси. – Сегодня меня навестил ваш шурин. Он почему-то решил, что у нас с вами роман, и явился сюда с требованием, чтобы мы перестали встречаться. За это он предложил мне десять тысяч фунтов.
– Десять тысяч! – Николас присвистнул. – Вы их взяли?
Трейси взглянула на него с недоумением. Он улыбался, но за улыбкой таилась неуверенность, может быть, даже вина.
– Нет, не взяла. Но я просила вас приехать совсем не поэтому. Мне хочется понять, с чего это ему взбрело в голову, что мы с вами любовники, не говоря уже о попытке запугать и подкупить меня.
Повернувшись к ней спиной, Николас взял с ее стола пресс-папье и нервным движением взвесил его на ладони.
– Николас, что творится? – настойчиво продолжила Трейси, заметив его желание уйти от ответа. – И, пожалуйста, не говорите, что не знаете, – добавила она, отнимая у него пресс-папье. – Ведь совершенно очевидно, что это не так.
Немного помедлив, он пожал плечами и, испытывая явную неловкость, признался:
– По всей видимости, вина тут моя… Хотя у меня не было намерения… то есть я никак не предполагал, что Кларисса способна на такое…
– Подождите минуточку, – нахмурившись, прервала его Трейси. – Вы хотите сказать, что о нашем воображаемом романе Уоррену рассказала Кларисса? Но как подобная чушь могла прийти ей в голову? Все знают, насколько вы привязаны к ней и…
– В этом-то все и дело, – с горечью вставил Николас. – Слишком долго я позволял ей вытирать об меня ноги. Меня тошнит от ее придирок, постоянных упреков и насмешек… попыток выставить меня идиотом. Я уже говорил Клариссе, что, если она больше не любит меня, то нам надо разойтись. Хотя ради детей… Как бы то ни было, Кларисса этого не хочет… во всяком случае, так она мне заявила.
Тогда я подумал, не попробовать ли возбудить в ней ревность, заставив поверить в то, будто мною заинтересовалась другая женщина… Женщина, которая не презирает меня и не сравнивает постоянно с другим мужчиной. Кларисса всегда была очень ревнива… и, видимо, затея сработала лучше, чем я мог предположить.
Трейси не верила своим ушам.
– Вы хотите сказать, будто намеренно дали ей понять, что у нас с вами любовная связь, несмотря на то, что в этом нет ни крупицы правды? – в ужасе спросила она.
К чести Николаса, он выглядел искренне смущенным.
– Мне и в голову не могло прийти, что дело зайдет настолько далеко. К тому же я вовсе не говорил Клариссе, что у нас с вами роман, а просто рассказывал ей о вас, восхищался вами… Ну, вы сами знаете… Разве мог я предположить, что она обратится к Джеймсу… хотя следовало бы. Кларисса всегда бежит к брату со всеми своими проблемами. Он для нее важнее, чем я…
Покраснев, он замолчал, и Трейси поняла, что от ревности страдала ни одна Кларисса. Вся эта история казалась ей все более и более неприятной.
– Вам придется сказать ей всю правду, – решительно объявила она. – И вашему шурину тоже!
Николас побледнел и отвел взгляд.
– Я это сделаю, – пообещал он. – Но не сейчас. Если мне удастся заставить ее понять…
– Нет! – запротестовала Трейси; она была вне себя от гнева. Как только он посмел использовать ее подобным образом, не дав ей знать, не спросив согласия? – Я могу понять ваше желание сохранить семью, – твердо продолжила она. – Но не думаю, что выбранный вами путь верен. Почему бы вам просто не поговорить с Клариссой откровенно? Скажите, что любите ее и вас обижает постоянное сравнение с шурином. Что вы хотите сделать ваш брак счастливым. Ведь для этого есть все основания. Наверняка вы вступили в брак по любви… У вас двое прекрасных детей…
– Один из которых был зачат еще до свадьбы, – сказал Николас, несказанно удивив ее подобной откровенностью… – О, разумеется, я хотел жениться на ней, был безумно влюблен, но Кларисса… Понимаете, я так до сих пор и не знаю, почему она вышла за меня. Потому ли, что любила, или из-за беременности? Иногда у меня даже возникает сомнение, мой ли сын Алек. Видите ли, когда мы впервые познакомились, Кларисса встречалась с другим мужчиной, женатым мужчиной. Она воспользовалась мной, чтобы отвлечь внимание Джеймса. Он весьма строг в подобных вещах, настоящий моралист.
Слушать все это было крайне неприятно. Трейси испытывала к Николасу чувство жалости с примесью презрения. Что же касается Клариссы…
– Вы должны рассказать жене правду, Николас, – стояла она на своем. – Ваш шурин дал мне двадцать четыре часа на то, чтобы обдумать его предложение. И заверил меня, что, если я откажусь, он найдет способ заставить меня сделать это. Мистер Уоррен пользуется в этом городе большим влиянием, и я не могу позволить себе стать его врагом, каково бы ни было мое мнение о человеке, который верит обвинениям, выдвигаемым против других, даже не пытаясь проверить их. Боюсь, что ничем не могу помочь вам с вашими проблемами. Более того, если вы не скажете ему правду, то скажу я.
– Сделаю что смогу, – согласно кивнул Николас. – Но разубедить Клариссу будет нелегко.
– Неужели? – холодно возразила Трейси. – Вы меня удивляете. По-моему, уверить ее в том, что у нас с вами роман, вам удалось с легкостью. Разве труднее будет сказать ей правду?
– Сделаю что смогу, – повторил Николас.
Однако, провожая его, Трейси чувствовала, что хотела бы иметь больше уверенности в его решимости раскрыть Клариссе истинное положение вещей и помочь разобраться в сложившейся ситуации. Когда он уселся за руль, она спросила еще раз:
– Так я могу не сомневаться в том, что ваша жена все узнает, Николас?
Его улыбка была болезненной и вымученной, но Трейси не имела возможности позволить себе такую роскошь, как жалость. Он ведь не думал о ней, когда легкомысленно, не предупредив, втянул ее в эту авантюру. Кроме того, он и Кларисса, по всей видимости, стоят друг друга. Она не уважала взрослых людей, с детской бездумной жестокостью играющих чувствами друг друга.
Без сомнения, любой счастливый брак и вообще любые достойные уважения человеческие отношения подразумевают полное доверие, преданность, взаимную искренность и честность… Если, конечно, чувство, которое люди называют любовью, существует.
Если же то, что связывает Николаса и Клариссу, принято считать любовью, стоит только радоваться, что ей не пришлось это пережить.
Но тут она вспомнила о Люси. Люси, которую Трейси, пусть даже не по своей вине, лишила очень важной составляющей жизни. Не будет ли ее дочь, повзрослев, испытывать сложности в отношениях с мужчинами? Не приведут ли в будущем отсутствие отца, недостаток мужского воспитания к эмоциональным проблемам и нервным срывам?
Эта мысль ей не понравилась, и Трейси постаралась поскорее забыть о ней. Но позднее, слушая рассказ Люси о дне, проведенном у Филдингов, о том, как Том спрашивал совета Сузан при перекраске стен ее спальни, она уловила в голосе дочери нотку тоскливой зависти. Хотя новая комната Люси не шла ни в какое сравнение с тесной и сырой спальней в их прежней городской квартире, стены ее тоже требовали обновления. Из-за необходимости открыть магазин до начала учебного года у Трейси не было времени заняться квартирой. Когда дело наладится, она обязательно приведет их жилище в божеский вид.
У нее была масса идей, множество планов, и, выкинув из головы Джеймса Уоррена и его угрозы, Трейси начала обсуждать с Люси детали будущей отделки ее новой комнаты.
После того как девочка приняла ванну и отправилась спать, Трейси оглядела гостиную, мысленно представляя себе стены, окрашенными в солнечно-желтый цвет. Красивый бордюр поверху прибавит комнате индивидуальности.
За последние годы Трейси научилась массе вещей. Вот и сейчас, взглянув на удобную кушетку, которую когда-то купила на распродаже, она решила, что пришла пора обтянуть ее заново, на этот раз, может быть, настоящей камкой. Люси подросла, и требования к тому, чтобы на материи не были видны пятна, отпали. Покойная бабушка наотрез отказывалась от каких-либо усовершенствований, и в комнатах до сих пор сохранились камины со старинными экранами.
– Они стоят кучу денег, – с легкой завистью сказала ей Энн Филдинг, впервые перешагнув порог ее дома. – Не мешало бы их оставить.
Кроме двух приличного размера спален, гостиной, маленькой комнаты, которую она превратила в свой кабинет, и ванной, была еще кухня, она же столовая. В будущем Трейси надеялась сделать пристройку к первому этажу с большими, до самого пола, открывающимися окнами, чтобы летом они с дочерью могли за едой любоваться маленьким садиком.
Но это в будущем. Что же касается настоящего… Трейси угрюмо смотрела в окно, не замечая расстилающегося перед ней чудесного сельского пейзажа.
Она страшно злилась на то, что Николас впутал ее в свои личные дела, и совершенно не понимала, как Кларисса могла быть настолько глупа, чтобы поверить в его откровенную ложь. Должна же эта женщина понимать, что муж любит ее до безумия… Правда, если она патологически ревнива, как это описал Николас, то… Трейси нахмурилась. Сложившаяся ситуация вызывала у нее отвращение, особенно отношения Клариссы со своим сводным братом. Ее зависимость от него казалась болезненной.
Неужели Джеймс Уоррен, как более старший и опытный человек, не видит всей опасности сложившейся ситуации? Неужели не понимает, что должен мягко и ненавязчиво добиваться того, чтобы сестра обращалась со своими эмоциональными проблемами к мужу, а не к нему? Не пора ли ему осторожно и безболезненно установить между ними надлежащую дистанцию?..
А может быть, Трейси просто столкнулась с очередным проявлением мужского тщеславия и слабости? Не доставляет ли Джеймсу Уоррену удовольствие столь явное обожание Клариссы?
По-прежнему ощущая беспокойство, Трейси отошла от окна. Через двадцать четыре часа… Через двадцать четыре часа он вернется, чтобы узнать ее решение. Интересно, подумала она, извинится ли Джеймс за свои несправедливые обвинения, когда узнает правду. Лично Трейси в этом сильно сомневалась. Не тот он человек, чтобы признаться в совершенной ошибке.
Утомленная событиями дня и напряженным ожиданием предстоящей презентации магазина, она легла в постель рано. О неудаче не хотелось и думать, все должно было окончиться успешно. Хотя бы ради Люси. Трейси уже заметила, как поздоровела и повеселела дочь в новом окружении. И как все больше и больше отдаляется от нее…
При виде того как охотно Люси проводит время у Филдингов, сердце ее невольно сжималось. Но Трейси напоминала себе, какую изолированную жизнь они вели прежде и как беспокоилась она по этому поводу, как хотела для дочери счастья, уверенности в себе и обеспеченной жизни.
Уснуть удалось не сразу и, проснувшись, Трейси обнаружила, что не только проспала, но чувствует все признаки приближающейся мигрени.
Мысленно проклиная Джеймса Уоррена и всю его семейку, она торопливо прошла в ванную. И тут оказалось, что единственные таблетки, которые помогали ей хоть как-то справиться с болью, закончились, а из собственного горького опыта Трейси знала – стоит только головной боли начаться, ее уже нельзя будет снять ничем.
К счастью, на соседней улице жил аптекарь, сочувственно выслушавший столь ранний звонок и согласившийся снабдить Трейси нужным лекарством. Ее отсутствие дома продлилось дольше, чем она предполагала, аптекарь оказался человеком общительным и любителем поболтать с покупателями. Услышав, кто она такая, он дружелюбно заявил:
– Ах да, конечно. Моя жена только вчера говорила, как это удачно, что у нас открывается приличный магазин детской обуви. Она всегда с ужасом ждет того дня, когда придется ехать с детьми в торговый центр, чтобы купить все нужное к школе. Настоящий кошмар, по ее выражению, так что полагаю, вы увидите ее у себя после открытия.
Трейси, разумеется, понимала, что не может прервать разглагольствования потенциального клиента без риска обидеть его, поэтому прошло добрых полчаса, прежде чем она наконец-то освободилась.
Поднимаясь по лестнице в квартиру, она вдруг поняла, что в доме стоит необычная тишина. Трейси все время твердила Люси, чтобы та без нее никогда никуда не ходила, не разговаривала с незнакомыми людьми, а тем более ничего не брала у них и вообще на все спрашивала позволения.
Выкрикивая имя дочери, она ворвалась в гостиную и замерла как вкопанная при виде стоящей в дверях кухни плачущей Люси.
– В чем дело, дорогая? – с беспокойством спросила Трейси, опускаясь на колени и обнимая дочь.
В серых детских глазах застыло виноватое и испуганное выражение. Взглянув через плечо Люси, Трейси увидела на полу кухни осколки фарфора.
– Прости меня. Я только хотела тебе помочь…
Один из осколков показался знакомым. Недавно, поддавшись соблазну, она купила очень красивый чайный сервиз, выглядевший просто роскошно среди ее дешевой, приобретенной на распродажах посуды.
– Я хотела приготовить тебе чашку чаю, – со слезами в голосе сказала Люси, – а чайник почему-то выскользнул из рук.
Заварочный чайник. Ну конечно, по-другому и не могло быть, самая дорогая вещь в сервизе. Хорошо еще, что он был без кипятка.
– Ничего страшного, – сказала Трейси как можно более утешающим тоном. – Такое может со всяким случиться.
Но все же, хотя она и постаралась успокоить дочь, а заодно и саму себя, твердя, что это был всего лишь кусок фарфора, сожаление по поводу потерянных денег не исчезало. И не то чтобы она была скупа и тряслась над каждым пенсом, просто не могла себе позволить… Трейси негромко вздохнула. Хотя, может быть, она сама виновата в случившемся… Люси сейчас находится как раз в таком возрасте, когда хочется чувствовать себя взрослой, помощницей матери. Надо было предвидеть это и немного подождать, а не делать столь дорогостоящие покупки.
День, как назло, оказался тяжелым, сплошные хлопоты и беспокойства. Плюс ко всему нервное напряжение из-за предстоящего столкновения с Джеймсом Уорреном.
А чего, собственно говоря, она опасается? Опасается… Трейси горько рассмеялась про себя. «Боится до смерти» – такое определение ее состояния было бы более точным. Но она не собирается показывать это ему. Ненавистный человек. Нет, пострадать должна не она, а он.
Трейси даже подумывала, а не исчезнуть ли ей куда-нибудь на время, но решила, что это будет проявлением трусости, к тому же бессмысленной. Она не собирается играть с этим человеком в прятки. Все, что ей надо, – это прояснить ситуацию, добиться, чтобы восторжествовала правда, и вернуться к своей жизни и своему делу, не опасаясь ничем не оправданных обвинений Уоррена.
После обеда пришла Сузан Филдинг и спросила, не разрешит ли Трейси Люси пойти к ним посмотреть, как ее отец красит спальню. Та отпустила дочь почти с радостью. Не то чтобы ей наскучила компания Люси, просто она не хотела, чтобы дочь оказалась свидетельницей ее выяснения отношений с Джеймсом Уорреном.
Когда наступило, а затем прошло назначенное им время, Трейси с облегчением вздохнула. Николас, должно быть, все-таки признался во всем, и Джеймс слишком смущен досадной ошибкой, чтобы явиться и признать свою неправоту.
Что ж, это ее вполне устраивало. Трейси совсем не хотелось его видеть, она еще не оправилась от вчерашней встречи.
Пробило четыре часа дня. Трейси собралась было приготовить себе чашку чаю, чтобы запить таблетки, которых требовала все еще болевшая голова, как раздался звонок в дверь. Она тут же догадалась, кто это был, но все равно, подойдя к двери и увидев в глазок стоящего на пороге Джеймса Уоррена, почувствовала, как сжалось ее сердце.
Какое-то мгновение Трейси боролась с искушением оставить дверь закрытой, но, заметив на другой стороне улицы с любопытством наблюдающего за этой сценой соседа, неохотно открыла ее и пропустила гостя внутрь.
– Весьма разумно с вашей стороны, – оскалясь, заметил Джеймс, входя в прихожую. – Ну что? – спросил он. – Надеюсь, вы приняли верное решение. В противном случае, повторяю, я не собираюсь стоять в стороне и наблюдать, как вы рушите семью моей сестры.
Трейси смотрела на него с упавшим сердцем. Николас не сказал шурину правду. Или сказал, но Джеймс предпочел не поверить ему.
Сурово поджав губы, она ответила:
– Мне нечего решать, потому что у меня нет любовной связи ни с вашим зятем, ни с кем-либо другим. Я их не завожу, мистер Уоррен, тем более с женатыми мужчинами.
– Неужели? – возразил он, насмешливо подняв брови. – Я был бы более расположен поверить вам, если бы не тот факт, что у вас есть незаконнорожденный ребенок, отец которого неизвестен. По вашему утверждению, по крайней мере.
От жестокости этих слов, от их безжалостной грубости у нее перехватило дыхание. А выражение ее лица ясно сказало Джеймсу, каким ударом стало для несчастной женщины подобное заявление.
Когда горло немного отпустило, Трейси дрожащим голосом, но как можно спокойнее произнесла:
– Люси была зачата, когда мне исполнилось всего восемнадцать, а в этом возрасте люди бывают порой глупыми и наивными. К несчастью, если они женщины, то эта глупость может привести к последствиям, влияющим на всю их дальнейшую жизнь.
Ей очень хотелось бросить ему в лицо слова Николаса о том, что его драгоценная сестрица тоже забеременела до свадьбы. Но она решила не опускаться до его уровня и, гордо вскинув голову, взглянула в глаза обидчику. С горьким удовлетворением Трейси увидела, как он нахмурился и помедлил, прежде чем продолжить.
– Ясно, – смягчив голос, сказал наконец Джеймс. – Николас значительно облегчил вашу ношу, не так ли? Вас ведь интересуют только его деньги? Но без моей поддержки, без работы, которой я его обеспечиваю, он не сможет заработать даже себе на жизнь. Что же касается стиля его жизни, то опять-таки без моей помощи он не в состоянии его поддерживать.
Столь откровенный цинизм ошеломил Трейси, и ее ответ был чисто инстинктивным:
– А почему мне не может быть нужен сам Николас? Если ваша обожаемая сестра презирает его, это не значит, что я должна питать к нему те же чувства. К тому же я вообще не понимаю, зачем она втянула в это дело вас. Ее вряд ли можно назвать преданной женой, не так ли? Весь город знает, что она предпочитает общаться с вами, а не с мужем, к вам она приходит за советом и конечно же за деньгами.
При этих словах лицо Джеймса исказила гримаса гнева и недовольства. Ему явно не понравилось то, что она сказала, совсем не понравилось. Но почему он полагает, что может оскорблять ее, не получая никакого отпора?
– На что именно вы намекаете? – грозным тоном спросил Джеймс, таким грозным, что Трейси внезапно охватила паника.
К ее ужасу, он сделал шаг вперед, глаза его горели огнем.
– Я ни на что не намекаю, – ответила она дрожащим голосом, – и не основываюсь на идиотских предположениях и ошибочных убеждениях взбалмошной особы, к тому же совершенно неверных. Весь город знает, что ваша сестра смотрит не в сторону мужа, а в вашу, что она постоянно унижает Николаса, сравнивая его с вами. И если он попытается найти внимание, теплоту и любовь вне пределов семьи, вряд ли кто-нибудь этому удивится.
– Так вот каково ваше оправдание. Значит, во всем виновата Кларисса? А вы не забыли, что у них двое детей, которым нужны как мать, так и отец?
– Так же, как и моей дочери! – бросила она в ответ.
– Что ж, за десять тысяч вы, вероятно, сможете купить себе мужчину, – грубо сказал Джеймс. – Вы ведь собираетесь принять мое предложение, не так ли?
Трейси пристально посмотрела на него.
– Нет, – процедила она сквозь зубы. – Нет, не собираюсь. Более того, я не приняла бы его, даже если бы это было сто тысяч.
– Сто тысяч. Так вот какова ваша цена. Хорошо, позвольте вам сказать…
– Нет, это вы позвольте мне вам сказать! – яростно перебила его Трейси. – Я не состою в связи с Николасом! Если не верите мне, спросите его самого.
– Да, я вам не верю, – решительно подтвердил он. – А что до того, чтобы спросить Ника… К вашему сведению, это было первое, что я сделал после того, как успокоил Клариссу. Представляете ли вы себе, что сделали с моей сестрой? Знаете ли, какая у нее тонкая нервная организация? Она постоянно находится на грани срыва и очень эмоционально ранима.
– Ну еще бы, – пробормотала она.
– Что вы хотите этим сказать?
Трейси уже перешла границу здравого смысла и осторожности.
– Я хочу сказать, – язвительным тоном начала она, – что ваша сестра – самая хитроумная и коварная женщина из всех, кого я когда-либо знала. А что до ее нервов, то бьюсь об заклад, они у нее из самой прочной стали. Если уж она так беспокоится за свою семью, то, может, ей постараться стать Николасу настоящей женой? Или вас обоих просто устраивает существующее положение вещей, когда Кларисса замужем за Николасом, а в действительности главным мужчиной в ее жизни являетесь вы?
Губы Джеймса побелели от гнева, глаза же, напротив, так потемнели, что стали почти черными.
– Боже мой! Как вы только посмели высказать столь мерзкое предположение? Обливая Клариссу грязью, вы даете понять, что намеренно пытаетесь разрушить семью моей сестры! Но, учтите, в любом случае я сделать так, чтобы вы сполна заплатили за свое коварство.
Когда он ушел, Трейси с облегчением прислонилась к стене. Тело болело так, будто ее избили, голова гудела, сердце билось как сумасшедшее. Успокойся, твердила она самой себе, успокойся. Он ушел… Все позади… Он ушел…
Правда, он угрожал ей, обвинял ее, напугал… Но что он сможет сделать? У нее не было любовной связи с Николасом, да и вообще ни с кем. При воспоминании о брошенных ей в лицо оскорблениях на нее нахлынула волна слабости.
Она давно перестала вспоминать неприятные обстоятельства, сопутствующие рождению Люси. Большинство людей, с которыми ей пришлось иметь дело, были слишком великодушны, слишком добры, слишком понятливы для того, чтобы затрагивать столь деликатный вопрос или хотя бы строить по этому поводу предположения.
А Трейси была не тем человеком, чтобы что-то объяснять или оправдываться. Да она ошиблась: искала любовь, а нашла лишь похоть. Это был глупый, безответственный поступок, но, учитывая крайнюю свою молодость и наивность, теперь, через двенадцать лет, Трейси испытывала к девушке, которой была когда-то, только жалость и сочувствие.
Если Джеймс Уоррен решил упрекнуть ее в ошибке, в неверном восприятии действительности, приведшем к зачатию Люси, – пускай. Это лишь подтверждает, что он просто не тот человек, с которым ей стоит иметь дело. И настанет день, пообещала себе Трейси, когда она с большим удовольствием скажет ему об этом.
Она имеет такое же право жить в этом городе, как и он. Ее корни, во всяком случае со стороны покойной бабушки, крепко сидят в здешней земле. Нежданное наследство, новое дело давали ей шанс выстроить для себя и Люси новую жизнь, и Трейси твердо решила идти выбранным путем. Ничто и никто, не говоря уже о человеке, подобном Джеймсу Уоррену, не помешает ей сделать это.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Милая моя... - Берристер Инга

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Милая моя... - Берристер Инга



В некотором смысле поучающая история. Хотя так быстро вылечить психичесское расстройство можно в книгах и кино. И эта моментальная любовь к своему врагу, не знаю...
Милая моя... - Берристер ИнгаЛена
2.02.2012, 0.42





Можно скоротать вечер!!!
Милая моя... - Берристер ИнгаВера Яр.
24.07.2012, 0.54





Очень глупая история, ни один мужчина не будет так всю жизнь возиться с родной сестрой, не то, что со сводной, и никогда не пожертвует ради нее любимой женщиной, если только эта "сестра" не его любовница.И Джеймс выглядит каким-то картонным, не живым.
Милая моя... - Берристер Ингамарина
11.03.2016, 1.15





Так себе.
Милая моя... - Берристер ИнгаКэт.
21.05.2016, 19.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100