Читать онлайн По зову крови, автора - Берне Иви, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По зову крови - Берне Иви бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По зову крови - Берне Иви - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По зову крови - Берне Иви - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берне Иви

По зову крови

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Хелена, можно мы?.. — Алекс прилагал все возможные усилия, чтобы его голос звучал ровно. Хелена же решила не тратить время на споры и поднялась наверх. Услышав, что дверь за ней закрылась, Александр взглянул на брата:
— Черта с два я здесь останусь.
Михаил круто развернулся и начал складывать в сумку то немногое, что привез с собой.
— Мне пора уходить. Но ты её попробовал. Для тебя нет пути назад.
Алекс уставился на брата с недоверием. Он же не мог говорить такое всерьёз.
— Ты оставляешь меня здесь. Одного. Вот так.
— Да, братец, оставляю. И запрещаю Вамп Эйр брать тебя на борт без моего разрешения.
Вамп Эйр — так называлась частная чартерная служба, которой владела горстка вампирских семейств, и контрольный пакет акций которой принадлежал семье Фостин. Регулярные перелеты коммерческими авиалиниями нервировали вампиров постоянной угрозой остановок в пути и задержки рейсов. Самолеты же Вамп Эйр были снабжены специальными приспособлениями на окнах и услужливым высокооплачиваемым экипажем из числа обычных людей.
Чтобы выбраться из этого богом забытого штата Алекс готов был потратить любые деньги, нанять чартерный самолет другой авиакомпании и молиться самому чёрту о том, чтобы пилоту можно было доверять. Но он был настолько слаб, что не мог подвергнуть себя и малейшему риску. К тому же выглядел как Фредди Крюгер.
— Ты задница!
— Я знаю, у тебя не было выбора, но не забывай: ты пил её кровь. И до тех пор, пока не сделаешь эту девушку своей, всё по вкусу будет напоминать тебе пыль да пепел. Ты же знаешь.
Михаил не знал и половины. Хелена никогда на это не согласится. Алексу хотелось собраться с силами и каким-то образом постараться пережить всё это.
— Миша, я не могу здесь оставаться. Это мучает её! Разве не видишь? Она без содрогания даже смотреть на меня не может. Всё это время она только и делает, что драит полы. Она даже не спит. Потому что сны плохие снятся.
Михаил присел на корточки перед Алексом и теперь буравил его взглядом.
— Почему ты слышишь её сны? Не блокировал её кровь? Уже начал соединение? — Руки Михаила взметнулись, будто он намеревался задушить брата, но мужчина вовремя остановился.
— Идиот. — Он опустил руки. — Ты попробовал её еще до того как обгорел. Прекрасно зная историю Роланда. Прекрасно зная, что случилось с Грегори. Теперь я даже жалости к тебе не испытываю.
Алекс выдержал пристальный взгляд Михаила только из гордости. Да, он идиот. Это очевидно, иначе с него бы не слезала кожа и он не сидел бы на покрытом плесенью спальном мешке в подвале в пригороде какого-то богом забытого городишки. В то время как у его невесты был нервный срыв.
Михаил ещё не нашел свою половинку, так что ему легко было судить. Он не знал, каково это — обнимать свою суженую. Не догадывался, как забавна и мила была Хелена, как она таяла в объятиях Алекса с самого первого момента, как идеально их тела подходили друг другу. Той безумной первой ночью было так легко поверить, что они останутся вместе навсегда. Достаточно легко, чтобы рискнуть и попробовать её крови.
Он скривился. У Хелены была весомая причина злиться. Именно поэтому ему следовало поскорее убраться отсюда к чертям собачьим и предоставить девушке свободу.
Михаил поднял голову и посмотрел на Алекса, его глаза превратились в узкие щелочки.
— Думаешь, в её глазах ты снова когда-нибудь станешь хорошим парнем и будешь ухаживать за ней, будто ничего и не случилось? — он злобно рассмеялся. — Мы монстры, Алекс. Вы с Грегори притворяетесь, что это не так, но твоя маленькая человеческая подружка видит истину.
— И это слишком для неё! Черт возьми! Это же не только из-за меня! — Алекс поднялся на ноги. Слёзы по Хелене наполнили его глаза и кислотой потекли по израненной коже. От боли глаза заслезились ещё сильнее. — Чёрт!
Ослепленный болью и отчаянием, Алекс вертелся на месте, молотя кулаками по воздуху, и от каждого ожесточенного движения рвалась его тонкая как бумага кожа.
— Черт!
Слишком ослабев, чтобы справиться со вспышкой гнева, и измучившись уже через несколько секунд, он упал на колени. Когда дыхание Алекса выровнялось, Михаил продолжил, будто ничего не случилось.
— Ты не можешь одурачить и просто соблазнить её. Ты должен заставить её полюбить чудовище, коим и являешься. Это твоя единственная надежда.
Михаил никогда не был просто братом. Он был принцем Нью-Йорка. Всегда идеальным. Всегда высокомерным с теми, кто ниже по статусу. Алекс горел желанием съездить кулаком ему по лицу. Один раз, всего один раз он хотел бы увидеть, как его брат теряет самообладание. Увидеть его стоящим на коленях.
Верхняя губа Михаила дернулась, слегка обнажив клыки. Алекс отступил назад, поняв, что Михаил мог уловить его мысли. А он мог. Иногда. Но на лице Михаила вновь появилась знакомая маска безразличия.
— Сейчас я тебя покидаю.
— Не надо. — Алекс ползал перед ним голый, изможденный, жалкий. Позабыв гордость, он в умоляющем жесте протянул брату обе руки, чего никогда не делал прежде, но не единожды видал как это делают другие.
— Князь, молю о милосердии.
Михаил долго пристально смотрел на него, пока Алекс сидел, застыв и протянув руки. Глаза младшего брата были полны боли. Забери меня домой, Миша. Я хочу домой. Мне нужна моя семья. Мне нужна кровь моих доноров. Прошу тебя, не оставляй меня вот так.
Слегка качнув головой, так, что этот отказ был еле заметен, Михаил перекрестил и благословил Алекса.
— Да пребудет с тобой Господь, братишка.
А в следующий миг уже исчез.
— Как я буду кормиться? — заорал Алекс ему вслед. — Что, черт побери, мне теперь делать?
Чуть позже понял, что именно. Он поднялся по лестнице, шаркая ногами, как старик. Несомненно, Хелена гадала, что там за крики. Ее рабочий кабинет находился слева от двери в подвал, но самой девушки внутри не было. Не желая вторгаться в ее личное пространство без разрешения, мужчина остановился на верхней ступеньке и постучал в открытую дверь. Собака девушки сбежала по лестнице, чтобы попросту облаять Алекса.
Мужчина поморщился от этого режущего по ушам звука.
— Шшш.
Немного погодя вслед за собакой спустилась и Хелена. На ней был спортивный костюм, в руке она держала ведёрко с шоколадным мороженым. Под глазами залегли тени. Девушка искоса взглянула на него, оценивая позу и внешний вид, а потом сосредоточила взгляд на точке у него за спиной. Она на него даже не смотрела.
— Тебе что-то нужно?
— Нет. Да. — Внезапно почувствовав холод, Алекс плотнее завернулся в накинутый на плечи спальный мешок и поморщился от боли. Потом спустился на ступень ниже, чтобы оказаться на одном уровне с Хеленой. Он был не просто ходячим куском говядины, дрожащим всем телом и носящим вместо одежды оранжевый спальный мешок, он был к тому же скукоженным куском говядины.
— Михаил ушел. И оставил меня здесь.
Глаза девушки округлились.
— Почему?
Алекс вздохнул, подыскивая слова.
— Он… Он хочет, чтобы я… сам отвечал за свои ошибки. Но я пообещал тебе, что уйду, и я сделаю это. Я просто хотел спросить, ты не возражаешь, если я проведу в твоём подвале еще два-три дня? Я еще не набрался достаточно сил, чтобы уйти.
Она поджала губы. Ясно, она уже обрадовалась, что он уберётся восвояси, и теперь пыталась сообразить, как пережить эти дни.
— Но если тебя это не устраивает, я… — Что, черт возьми, он будет делать? Да ладно, справится. Как-нибудь. Найдет самую захудалую гостиницу на земле со слепым менеджером. Обычно он мог перевоплотиться, но в таком ослабленном состоянии слишком трудно будет создать даже самую простую иллюзию. Всё, что ему нужно, так это пару дней питаться до отвала. Только так можно было бы излечиться.
Словно читая его мысли, Хелена спросила:
— Что ты будешь есть без Михаила?
Алекс замялся.
Хелена сделала шаг назад.
— Не тебя! — крикнул Алекс, напуганный также как и она. Скалли оборонительно прижалась к её ногам. Мужчина вдруг отметил, что Скалли была не такой уж и маленькой псиной.
— Почему ты так смотришь на мою собаку?
Алекс сглотнул.
— Уясни: я не собираюсь есть ни тебя, ни твою собаку. — Возможно, чью-то ещё…
— А что ещё тебе остаётся, если не можешь выйти из дома?
— Я не сказал, что не могу выходить. Я просто не могу показаться на глаза людям, понимаешь? Аэропоты. Агентства по прокату машин. Я не смогу сделать этого ещё пару дней.
Голосом, полным отвращения, Хелена спросила:
— Что ты собираешься есть, Алекс?
— Все что смогу, — ответил он. Вот она, правда, как того и хотел Михаил. Он был чудовищем. Чудовища не могли заказать себе еду по телефону, когда плохо себя чувствовали. Ночами он будет пошатываясь рыскать по округе, совсем голый, потому что не мог надеть одежду на свою израненную плоть, и в этом богом забытом, но процветающем долбанном лесном городишке он будет рад всему, у чего бьется сердце. Собаке, кошке, еноту, крысе, мыши, птице — всему, что сможет найти. Тем более людям, если получится. Но это будет лишь случайной встречей, потому что он слишком слаб, чтобы загипнотизировать их или побороть силой.
— Решил сожрать моих соседей? — Девушка клацнула зубами.
— О, Боже. — Слишком устав, чтобы продолжать стоять, Алекс сполз по стене, присел на верхнюю ступеньку подвальной лестницы и оказался как раз в самой тени. — Мы не убиваем, когда кормимся. Ты знала?
Хотя, мелкие создания действительно умирали, но ей совсем ни к чему было этого знать. Он даже думать об этом не хотел. Его челюсти сжались от отвращения, когда он представил, каково это — пить кровь крысы.
Хелена покачала головой.
— Откуда мне знать весь этот бред?
— Значит, ты думала, что Михаил уходил на охоту и убивал? Разве в местных новостях сообщали о трупах, разбросанных по всему вашему городишке?
Она снова покачала головой, но на сей раз приподняла подбородок.
— Твой брат не оставил бы следов. Не тот тип.
Алекс уловил намек.
— В отличие от меня?
Неожиданно ядовито Хелена процедила сквозь зубы:
— Ты оставляешь следы повсюду.
Слова задели его, но он не знал, что возразить. Вместо этого он вернулся к тому, с чего начал.
— Я, моя семья, все приличные вампиры, питаются одним из двух способов. Мы либо охотимся, то есть выпиваем пинту или две из ничего не подозревающей жертвы и отпускаем её, либо обращаемся к добровольным донорам.
— Добровольным? За деньги?
— За удовольствие.
Хелена также как и он сползла на пол у противоположной стены коридора. На её лицо падал дневной свет стоящей в кабинете лампы. Стены в коридоре были белыми. Ковёр был белым. Её спортивный костюм тоже был белым. Она жила в незапятнанном мире.
Девушка склонилась вперед, щеки её побледнели, голубые глаза стали холодны также, как у Михаила.
— Ты пил мою кровь, когда мы в первый раз занимались сексом?
— Да.
— Я знала. — Ее губы скривились от отвращения. — Когда я испытала оргазм, так?
Он кивнул.
— В момент, когда я была наиболее уязвима, когда доверилась тебе, ты напал на меня.
— Кормление — это не нападение. Это обмен.
— Лично для меня это было каким-то странным, односторонним видом обмена.
— А ведь ты совсем не возражала. Даже смею предположить, что в тот момент ты испытала сильнейший оргазм за всю свою жизнь.
— Дело не в этом. Дело в том, что я не позволяла тебе делать ничего подобного.
— Разве я спрашивал разрешения на то, чтобы поцеловать тебя, пригласить на ужин… трахнуть?
— Прошу прощения, но думаю, что пить мою кровь — это немного другое.
— Ну, а я так не думаю! — Алекс чувствовал себя дерьмом. Снаружи и внутри. Он родился кровососом. И он никогда не пытался защищать свой образ жизни. Не приходилось. Но здесь, перед Хеленой, когда она строила из себя долбанную мученицу Жанну Д’Арк, это казалось непростительным.
— Я хотел тебя. Всю. И не мог брать по частям. Ты ведь тоже этого хотела. Ты умоляла.
— О да, это моя вина! Оказывается, я же сама тебя попросила.
— Я хищник. Я улавливаю сигналы.
— Должно быть, это очень удобно — быть хищником среди нас, глупых овец. Ты можешь делать все, что захочешь, и брать всё, что захочешь.
— Такой уж я есть. — Ему было труднее сказать это, чем ей — услышать. Каждое слово Алекса становилось очередным гвоздём, вбиваемым в крышку его гроба.
— И ты очень опасен! — Хелена вскочила. По девушке было видно, что она готова подойти и расквасить Алексу лицо, хоть дальше уже и некуда.
— Хелена Макаллистер, клянусь всем святым, я никогда не причиню тебе вреда, разделяя твою кровь. Я никогда не осушу тебя досуха, никогда не заражу тебя никакой болезнью, не сделаю тебя вампиром, рабыней, матерью, если это то, чего ты боишься.
Задрожав и стиснув кулаки, она едва удержалась от того, чтобы ударить Алекса. И он точно знал, что девушка не сделала этого скорее из отвращения, чем из милосердия к нему.
Следующие слова Хелена адресовала ковру:
— Ах, ты клянешься? Так скажи-ка мне, что для вампира свято?
— Иди к черту, Хелена.
Наступившая тишина напоминала ту, что бывает после взрыва бомбы — долгая пауза, после которой начинают завывать сирены. Это не было простым «иди к чёрту». Алекс не хотел, чтобы слова показались такими резкими, но страх и отчаянье наполнили его слова силой. Так что если уж для него самого эти слова прозвучали, как проклятье, то для неё — и того хуже.
Могу ли я оттолкнуть её от себя ещё дальше?
Алексу следовало уйти прежде, чем он снова причинит ей боль.
— Ты не смеешь со мной так разговаривать, — воскликнула девушка, не дав ему раскрыть рот.
— Прости. — Этого, конечно, было недостаточно, но он всё равно попросил прощения. За всё.
Её глаза сверкали от гнева.
— Мне не следовало говорить, что для тебя нет ничего святого. Я этого не знаю. Я вообще тебя не знаю. — Она вытерла слезы. — Можешь оставаться внизу сегодня и завтра ночью. Вот и всё. Я не хочу тебя видеть. И не хочу с тобой разговаривать.
Алекс хотел было заявить: «Нет, я ухожу прямо сейчас». Это было бы достойно. Но какая-то израненная и опустошенная часть его испытала облегчение от того, что ему было где заснуть в безопасности, поэтому возразить он не смог. И спустя пару секунд просто ответил:
— Спасибо, — вот только голос его прозвучал слишком тихо, а она убегала слишком поспешно…
Хелена прошла в кухню, села за барную стойку и рассмеялась. Теперь оставалось либо смеяться, либо плакать. Она разругалась с вампиром. Разве не полагается охотиться на них с кольями? А она вместо этого всего лишь обвинила его в нарушении границ её личного пространства.
И в тот момент она поняла, что больше не боится.
С тех пор, как она обнаружила его без сознания на своем заднем дворе, и вплоть до разговора, состоявшегося этим вечером, она пребывала в состоянии непрерывного, всеобъемлющего ужаса. Но когда они сорились, Алекс, укрытый в тени лестничного пролета, казался обыкновенным мужчиной. Не кровососущим обитателем ночи, а выведенным из себя и пытавшимся оправдаться вполне себе человеческим парнем. Который, возможно, тоже был напуган. Он вел себя как полный придурок, но ведь и она в определенных ситуациях вела себя точно также.
Как раз когда Хелена решила, что с неё хватит сомнительных отношений, она спуталась с вампиром. Который, откровенно говоря, даже не был с ней честен. Который ожидал, что она не только быстренько выскочит за него замуж, но и с той же легкостью станет вампиром. Он хотел кормиться от неё. Беседовать о проблемах самоконтроля. Беседовать о взаимной уступчивости. Именно этого она уже вдоволь натерпелась от Джеффа.
Дело в том, что между нею и Джеффом тоже была сильная страсть. Может и не такая безумная, как её страсть к Алексу, но опять же, у Джеффа в запасе не было вампирского очарования. С того момента, как они с Джеффом встретились во время лыжного уикэнда в Теллурайде,
l:href="#n_32" type="note">[32]
они не могли расстаться друг с другом ни на минуту. Он был великолепным, успешным пятикратным чемпионом «Железного Человека».
l:href="#n_33" type="note">[33]
Она думала, что наконец-то нашла мистера Совершенство. Спустя три месяца они съехались и стали жить вместе. Вся проблема заключалась в том, что она никогда не была достаточно хороша для него.
Короче говоря, Джефф всегда всё контролировал и всем управлял. И она больше никогда не свяжется с подобным типом, даже если для этого придётся дать обет безбрачия до конца своих дней.
Она развернула замороженную пиццу, недоумевая, чем Алекс собирался питаться той ночью. Он сказал, что не намерен убивать её соседей. Очень убедительно! Она не очень-то и общалась со своими соседями, и честно говоря, парочка из них ей совсем не нравились. Но она не думала, что в связи с этим они заслужили, чтобы из них высосали всю кровь. И все же, ему надо поесть.
Да он же просто гигантский паразит! Она еще не до конца была в этом уверена, но, видимо, это именно то, чем он является на самом деле. Как он мог так жить, каждый день в каком-то смысле обворовывая других людей просто для того, чтобы выжить?
Он не сможет вернуться в Нью-Йорк в ближайшее время.
Во вторую ночь полного одиночества Алекс проснулся с ненавистью к Михаилу, в зубах у него застряла крысиная шерсть. Его телефон был забит сообщениями от матери и Грегори, но никто из них не изъявлял желания посодействовать ему с возвращением. Его отец мог оспорить решение Михаила, но не сделал этого. Как всегда Фостины твердо стояли на своем — даже против одного из своих.
Алекс приготовился к еще одной нелепой и оскорбительной вылазке. Прошлой ночью он не смог найти ни одной собаки или кошки. Было слишком холодно. Через окна он наблюдал за людьми, устроившимися у телевизоров, и подумывал подобраться к ним, пока те спят. Но если они проснутся, если схватят оружие, если выстрелят в него… От этой мысли он даже согнулся, будто раненый в живот. Он был всего лишь здоровым куском сырого мяса и оголенных нервов.
Дети в качестве прокорма были очень заманчивы, но если они увидят его, то напугаются до смерти. Он просто не мог так поступить.
Так что в меню оставались только эти паразиты.
Честно сказать, их было вполне достаточно, чтобы утолить голод, а только это и имело значение. Он понял, что подробности той ночи забудутся ещё очень не скоро. Но по пути домой учуял нору белки, так что вечер, в принципе, начинался не так уж плохо.
Белка. Ммм.
Около десяти, когда можно было рассчитывать, что большинство людей уже готовились ко сну, Алекс выбрался из дома. Хелена куда-то ушла. Незаконченное смешение крови поражало его. Хелена постоянно была у него в мыслях, словно красная точка на радаре. В любой момент он мог точно сказать, где она находилась, и определить ее настроение, постоянно колебавшееся в диапазоне от нервозности до страха. Чем дальше она находилась, тем меньше он знал. На данный момент он знал только то, что она находилась где-то к северу, и если ему понадобится найти ее, это ещё получится.
Надевать одежду было все ещё невыносимо больно. Так же как и надевать обувь. Абсолютно голый он ступил на ледяной тротуар рядом с черным ходом. Сделал ещё шаг и его ноги погрузились в колючий снег. Ветер обжигал его кожу. Он смог бы согреться только если бы постоянно двигался и беспрестанно ел до самого рассвета.
И хотя люди попадались редко, он всё равно держался в тени, а когда встречались фонари, прятался среди деревьев у обочины дороги. Несмотря на то, что он старался двигаться осторожно, ветви деревьев царапали руки и хлестали по глазам. Он остановился и раздул ноздри. Чёрт побери, где нора этой проклятой белки?
Алекс мысленно вернулся к лучшим временам. В его квартире. В окнах отражаются огни огромного города. Его диван, черная кожа обивки которого скользит под пальцами. Свечи. Неспешная мелодия из стерео. Под ним вытянулась очередная осчастливленная женщина, а там, где у нее бьётся пульс, виднеются две маленькие ранки от укуса. Именно так должны кормиться вампиры. А не этим дерьмом.
У женщины из его грёз не было лица. Как бы он ни старался, он не мог воскресить в памяти лица своих бывших любовниц. Он видел только лицо Хелены. И почти застонал при воспоминании о том, как ее кожа сопротивлялась, сдавалась и в итоге рвалась под натиском его зубов. Сладкий поток её крови на языке.
Опьяненный воспоминаниями, Алекс вышел из-за деревьев на обочину дороги, где слой снега был тоньше. Три оленя. Нет, это не олени. Слишком большие. И слишком отвратительные. Что, чёрт побери, это такое?
Что бы это ни было, они были огромными — да просто гигантскими! — и они стояли прямо перед ним, поедая сухую траву, проглядывавшую из-под снега. Тот, что с рогами, находился, наверное, не более чем в шести футах от Алекса. Животные одновременно подняли головы и уставились на мужчину расширившимися от удивления глазами. Алекс тоже замер, прислушиваясь к влажному, сладкому биению их сердец, к свисту крови в их венах. Когда создания одновременно пустились наутек, он без особых раздумий бросился следом.
Что ты вытворяешь, Алекс? Его разумная часть — житель Нью-Йорка — знала, что он не сможет завалить это… да чем бы оно ни было. Канадский олень? Даже если бы он не был так ранен, ему не удалось бы сделать это в одиночку. Но его другой части — голодной, обожженной части — было наплевать. Эта часть жаждала живой крови, много крови. И эта часть управляла им. Таким образом, ощущая себя более чем просто сорвавшимся с цепи полным идиотом, Алекс начал преследовать это чудо-юдо. Северный олень?
Определенно, они были более сложными мишенями, чем люди. Треск ломающейся ветки мог так напугать их, что они унеслись бы на полмили, и он никогда бы не смог их догнать. Он отслеживал их по запаху и, в конечном счете, обнаружил их на чьем-то заднем дворе — если акр неогороженной земли можно было назвать задним двором.
Эти животные, похожие на оленей, казались нереальными, просто огромными. Они обдирали кору с деревьев, медленно обходя вокруг детской игровой площадки, состоявшей из трех обледенелых качелей да припорошенной снегом горки. Алекс обошел их по кругу, чтобы подойти к ним против ветра. В доме было темно.
Ладно, и что теперь, Маугли?
Он на самом деле не осознавал, что делал, или просто не хотел об этом думать, но поймал себя на том, что выбирает крепкое, гладкое полено из поленицы рядом с домом. Такое, которое идеально ляжет ему в руку. Нервничая и истекая слюной, он с трудом сглотнул. От возбуждения у него удлинились клыки, отчего пришлось разомкнуть губы, приоткрыть рот и обнажить зубы. Просто чтобы не поранить себя самого.
В то же время от такой «улыбки» невольно становится лучше в любом самочувствии. Ничто так не помогало Алексу сосредоточиться, как этот зловещий оскал. «Улыбка» напоминала Алексу о том, что он вампир, и не просто вампир, а Фостин.
Он полагал, что ему хватит сил для одного броска и одного удара. После этого ставки уже будут сделаны. И будь он проклят, если проведет еще одну ночь, ползая за паразитами. Он хотел того, что стояло сейчас перед ним и щипало травку, в тот момент он отчаянно жаждал крови только этих существ.
Выглянув из-за угла дома, он заметил, что тот, что с рогами, находился к Алексу ближе остальных. Зверь был большой как лошадь, и выглядел так, будто у него из головы росли две вешалки для пальто. С ним Алекс предпочел бы не иметь дела. Он ждал, пока поближе подойдёт один из тех, что поменьше.
Но пока он наблюдал… страшилище... подняло свою огромную голову и принюхалось к воздуху. Алекс знал, что оно собирается удирать, а остальные последуют за ним. И он может прогоняться за ними до самого рассвета.
Алекс рванул вперед, двигаясь так быстро, что для человеческого глаза был бы просто размытым пятном. Этим он застал похожих на оленей животных врасплох, потому что до них не дошло, что происходит, пока он не оказался совсем рядом. И тогда они увидели его, но было уже слишком поздно. Он замахнулся поленом как бейсбольной битой. Оно раскололось о череп самца, издав при этом звонкий звук, словно от удара обо что-то пустое. Алекс чуть было не вывихнул себе обе руки.
Мужчина видел в глазах животного испуганное недоумение. Существо было ранено, но не упало. Наоборот, даже рвануло вперед.
Алекс отскочил назад, держась подальше от смертоносной вешалки.
Он не испытал никакого духовного просвещения в этот момент борьбы со смертью. Облом. Полный облом! Теперь Фостину придётся побороться за свою жизнь. Он хотел жить. К тому же знал, до какой степени это будет смешно. Будет чертовски, до истерики смешно, если ему придется умереть здесь голым, насаженным на рога по-настоящему разозлившемуся оленеподобному монстру.
Язвить моментально расхотелось, когда он врезался спиной в холодную, дребезжащую стену. Хлипкий алюминиевый сарай. Самец протаранил сооружение, издав оглушающий, металлический скрежет и зажимая Алекса рогами как в клетке. Короткие отростки этих рогов ушибли и без того поврежденную плоть.
Лось! — вспомнил Алекс в момент блаженного озарения. Воспоминания из давно забытых учебников по биологии вернулись к нему словно напутствие в последний путь. Вот что это такое! Меня убьет долбанный лось-самец.
Лось выдернул рога из алюминия, чтобы снова наброситься на Алекса. И когда чуть было не насадил на рога, Алекс схватил полено и угодил им лосю прямо между глаз.
Лось повалился на землю как мешок с песком.
Алекс прыгнул на него и за рога оттянул голову животного назад, выставляя горло. Сонные артерии и яремные вены пульсировали глубоко под густым черным мехом на шее лося. Остальное тело животного было покрыто более светлой и короткой шерстью, но чтобы добраться до того, что ему было нужно, Алексу пришлось прорваться сквозь эту грубую, пахнущую мускусом гриву. Он отчаянно рычал, пока не добрался до плоти и не впился в артерию.
Фонтан крови ударил Алексу в щеку. Он открыл рот и стал пить так быстро, как только мог. Лось брыкал ногами и пытался поднять голову, но Алекс опять оттянул его голову назад и продолжил пить. Лось издал тяжелый вздох, приподнимая и опуская Алекса словно на волне, а потом сдался.
Спасибо, спасибо, спасибо.
Жар умирающего тела впитывался в окоченевшее, испытывающее потребность в том тело Алекса. Сильно стучавшее огромное сердце наполняло рот горячей, пахучей кровью, которая стекала вниз по горлу. Как бы быстро Алекс ни глотал, он не мог выпить ее всю. Кровь струилась из его рта и текла по груди.
В голове у мужчины мелькнула мысль, что в любой момент из дома может кто-нибудь выйти, посмотреть, что за шум, но ему было все равно. Всё, что в тот момент имело значение, так это еда.
Алекс никогда не кормился от одной единственной жертвы, ни разу за всю свою жизнь.
И он никогда не убивал, чтобы кормиться. Кроме паразитов прошлой ночью. Он поглощал их маленькие, извивающиеся жизни так быстро, как только мог, стараясь поскорее с этим покончить. Но убийство этого благородного создания, настолько достойного противника, глоток за глотком казалось и честью, и грехом.
Когда кровь стала бежать тонкой струйкой, по щекам Алекса потекли слёзы. Он знал, что он кровопийца. Так и было — он просто объевшийся, перевозбужденный, склонный к меланхолии, также как и к насилию, жалкий кровопийца. Он понимал эти симптомы, видел их в новообращенных, но осознание этого не помогло ему почувствовать себя лучше.
Лось задыхался, снова и снова пытаясь вдохнуть воздуха в свое погибающее тело. Его подобный барабанной дроби стук сердца стал слабым и неустойчивым. Алекс зажал густую шерсть лося в кулаках и продолжил пить кровь, пока ее совсем не осталось. Потом он просто спокойно лег, прислушиваясь к последним, трепещущим протестам сильного сердца.
Когда все было кончено, Алекс сполз на землю. Капельки замерзающей крови словно рубины падали на снег вокруг него. Ледяные искорки звезд мигали в небе. Никогда прежде за всю свою жизнь Алекс не был так пресыщен. Казалось, он никогда больше не сможет пошевелиться. Но вскоре из-за кристалликов заледеневшей крови лицо начало зудеть. Он немного отер кожу пригоршней колючего снега и поднялся на ноги. Даже мертвый лось выглядел благородным. Алекс наклонился, чтобы прикоснуться к животному в последний раз, а затем, опьяненный и потерянный, пошел прочь. Какое-то время он шел по следам других лосей, но потом свернул в другом направлении. Ощущение присутствия Хелены влекло его домой. Сначала он шел медленно, потом, почувствовав неожиданный прилив энергии, перешел на бег.
Просто чтобы испытать свои силы и проверить, как долго он сможет бежать в таком положении, он побежал, пригнувшись к земле. Подумал, что, наверное, сможет пробежать ярдов с пятьдесят. Вместо этого, он пробежал всю дорогу до дома Хелены. В мозгу снова и снова билась одна и та же мысль: Со мной все будет в порядке.
Ему казалось, что было где-то около трех утра, когда он проскользнул через заднюю дверь на первый этаж, направляясь прямиком в подвал.
Сидя на лосе, он не потрудился определить точное местонахождение Хелены.
Он думал, что она будет спать.
Но спать не в кабинете, и уж точно не уставившись на Алекса с немым ужасом в глазах.
— Э-э, привет, — сказал он, слегка махнув ей рукой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - По зову крови - Берне Иви

Разделы:
глава 1глава 2глава 3глава 4глава 5глава 6глава 7глава 8глава 9глава 10глава 11

Ваши комментарии
к роману По зову крови - Берне Иви



книга занимательная....
По зову крови - Берне ИвиМирая
27.05.2011, 5.34





довольно таки интересно
По зову крови - Берне ИвиВалерия
22.11.2011, 7.53





Скажите пожалуйста а продолжение есть?
По зову крови - Берне ИвиЭми
9.04.2012, 13.01





А дальше?
По зову крови - Берне ИвиМила
20.07.2012, 15.26





их всего 3 части)rnПо зову крови 1rnСвязанные кровью 2rnПроклятые кровью 3
По зову крови - Берне ИвиАмелия
15.09.2013, 1.19





Такой прикольный роман про вампира.Без страшилок,много секса,легко читается.Буду читать продолжение.
По зову крови - Берне ИвиОсоба
12.01.2014, 9.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100