Читать онлайн По зову крови, автора - Берне Иви, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По зову крови - Берне Иви бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По зову крови - Берне Иви - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По зову крови - Берне Иви - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берне Иви

По зову крови

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Хелена проснулась совсем одна в пустой кровати. Алекс одевался при ярком голубоватом освещении от циферблата электронного будильника. Пьяная ото сна и секса девушка едва могла разговаривать, не говоря уже о том, чтобы оторвать голову от подушки.
— Что стряслось?
— Спи. Я должен вернуться в отель.
Его голос звучал как-то непривычно. После этих слов Хелена окончательно проснулась и, потирая глаза, приподнялась на кровати. Ещё даже не рассвело.
— Может кофе или чего-нибудь ещё?
— Нет, мне нужно идти. Работа, знаешь ли.
Голос Алекса звучал глухо и надломлено. Девушка попыталась не обидеться, но это было крайне нелегко.
— Только не говори, что ты один из тех типов, трудоголиков. Если мы поженимся, мне не хотелось бы планировать наши встречи, сверяясь с расписанием в твоём БлэкБерри.
l:href="#n_22" type="note">[22]
Он погладил её по волосам.
— Тебе и не придётся. Никогда.
— Но ведь ещё так рано.
Мужчина завязал шнурки и вздохнул.
— В шесть часов у меня телефонные переговоры с Брюсселем. Надо успеть забрать ноутбук и ещё раз проверить кое-какие бумаги. Мне правда пора идти.
Он лжет. Хелена нахмурилась. Странно, почему она вдруг так подумала? А Алекс лишь одарил её извиняющимся поцелуем. Губы его были грубыми, чувствовалось, что он сильно нервничал.
— Вечером мы всё наверстаем.
Хелена поняла, что допросами или давлением ничего не добъется.
— Тебе придется работать целый день? Мне нет. Мы могли бы… Не знаю… Пообедать вместе или сходить куда-нибудь. Я могла бы показать тебе достопримечательности Боулдера.
l:href="#n_23" type="note">[23]
Конечно, это не Нью-Йорк, но…
— Хелена, — снова этот вздох. — Я буду занят до пяти. И буду скучать по тебе весь день. Но сейчас мне надо идти. — Он накинул свое длинное пальто и направился к выходу.
Девушка вскочила и побежала за ним, волоча за собой по полу стеганое одеяло.
— Подожди. Да стой же ты! Что происходит, Алекс?
— Ничего. Я же тебе сказал…
— Ты лжёшь!
Его губы сжались в едва заметной горькой улыбке. Он лгал.
— Поговорим вечером. Я всё тебе объясню.
Сердце Хелены замерло. Что-то было не так.
— Объясни сейчас.
— Нет.
Она моргнула, а он уже стоял у входа, рука его лежала на дверной ручке.
— Мне надо быть в отеле к шести, Хелена. Это правда. Клянусь, я вернусь сразу после пяти. Ты должна мне верить.
Хелена завернулась в одеяло, голова болела из-за всей этой неразберихи и грозящих навернуться на глаза слёз. Верить? Прошлой ночью он силой ворвался в её сердце, а теперь — уходит. Лжёт. Конечно же, всё и должно было так закончиться. Он был слишком хорош, чтобы оказаться правдой.
Неожиданно разгневанный, он в три шага пересек разделявшее их расстояние и крепко сжал плечи девушки.
— Скажи, что веришь мне.
— Верю? Во что, Алекс? Верю в то, что ты не можешь дождаться, чтобы поскорее убраться отсюда? Верю в то, что никогда больше тебя не увижу?
Его руки сильно сжимали плечи и причиняли боль.
— Веришь, что я люблю тебя.
Любит? Правильно. На глаза навернулись предательские слёзы. Она не могла ничего с ними поделать. «Какая трогательная сцена!» — саркастически заметил её циничный внутренний голос — тот самый, что всегда за всем следил, но никогда и ни во что не вмешивался. Алекс обхватил ладонями лицо девушки и слизнул покатившиеся по щекам слёзы. Она вырвалась, схватила со столика у входа сумочку, нашла одну из своих визиток и бросила ему.
— Иди. Проваливай туда, куда тебе так сильно нужно бежать. Но позвони мне днём, и мы решим, стоит ли тебе возвращаться.
Его голова забавно дернулась.
— Стоит ли?
Ублюдок. Самонадеянный эгоистичный ублюдок!
— Да, я сказала «стоит ли».
— Вечером я вернусь.
— Ты не можешь лгать мне и распоряжаться мною, посылать меня подальше и ждать, что я буду изображать послушную девочку. Я не какая-нибудь тряпка!
Подумать только, сукин сын только что взглянул на часы! Он даже не мог сосредоточиться на ссоре. Вскипая от негодования, она закричала:
— Выметайся к дьяволу из моего дома!
В следующую секунду девушка поняла, что оказалась прижатой к стене, а Алекс уже крепко обнимал её. Его рот почти оставлял синяки на её губах. Хелена отчаянно молотила кулаками по голове мужчины. Кровь бурлила в её венах, пробегала между их жаждущими губами, стремительно возросшее желание причиняло боль и дрожью опускалось по телу к ноющему, изголодавшемуся лону. Одеяло исчезло. Под ним девушка была обнажена и свитер Алекса теперь царапал её нежные соски. Одной рукой мужчина развел её бедра.
Другой — расстегнул ширинку.
О, да… О, нет… О, Боже!
Его взгляд был абсолютно диким и голодным. Алекс поймал левую руку девушки и сжал её пальчики вокруг своего пульсирующего члена.
— Ты нужна мне.
— Скажи, почему ты уходишь?
В ответ он лишь поцеловал её и продолжал целовать настойчивее и настойчивее. Его член, сжатый в руке девушки, упирался в низ её живота. Даже думая о том, как бы ей хотелось оттолкнуть его, уцепиться за остатки собственной гордости, Хелена не могла ничего с собой поделать и попросту отвечала на его поцелуи. Нужно было взять всё, что могла, пока не наступила леденящая пустота. Неизбежная боль.
— Если, — заговорила она. — Если я позволю тебе вернуться.
Он приподнял её подбородок.
— Когда.
— Если!
— Не дождёшься, — с диким, полным боли взглядом Алекс покачал головой. Девушка подняла правое колено и направила его член, всё ещё сжатый в её руке, себе между ног.
— Я не уйду.
Голос был наполнен той же безысходной мукой, что и взгляд.
Она могла убежать. Могла ударить его. Могла сделать что угодно. Но уступила пустоте внутри себя. Его настойчивости. В его объятьях было слишком жарко. С глубоким отчаянным стоном она полностью вобрала его в себя.
Он врывался в неё снова и снова. Обращая в пепел её волю. До тех пор, пока между ними не осталось ничего, кроме неуемной потребности друг в друге. Картины на стене раскачивались в такт их движений.
Ни один мужчина никогда не заставлял её чувствовать себя так. Ни один. Ни разу. И никогда больше. Вокруг них вдребезги разбивались хрупкие рамки, и девушка тоже разлетелась на мелкие осколки. Всхлипывая, конвульсивно содрогаясь рядом с ним, впиваясь зубами в толстую шерсть его пальто. Он уходил. Он не вернется.
А потом она уже просто лежала на полу, прикрытая одним лишь одеялом. Посреди разбитых стекол и искореженных рамок для фотографий. Через открытую дверь Хелена видела, как Алекс бежит по подъездной дорожке так, словно гонится за собственной жизнью.
Алекс припарковал взятую на прокат машину где-то в четверти мили от дома — среди этих гор и долин не измеришь расстояние в кварталах. А всё для того, чтобы не привлекать внимание полиции. И теперь он проклинал собственную осмотрительность. Пока бежал, чуть ли не ежесекундно поглядывал на часы, словно это могло ему как-то помочь. До отеля не очень далеко. Было ещё слишком рано и если хорошенько поторопиться, Алекс вполне мог успеть до него добраться, проскочив пару светофоров и заехав прямо на подземную парковку. И тогда с ним всё было бы хорошо.
Рассвет уже слишком близко. Безумно близко. Алекс погубил себя ради этой женщины. И из-за собственной глупости. Когда она велела ему не возвращаться, он просто обезумел. Напрочь. И дал ей лишний повод себя ненавидеть.
Или она и так его ненавидела? Он вспомнил её руки вокруг своей шеи, её голос, звучавший в его ушах, побуждающий сделать большее. Или это была всего лишь игра воображения?
Обезумев от этих мыслей, он миновал поворот дороги и выбежал прямо навстречу патрульной машине. Завизжав тормозами, машина остановилась. Из неё выскочили двое полицейских и тут же достали оружие.
— Стоять! — приказал один из них. — Подними руки.
Алекс поднял. Пули убивали вампиров. Ещё как убивали. И не важно, что говорилось во всяких там дерьмовых байках.
— Что случилось?
— Вы живёте в этом районе, сэр?
По небу разливалась зловещая фиолетовая тень — этот цвет заставлял Алекса содрогаться от ужаса. Наверное, самое время было выкинуть какой-нибудь вампирский финт по подчинению разума, но краски предрассветного неба отвлекали Алекса и он никак не мог мыслить трезво. Его член был покрыт влагой Хелены, во рту всё ещё ощущался вкус её крови. И он скорее был похож на зверя, чем на повелителя ночи. Маленькие волоски на теле встали дыбом, когда мужчина понял всю опасность того, что с полицией ничего нельзя было поделать. Он резко выдохнул и мысленно уцепился за зарождающийся в голове план.
— Руки за голову!
Алекс подчинился. Звук полицейской сирены раздавался ещё далеко, но патрульная машина постепенно приближалась. На подмогу. Один из полицейских, держа в руках наручники, приблизился к Алексу, а другой прикрывал, стоя поодаль.
Полицейский обошел Алекса сзади:
— У вас есть удостоверение личности?
— В кармане.
Воспользовавшись заминкой, Алекс резко заехал локтем в кадык одному из полицейских и буквально подлетел ко второму, двигаясь прямо навстречу просвистевшей мимо уха пуле. Он повалил полицейского на землю ещё до того, как тот успел во второй раз нажать на спусковой крючок. Спустя ещё секунду он припал к земле среди деревьев по другую сторону дороги. И что, черт возьми, он собирался теперь делать? Как он мог спуститься вниз по дороге, когда навстречу ехали копы.
Розовые полосы прорывали горизонт и спящий город только-только начинал суетиться под их сверкающими красками. Долбанный рассвет! Он видел пробуждающееся небо только из окон своей квартиры, держа руки на стальных ставнях, готовый в любой момент их захлопнуть.
А сейчас он был снаружи, в богом забытом месте у черта на куличках, а копы наступали ему на пятки. На холме располагался дом, несколько золотых огоньков горели в его окнах, запах поджаривающейся ветчины доносился из кухни. В нем должен был быть подвал. Он повернулся к дому, преодолел около двадцати футов до подвального окна только для того, чтобы услышать внутри двух заливающихся лаем огромных собак.
Не сработает. Он сунул руку в карман и нашарил там термозащитное одеяло. Это не так утешало, как хотелось бы, но уж получше, чем совсем ничего.
Ниже по дороге, копы с трудом поднимались на ноги. Осмотревшись, они заметили дорожку следов Алекса, оставшихся на почти нетронутом снегу.
Что, чёрт подери, ты делаешь? Голос в голове походил не столько на его собственный, сколько на голос брата, Грегори. Оторви от земли свою задницу!
Он перебежал к ближайшему дереву — высокой сосне. Вцепился в её грубую молодую кору как чёртова коала. Дыши. Двигайся. Перескочил к другому дереву, потом к следующему, к ещё одному. Проклятый пригород! Даже лес не настоящий — так, кусок земли, пока ещё не застроенный домами. Лес был слишком близко к дороге, чересчур близко к домам, и в нем почти не было пещер и оврагов. Алекс спрыгнул на выглядывавший из-под снега скалистый грунт и бежал только по нему, перепрыгивая с одного валуна на другой так, чтобы между ним и его следами оставалось какое-то расстояние.
В те минуты его разум был пуст, тело наслаждалось движением. Каждое действие было обусловлено инстинктом, он преодолевал метр за метром.
Первые губительные пальчики дневного света пробрались в долину. Он видел такое только по телевизору. Белый свет был безжалостно красив. Выжигал голубоватые полосы на сетчатке глаз. Голова закружилась и Алексу пришлось остановиться. Времени больше не было. И выбора не осталось. Бросившись на землю, он принялся рыть её как собака, двумя руками. Снежный покров был высотой всего лишь около фута,
l:href="#n_24" type="note">[24]
а под ним находился слой сосновых иголок. Он разрыл их, сделав небольшую… яму. Яму, не могилу. Да, яму.
Потом вытряхнул термозащитное одеяло из упаковки. Утренний ветерок подхватил его и с хлопком расправил над землёй. Оно было практически невесомым и предназначалось лишь для недолгого использования, например, чтобы перебежать из здания в здание, но не для того, чтобы защищать от солнца целый день. Нигде не говорилось, как долго он мог оставаться под ним в живых. Алекс завернулся в одеяло, сел в свою… яму… и принялся закапывать ноги смесью из грязи и снега.
Лучи солнца прорвались сквозь деревья и попали Алексу на лицо. Казнь началась. Глаза увлажнились от боли, но он продолжал расчищать снег, сгребая его в кучу над собой и понемногу отклоняясь назад, создавая защитный слой над одеялом, которое могло стать единственной гранью между выживанием и медленной кремацией. Кожа рук покрылась волдырями.
Наконец он лежал на спине, одеяло над ним было очень хлипкой защитой. Он засыпал снегом голову, сгребая его по бокам. Когда не мог больше уже ничего сделать, Алекс осторожно втянул руки под одеяло. Их сильно жгло, словно они постепенно отходили от обморожения. Лицу было ещё хуже.
Всё будет хорошо. Более или менее успокоившись после пары глубоких вдохов, ему удалось наложить слабое охранное заклинание на своё тайное убежище. Алекс надеялся, что оно выдержит. Для одного дня солнца в качестве врага было более чем достаточно.
Издалека послышался вой новых сирен и ещё больше голосов. А ещё через несколько минут — топот и вибрация от шагов снующих взад-вперёд рядом с его укрытием людей. Всё это время солнце становилось сильнее и сильнее. Трудно было не застонать, не закричать от причиняемой солнечным светом боли. Он проходил через снег и обжигал даже сквозь ботинки, которые не были накрыты одеялом. Свет отражался от алюминиевой поверхности одеяла, но находя хоть крошечную лазейку, выжигал на коже волдыри. Ещё даже не было семи. Что же тогда будет в полдень?
Будь проклят солнечный Колорадо! Где ещё так же ярко светило солнце в январе? Париж, Лондон — они были затянуты такими плотными тучами, что по этим городам можно было разгуливать хоть днём. А в Нью-Йорке было много тени в любое время года. Он должен любыми способами убедить Хелену переехать туда. Боулдер явно не для Алекса. Он с трудом пошевелился под тяжелым от снега одеялом. Всё жутко болело. Да, ей точно придётся переехать в Нью-Йорк. Как только выпотрошит Алекса за его поступок.
Топот шагов и голоса постепенно стихли. Он услышал, как заводятся движки первой… второй… третьей машины, а потом шорох шин по гравию. Поиски переместились в другое место.
То, что происходило в тот день, было худшим ночным кошмаром Алекса. Это было ночным кошмаром любого вампира, но для него этот страх был особенным, единственным, который в детстве заставлял кричать и ночь за ночью будить мать.
В кармане зажужжал телефон. Телефон! Он мог быть его спасением. Прорываясь через муки боли, он запустил под пальто ослабевшую руку и поднёс телефон к лицу, косясь на него и стараясь разглядеть номер звонившего боковым зрением.
Номер его родителей. А это означало, что звонила мама, потому что отец никогда не звонил сам. Телефон приходилось совать ему в руки, но даже тогда он посматривал на него так, словно тот мог укусить или сделать ещё что-то в этом роде.
— Мам?
— Саша! Ох, мой Сашка. Слава Богу, я слышу твой голос. Ты ранен? Что за плохое предчувствие разбудило меня?
Какую ужасную правду придется открыть матери? Я на виселице. Прикован к электрическому стулу.
— Я в ловушке, мам. — Говорить было трудно: губы ощущались как-то странно, будто были обезображены. Может быть даже покрылись волдырями.
— О, мой мальчик! Где ты?
— Под термоодеялом и парой дюймов снега. У нас есть друзья в Колорадо?
— В Колорадо? Нет. Кто из нас стал бы жить в ковбойском штате прямо у солнца под носом? Я пошлю за тобой братьев, но когда? Они не смогут выехать ещё несколько часов.
Снаружи что-то изменилось. Внезапно боль нахлынула с новой силой. Ни ветви деревьев, ни облака, ни тени — ничто больше не сдерживало солнечный свет. Каждая клеточка его тела кричала, молила скрыться от боли — броситься в другое убежище или покорно принять забвение. Но умом он понимал, что у него оставался единственный хрупкий шанс выжить, только если не будет шевелиться и переждет. Чтобы не двигаться, понадобится всё его терпение до последней капли. Господи, будь проклята эта адская боль! Как он переживет этот день?
— Саша? Саша!
Голос матери разорвал пелену боли.
— Мам?
— Не пугай меня так! Ты на равнине или среди холмов?
— Среди холмов, — боль нарастала и он всё больше в ней увязал.
— Хорошо. Тогда оно пройдёт над тобой достаточно быстро, скроется за холмом и перестанет так печь. Если бы ты был на пустоши… — она прищёлкнула языком. — Ты слышишь меня, Саша? Солнце не будет светить на тебя весь день.
— Слышу, — с трудом выдохнул он.
Её голос стал вкрадчивым и наполнился какой-то странной силой:
— Открой свой разум.
Повиновавшись, его разум последовал за её голосом — домой, в Бруклин. В их гостиную.
Мать сидела, свернувшись в своём любимом кресле, в том самом, которое было обито розовым вощеным ситцем. Она была одета в одно из своих поношенных шелковых кимоно, вокруг головы был обёрнут шарф, чтобы её длинные, с неравномерно поседевшей прядью волосы не падали на лицо, пока она спала. Трясущимися руками она прикурила папиросу.
Прекрасно, а ведь она бросила курить уже год назад.
— Ты храбр, как твой отец.
Длинная тонкая струйка дыма заклубилась из её губ, пока она изучала его взглядом с ног до головы. В сияющих глазах было невозможно прочесть, что именно она видела, когда смотрела на него.
— Однажды ему довелось побывать в такой же ситуации, но он выжил даже без термоодеяла. Их тогда ещё не производили.
В это не очень-то верилось, ведь у отца была целая уйма историй, и всю эту уйму Алекс с братьями знали почти наизусть.
— Папа никогда не говорил об этом.
— И тем не менее, это правда, — она немного небрежно стряхнула пепел с папиросы. — Он выжил, а значит, ты тоже выживешь.
— Мам, ты только что это выдумала? Ты мне врёшь? Вот дерьмо! Меня имеют!
— Тише. Не ругайся при матери. Не знаю, может быть тебя и… имеют, — легкая улыбка появилась на её губах, когда она произнесла это слово. Она никогда не выражалась. Мизинцем убрала крошку табака с кончика языка. Такой привычный жест. Такой родной. — Сегодня ты сам себе злейший враг и ты это знаешь. Захочешь сдаться солнцу.
— Знаю, — быстрая смерть теперь была вполне приемлемой альтернативой медленному поджариванию.
— Переживи этот день. Я пришлю Михаила. Кровь князя быстро тебя исцелит, правда? Теперь слушай внимательно. Я не смогу долго продержать тебя здесь. Тебе нужно поспать. Скройся там, где солнце не сможет тебя достать, — её голос обволакивал его разум, опутывал, словно усики морской водоросли. — Твоя спина лежит на матушке-земле. Представь, что ты опускаешься в неё. В глубине находишь подземное озеро и прохладный ил. И теперь ты плывёшь по подземному потоку, вода вокруг тебя холодна и темна как грех. Плывёшь всё дальше и дальше, пока не оказываешься в гроте сказочной красоты, сотворенном из сверкающих камней и кишащем слепой рыбой…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - По зову крови - Берне Иви

Разделы:
глава 1глава 2глава 3глава 4глава 5глава 6глава 7глава 8глава 9глава 10глава 11

Ваши комментарии
к роману По зову крови - Берне Иви



книга занимательная....
По зову крови - Берне ИвиМирая
27.05.2011, 5.34





довольно таки интересно
По зову крови - Берне ИвиВалерия
22.11.2011, 7.53





Скажите пожалуйста а продолжение есть?
По зову крови - Берне ИвиЭми
9.04.2012, 13.01





А дальше?
По зову крови - Берне ИвиМила
20.07.2012, 15.26





их всего 3 части)rnПо зову крови 1rnСвязанные кровью 2rnПроклятые кровью 3
По зову крови - Берне ИвиАмелия
15.09.2013, 1.19





Такой прикольный роман про вампира.Без страшилок,много секса,легко читается.Буду читать продолжение.
По зову крови - Берне ИвиОсоба
12.01.2014, 9.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100