Читать онлайн По зову крови, автора - Берне Иви, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По зову крови - Берне Иви бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По зову крови - Берне Иви - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По зову крови - Берне Иви - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берне Иви

По зову крови

Читать онлайн

Аннотация

Александр Фостин готов остепениться и для того, чтобы отыскать свою суженную, отправляется из Нью-Йорка в солнечный Колорадо. Его миссия деликатна — Алекс должен объяснить девушке, что вампиры существуют, и, так уж случилось, он — один из них. Но с того момента, как он видит Хелену Макалистер, беседа становится последней вещью на свете, занимающей его мысли.
Целоваться с незнакомцами на крыльце собственного дома и, уж тем более, приглашать их в свою постель — совсем не в её правилах. Но что-то в Алексе заставляет Хелену чувствовать себя в безопасности даже тогда, когда этот мужчина разрушает все её защитные барьеры. Ее доверие рассыпается вдребезги, как только она избавляется от недолгого наваждения и понимает, что любовник ее мечты — чудовище.
Что именно не оправдавший надежд своей возлюбленной и до смерти напугавший её вампир может предложить девушке, чтобы загладить свою вину?…


Следующая страница

Глава 1

Алекс остановился у двери, его сердце бешено колотилось. Никакого плана у него не было — из него и в нормальных-то условиях стратег был никудышный, а уж о том, чтобы придумать что-то на ходу, и речи быть не могло. Даже несмотря на то, что температура на улице была около минус двадцати, он словно сгорал в адском пламени. Пролетая через страну, он представлял эту девушку маяком, влекущим его всё ближе. Когда же, наконец, приземлился и впервые вдохнул разреженный, совершенно сухой горный воздух, тяга к ней стала практически осязаемой.
Он никогда не встречал её прежде. Три дня назад мать вложила в его руку клочок бумаги. В нем было имя и часть адреса — сведения, которые она по крупицам собрала в своих снах. Ключ к его будущему.
Он шагнул назад и окинул дом беглым взглядом, полным сомнения. Это развалившееся чудовище ни капли не было похоже на коттедж, в котором он рос, или мансарду, в которой жил сейчас. Выцветший сосновый венок на двери, корзина сосновых шишек и оленьи рога на открытой веранде поразили его своим необычным видом, свойственным только дикому западу. Надпись на коврике у дверей гласила: «Благослови этот беспорядок». Он отряхнул с ботинок снег, провел рукой по волосам, буркнул «К черту!» и позвонил в звонок.
Услышал жужжание, а сразу за ним бешеный лай. Великолепно, собака.
— Замолчи! Перестань лаять! Нельзя!
Женский голос, доносившийся из глубины дома. Её? Он прислушался и уловил шаркающий звук. Тапочки по плитке. Она была за дверью. Жар её тела ощущался сквозь дерево. Он раздул ноздри и вдохнул её запах. Она ела попкорн, кожу её покрывала какая-то ванильная маслянистая смесь — лосьон для рук? Нет, масло для ванны. А ниже… Чёрт возьми!
С легким головокружением он прислонился к двери. Его мать не ошиблась.
— Кто там?
Глазок потемнел. Алекс выпрямился, чтобы дать себя рассмотреть. Казалось, как раз сейчас стоило бы сказать нечто проникновенное, но он так и не сказал.
— Привет. Меня зовут Александр Фостин.
Когда она ответила, он обратил внимание скорее на интригующий грудной тембр её голоса, чем на смысл самих слов:
— Вы хоть представляете, который час?
— Пожалуйста, у меня тут важное сообщение для Хелены Макалистер. Я с ней разговариваю?
— Что за сообщение?
Алекс заглянул в глазок. Увидеть её он, конечно, не смог, но смог почувствовать её и всю силу её недовольства. И уже начал побаиваться, что девушка вообще не откроет эту чёртову дверь. Но подавил своё нетерпение и улыбнулся в стеклянный кружок, надеясь, что в этот момент выглядит достаточно обаятельно. Было трудно изображать вежливость, когда его нервы дрожали от предвкушения встречи с ней.
— Новости хорошие, но через дверь разговаривать неудобно. Вы выйдете?
— Э… Погодите секунду. — Он услышал её крик, — Майк, поставь фильм на паузу. Вернусь через минуту.
Алекс кашлянул, чтоб скрыть ухмылку. В доме больше никого не было. Его будущая жена была умна, осторожна…
И очень привлекательна в своём пушистом розовом халатике. Её мокрые темные волосы свисали прямыми прядями до подбородка. Это хорошо — он ненавидел вылавливать волосинки изо рта. С одной стороны они были забраны назад, открывая изящное заостренное ушко, словно созданное для того, чтобы его покусывали.
Низкое рычание оборвало череду его мыслей. Рукой девушка придерживала собаку, скалившуюся на него, словно адская плюшевая игрушка. Он приподнял бровь, и собака вновь залилась лаем.
Девушка попыталась перекричать этот гам:
— Простите, она не всегда такая. — Тон её голоса был извиняющимся, но во взгляде по-прежнему сквозило подозрение. Она была достаточно умна, чтобы доверять своей собаке.
— Да всё в порядке, — Алекс поднял руку к собачей морде.
— О, не делайте этого! — взмолилась девушка. — Она может и укусить.
Но собака не укусила. Вместо этого она с жадностью обнюхала его руку, не чуяв прежде ничего подобного. Алекс взглянул ей в глаза, молчаливо требуя покорности. Собака успокоилась и девушка, пожав плечами, отпустила её ошейник.
— Так что за хорошие новости? — Неожиданно спокойно она прислонилась плечом к дверному косяку. Её милое личико светилось озорством.
Холл позади мерцал теплым золотистым сиянием. Всё, чего он сейчас хотел, так это укрыться там от уличного холода и заключить девушку в свои объятия.
— Только не говорите, что я выиграла в лотерею. — Она высунулась на веранду и посмотрела по сторонам. — Эд Макмахон прячется в кустах?
Алекс пошатнулся, ошеломленный её близостью. Он надеялся, что девушка окажется привлекательной, но "привлекательная" — слабо сказано. Она была…
— С вами всё в порядке?
Опьяняющей.
Точно. И она по-прежнему ждала от него объяснений. Проблема была в том, что его мысли были бессвязны, чтобы ещё о чем-то говорить. Её имя было единственной вещью, которую он мог осознавать. Три слога крутились на его языке словно какое-то древнее заклинание.
— Хелена.
В ответ её зрачки расширились, делая синие глаза чёрными. Выражение лица вопросительным. Любопытным.
С тем же любопытством он поднял руку и погладил её по щеке костяшками пальцев. Потом повернул ладонь и запустил пальцы в её влажные волосы. Глядя ей глаза, он подумал, что девушка, в какой-то степени, должна была понять, кто он такой и что это значило. Судьба.
Её розовый ротик округлился от удивления, будто бы она только что о чём-то вспомнила. В ней совсем не чувствовалось страха. Более того, от его прикосновения она медленно выдохнула, её дыхание белым облаком заклубилось в воздухе между ними. Красный бархат желания окутал его разум. Время для объяснений будет и позже.
— Хелена, ты для меня единственная.
Не было времени на объяснения. Не сейчас, когда он был охвачен вихрем чувств. Он притянул её ближе и вся она уже принадлежала ему: нежность её губ, её тело, с тихим стоном обмякшее в его руках. Мягкая плотная ткань халатика смялась под натиском его пальцев.
Она была его единственной. Определенно. Никто больше не мог быть так сладок на вкус. Изголодавшийся, он слизнул масло и соль от попкорна с её губ. Кровь зашумела в ушах. Он обхватил ладонями голову девушки и проник языком в её жаждущий ротик.
Сладкий запах чистого тела поднимался от воротника халатика и мужчина понял — под халатиком она была абсолютно нага, только бери. Взгляд Алекса затуманился. Он окончательно утратил остатки здравого смысла, когда девушка принялась порочно и завлекающе водить бедрами по его эрекции. Он хотел поглотить её всю, проникнуть в эту женщину, обладать ею всеми возможными способами и как можно скорее. Доведенный до отчаяния желанием прикоснуться к коже Хелены, он распахнул полы халатика.
Почувствовав восхитительный жар её тела, мужчина пошатнулся, и они прислонились к дверному косяку. Не прерывая поцелуя, он накрыл руками груди девушки. Они идеально легли в его ладони. Под правой рукой мужчины сердечко Хелены трепетало, словно крылья птицы. Знала ли она, что он придёт? Принимала ли ванну, только чтобы быть уверенной, что примет его всей своей влажностью и мягкостью?
Тем временем она проникла под его пальто и провела рукой вниз, к поясу его брюк.
Матерь Божья. Это выходит из-под контроля.
Он прервал поцелуй. От того, чтобы овладеть ею, его отделяла всего лишь молния брюк. Не то чтобы у него обычно возникали с этим какие-то проблемы. Просто на этот раз всё по-другому. Алекс сделал глубокий вдох и попытался вновь обрести над собой контроль.
Хелена ему в этом совсем не помогала. Он перехватил её руку как раз перед тем, как та успела скользнуть в его ширинку. Девушка лениво выгнулась, её халатик был широко распахнут, губы порозовели от поцелуев, взгляд стал эротично рассеянным. Судя по всему, она была одурманена, но ведь он ещё ничего не сделал. Возможно потому, что сам был одурманен ею.
Застонав, она откинула голову и подставила ему свою шею. Идеальная, гладкая кожа светилась белым золотом в свете веранды. Это был жест инстинктивной покорности, и он заставил Алекса забыть обо всех своих благих намерениях.
Рванув девушку к груди, он скользнул губами вдоль её сонной артерии. Дразнил её зубами и языком, использовал всё мастерство, которым обладал, чередовал посасывающие поцелуи с легкими укусами, заходя настолько далеко, насколько вообще мог зайти, не прокусив её кожу.
Хелена мурлыкала от удовольствия. Он приподнял её ногу, побуждая закинуть её на его бедро. Отодвинув воротник халатика, Алекс обнажил пульс, трепещущий над ключицей девушки. Он повёл носом возле её горла, прикасаясь лицом к гладкой коже, и его рот приоткрылся, ловя запах пульсирующей под поверхностью живой крови.
Хелена тяжело задышала и обхватила голову мужчины, собирая в пальцах его волосы. Её запах стал примитивным и возбуждающим, и ноздри Алекса запылали, его рот наполнился слюной. Она была близка к оргазму. Алекс не смог сдержать низкое рычание.
Дин-дон-дин-дон-дин-дон. Ужасный звук разорвал красную дымку. Дверной звонок. Ему потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что Хелена прислонилась к кнопке звонка. Он вернул её в вертикальное положение и звон прекратился. Вне себя от гнева, девушка тут же принялась отбиваться и кричать. Он едва мог удержать её в объятиях.
— Возлюбленная, — возможно, он сказал это вслух, а может быть, только подумал, но точно знал, что она поняла. Его рот приоткрылся, зубы оцарапали её плоть.
Хелена сердито двинула коленом и угодила точно между ног. Боль свалила его на землю. Хелена отступила за порог. Алекс было пополз за ней на четвереньках, но дверь треснула его прямо по башке.
— Ох! — Он даже звёздочки увидел, совсем как в мультфильмах. Собака залаяла снова.
Некоторое время Алекс стоял на коленях на коврике «Благослови этот беспорядок», прижимая одну руку к голове, другую держа между ног, постанывая от боли и думая, что такого никогда не случилось бы с его братом Михаилом. Михаил бы подошел к двери, уже имея какой-нибудь план. А его второй брат, Грегори… Что ж, Грегори никогда бы не позволил женщине себя поколотить.
Но уже через несколько минут после встречи со своей будущей женой Алекс стоял на коленях, потрясённый и мычащий, как больная корова. Вернее, бык. Племенной бык.
— Хелена! Ты не понимаешь. Я пришёл, чтобы жениться на тебе.
— Лучше убирайся отсюда. Я уже вызвала копов.
Её голос доносился сверху. Содрогаясь от боли, Алекс поднял голову. С прижатым к уху телефоном она высовывалась из окна второго этажа.
— Я говорю с 911. О! Я не должна с ним разговаривать? Извините. Ну, он высокий, по крайней мере, футов с шесть ростом, брюнет. Да, высокий, темненький, симпатичный. Боже, какой позор! На нем пальто. Не могу точно утверждать, сколько ему лет. Может, лет тридцать. Сказал, что его зовут Александр Фаст… Фастино?.. Ну, или что-то вроде того.
— Фостин!
— Да, он сейчас как раз стоит на коленях у меня на крыльце. Издаёт забавные звуки.
— Хелена, отмени вызов. Давай поговорим.
— Ага, конечно, извращенец! Я к тебе ближе, чем на десять футов без электрошокера не подойду. — Она снова заговорила с 911. — Да, он подошел к двери, сказал, что у него для меня сообщение, а потом напал на меня.
— Напал на тебя? Ох, да перестань!
— Мне кажется, я слышу сирены.
Алекс уже услышал их и знал, как близко они были. Конечно, они могли послать впереди патрульную машину с выключенной сиреной. Он подумывал завести взятый напрокат автомобиль, но жалкая погоня через незнакомый город в его Чеви Кобальте
l:href="#n_1" type="note">[1]
стала бы худшей из неудач сегодняшнего вечера и для него закончилась бы по ту сторону железной решетки. А вампиры плохо себя ведут в тюремной обстановке.
Он должен был смыться отсюда своим ходом. Ворча что-то под нос и по-прежнему осознавая, что Хелена смотрит на него сверху, он подошел к машине и вытащил из салона сумку на колесиках и ноутбук. Полицейские были уже почти на месте.
— Мы поженимся, Хелена Макаллистер, — рявкнул он напоследок. Несомненно, весьма торжественный для него момент. — Можешь на это рассчитывать!
Возможно, он просто станет жертвой восхода солнца.
Полицейские приняли её заявление и отогнали брошенную машину. Хелена была рада тому, что он оставил после себя хотя бы её. Подтверждая то, что девушка не сумасшедшая и что выглядевший как бог мужчина действительно постучал в её дверь, бормоча что-то о «своей единственной», а потом принялся поглощать её, как кварту
l:href="#n_2" type="note">[2]
Черри Гарсиа.
l:href="#n_3" type="note">[3]
— Господи, Хелена, — Лэйси проводила её к дивану, словно немощную. — Может быть, тебе стоит переночевать сегодня у меня?
— Спасибо, не могу. Это будет означать, что я признала поражение. — Она пожала плечами, чтобы скрыть своё нервное состояние. — Я почти уверена, что если покину дом, он придет сюда и будет нюхать моё нижнее бельё или займётся ещё чем-нибудь подобным. Знаешь, чего я действительно сейчас хочу, так это пробежаться.
— Прямо как одна из тех обреченных цыпочек в ужастиках?
— Я не сказала, что собираюсь это сделать, я только сказала, что хотела бы этого.
А как ещё она могла снова обрести контроль над своим телом? Здравый смысл, безопасность, благопристойное поведение — ничто из этого больше не имело значения. Это было умопомешательством. С тех пор, как Александр Фостин появился у двери её дома и запустил длинные пальцы в её волосы, мозг девушки больше не отвечал за действия её тела. Она ещё никогда и ни у одного мужчины не видела таких красивых глаз.
— Мы с Питером могли бы остаться у тебя на ночь.
Встревоженная собственными мыслями, Хелена выдавила улыбку.
— Мне бы это понравилось. Устроим пижамную вечеринку? Все вместе прямо в гостиной?
Лейси улыбнулась в ответ и посмотрела на девушку так озабоченно и искренне, что Хелена чуть не расплакалась. Она была раздавлена.
— Приведёшь Ньюлэнда, чтобы охранял нас?
Ньюлэнд был Бернским зенненхаундом
l:href="#n_4" type="note">[4]
Питера, гораздо более крупным, чем её маленький шпиц Скалли. Но Скалли для неё была в самый раз. Хелена потянулась и взъерошила густую шерсть своей собаки.
— Ты ведь знала, что он извращенец, да?..
— Не хочешь принять ванну или сделать ещё что-нибудь? — спросила Лейси. — Я посторожу.
— Нет, я приняла ванну как раз перед тем, как… — У нее опустились руки. — Послушай, противно сознавать, что он на свободе, но ведь всё, что он сделал, это поцеловал меня. — Это неправда.
— Я действительно в порядке. — Зачем ты его покрываешь? — Я всего лишь жертва Целующегося Бандита.
l:href="#n_5" type="note">[5]
Что это было, старое кино? Или мультфильм?
— Мюзикл с Синатрой, — Лейси любила старинные сентиментальные фильмы. — Он мог бы сделать и нечто большее. Тебе повезло.
— Да… — Он мог сделать гораздо, гораздо большее. Когда мужчина впервые прикоснулся к ней, его руки и губы были холодны, — должно быть, какое-то время он просто простоял снаружи, — но потом быстро согрелись. Всё происходило так, словно он знал её тайный код или изучил её фантазии. Он целовал её так, как она хотела бы, чтоб её целовали. И он прикасался к ней именно так, как она всегда хотела бы, чтобы к ней прикасались.
И он был извращенцем, который приставал к женщинам на их верандах. Фигурально выражаясь. Этот единственный самый сильный в её жизни эротический трепет охватил её именно тогда, когда фактически совершалось преступление. В сущности, она уже уступила мужчине. Сейчас оставалось только официально об этом заявить и начать коллекционировать парней.
— Да, мне повезло. Я поднимусь наверх и прополощу рот… может быть, вообще его поменяю…
— Хочешь, пойду с тобой?
— Нет. Позвони Питеру. Джохо уже закрыто? Мне бы и пиццы хватило.
В ступоре, навеянном навязчивыми мыслями о его поцелуе, вспоминая детали прошедшего вечера, Хелена медленно поднялась по лестнице. Она ведь ответила на поцелуй. И это было плохо. Очень плохо. Мужчина подошел к её двери с ложным предлогом и превратил её в глупенькую девочку, сходившую с ума по его карим глазам и пленительному языку. А как ещё это назовешь? Во что это её превратило? И во что это превратило его самого?
Стоя у раковины, она набрала полный рот Скупи
l:href="#n_6" type="note">[6]
и выплюнула, наблюдая, как щеки раздуваются, словно у бурундука. Кожа на подбородке немного шелушилась. Халат был заляпан кофейными пятнами, манжеты рукавов поизносились. И почему это Фостин пришел именно к ней?
Полицейские сказали, что машина, на которой он приехал, была арендована на стоянке при аэропорту близ Денвера. Незадолго до того, как он исчез в ночи, она наблюдала, как этот дерзкий до невозможности мужчина забрал небольшой кейс из дорожного чемодана и сумку с переднего сиденья и спустился по дороге. Всего лишь очередной день, но чего именно: деловой поездки или охоты? Или, может быть, охота и была его бизнесом?
Она рассказала полицейским о его последней угрозе жениться на ней. Те отлично сохраняли свойственную копам невозмутимость, но всё же, это привлекло их внимание. Полицейские переглянулись. Это означало, что он определенно был ненормальным и что он обязательно вернётся.
Некоторое время они бродили по округе, обшаривая окрестные косогоры и овраги лучами прожекторов, но поскольку на сей раз никого не убили, копы не привели с собой ни немецких овчарок, ни SWAT-команду.
l:href="#n_7" type="note">[7]
Вместо этого они лишь дали ей номер телефона и пообещали не спускать глаз с дома. Её домик располагался на заросшем сосенками и кустарниками земельном участке величиной в пол акра.
l:href="#n_8" type="note">[8]
Здесь было множество мест, где можно спрятаться. В принципе, он мог и не уходить далеко. К тому же, снова пошёл снег. Из-за этого он в любом случае не смог бы далеко уйти.
Хелена сплюнула и снова прополоскала рот. Её халатик слегка распахнулся и она увидела синяк у основания шеи, как раз рядом с сонной артерией. Засос. Здорово, сталкер! Спасибо. У неё не было засосов со школьной юности, когда она однажды проиграла в игру «правда или расплата»
l:href="#n_9" type="note">[9]
Бобби Мильбурну, и ей пришлось позволить поставить на себе один.
На этот раз всё было по-другому. Поцелуи Бобби её так не возбуждали. Обводя пальцем лиловую отметину, она вспомнила, как грубые поцелуи Фостина вызвали в ней такой отклик, который и вообразить не возможно. Его волосы были вьющимися и густыми, длинными как раз настолько, чтобы схватить их в пригоршню, и она воспользовалась этим, чтобы удержать его губы у своего горла.
Слава Богу, дверной звонок затрещал словно будильник, отчего она вернулась к реальности и поняла, каким странным, каким опасным было её положение. Не слушая её протестов, он был совершенно груб и непоколебим, несмотря на то, что она изо всех сил отбивалась от него. Как будто у него вся кровь из мозгов переместилась в эрекцию — его проклятую огромную эрекцию. Неужели она действительно попыталась схватить его член? Дерьмо! Это было совсем на неё не похоже.
Воспоминания об огромной твердой выпуклости, выпирающей из-под тонкой шерстяной ткани брюк, снова возродили тот сумбур в её голове и шальные мысли, которые она отчаянно пыталась успокоить. Ей действительно необходима пробежка. Выйдя из оцепенения, она состроила рожицу, вспоминая, как он взвыл от боли, падая на колени. Прости, сталкер.
На соседском переднем дворе, расположенном вверх по дороге, Алекс присел на чемодан, в его волосах и на плечах скопился снег. Холод не мог ему навредить, но это вовсе не означало, что мужчине он нравился. Он страстно желал тепла. Пахнущего ванилью тепла Хелены. Свет фар полицейской патрульной машины мелькнул над его головой, но они не увидели его. Был вариант и дальше сидеть вот так, оставаясь… незаметным.
К дому Хелены подошёл крупный мужчина, доставлявший пиццу. Следом за ним из машины выскочила огромная, под стать ему, собака, так что, может быть, он вовсе и не был разносчиком. Очень умно со стороны Хелены притащить ещё одну собаку на место действия… да и вообще, кем был этот тип?
Его крайне поразила захлестнувшая волна ревности. Это же смешно! У Хелены не было мужчины. Первым делом она принадлежала ему и никому другому. Это был метафизический факт. А если исходить из практики, её поцелуй был слишком голодным, а её халатик — слишком непривлекательным, для того, чтобы у неё был любовник. Скорее всего, это был мужчина её подружки, которая, наверное, приехала раньше. Приехала поддержать бедную, беззащитную Хелену.
От этой мысли Алекс даже глаза закатил. Может быть, она повредила колено о его яйца. Конечно, если бы он хотел продемонстрировать свою неотесанность, он мог бы овладеть ею уже сегодня. Это было почти заманчиво, но решил, что контроль ее сознания — не лучший способ начать основанные на доверии и взаимопонимании отношения на всю жизнь.
Он облажался. По-крупному.
Алекс зарылся пальцами в волосы, смахивая снег. Если бы всё шло как надо, к этому времени они с Хеленой должны были заниматься любовью уже второй или третий раз по счету. Он должен был уже узнать, что заставляет её нетвёрдо стоять на ногах и стонать. Она была такой податливой на веранде… Прямо перед тем, как превратиться в мегеру. Ни одна женщина ещё не возбуждала его так. С другой стороны, он никогда настолько не терял контроль. Сексуальное влечение между ними было угрожающе сильным. Он зашел слишком далеко и слишком быстро, и сейчас его наказанием было сидеть посреди улицы и изображать снеговика Фрости.
l:href="#n_10" type="note">[10]
Просто офигенно!
Находиться не рядом с ней уже было трудно. Он пытался понять, насколько это чувство реально, а насколько — лишь плод его воображения.
Хотя эвакуатор и отбуксировал его машину, но она всё равно выведет на ложное имя и поставит полицию в тупик. Дожидаясь, пока полицейские успокоятся, он нашел телефон местного такси, а также подтвердил резервирование номера в отеле Хайат. Всё-таки ночь будет длинной. Длинные ночи — именно это ему и нравилось зимой.


Стук, стук, треск.
Шум был слабым, но настойчивым. Хелена приподняла голову. Она спала в своём большом кресле. Питер и Лэйси заснули на диване. Шум не побеспокоил ни их, ни сладко свернувшихся клубочками возле камина собак. Часы на DVD-плеере показывали 2:07 ночи.
Стук, стук, треск.
Он доносился снаружи. И не походил на тот звук, который обычно бывает, когда какой-нибудь сумасшедший выносит входную дверь или разбивает оконное стекло. Накинув одеяло на плечи, она на цыпочках подошла к кухонному окну. Поскольку дом был расположен на склоне, окно находилось высоко над задним двориком и открывало девушке хороший вид на площадку.
И да, там был её сталкер, колющий дрова. Яркий серп луны делал сцену похожей на черно-белое кино. Мокрое дерево было черным. Снег — совершенно белым. Его одежда — черной. Тени на снегу — серыми. Его топор — серебряным. Ох, вернее, её топор.
Её впечатляло то, что мужчина умел колоть дрова. Не каждый знал, как это делается. Он работал с грациозной легкостью, которая почти завораживала. Куча дров быстро росла. Тяжелое пальто исчезло, он работал голыми руками, до локтей закатав запорошенные снегом рукава рубашки. В два часа ночи. В январе. Мужчина, определенно, не в своём уме, но при этом катастрофически, поразительно красив. Даже из кухонного окна девушка могла разглядеть очертания его мужественного профиля и волнующий оттенок кожи. Он остановился, чтобы смахнуть снег с волос, а потом снова взмахнул топором.
У Хелены даже мысли не было вызвать полицию. Но, теребя в пальцах карточку, которую они ей дали, она думала о полиции всё то время, пока наблюдала за мужчиной. А ещё она думала о том, чтобы разбудить своих друзей и спустить на него Ньюлэнда. Но не сделала ни того, ни другого. Вместо этого девушка наблюдала, как он переколол целую кучу брёвен и уже начал складывать их у задней двери.
Осмелев от того, что была вне досягаемости, Хелена открыла окно. Держа в руках охапку дров, Алекс остановился на дорожке и посмотрел вверх, прямо на Хелену. Уличный ветер, резкий как пощёчины, бил ей в лицо, в носу засвербело. Она хотела бы видеть глаза мужчины, но тот стоял слишком далеко, и они были скрыты в тени бровей. Впрочем, даже по бровям было понятно, что он ждал её, чтобы поговорить. И это сбивало с толку.
— Ты не должен здесь находиться, — сказала девушка, трогательным жестом прогоняя его в сторону дороги. — Уходи и больше не возвращайся. Сюда едет полиция.
— Если это правда, зачем меня предупреждать? — его голос донёсся до её уха, будто он стоял рядом.
Почему, почему, почему… потому что я такая же ненормальная, как и ты?
— Потому что не твоя вина, что ты психически нездоров. И на самом деле я не хочу, чтобы ты угодил за решетку. — Хотя Хелена произнесла это шепотом, судя по весёлому выражению лица мужчины, она поняла, что он тоже очень хорошо её слышал. — Просто иди и охоться на кого-нибудь другого. Ох, нет, я не это имела в виду. Не охоться ни на кого. Найди себе другое хобби. Насколько я знаю, гольф, например, очень затягивает. Уходи.
Когда он усмехнулся, на его щеке мелькнула ямочка.
— Для тебя я сделаю практически все, но, пожалуйста, Хелена, не проси меня заняться гольфом. — Он подошел к задней стене дома, чтобы выложить из рук дрова, и девушка больше не могла разглядеть его лица. — Видишь ли, Хелена, в дальнейшем только ты будешь моим хобби. Или, ещё лучше, моим основным занятием.
У него был легкий акцент — скорее всего, Нью-Йоркский. Забавные гласные. В этой его городской одежде и с такой бледной кожей он как раз выглядел как житель Нью-Йорка. Он вернулся с пустыми руками и встал под окном.
— Видишь ли, подобные разговоры вызывают у меня мурашки, — сказала она.
Он сунул руки в карманы брюк и поднял голову. Теперь, когда он стоял так близко, она могла рассмотреть плавный изгиб его верхней губы и щетину, затеняющую линию подбородка.
— Во что ты веришь, в судьбу или в свободу выбора?
— Конечно же, в свободу выбора.
— Ну, вот видишь, в этом и есть разница между нами. Я верю в судьбу. Верю, что быть вместе нам предопределено свыше. Но это ещё не делает меня психом.
Хелена не знала, что ответить. Её била дрожь, а уши щипало от мороза. Но она уже не была так уверена, что всё это только по вине холоду.
— Спускайся и мы поговорим.
— Ага, ты, я и топор.
Он усмехнулся и тепло произнёс:
— Топор можешь подержать ты.
Это не защитит меня от тебя.
— Спасибо, что колешь дрова.
Он пожал плечами и с них посыпался снег.
— Мне это нравится.
— А теперь, пожалуйста, уходи и никогда не возвращайся.
Он усмехнулся.
— Я буду здесь, когда ты передумаешь.
Хелена представила, как просыпается следующим утром, чтобы найти его окоченевший труп рядом с поленницей. Сталкер-ледышка!
— Всё ясно. Я действительно иду вызывать полицию.
— Нет, не пойдёшь. За меня не волнуйся, — с этими словами он развернулся и направился за очередной охапкой дров.
Девушка закрыла окно и вернулась в кресло. Нет, она не позвонит в полицию. Ведь это бесполезно — он, как и раньше, преспокойно уйдёт, а потом снова вернётся обратно. Мужчина всё ещё оставался там. Видимо, ждал, что она станет жертвой его ослепительного обаяния и позволит ему начать с того места, на котором остановился, перед тем как раздался дверной звонок. Если так, то он жестоко ошибается!
И зачем она вообще с ним заговорила? Ну, наверное, просто хотела приободрить, вот и всё. Хотя, по большому счёту, она же не была настолько глупой, чтобы в это поверить.
Трудно было заснуть, зная, что он где-то поблизости, но, в конце концов, девушка задремала и окончательно отключилась ещё до первого луча солнца. Её не покидало странное ощущение, будто эта ночь была Рождественской. Как будто происходило что-то очень важное. А на утро улица выглядела так же, как в Рождество. Снегопад преобразил окрестности в сверкающую белоснежную зимнюю сказку. Безупречный покров скрыл пожухлую траву и оставленные во дворе собачьи игрушки. Деревья выглядели так, будто их искупали в инее.
А Александра Фостина поблизости видно не было. Но перед уходом он расчистил тропинки и подъездную дорожку, а ещё выставил мусорные ящики на обочину дороги, поэтому ей не пришлось растрачивать на это утро понедельника.
Пока готовила кофе для своих друзей, Хелена то и дело бормотала себе под нос «Черт бы тебя побрал, хозяйственный сталкер».
Тэд Банди с Джеффри Дамером тоже по всем показателям были привлекательными и очаровательными мужчинами. С работой по хозяйству они оба, наверняка, тоже справились бы.
Ночной клерк в отеле Болдер Хайат полагал, что постоялец из номера 303 был пожилым мужчиной по имени Джонас Лейбовиц.
Перед тем как зарегистрироваться в отеле, Алекс изменил внешность, не будучи уверенным в том, что полиция не предусмотрела всё и не разослала его описание по местным отелям. Он сказал служащему, что собирается проспать целый день, а потому хотел бы получить самый темный из имеющихся номеров. Клеркам нравилось, когда кто-то добровольно соглашался взять комнату, окнами выходящую или на кирпичную стену, или на вентиляционную шахту.
Рассвет стремительно приближался и Алекс поспешил залепить окно парой термозащитных одеял. Эти одеяла были современным чудом для всего вампирского рода. Созданные для выживания в туристических лагерях, они были легкими и абсолютно светонепроницаемыми. Путешествуя, Алекс держал их под рукой всюду: в чемодане, в автомобиле, несколько — в кейсе, чтобы при необходимости закрывать ими окна. В сложенном виде оно было даже меньше его кулака. Впервые узнав, что солнце могло убить его, он больше года спал, завернувшись в термозащитные одеяла, а одно из них постоянно таскал с собой. Потому что, несмотря на заверения родителей, он беспокоился, что солнце могло незаметно подкрасться к нему даже ночью.
Залепив окно, он настроил телевизор на Кулинарный канал.
l:href="#n_11" type="note">[11]
Алекс смотрел кулинарные шоу так же, как другие смотрели экзотическое порно — фантазируя о вещах, которые никогда не собирался испытать на собственном опыте. Твердая пища ему не подходила. Суп — ещё куда ни шло. Чашкой бульона он, конечно, как следует не наестся, но она, по крайней мере, могла бы неплохо согреть. Алекс вызвал обслуживание номеров и сел за ноутбук, чтобы проверить электронную почту.
Он чувствовал всё больший и больший голод, пока ожидал доставку в номер. Ночь на холоде, тяжелая физическая работа и, не в последнюю очередь, сама Хелена, обострили аппетит, заставив его клыки вытянуться. Её вкус, оставшийся на его языке, ее слюна и кожа, предвосхищали аромат ее крови. Несмотря на то, что голодание ради своей избранницы, безусловно, было крайне романтичной вещью, он решил, что следующим вечером первым делом найдет себе что-нибудь поесть. Только так он мог мыслить здраво в ее присутствии.
Легенды и кинофильмы были полнейшей чушью. Вампиры не должны убивать, чтобы есть, а цивилизованные вампиры, тем более, никогда не убивали своих жертв. Люди были чем-то вроде фабрик, вырабатывающих кровь. Вы же не убиваете корову, чтобы её подоить.
Так или иначе, Алекс никогда много не охотился. Он кормился от своих любовниц, предпочитая слишком рискованной охоте чувственный и спокойный ужин. Его брату принадлежал один из самых развратных ночных клубов Нью-Йорка. Женщин, которым нравилась кровавая игра, туда так и влекло, поэтому для Алекса этот клуб был вторым домом. Уже с пятнадцати лет он никогда не испытывал недостатка ни в любовницах, ни в еде.
Но всё это скоро закончится. Однажды вкусив Хэлену, он захочет кормиться только от неё. Это перерастет в связь, которая увенчается её обращением. В течение всего медового месяца он будет неспособен вынести ещё чей-то вкус. А потом они будут охотиться вместе.
Хорошо, что он так и не вкусил её там, у двери. Прежде, чем свяжет себя с нею, он должен рассказать девушке, чем был сам и во что хотел превратить её. Если он преждевременно свяжет себя с нею, а она не сможет принять его, это будет очень плохо. Может быть, даже трагично. Как в той старинной вампирской слезливой истории, Песни о Роланде и Айлисии.
l:href="#n_12" type="note">[12]
Пришёл коридорный, принёс чашку супа и корзинку мерзких, несъедобных крекеров. Если он и увидел запечатанное окно, то предпочёл его просто не заметить.
— Поставь вон там. — Бросив беглый взгляд на принесенный парнем суп, Алекс вытащил бумажник, чтобы выдать чаевые. Потом вновь взглянул на коридорного. Коридорный определенно выглядел аппетитнее. Парень, только что окончивший среднюю школу, светловолосый, румяный — в общем, прекрасная легкая закуска.
Очень плохая идея!
— Распишитесь пожалуйста здесь, сэр.
Если бы только он не придвинулся так близко…
Если бы от него не несло пивом…
Алексу нравился привкус пива в крови.
«Никогда не приводи еду в своё уютное гнёздышко» — постоянно повторял его отец.
К чёрту! Алекс вскинул руку перед лицом парня, оглушая того. Поднос, счет и ручка повалились на пол. Мужчина ударом ноги закрыл дверь, распахнул жакет коридорного и с неожиданной дьявольской жадностью впился в его горло. Сладость алкоголя делала вкус крови мальчишки ярким и в то же время тонким. Чистая газировка!
Коридорный обмяк в его руках. Алекс пил уже больше, чем следовало, потому что был сильно взвинчен. В итоге мальчишке станет дерьмово. Сделав последний небольшой глоток, Алекс лизнул рану, а затем оправил и застегнул жакет коридорного.
— С тобой всё в порядке? — звук его голоса вывел парня из оцепенения.
Тот открыл глаза, увидел руки Алекса на своих плечах и смущенно моргнул.
— Ты бледен как полотно, — сказал Алекс. — Тебе лучше присесть.
Совершенно ошеломленный, коридорный присел на край кровати, руки его безвольно опустились. Он был слишком бледен. Алекс даже ощутил небольшое чувство вины.
— Извините… Я чувствую себя странно.
— Думаю, ты почти потерял сознание или что-то вроде того. Ты болен? Устал? Может, сушняк? — Услышав слово «сушняк», парнишка отвел взгляд в сторону. Алекс заговорщически ему подмигнул. — Видимо, вчерашняя вечеринка удалась?
— Да, похоже на то.
— Выпей стакан апельсинового сока и запей большим количеством воды. Это помогает.
Пошатываясь и попутно хватаясь за любую попадавшуюся под руку опору, коридорный вышел из комнаты.
Алекс пытался отругать себя за то, что пошел на такой риск, но чувствовал себя слишком удовлетворенным, чтобы сделать это как следует. Не будучи одним из тех, кто выбрасывает еду, мужчина выпил и бульон тоже. Тот был сильно пересолен. Пока Алекс ел, телевизионный шеф-повар, добавляя немного вина в сковороду, где жарилось мясо, и на дне которой остался мясной бульон и поджарка, рассказывал ему, как правильно готовить подливу. Пожалуй, вот это он смог бы съесть — подливу или как там оно называлось.
Сонный и сытый, Алекс наложил охранное заклинание на дверь и завернулся в простыню. Его последние мысли были о Хелене, кокетничавшей с ним из кухонного окна. Девушка была так красива в лунном свете.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - По зову крови - Берне Иви

Разделы:
глава 1глава 2глава 3глава 4глава 5глава 6глава 7глава 8глава 9глава 10глава 11

Ваши комментарии
к роману По зову крови - Берне Иви



книга занимательная....
По зову крови - Берне ИвиМирая
27.05.2011, 5.34





довольно таки интересно
По зову крови - Берне ИвиВалерия
22.11.2011, 7.53





Скажите пожалуйста а продолжение есть?
По зову крови - Берне ИвиЭми
9.04.2012, 13.01





А дальше?
По зову крови - Берне ИвиМила
20.07.2012, 15.26





их всего 3 части)rnПо зову крови 1rnСвязанные кровью 2rnПроклятые кровью 3
По зову крови - Берне ИвиАмелия
15.09.2013, 1.19





Такой прикольный роман про вампира.Без страшилок,много секса,легко читается.Буду читать продолжение.
По зову крови - Берне ИвиОсоба
12.01.2014, 9.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100