Читать онлайн Жемчужный остров, автора - Берланд Нэнси, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужный остров - Берланд Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужный остров - Берланд Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужный остров - Берланд Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берланд Нэнси

Жемчужный остров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

В ту ночь Адриенн никак не удавалось заснуть. Она ворочалась на узкой кровати в течение нескольких часов, время от времени выглядывая в окно. В кромешной темноте она видела один-единственный огонек – в хижине Ника.
Значит, он тоже не может заснуть.
– Так ему и надо.
Адриенн включила свет и достала свою электронную записную книжку.
Она ничего не понимала. То он с нежным поцелуем прижимает ее к груди, то отталкивает чуть ли не с отвращением.
Может быть, у него дома есть кто-нибудь, кого он никак не может забыть? Может, именно из-за этой женщины он и приехал на этот остров четыре года назад? Бывшая жена, например. Или какая-нибудь другая женщина с соседнего острова.
Щеки Адриенн порозовели от смущения. Если Ник влюблен в кого-то другого, зачем он заставляет ее думать, что она нравится ему?
Она взялась за отчет об увиденном сегодня во время подводного плавания. Но голова ее была занята совсем другим. Перед ней проносились видения. Дважды Адриенн поймала себя на том, что не отрываясь смотрит на монитор. Ей показалось, что она видит там лицо Ника. Адриенн была уверена, что видела его и раньше. Но где? Когда? Если бы она вспомнила, тогда, может быть, ей бы стало понятным странное поведение Ника.
Она выключила свет и снова легла. Может быть, ей стоит проявить пленку и отослать ее Фостеру? У него просто потрясающая память на лица, и если он хоть раз где-то видел Ника, то уже не забудет никогда.


Ее разбудил звук хрипловатого мужского голоса:
– Пора! Просыпайся, соня.
Адриенн раскрыла глаза. Ник стоял рядом с кроватью, как обычно неторопливо оглядывая ее с ног до головы. Под его оценивающим взглядом ее груди напряглись, во всем теле она почувствовала легкое покалывание.
Первым порывом Адриенн было натянуть на себя простыню и закрыться от его жадных глаз. Сквозь тонкую батистовую ночную рубашку Ник может увидеть свидетельство ее возбуждения. Но потом она подумала, что бесполезно строить из себя скромницу. Все равно Ник уже все видел. К тому же ей и самой не очень хотелось прятаться от него. Наоборот, она с большим удовольствием бы сбросила с себя ночную рубашку и кинулась в объятия Ника.
– Что ты здесь делаешь? – спросила она.
– Я собираюсь предложить тебе покататься на «Лорелее». – Ник подошел к холодильнику и открыл дверцу.
Адриенн захотелось подкрасться к нему сзади и прижаться грудью к его спине. Но воспоминание о вчерашнем больно кольнуло ее, и она осталась сидеть на кровати. Тем временем Ник налил в стакан апельсиновый сок и поставил его на тумбочку. Отступив на несколько шагов назад, он засунул руки в карманы:
– Даю тебе двадцать минут, чтобы собраться.
– Почему такая спешка?
– Если мы сейчас выйдем, то сможем вернуться вечером.
– Откуда вернуться?
– Из Нумеа.
– Отличная идея! – Адриенн вскочила на колени, потянулась к тумбочке за расческой и начала причесываться. – Я хочу кое-что купить. Фостер сказал, что там можно потрясающе вкусно поесть. А почему мы не можем остаться там до завтра?
Ник откашлялся и, глядя в сторону, ответил:
– Я не могу.
– Почему?
Она посмотрела на него в ожидании объяснения, но никакого объяснения не последовало. Может быть, он не хочет оставаться с ней на ночь в гостинице? Адриенн пожала плечами, пытаясь скрыть свое смущение:
– Ты можешь оставить меня там, а я вернусь на пароме с Мэрфи.
– Нет. Я обещал твоему боссу, что буду приглядывать за тобой. Куда ты, туда и я.
– Если ты боишься Фостера, то не стоит. Я достаточно взрослая, чтобы самой о себе позаботиться, – горячо сказала Адриенн.
– Фостер тут ни при чем. Я позже тебе все объясню. – Ник пошел к выходу.
На пороге хижины он задержался:
– Кстати, я поговорил с вождем.
– Отлично! Когда мы сможем встретиться с ним?
– Мы не сможем.
– Но ты же сказал…
– Я сказал, что поговорю с ним, и поговорил, по радио, – Ник слегка улыбнулся. – Поэтому мы и едем в Нумеа. Жду тебя на причале через пятнадцать минут.
Адриенн выскочила за ним:
– Подожди минуту. Я ничего не понимаю. Почему мы не можем увидеться с вождем и при чем тут поездка в Нумеа?
Ник окинул ее взглядом. Адриенн стояла в лучах солнца. Ночная рубашка не могла скрыть ее прекрасное тело, такое нежное и желанное.
Адриенн тянулась к нему и не стеснялась своих чувств. Она стояла, высоко подняв подбородок и перекинув волосы на спину. Пока Адриенн не убедится в том, что в его жизни есть другая женщина, она не собирается прятаться или скрывать то, как на нее действует Ник.
– Э-э, вождь, э-э, он занят, – пробормотал Ник, отводя глаза в сторону.
Адриенн улыбнулась, наслаждаясь его смущением.
– А чем он занят?
– Чем… ну?..
– Чем он занят, Ник? Почему он не может встретиться с нами?
– Черт возьми, Адриенн, я не знаю! – Пот выступил у него на лбу. – Он занятой человек. К тому же тебе совсем не нужно с ним встречаться.
– Почему это?
– Потому что он дарит тебе эти жемчужины.
– Он что?.. – закричала Адриенн, подбегая к Нику. – Повтори, что ты сказал?
Ник задрожал от напряжения и сжал зубы. Взяв Адриенн за руки, он отодвинул ее от себя:
– Я сказал, что вождь дарит тебе жемчуг. В благодарность за… твою честность.
– Я не могу поверить в это! – Адриенн закружилась. – Я не могу поверить!
– Я жду тебя через пятнадцать минут на пристани. Я договорился о продаже жемчуга в Нумеа.
– Я буду готова через десять минут, – она бросилась в хижину и поскорее достала из шкафа белые брюки и хлопковый свитер.
– Отлично, тем скорее ты станешь богатой дамой.


Остров только начал пробуждаться от сна, когда Адриенн и Ник поднялись на «Лорелею». Они благополучно прошли риф. Утреннее солнце отражалось от поверхности океана и слепило глаза яркими бликами.
– Я от радости забыла спросить, – сказала Адриенн, – а кто купит у меня жемчуг?
– Один партнер по бизнесу, – ответил Ник и поднял паруса.
Партнер по бизнесу?
– А он?.. Ты хорошо его знаешь? Я имею в виду, мы можем доверять ему?
– Он честно расплачивается и никому не скажет, откуда у него жемчуг.
Тут что-то не так. Почему Ник не разрешил Адриенн самой отдать жемчуг вождю? Он что-то скрывает от нее. Но что?
– А откуда ты его знаешь? – подозрительно спросила она.
– Я познакомился с ним через отца.
Вполне правдоподобно. Ник говорил, что его отец ювелир.
– Он доверенный друг семьи, – продолжал объяснять Ник. – Он занимается в основном покупкой драгоценностей для частных коллекционеров, которые не хотят афишировать свое имя.
Этому тоже можно поверить.
– А почему они хотят остаться неизвестными?
– Чтобы защититься от воров.
От воров? Адриенн вдруг подумала о том, что лучше было бы продать жемчужины какому-нибудь респектабельному ювелиру в Штатах, чем неизвестному приятелю Ника.
И в то же время, если она продаст их в Ну-меа, это позволит ей не только освободиться от огромных долгов в размере двадцати пяти тысяч, оставшихся после смерти бабушки, но и получить кое-что себе. Она даже сможет отложить небольшую сумму, которая будет приносить ей доход.
Если у нее будут деньги, что она будет с ними делать? Адриенн закрыла глаза и подставила лицо свежему ветерку с океана. Всю жизнь у нее никогда не было свободных денег. Все уходило на оплату счетов. Каждый раз, когда ей казалось, что есть надежда, когда она начинала о чем-то мечтать, вмешивалась судьба, обычно в лице ее отца, и все опять становилось по-прежнему. В конце концов она решила, что лучше вообще ни о чем не мечтать, чтобы не испытывать потом горькие разочарования.
Но сейчас она снова мечтала. О новых возможностях. О магазинах. Она ничего не покупала себе уже два года, за исключением нескольких мелочей, купленных в аэропорту Нумеа.
Она вздохнула. Придется все-таки продавать жемчуг этому приятелю Ника.
За время пути они почти не разговаривали. Ник не покидал свой пост у руля. Он ловко вел судно, обходя мели и коралловые наносы, которые простирались на тридцать пять миль между Айл де Флер и Большой землей.
Скоро вдали показались остроконечные вершины острова. Адриенн надеялась уговорить Ника отложить их возвращение на Айл де Флер. Она хотела взять напрокат машину и осмотреть восточную часть острова, скалистую и не такую благодатную, где находилась она.
Вскоре Ник благополучно миновал рифы и двинулся вдоль побережья.
Океанские волны с шумом разбивались о коралловые рифы, превращаясь в пену, затем тихо вливались в прибрежные воды.
В порту бурлила жизнь. Танкеры, грузовые суда, баржи, яхты то входили, то уходили из него.
Ник пришвартовался у пристани местного яхт-клуба. Вдоль берега стояли шикарные гостиницы, выходившие прямо на пляж. За ними виднелся деловой район города, их конечная цель.
Ник повел Адриенн узкими кривыми улочками. Они проходили мимо магазинов, лавочек, открытых кафе, старых домов с железными печками. Вид тканей, раскрашенных вручную, резных изделий из бамбука, ожерелья из жемчуга возбудили в Адриенн желание покупать. От аромата свежей выпечки у нее заурчало в животе.
Увидев в витрине хрустящие французские булки, она схватила Ника за руку:
– Давай остановимся ненадолго. Я проголодалась.
Ник покачал головой:
– Если мы не поторопимся, то не застанем Пьера. В одиннадцать часов все уходят на ленч до двух часов. – Они перешли дорогу. – А я очень хочу вернуться сегодня вечером.
– Ник, ну давай останемся до завтра. – Адриенн похлопала рукой по сумочке, где лежали жемчужины и несколько отснятых пленок. – У нас же достаточно денег.
– Посмотрим.
Может быть, Ник не хочет оставаться на ночь в этом замечательном городе из-за недостатка средств?
Пьер оказался элегантно одетым мужчиной около шестидесяти. Он радостно приветствовал Ника, заключив его в объятия. Взглянув на его добродушное лицо, Адриенн сразу успокоилась. Он улыбнулся ей и подмигнул.
– Ты не сказал мне, что мадемуазель Лоурел такая красивая, – оглядывая Адриенн восхищенным взглядом, он поцеловал ей руку. – Надеюсь, мой друг хорошо заботится о вас? Да?
– В основном да, – честно ответила Адриенн. Ей очень понравилось, как прозвучало ее имя в устах Пьера, говорившего с сильным французским акцентом.
– Если вам что-нибудь понадобится, звоните мне. Я сделаю все, что вы попросите.
– Не пытайся подлизываться к ней, я знаю, ты просто хочешь подешевле купить жемчуг, – сухо сказал Ник.
Адриенн было приятно думать, что он ревнует ее к своему словоохотливому другу.
Они прошли внутрь магазина, Пьер закрыл за ними дверь и повел их в заднюю комнату, потом вниз по лестнице. Пройдя коридор, они оказались в небольшой комнате, которая, как решила Адриенн, служила кабинетом для приема клиентов.
Пьер усадил их за длинный узкий стол, покрытый черным бархатом. Потом придвинул стул себе.
– Наш друг… Ник… сказал, что вам очень повезло.
– Надеюсь, что это так, – Адриенн нетерпеливо вздохнула.
Пьер засмеялся:
– Ник хорошо разбирается и в жемчуге, и в женщинах.
– Ничего не могу сказать о последнем, – холодно ответила Адриенн, размышляя, какие же женщины были у Ника.
– Простите меня, мадемуазель. Я не хотел вас обидеть. Это комплимент. Я говорю о вас, а не о других.
– Пьер, старик, по-моему, ты со своим комплиментом сел в лужу, – недовольно сказал Ник.
– Тогда лучше перейти к делу, – сказал ювелир, и в глазах у него появился жадный блеск. – Вы принесли жемчуг?
Дрожащими руками Адриенн достала из сумки жемчужины и выложила на бархатное покрытие. Она не очень жалела о них. Какая-нибудь женщина будет с гордостью носить их на своей шее. Конечно, Адриенн хотелось, чтобы это была она. Но сейчас ей больше нужны были деньги, чем бесполезные, хотя и красивые украшения.
– Какие крупные, – прошептал Пьер, не отрываясь от жемчужин. Он взял лупу и внимательно осмотрел их со всех сторон.
Ожидая решения ювелира, Адриенн нервничала. С беспокойством она взглянула на Ника. Он ободряюще улыбнулся, и ей стало спокойнее.
Ник засунул руку в карман и вынул оттуда что-то белое.
– Вот, – он положил это на стол перед Пьером.
– Носок? – воскликнула Адриенн.
– Посмотри как следует.
Адриенн развязала тугой узел и высыпала содержимое носка на стол. На черный бархат выкатились еще три жемчужины, такие же крупные, как и ее, но другого оттенка – бледно-розовые.
– Я не думала, что ты тоже будешь продавать свой жемчуг.
– Я и не продаю, – его губы растянулись в улыбке, а глаза заблестели. – Это сделаешь ты.
– Как я могу?
Ник накрыл ее руку своей и слегка пожал:
– Это подарок, Адриенн.
– Ты даришь их мне? – переспросила она. Ей показалось, что она ослышалась.
Ник небрежно пожал плечами, как будто дарил ей не жемчуг, а пачку жвачки.
– Они уже давно лежат у меня в шкафу. Я решил, что ты используешь их с большей пользой, чем я.
Сердце Адриенн остановилось. Она не могла поверить своим ушам. Улыбаясь, она перегнулась через стол и нежно поцеловала его. Ей хотелось сказать ему, как много это значит для нее, но слова не шли у нее с губ.
Адриенн стало стыдно, что когда-то она была о нем не очень лестного мнения. А Ник оказался благородным и заслуживающим доверия. И самое главное – щедрым.
Пьер извинился перед ними и вышел, чтобы сделать телефонный звонок. Вернувшись, он уселся на прежнее место и улыбнулся Адриенн:
– Мадемаузель, я нашел покупателя. Я хочу вам предложить следующую сумму, – он положил перед Адриенн лист бумаги.
При виде написанной на нем цифры у Адриенн закружилась голова. Она вновь и вновь перечитывала ее, чтобы убедиться, не снится ли ей это.
– Сто шестьдесят тысяч долларов? – Чувствуя, что сейчас потеряет сознание, Адриенн приложила руку к груди, пытаясь успокоить бешено колотившееся сердце.
– Да, столько стоит ваш замечательный жемчуг. Покупатель заказал мне брошь для своей подруги. Вас устраивает эта сумма?
– О да, – еле выдавила из себя Адриенн.
– Отлично. Тогда давайте скрепим нашу сделку рукопожатием, – Пьер протянул ей руку и взял дрожащие пальцы Адриенн.
– Боже мой, сто шестьдесят тысяч! Я не могу поверить!
Пьер сложил каждую жемчужину в отдельный пакетик. Он был чрезвычайно доволен покупкой.
Ник радостно подмигнул Адриенн и встал из-за стола:
– Я хотел бы воспользоваться твоим телефоном, Пьер, и позвонить родителям. Ты не возражаешь, если я тебя ненадолго покину? – спросил он Адриенн.
– Нет, конечно, – машинально ответила она, все еще не придя в себя.
– Ты можешь позвонить из магазина, телефон около кассы, – сказал Пьер и, проводив Ника взглядом, посмотрел на Адриенн. – Итак, мадемуазель, скажите мне, в какой форме вы хотите получить ваши деньги?
Адриенн несколько раз глубоко вздохнула, прежде чем смогла заговорить.
– Если возможно, я бы хотела получить наличными десять тысяч – половину в долларах, половину во франках, а остальную сумму в чеках.
Ювелир вынул из кармана роскошную ручку и записал ее пожелания. Адриенн продиктовала имя поверенного ее бабушки, которому она собиралась отослать чек на двадцать пять тысяч, что полностью покрывало ее долг. Второй чек был выписан в Пятый Национальный Банк в Фениксе на ее имя.
Когда она вернется, то посоветуется с Фостером по поводу того, куда лучше вложить деньги. Но это должно быть что-нибудь очень надежное. Адриенн попыталась сосчитать, какой она получит доход со ста тысяч через тридцать пять лет. Но в таком взволнованном состоянии ей эта задача оказалась не по силам.
Голос Пьера вернул ее к реальности:
– Остается еще двадцать пять тысяч.
– Выпишите этот чек на мое имя, Пьер, – широко улыбаясь, сказала она.
У нее были свои планы по поводу этого чека. Весьма определенные планы.


Пьер выдал ей две тысячи долларов, пообещав еще до вечера прислать своего банковского курьера с остальной суммой и тремя чеками.
Между тем Адриенн решила, что им с Ником необходимо наконец поесть.
– Пойдем, – сказала она, подталкивая его к двери. – Я угощаю тебя обедом, а потом, – она понизила голос, – я хочу остановиться в самом шикарном отеле.
Вероятно, Пьер услышал ее, так как вслед им раздался его смешок.
– Приятного аппетита, – пожелал он им. – И, Мак, не волнуйся. Чеки будут готовы как раз после того, как вы с мадемуазель Лоурел… пообедаете.
Мак?
Надев солнечные очки, Ник вышел на улицу и повернул за угол.
– Почему он назвал тебя Маком? – Адриенн никак не поспевала за ним.
– Он, наверное, оговорился, перепутал меня с кем-нибудь. Так что ты хочешь?
Того, что она уже давно страстно желала, не было ни в одном меню самого роскошного ресторана. Но она не собиралась говорить об этом Нику. Еще не время.
– Все, что угодно, кроме рыбы.
– Как насчет итальянской кухни?
– Я не против.
Он быстро перешел на другую сторону улицы и указал на вход в ресторан, похожий скорее на вход в пещеру:
– Тогда нам сюда.
– Ник, я бы предпочла какое-нибудь более приятное место.
– Здесь хорошо кормят. Тебе понравится.
Адриенн заглянула в окно и скривилась при виде традиционного итальянского убранства. Клетчатые красно-белые скатерти и заплывшие свечки на столах.
– Я имела в виду что-то более шикарное.
Она повернулась к нему и обняла за плечи:
– Ник, пойдем лучше в «Гранд-Нумеа». Там и пообедаем. Ты не представляешь, какой счастливой ты меня сделал.
Ник посмотрел поверх головы Адриенн и резко убрал ее руки, как будто не хотел, чтобы кто-нибудь видел их в такой интимной позе.
– Почему ты думаешь, что в гостинице будет хорошая еда?
– Но Фостер говорил мне, что там прекрасный ресторан. – Адриенн обернулась назад, но никого, кроме какого-то мужчины с фотоаппаратом через плечо, разглядывающего витрины, не увидела. Почему он ведет себя так странно?
– Можно подумать, что ты просто боишься останавливаться в отеле со мной. – Она лукаво улыбнулась. – Не бойся, я не воспользуюсь ситуацией. Обещаю.
– Знаешь, что я тебе скажу, – предложил Ник, игнорируя ее игривое замечание. – Почему бы нам не одолжить у Пьера его машину? Мы могли бы объехать весь остров. Ты же хочешь попробовать местную кухню?
– Ну да, – разочарованно протянула она. – Но я не хочу просить Пьера о таком одолжении. Мы можем взять напрокат машину.
– Пьер будет не против, я уверен. Пойдем, мы еще застанем его.
Адриенн решила не спорить с Ником, особенно после его невероятно щедрого подарка. На деньги, которые она получила за его три жемчужины, она сможет кутить в шикарных ресторанах до конца своей жизни. Она еще успеет это сделать.


Сидя в новом автомобиле Пьера, Ник и Адриенн ехали на север острова по узким горным дорогам, затем свернули на восток. Адриенн не выпускала из рук свой фотоаппарат, наводя его то на потрясающие водопады, то на густые лесные заросли. Фостер должен увидеть эту красоту.
Они остановились в небольшой горной деревне. Целая толпа женщин и детей собралась вокруг них. Они застенчиво улыбались, но тем не менее согласились сфотографироваться. Ник объяснил Адриенн, что все деревни до сих пор управляются вождями. Мужчины в основном работают на рудниках, добывая никель.
Ник и Адриенн попробовали несколько местных блюд, приготовленных в основном из мяса. Затем они отправились в обратный путь.
Поздно вечером они встретились с Пьером в его магазине. Он отдал Адриенн три чека и остальные деньги. Ей с трудом удалось уговорить Ника остаться на ночь в отеле.
Они ехали в такси по направлению к «Гранд– Нумеа». Адриенн задумчиво перебирала чеки.
– Ты действительно хочешь остаться до завтра? – в последний раз спросил Ник. – Мы могли бы переночевать на «Лорелее» и сэкономить две-три тысячи. А завтра утром отправиться обратно.
– Почему, ты думаешь, я попросила Пьера выплатить мне часть суммы наличными? – Адриенн убрала чеки в кошелек и застегнула «молнию». – Я тебе объясню. Потому что я хочу их потратить. И я не буду чувствовать себя виноватой. Я хочу привести в порядок волосы и ногти. Я хочу, чтобы мне сделали массаж, хочу купить новые вещи. Черт возьми, мы вполне можем остаться здесь на пару дней. Ты что собираешься сегодня делать?
– Принять душ и лечь спать.
Интересно, он действительно так устал или его что-то беспокоит? Все равно, какие бы у него ни были проблемы, Адриенн хотелось, чтобы он немного развеселился. Как-никак сегодня особенный день! Она достала из кошелька деньги и протянула их водителю.
– Не надо, я сам расплачусь. – Ник сделал знак водителю, чтобы тот помог Адриенн выйти. – Иди в отель и зарегистрируйся. А я приеду попозже. Я хочу подняться на парусник и взять кое-какую чистую одежду.
– Ты можешь купить новую, – предложила Адриенн.
– Это не обязательно. Я недолго. – Он выглянул в окно и поцеловал ее. – Когда я вернусь, мы отпразднуем.
– Кстати, Ник… – остановила она его.
– Что, Адриенн?
Она вынула небольшой пакет из сумки и протянула ему.
– Ты не мог бы по дороге остановиться и сдать пленки в фотомастерскую. Мы видели ее там, за углом.
– Конечно, – Ник взял пакет.
– Скажи, что это срочно. Пусть будут готовы завтра.


Ник собирался уже выбросить пленки в мусорное ведро, но потом передумал. Ей же понадобятся фотографии для отчета. Лучше он их проявит, а потом выберет те фотографии, где отчетливо видно его лицо, и уничтожит их. Так Адриенн не сможет долго разглядывать его, размышляя, где она его могла видеть. К тому же дома она наверняка захочет кому-нибудь показать эти фотографии, и не дай Бог его узнают и снова поднимут шумиху.
Ник поднялся на борт «Лорелеи» и спустился в каюту. Он сидел там довольно долго, попивая пиво и проклиная свою несчастную судьбу. Как это ему только в голову пришло привезти Адриенн в Нумеа? Здесь он ни минуты не чувствовал себя в безопасности.
Ему все время казалось, что кто-то следит за ним, он спиной постоянно чувствовал чей-то взгляд. Кто-то так же, как и Адриенн, пытается вспомнить, где мог его видеть. Из-за этого Ник все время чувствовал себя не в своей тарелке.
Конечно, с тех пор, как его фотография красовалась почти в каждой газете, прошло уже четыре года. Тогда он носил усы, а волосы были коротко подстрижены. Но люди всегда запоминали его глаза. Пронзительный взгляд необыкновенно голубых, почти синих глаз запоминался надолго. Днем он мог носить солнечные очки, а вечером? Это было бы глупо и привлекало бы внимание.
Если Адриенн узнает, кто он до того, как Ник ей сам скажет, это будет ужасно.
Пьер чуть не выдал его сегодня. Он назвал его Маком, и Адриенн это слышала. Ник надеялся, что она поверила его объяснению. Почему бы нет? Она ему полностью доверяет. Она единственный человек из тех, с кем он общался последние четыре года, который ему верит, не считая, конечно, его друзей здесь, на острове.
При мысли о том, как хорошо относится к нему Адриенн, Нику сделалось плохо. Ему необходимо все ей рассказать до того, как она сама это узнает, иначе он совсем перестанет себя уважать.
Ник взял радиотелефон. Надо было проверить, как дела на острове.
Вождь был не в самом лучшем своем настроении. Местные жители были явно не созданы для подводного плавания. Они не могли долго находиться под водой, чтобы собирать раковины.
Ник попросил его не волноваться. Он привезет опытных полинезийцев, они искусные ныряльщики.
А сам он весьма искусный врун.
«Знаешь что, приятель? – возмутился внутренний голос. – Тебе это не нравится? Тогда сделай что-нибудь».
Точно. Это очень просто. Нужно просто подойти и сказать:
– Эй, Адриенн, я тот самый подонок, который убил твою бабушку.
Осыпая себя проклятиями, Ник начал собираться. Он надел свою лучшую одежду – джинсы и белую льняную рубашку, которую ему прислала мама. Затем сложил в пакет белье и зубную щетку. Когда Ник шел по пристани, у него в голове был уже готовый план.
Он уговорит Адриенн заказать ужин в номер. После ужина и нескольких бокалов вина он все ей расскажет. А потом будет покорно ждать, пока она ему не выцарапает глаза.


Адриенн сделала небольшой глоток вина и посмотрела на Ника, сидевшего с другой стороны стола.
Она с такой тщательностью готовилась к вечеру, столько возлагала на него надежд, а Ник был явно не в настроении. Его лицо было мрачным, как предгрозовое небо. С тех пор, как они сели за стол, он не произнес и десяти слов. Он задумчиво ковырял вилкой еду, не особенно обращая внимание на то, что лежит на тарелке.
Адриенн казалось, что ей нужно рассердиться на него за такой надутый вид, но она не могла заставить себя. Она была слишком довольна сегодняшним днем. К тому же нельзя сердиться на человека, который освободил ее от бремени финансовых забот. На этого красивого мужчину, появившегося в ее комнате в рубашке, расстегнутой почти до пояса. При виде его мускулистой груди сердце ее забилось сильнее.
– Мне нравится твоя рубашка. – Адриенн уставилась в раскрытый ворот. С каким удовольствием она послала бы ужин к черту, но не была уверена, что Ник разделит ее состояние.
– Спасибо. Мне ее прислала мама.
– А где они живут, твои родители?
Ник замер. Казалось, что он размышляет. Неужели так трудно ответить на столь простой вопрос? Затем Ник глубоко вздохнул и ответил:
– В Атланте.
– Вот почему у тебя такой акцент.
– Я там давно уже не живу.
– Да? – небрежно ответила Адриенн, понимая, что Ник коснулся темы, которую раньше старательно избегал. Она сделала еще один глоток и задала следующий вопрос: – А где ты жил до того, как приехал на остров?
– В Калифорнии.
– В Сан-Франциско?
Ник несколько секунд смотрел себе в тарелку, потом поднял глаза на нее:
– Нет, в Лос-Анджелесе.
Лос-Анджелес? Интересно. Адриенн вспомнила адрес на конверте, который она видела в его хижине. Адрес юридической фирмы. Может быть, это дело о разводе?
Что-то щелкнуло у нее в мозгу:
– Лос-Анджелес. Я возила туда группу на Олимпийские игры 1988 года. Может быть, мы виделись там?
– Вряд ли. Я не посещал состязания.
– Значит, я ошиблась.
Адриенн подалась вперед. Нужно продолжать его спрашивать, а то она никогда ничего о нем не узнает.
– Скажи, а почему ты поселился здесь? Ты сказал, что не из-за жены. Тогда из-за чего же?
Ник не отрываясь смотрел на свою вилку, перекладывая ее с одного места на другое. Затем он откинулся на стуле и сложил руки на груди.
– Сказать по правде, и из-за нее тоже. – Ник поднял на нее глаза, и Адриенн увидела в них какое-то странное выражение. Что это было? Страдание? Чувство обиды?
Ник мог бы сказать ей, что его семейная жизнь ее не касается, что она лезет не в свое дело. Но вместо этого он не опустил взгляда и ответил:
– Патрис и я были женаты шесть лет. Я не люблю ее, ты, наверное, это хотела узнать. Я не скучаю по ней. У нас не было детей. Поэтому нет и никакого повода для встречи.
– Извини, я слишком любопытна.
– Ничего, Адриенн. Я не против твоих вопросов. Может быть, так даже лучше.
– Что ты имеешь в виду – так даже лучше?
– Я имею в виду, что ты совсем ничего не знаешь обо мне.
Адриенн нервно засмеялась:
– Да, в тебе много загадочного.
Ник покачал головой:
– Подумай, я ведь тоже ничего почти не знаю про тебя.
– Что, например?
– Где ты выросла, как ты жила и так далее.
Адриенн вытерла губы салфеткой, неуверенная, что хочет обсуждать свои детские годы. С другой стороны, если она была Нику не безразлична, вполне естественно, что он хочет узнать о ней побольше. Ей ведь тоже интересно его прошлое.
– Я всю жизнь прожила в Фениксе. Я единственный ребенок в семье. Мою семью нельзя было назвать богатой.
– Деньги – это не самая важная вещь в жизни, Адриенн.
– Когда тебе нечем оплачивать счета, тогда она становится самой важной.
– Да, тут ты права, – ответил Ник.
Адриенн надеялась, что не поставила его в неловкое положение своим замечанием.
– Я сказала это не для того, чтобы ты пожалел меня. А для того, чтобы ты понял, как много для меня значат эти деньги, которые я получила сегодня.
Адриенн посмотрела в окно. Невдалеке горели огни другого шикарного отеля.
– Моя мама не поверила бы мне, если бы узнала, что я остановилась в таком дорогом месте, как это. Понимаешь, – продолжала говорить она, повернувшись к Нику, – мой отец был неисправимым мечтателем. Он не задерживался ни на одной работе больше месяца. Ему всегда казалось, что он заслуживает лучшего. Семью содержала мама, потом и я.
– А чем занималась твоя мать? – мягко спросил Ник.
– У нее не было образования, только школа, поэтому она на многое не рассчитывала. Работала на шинной фабрике, в бакалейном магазине.
Ник облокотился на стол и нежно провел пальцем по ее руке.
– А ты?
– С десяти лет я работала, присматривала за детьми. Когда мне исполнилось шестнадцать, по вечерам и выходным я стала работать в туристическом агентстве у Фостера.
– Наверное, у тебя было не очень веселое детство.
– Ничего, я справилась. Фостер помогал мне.
– Ты сказала, что он тебе как второй отец.
– Он и мои родители учились вместе в школе. Я уже говорила тебе, что мама и Фостер были влюблены друг в друга. Она хотела, чтобы они поженились после окончания школы. Но Фостер считал, что еще слишком молод для такого серьезного шага. Он хотел сначала встать на ноги, набраться жизненного опыта.
– Его можно понять. В восемнадцать лет еще рано жениться и заводить семью.
– Он пошел в армию. Ему всегда нравилось путешествовать. Для матери это было сильным ударом. Она стала встречаться с моим отцом. Через год они поженились. Когда родители умерли, бабушка рассказала мне, что Фостер никогда не переставал любить мою мать. Он никогда не говорил это матери, но всегда готов был прийти на помощь. Он всегда поддерживал меня.
– А меня всегда поддерживала моя бабушка. Хорошо, когда есть кто-то, кто всегда в тебя верит, особенно если не все получается, как ты хочешь.
– Я понимаю, что ты имеешь в виду. В школе я была редактором газеты и мечтала издавать женский журнал. Иногда мне казалось, что нужно быть реалисткой, но Фостер сказал мне, что нельзя забрасывать свои мечты, а нужно добиваться, чтобы они стали реальностью. Он даже помог получить стипендию в школе в Стэнфорде.
– В Стэнфорде? – Ник присвистнул. – Это очень известная школа. Ничего себе. Но ты же говорила, что всю жизнь прожила в Фениксе? Ты так и не стала журналисткой?
– Мне пришлось отказаться от стипендии, а потом… я поняла, что журналистика – это не для меня.
– Ты отказалась от стипендии в Стэнфорде? – Ник не верил своим ушам.
Адриенн сжала в руке салфетку:
– Отец опять потерял работу. Я была нужна родителям дома. Я не очень расстроилась. Я пошла в вечернюю школу в Фениксе и получила степень бакалавра рекламы и маркетинга.
– Сколько тебе было лет, когда умерли родители?
– Двадцать пять. Я собиралась переехать в Вашингтон. Пришлось отказаться от этой поездки по нескольким причинам. Из-за долгов.
– Боже мой, Адриенн, – воскликнул Ник, взяв ее за руку, – твоя жизнь была не очень легкой.
– Нет, зато сейчас у меня все наконец отлично. – Адриенн сжала его руку. – Благодаря тебе. Жаль, что моя бабушка не может увидеть тебя.
Улыбка на лице Ника померкла. Он высвободил руку и, взяв бокал, сделал большой глоток вина.
– А где ты учился? – Адриенн решила, что теперь ее очередь задавать вопросы.
Ник ответил после некоторой заминки:
– В Йелле.
– Вот это да!
– Отец закончил Йелль. Я с детства хотел учиться там. Для меня все было гораздо проще, у нас не было недостатка в деньгах.
– Тебе нравилось в университете?
– Там можно получить прекрасное образование. И научиться торговать.
– Что тебе здесь и пригодилось.
– Точно.
Интересно, что заставило выпускника Йелля похоронить себя в этой глуши? Адриенн перевела взгляд с его глаз на распахнутую рубашку и сразу же забыла и про Йелль, и про все остальное. Она думала только о Нике.
Ей не хотелось больше ничего спрашивать, не хотелось ни о чем рассказывать. Ей хотелось быть ближе к нему. Крепко обнять его, вдохнуть его запах, прижаться к его губам.
Но Ник, похоже, не уловил ее настроения. А она не могла забыть свою обиду в тот вечер, когда Ник ушел от нее.
– Новое платье? – спросил он.
Ага, все-таки заметил!
– Тебе нравится?
Адриенн встала, вышла из-за стола и покружилась перед Ником в своем голубом шифоновом платье. Это платье, которое она купила в бутике в отеле, стоило неприлично дорого. Но хотя бы раз в жизни она могла не думать о деньгах и без колебаний заплатила за него наличными.
– Очень… мило. – Ник окинул ее с головы до ног.
Адриенн показалось, что он смотрит сквозь нее.
– Очень мило, – снова повторил он голосом, не выражавшим никаких эмоций.
Когда она была одета в джинсы и свитер, мужчины и то реагировали на нее, а сейчас… Нет, это невозможно терпеть. Адриенн обняла Ника за шею и села к нему на колени. – Я немного не так представляла себе сегодняшний вечер.
– Извини, что все тебе испортил.
– Ты ничего не испортил, просто я чувствую, что тебя что-то беспокоит. Я хочу, чтобы ты сказал мне. – Она слегка поцеловала его в губы. – Я хороший слушатель.
Ник криво улыбнулся. Одной рукой он держал Адриенн за талию, другая лежала на ее бедре. Он гладил нежную шелковистую ткань, и это производило такое впечатление, что Адриенн совершенно потеряла голову. Она поцеловала его в шею, слегка прикусила мочку уха.
– Прекрати, Адриенн. – Ник резко освободился от ее объятий и встал. – Я, пожалуй, пройдусь.
Ник пытался вести себя с Адриенн как можно холоднее, но, сидя у него на коленях, она почувствовала, как сильно его желание. Значит, дело не в ней. Его беспокоит что-то другое.
Она сбросила свои новые туфли на высоких каблуках.
– Отлично. Я пойду с тобой.
– Адриенн, ты что, не понимаешь, мне нужно побыть одному?
– Я знаю, что тебе нужно. – Она прижалась к нему, лаская его грудь языком. – Тебе не нужно быть одному.
Ник погрузил пальцы в копну ее густых волос. От них приятно пахло шампунем.
– Ты ошибаешься.
– Ник Хелтон, ты не умеешь врать.
– Это ты так думаешь, – пробормотал он.


Ник спустился по лестнице, идущей прямо с балкона гостиничного номера, и вышел на опустевший пляж. Адриенн шла за ним, как надоедливый ребенок.
Ник прибавил шагу, надеясь, что она отстанет от него. С открытой площадки ресторана доносились чистые грустные звуки какой-то французской песенки. Вдали раздался гудок парохода. Адриенн продолжала босиком идти по мокрому песку рядом с Ником. Никто из них не произнес ни слова.
Если бы она оставила его в покое хотя бы на полчаса, он бы собрался с силами и все рассказал ей. И про жизнь на острове, и про то, что произошло с ним в Штатах. Но сейчас, когда она была так близко, Ник не мог думать ни о чем, кроме того, что мягкая ткань платья обвивает ее длинные стройные ноги. Что под платьем у нее, наверное, ничего нет. Что запах духов, такой пряный, такой завораживающий, вызывает у него желание сжать ее в своих объятиях и, упав на песок, заняться любовью.
Адриенн обняла его за талию и посмотрела на него доверчивым взглядом:
– Ты никогда не думал о том, что тебе может надоесть жить на острове?
Итак, она все-таки решила все у него выспросить. Ну что ж, он будет с ней откровенен. Так будет лучше и для него, и для нее. Скоро эта пытка закончится.
– Вряд ли. Мне нравится такая простая жизнь. Все, что мне нужно, у меня есть. – Пока ты здесь, мне больше ничего не нужно, хотелось добавить ему. – К тому же мне нравятся туземцы. Они такие великодушные, им можно доверять и…
– А если ты заболеешь, кто будет за тобой ухаживать?
– Что-нибудь придумаю.
– Ты не думал о том, чтобы вернуться домой?
– Нет.
– Даже на короткое время?
– Нет.
Явно неудовлетворенная такими короткими ответами, Адриенн продолжала спрашивать:
– А чем ты занимался до того, как приехал сюда?
– Я был бухгалтером.
– Не может быть!
– Почему ты так удивляешься?
– Ты не похож на бухгалтера. Кстати, я видела у тебя в хижине свод законов о налогах. Я еще подумала, зачем он тебе?
– А что в этом особенного? – пожал плечами Ник.
– Мне кажется, что люди, занятые бизнесом, очень дисциплинированны, у них у всех расписаны дела на десять лет вперед. А ты, по-моему, вообще не думаешь о будущем и тем более ничего не планируешь.
– Может быть, ты просто не очень хорошо меня знаешь, – сказал Ник, пытаясь не думать о ее близости.
– Может быть, – со вздохом согласилась она. – Но я бы хотела узнать.
Она забежала вперед и, повернувшись к нему лицом, продолжала идти пятясь.
– Ты самый щедрый человек, которого я только знала.
– Только потому, что я подарил тебе жемчужины?
– Ты подарил мне гораздо больше. – Она остановилась и обняла его, смотря на него взглядом, полным восхищения.
– Лучше оставь меня! Я тебя недостоин.
– А что я сделала, чтобы стать достойной тебя?
– Ох, Адриенн, – Ник притянул ее ближе, зарылся лицом в шелковистые волосы, пахнущие цветами. – Перестань. Пожалуйста. Я не стою твоего восхищения.
– После того, как я рассказала о себе, ты должен понять, почему я так благодарна тебе. Ты дал мне то, чего у меня не было никогда. Спокойствие. Уверенность. Если я удачно вложу эти деньги, мне никогда не придется переживать из-за того, что я завишу от кого-то. Если бы только моя бабушка знала, что у меня все хорошо! Она всегда так переживала за меня.
– Адриенн, – Ник поцеловал ее. – Я должен тебе кое-что сказать.
Она откинула голову и посмотрела на него, не скрывая своего желания.
– Мне тоже нужно кое-что сказать тебе. – Она взяла его за руку и потянула в сторону отеля. – Пойдем назад.
– Нет! – вырываясь, сказал Ник. – Иди одна.
Адриенн стояла на месте, наблюдая за тем, как Ник постепенно исчезал в темноте, и не пыталась сдержать подступившие слезы.
Ему следовало сказать ей, чтобы она не думала о нем, чтобы забыла, что когда-либо встречала его. Но он не мог вот так просто потерять ее, потому что понял, что любит ее. И если он признается во всем, Адриенн проклянет тот день, когда впервые увидела его.
– Я вернусь поздно, – из темноты крикнул он. – Не жди меня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужный остров - Берланд Нэнси

Разделы:
123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Жемчужный остров - Берланд Нэнси


Комментарии к роману "Жемчужный остров - Берланд Нэнси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100