Читать онлайн Жемчужный остров, автора - Берланд Нэнси, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужный остров - Берланд Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужный остров - Берланд Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужный остров - Берланд Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берланд Нэнси

Жемчужный остров

Читать онлайн

Аннотация

Адриенн Лоурел не очень везло в жизни до тех пор, пока во время своей поездки на экзотический тихоокеанский остров она не нашла бесценные жемчужины. Наконец-то у нее появятся деньги, а вместе с ними и возможность осуществить свои давние мечты.
Никто не сможет помешать ей сделать это, и уж конечно, не ее загорелый красивый проводник, который хочет, чтобы сокровища острова остались под водой…


Следующая страница

1

Такого Адриенн не ожидала! Ее проводник оказался потрясающим красавцем. Вдобавок он был почти что голым.
Он выглядел весьма колоритно, и Адриенн подумала, не приступить ли сразу к своей работе?
Паром, на котором она только что прибыла на единственный причал острова Айл де Флер, медленно отплыл назад к главному острову Новой Каледонии. Адриенн положила свои вещи на шаткую пристань и, открыв сумку, начала рыться в ней в поисках камеры. Нужно поскорее сфотографировать этого парня, пока он не проснулся.
Инструкции ее шефа, Фостера Трента, были очень четкими. Через шесть недель он хотел получить от нее подробный отчет об этом уединенном острове и фотографии всего, что, на ее взгляд, заслуживает внимания.
– Ну что ж, Ник Хелтон, – прошептала она, смотря в камеру, – я думаю, тебя вполне можно включить в список достопримечательностей острова.
Она навела аппарат на довольно скудно одетого проводника, который дремал на палубе своего парусника «Лорелея». Почему-то она решила, что ее будет встречать какой-нибудь немолодой старожил острова, весь пропахший рыбой и огрубевший от ветров и соленых брызг. Как же она ошиблась!
Адриенн опустила камеру и, приняв более устойчивое положение на слегка покачивающейся под ногами пристани, посмотрела на лежащего перед ней мужчину. Атлетическую красоту его мускулистого, хорошо сложенного тела почти не скрывали коротко обрезанные потертые голубые джинсы. Она вновь навела объектив на его мощную грудь, плоский живот и стройные ноги, выставленные на солнце.
Объектив фотоаппарата запотел. Не отрываясь от камеры, Адриенн нащупала в сумке бумажную салфетку для того, чтобы вытереть мокрый лоб, и мягкую тряпочку для объектива.
Между тем ее проводник спал, развалившись в ленивой позе на шезлонге. Его руки были скрещены на груди, а ноги, покрытые выгоревшими золотистыми волосками, свободно вытянуты на палубе. На переносице криво сидели солнцезащитные очки. На губах молодого человека играла едва заметная улыбка, как будто ему снилось что-то очень приятное.
– Наверное, ему снится пиво, – подумала Адриенн, с брезгливостью оглядев палубу, где повсюду валялись пустые банки.
Если Фостеру понравится ее отчет об Айл де Флер, он устроит здесь курорт. И тогда все его богатые клиентки, жительницы Феникса, набросятся на этого бронзового Адониса, как гости на черную икру. «Вряд ли их можно будет за это осудить», – подумала она, засовывая салфетку и тряпочку назад в сумку.
Она нажала на затвор объектива. Аппарат зажужжал, и пленка передвинулась на следующий кадр.
Адриенн опустила камеру, ожидая, что резкий звук разбудит наконец-то этого соню. Но ни один мускул на его теле не дрогнул, хотя их у него было предостаточно. Грешные мысли, мелькнувшие в голове Адриенн, вызвали легкую дрожь, пробежавшую по ноющим от усталости плечам и рукам.
Она поморгала глазами, опасаясь, что от слепящего солнца у нее могут начаться галлюцинации.
Открыв глаза, Адриенн увидела, что вокруг все осталось по-прежнему. Ник Хелтон все так же лежал в непринужденной позе. Его загорелое мускулистое тело, раскинувшееся под полуденным солнцем, могло соблазнить любую женщину.
Но любая ли женщина смогла бы разбудить этого прекрасного представителя мужского племени? Вряд ли.
– Прошу прощения, – произнесла она и застыла в ожидании хоть какой-нибудь реакции на свои слова.
Ник не пошевелился. Не произнес ни звука. Единственно, что она услышала, был скрип снастей и глухой стук, который издавало судно, касаясь причала. Адриенн громко откашлялась и решила попробовать еще раз.
– Ник? Мистер Хелтон?
Снова никакой реакции.
Адриенн с трудом сдержала свое желание накричать на него. Ей было уже наплевать, что один взгляд на его загорелое мускулистое тело вызывал у нее приток гормонов. Он мог бы быть и повежливей – хотя бы открыть глаза и взглянуть на нее.
Почему же он не делал этого? Неужели не замечал ее присутствия? Такое ощущение, что так оно и есть. Если так, то с каким удовольствием она бы запустила в него чем-нибудь.
Чайки, носившиеся у нее над головой, пронзительно кричали. Адриенн показалось, что они смеются над ней. Мягкое сентябрьское солнце выплыло из-за пушистых облаков, напоминавших сахарную вату. Его лучи отражались в кристально чистой воде. Яркие блики почти ослепили Адриенн. Она снова спрятала утомленные глаза за солнцезащитными очками.
Ее тело тоже было утомлено, ей требовался отдых. Надо поскорее заставить этого Ника переправить ее на другой конец острова, к ее бунгало. Если она это не сделает, то упадет в обморок прямо здесь и плевать ей на инструкции своего шефа.
Все. Ее терпение лопнуло. Она пересаживалась с самолета на самолет в течение почти двадцати четырех часов. Она уже не имела ни малейшего представления о том, который сейчас час. Адриенн знала только, что выехала их Феникса вчера днем, первого сентября. Оттуда она прилетела в Лос-Анджелес, затем в Сидней и в Брисбен. В конце концов она прибыла в Нумеа, столицу Новой Каледонии, находящуюся на самом большом острове Гранд-Терре.
Фостер предложил ей долететь до Айл де Флер чартерным рейсом из Нумеа. Французское правительство построило на острове взлетно-посадочную полосу, что должно было, по их мнению, содействовать туризму. Но если бы Адриенн летела туда самолетом, ей пришлось бы совершить длительное путешествие пешком через весь остров, чтобы добраться до своего жилья. Не обладая достаточным запасом выносливости, Адриенн решила, что лучше будет добраться до острова на пароме.
И это было ошибкой. Во время этого путешествия по неспокойному морю паром так раскачивало, что желудок сжимали спазмы, а тело словно налилось свинцом. А сейчас еще она никак не может добудиться до проводника.
Ей безумно хотелось поскорее стянуть с себя измятое хлопковое платье и не спеша принять ванну. После этого она бы растянулась под зонтиком на пляже с интересной книгой. Или подремала в доме в мягкой постели и на свежих простынях. И так дня два. И уж потом она бы всерьез взялась за работу. Для начала ей хотелось составить цветочный гербарий. Даже отсюда, с пристани, ей были видны пурпурные и розовато-желтые цветы, выделяющиеся среди буйной тропической зелени, покрывавшей весь остров.
Адриенн закрыла глаза и вдохнула морской воздух, терпкий и солоноватый, смешанный с незнакомыми ароматами экзотических растений. В течение шести недель она будет жить словно в оранжерее. Непроизвольно у нее в голове возник образ ее бабушки. Адриенн вспомнила, как та ласково наклонялась к цветам, напевая что-то своим гардениям и розам. Сердце сжалось у нее в груди.
Пронзительный крик какой-то птицы раздался из зарослей, породив целый хор ответных звуков. Это отвлекло Адриенн от ее грустных мыслей, она снова обратилась к красотам острова.
Фостер был абсолютно прав. Айл де Флер – это настоящий рай. И она должна насладиться им в полной мере. Как только она восстановит силы, то будет сама ловить рыбу на ужин, нырять за устрицами и попробует всю местную еду. Фостер уверял ее, что это экзотическое место быстро заставит ее расправить плечи и сотрет хмурое выражение с ее лица. Если все будет хорошо, то за шесть недель она прекрасно отдохнет и перестанет дергаться и нервничать по любому поводу. Ее персональный «рай земной» – Шангри-ла – находился на другой стороне острова, в отдаленной лагуне.
– Прошу прощения, – повторила она, на этот раз громче. Затем нарочито покашляла. Неужели он так крепко спит или просто ему лень открыть глаза?
Никакой реакции. Ни одна ресница не дрогнула, ни один палец не пошевелился.
Она опустилась на колени и, наклонившись, с силой надавила на борт. Лодка слегка закачалась на воде.
Ее владелец лениво потянулся и посмотрел на нее поверх очков.
– Ну, привет, – протянул он. Его слова эхом прозвучали над водой. Он провел рукой по своим длинным волосам, отчего они не стали выглядеть аккуратнее, зевнул и снова потянулся, демонстрируя сильное мускулистое тело во всем великолепии, затем медленно наклонился вперед.
Облокотившись локтями на колени, он внимательно посмотрел на Адриенн. Его взгляд задержался на ее груди, на ее губах. Адриенн считала, что слишком устала, чтобы еще реагировать на что-то. Но оказалось, что она ошиблась. Под его взглядом ее пульс застучал все быстрее и быстрее.
– Вы Ник Хелтон, не так ли?
Он усмехнулся, и эта усмешка никак не способствовала земедлению ее сердцебиения.
– Это зависит от того, кто спрашивает, дорогуша.
– Я вам не «дорогуша», – раздраженно проговорила она. – Меня зовут Адриенн Лоурел.
– Из Феникса. – Он кивнул. – А я уж решил, что вы не приедете.
– Мой рейс задержали в Брисбене, – объяснила Адриенн. Она пыталась определить его акцент. Откуда он? Из Миссисипи? Нет. Алабамы? Не-а. Из Далласа? Может быть. – Фостер сказал, что здесь нет телефонов, поэтому я и не могла предупредить вас.
– Ничего страшного. – Ник потянулся к небольшому красному холодильному ящичку и достал очередную банку пива. – Я неплохо провел время.
Он щелкнул крышкой сверкающей на солнце пивной банки. Откинув назад голову, так, что волосы коснулись его могучих плеч, он сделал жадный глоток.
Адриенн поймала себя на том, что не может оторвать взгляда от его мощной шеи, по которой вниз-вверх двигался кадык. Ник вытер рот тыльной стороной ладони, затем, махнув в сторону холодильника, спросил:
– Хотите пива?
– Нет, спасибо. Чего бы я действительно хотела, так это поскорее попасть в свое бунгало. Вы отвезете меня туда?
Он покачал головой и лениво произнес:
– Я не собираюсь рисковать своей посудиной ради этого, дорогая. Она еще пригодится мне для рыбалки.
Адриенн решила, что он самый большой грубиян, которого она когда-либо видела. Но, к сожалению, он единственный, по словам Фостера, кто говорит по-английски на этом острове. Кстати, Фостер нанял его выполнять самую разную работу, разумеется за отдельную плату. Для этого он и передал с ней чек на солидную сумму, чтобы оплатить услуги Ника.
Но Адриенн нужен был отдых и хороший проводник, она особо не нуждалась в мужском обществе. Она будет обращаться к Нику только в крайних случаях, например, когда понадобится что-нибудь выяснить для отчета.
В сумке у нее лежал список поручений. Адриенн попыталась вспомнить, что ей предстоит сделать. Раньше у нее была прекрасная память, но последнее время у нее иногда возникали проблемы – она забывала о назначенных встречах, путала фамилии и телефоны клиентов. Доктор заверил ее, что, если она будет больше отдыхать, постепенно способность хорошо запоминать вернется к ней.
Адриенн вспомнила, что ей надо проплыть вокруг всего острова и исследовать его ландшафт. Затем попробовать местную кухню, если, конечно, темнокожие курчавые меланезийцы сумеют приготовить что-нибудь съедобное. Она будет ловить рыбу, плавать с аквалангом, нырять. А потом вернется в Нумеа, где пробудет несколько дней. Этот городок должен быть восхитителен со своими модными магазинчиками, изысканными ресторанами и европейским стилем жизни.
Ей придется обратиться за помощью к Нику. Но Адриенн уже сомневалась, удастся ли ей оторвать его от шезлонга хотя бы на несколько секунд.
Она мрачно посмотрела на него:
– Могу я перейти в лодку?
– Я как раз задал себе вопрос, неужели вы простоите на этой пристани весь день. – Он поднял очки на лоб, и Адриенн увидела его глаза, которые могли бы соперничать с небом по своей необыкновенной голубизне.
Ник вяло приподнялся со скрипучего шезлонга и протянул ей руку. Он был высоким и выглядел очень внушительно. Одна мысль о прикосновении его рук заставила Адриенн вздрогнуть.
Избегая телесного контакта с Ником, она вручила ему чемодан. Затем, приподняв немного юбку, осторожно ступила на палубу лодки.
Тут она совершила очередную ошибку. Прежде чем ее нога коснулась палубы, лодка скользнула по воде, и расстояние между ней и причалом увеличилось. Ник подхватил ее под локоть. Потеряв равновесие, Адриенн упала прямо на него, опершись рукой на обнаженную грудь, заросшую волосами. Его кожа под ее пальцами была горячей и липкой от масла для загара, а мускулы твердыми.
Она отпрянула и начала вытирать испачкавшиеся дрожащие руки о юбку.
– Прошу прощения… вообще-то я не всегда такая неловкая.
Ник усмехнулся, глядя на ее губы:
– Не стоит извиняться, дорогуша.
У Адриенн закружилась голова, на этот раз не только от усталости. Она уже и забыла, когда последний раз прикасалась к обнаженному мужскому телу. Слава богу, ей не придется ежедневно видеться с этим нахальным, но чертовски привлекательным типом. Иначе она бы не смогла спокойно заниматься работой, для которой ее прислал сюда Фостер.
Кроме того, Адриенн не хотелось, чтобы он отвлекал ее, ведь именно сейчас ей надо побыть одной, сосредоточиться и попытаться вернуться к прежнему состоянию.
– Если вы привезли сюда кучу вещей, то хочу сообщить вам, что, кроме пары бикини и крема для загара, вам ничего не понадобится, – прокомментировал Ник, поставив банку пива на чемодан. – Жизнь на этом острове очень проста.
– Я не ношу бикини.
Ник окинул ее пристальным взглядом и, покачав головой, пробормотал что-то себе под нос.
Ей не надо было слышать, что он говорит, чтобы понять откровенно сексуальный смысл его слов. Ощетинившись, Адриенн бросила на него холодный взгляд. Сейчас ей меньше всего нужен был такой самоуверенный агрессивный самец. Особенно такой, который может пробудить в ней желание одним взглядом или прикосновением. В этом она уже имела возможность убедиться.
Она начала приводить в порядок свою прическу, поправлять пояс на платье, полезла зачем-то в сумку.
– Ваш босс был прав, – заметил Ник, прислонившись к поручню и весело поглядывая на нее.
– В чем? – устало спросила она, зная, что Ник сам бы все выложил, независимо от того, интересно ей или нет.
– Вы действительно цепкая как клещ.
– Эта была ошибка, – проворчала она и огляделась в поисках какого-нибудь другого транспорта.
Адриенн посмотрела поверх безбрежного океана на сверкающий белый пляж. Вокруг не было ни души, ни единой лодки.
Одно из двух – либо ей придется идти до бунгало по пляжу и самой тащить свой багаж, да еще в такую жару, либо, стиснув зубы, иметь дело с этим нахалом.
Она достала очередную салфетку из сумки, чтобы вытереть со лба пот.
– Может быть, мы все-таки поедем?
– Ничего не получится, дорогуша.
– О Боже, неужели все это происходит со мной!
Адриенн без сил упала на второй шезлонг и уронила голову на руки. Она так устала, так проголодалась. Ей было ужасно жарко. За последние два года ей столько пришлось вынести, и сейчас она чувствовала себя совсем изможденной. Если бы у нее были силы заплакать, она бы так и сделала.
Ее обдувал успокаивающий ветерок с океана. Адриенн закрыла глаза и надавила на веки пальцами.
– Интересно, почему же мы не можем ехать?
– Очень просто. Отлив.
– И что?
– Если я отправлюсь в ту лагуну в ближайший час или около этого, то мы можем вдребезги разбиться о коралловый риф.
– И сколько мне придется ждать? – бессильно спросила Адриенн.
– Я думаю, мы сможем тронуться часа через четыре.
Адриенн раздраженно вздохнула:
– И что же мне делать до этого?
– То же, что и я. Выпейте пиво, расслабьтесь.
Он открыл холодильник и достал новую банку ледяного пива. На его огромной ладони она выглядела совсем маленькой. Ник поднялся с шезлонга и, расставив ноги, встал прямо перед Адриенн.
У нее перехватило дыхание. Она подняла глаза, и ее взгляд случайно уперся в ту самую характерную часть мужского тела. С усилием выдохнув, Адриенн отвела глаза. Ник был таким высоким, что ей для того, чтобы посмотреть ему в лицо, пришлось задрать голову. Он стоял в вызывающей позе, подбоченясь, и улыбался ей. Она резко вскочила на ноги, опрокинув шезлонг, почувствовав себя глупо и неловко. Ник улыбался еще шире. Ей захотелось вылить пиво на его взъерошенную голову. Но она еще сильнее сжала зубы. Она была воспитанной женщиной и считала, что должна вести себя соответствующим образом. Адриенн решительно подняла голову, собирая свое оставшееся достоинство.
Но она моментально забыла о своих благих намерениях, будучи не в силах оторвать взгляда от капельки пота, скользящей по шее Ника. Застыв, она наблюдала, как та медленно вилась змейкой по его коже, скатываясь на грудь, пробиралась сквозь золотистые волосы.
От него исходил запах кокосового масла для загара, но, кроме этого, она ощущала другой запах, его собственный, свежий, немного горьковатый.
Адриенн проглотила ком, застрявший в горле.
– Пожалуй, я не откажусь от пива, – она едва шевелила непослушными губами.
По-прежнему не отводя от нее пристального взгляда, Ник вытер мокрую банку о свои шорты и протянул ей.
Адриенн поспешно глотнула ледяной напиток.
– Послушайте мой совет, – сказал ей Ник, легко возвращая шезлонг на прежнее место одним движением руки. – Здесь никто никуда не торопится, так что привыкайте к образу жизни на острове.


Пользуясь тем, что за зеркальными солнцезащитными очками Адриенн не видит его глаз, Ник внимательно изучал ее.
Ему было наплевать на то, что она оказалась красавицей. Ему не хотелось, чтобы она оставалась здесь. К тому же она действовала ему на нервы своей суетливостью.
Когда она в первый раз попробовала привлечь его внимание, Ник уже не спал. Он услышал шум двигателя задолго до того, как паром причалил к берегу. Притворяясь спящим, Ник смог хорошенько рассмотреть элегантную брюнетку. Ему хотелось понять, та ли она, за кого себя выдает? Представляет ли она для него опасность? А вдруг она выведала его местонахождение у секретарши его адвоката в Лос-Анджелесе и приехала шпионить за ним.
Ник испытывал извращенное удовольствие, наблюдая, как растет раздражение Адриенн. Тем более после того, как она хитро успела сфотографировать его, прежде чем он успел уклониться от объектива.
Ну ничего, путь снимает, сколько хочет. Все равно ни одной его фотографии у нее не получится. Ближайшая проявочная мастерская находилась на соседнем острове, и пленку можно было передать с почтой, которую привозили и увозили на пароме Мэрфи. Если он попросит, старый приятель Ника выбросит эту пленку за борт, только ее и видели. Ох, как она разозлится! Наверняка закатит истерику.
Она, конечно, очень красивая, но держится уж очень натянуто. Нахмурившись, Ник снова задумался. Разве был он таким озлобленным четыре года назад?
Да, пожалуй, был. Правда, ему не очень нравилось вспоминать прошлое.
Адриенн тем временем приподняла волосы с шеи и, не открывая глаз, собирала отдельные выпавшие пряди. Черт, ну и поза! Она, наверное, хотела, чтобы ветер дул на шею и освежил ее, но от соблазнительной позы Адриенн Нику рядом с ней стало еще жарче.
Когда он впервые взглянул на нее, то чуть не упал с шезлонга. В письме босса ничего не говорилось о таких важных деталях, как возраст женщины и ее семейное положение. Фостер написал только, что Адриенн Лоурел необходим отдых и покой, и что ей, вероятно, потребуется помощь Ника.
Неизвестно почему, Ник решил, что она будет гораздо старше. В его воображении представлялась капризная немолодая дама с визгливым голосом, в шлепанцах и в одном из этих нелепых колоколообразных нарядов. Туристки любили покупать бесформенную одежду в аэропорту Нумеа, чтобы походить на местных женщин.
Одного взгляда на эту элегантную молодую женщину, представившуюся агентом туристического бюро, – если она действительно им была, – Нику было достаточно, чтобы понять, что у него могут возникнуть кое-какие проблемы. Пока она стояла там на причале с хмурым видом, он с интересом поглядывал на нее сквозь свои зеркальные очки. Ник наблюдал, как ветер раздувал ее мягкое розовое платье, подчеркивая линии тела, длинные стройные ноги. Он не мог поверить, что это не сон. Ему пришлось выпить целую банку пива, прежде чем он окончательно пришел в себя.
Адриенн поднесла банку ко рту и сделала небольшой глоток. При этом платье четко обрисовало ее высокую грудь. Ник чуть не застонал. Машинально он пошевелил левой рукой, лежащей на бедре, как будто лаская и обнимая чью-то воображаемую грудь. Нет, не чью-то. Именно ее грудь.
Продолжительное воздержание дало себя знать при виде этой красотки. Пытаясь справиться с нахлынувшим возбуждением, Ник стиснул руки в кулаки. Стараясь отвлечься от назойливых мыслей, он посмотрел через поручни «Лорелеи», раздумывая, не прыгнуть ли ему в воду, чтобы немного поплавать и успокоиться. Ему не помешает охладить свой все нараставший пыл.
Но для того, чтобы сделать это, ему придется подняться с шезлонга. И тогда только полный дурак не догадается, какое впечатление она на него произвела. А Ник подозревал, что Адриенн не была дурочкой.
«Не позволяй ей завладеть твоими мыслями! – напомнил он самому себе. – Вряд ли она попала сюда случайно. К тому же пробудет она здесь чертовски долго. Стоит как следует над этим поразмыслить, приятель».
Первым делом нужно попытаться выудить у нее какую-нибудь информацию. Может быть, в таком утомленном состоянии она потеряет бдительность и что-нибудь выболтает.
Он смял рукой пивную банку и бросил ее на палубу. Однако ему надо было чем-то занять свои руки. Ник потянулся за другой банкой пива и открыл ее.
– Так что же привело вас сюда? – спросил он с нарочитой небрежностью в голосе.
Адриенн долго не отвечала, задумчиво глядя на запотевшую банку пива в руках. Затем, не поднимая на него глаз, спросила:
– Разве мистер Трент не объяснил вам этого, когда договаривался о моем приезде?
– Очень коротко. Из его писем толком ничего нельзя было понять. – Он пожал плечами. – Да ладно, мне это и не важно. Я просто хотел поддержать разговор с вами, леди. Этого больше не повторится.
Адриенн глубоко вздохнула и бросила взгляд на бескрайнюю синь океана. Свежий ветер растрепал ее длинные вьющиеся волосы, и они развевались позади нее, как парус.
Она повернулась к Нику:
– Мой босс хочет построить здесь курорт. Я должна осмотреть остров, написать отчет, годится ли он для этого.
Ну вот, по крайней мере, ему удалось заставить ее говорить.
– А почему именно этот остров?
– Мистер Трент уже давно владеет бюро путешествий. У него обширная и довольно состоятельная клиентура – различные высокопоставленные лица, владельцы крупных фирм. Люди, занимающие высокие должности и высокое общественное положение. И чтобы справиться с тем напряженным образом жизни, который они ведут, им нужно время от времени расслабляться.
– И они готовы заплатить огромные деньги, чтобы прилететь на какой-то отдаленный остров вроде этого?
– Мой босс, видимо, считает, что Айл де Флер идеальное место для них. Вы бы удивились, как часто нам звонят усталые, задерганные люди с просьбой найти им какое-нибудь уединенное место в южной части Тихого океана. Желательно с нетронутыми пляжами, чистым воздухом, вдалеке от современных средств связи и с хорошим сервисным обслуживанием.
– Здесь прекрасный пляж. Чистый воздух. Телефонов нет. – Ник подумал о местных жителях, которые будут работать здесь в качестве швейцаров, горничных и помощников официантов, получая жалкие чаевые, в то время как они, по сути дела, являются хозяевами этого райского уголка.
Чертово французское правительство! Зачем оно открыло остров для туризма? Особенно сейчас, когда Ник прижился на острове, наладил хорошие контакты с туземцами.
– А вот обслуживающий персонал мистеру Тренту придется привезти.
– А как насчет туземцев? Разве они не захотят работать поварами, официантами или шоферами?
– Полагаю, что кое-кто и соблазнится всемогущим долларом, – признал Ник, – но мне лично противно сознавать, что дело дойдет до этого.
– Почему? Им будут неплохо платить.
– Да, конечно, – проворчал он. – Но ведь, кроме денег, существует что-то еще.
Адриенн сняла очки и нахмурилась. У нее были огромные карие глаза, похожие на глаза лани, с длинными густыми ресницами, загибающимися на концах. Она выглядела такой невинной. Слишком уж невинной.
– Что еще?
Ник подумал, что слишком разговорился. Он подыскивал короткий резкий ответ.
– Местные жители мирно просуществовали на этом острове несколько сотен лет. Противно думать, что пришельцы станут насильно навязывать им чуждый коренному населению образ жизни.
– Это они-то жили мирно? И вы называете каннибализм мирным существованием?
– Это было очень давно.
– Между прочим, именно пришельцы, французские миссионеры, и заставили их отказаться от своих зверских обычаев.
– Да, но я боюсь, что туристы не окажут на них такого благоприятного влияния, как миссионеры.
– Надеюсь, вы не думаете, что мистер Трент позволит.
– Я думаю, – Ник перебил ее, – вы не понимаете, что я хочу сказать.
– Почему бы вам тогда не объяснить мне как следует? – сказала Адриенн с раздражением.
– Аборигены до сего времени не вступали в смешанные браки. Их кровь чиста. И они гордятся этим. Ну теперь до вас дошел смысл того, что я говорю?
– А, это… – Адриенн замолчала, тем самым закончив разговор, что вполне устраивало Ника.
Она потянулась к своей сумке, достала авиабилет и начала обмахивать им свои раскрасневшиеся щеки. «Интересно, – подумал Ник, – отчего она так покраснела – от жары или от раздражения. Скорее всего последнее».
Он настолько привык к виду темнокожих меланезийцев, населявших остров, что теперь цвет кожи Адриенн казался ему каким-то экзотическим. А какая она была нежная и гладкая! Через неделю она, вероятно, приобретет золотистый оттенок. Надо надеятся, что к тому времени жара сделает свое дело и Адриенн, может быть, хоть немного смягчится. Мысли об этом постепенно превратились у него в голове в эротические фантазии.
– Однако вы приехали сюда не только для того, чтобы писать отчет, не так ли? – ему хотелось застать ее врасплох этим вопросом.
Адриенн на минуту задумалась, будто решая, стоит ли говорить ему правду.
О… это неспроста. Ник решил, что знает, в чем тут дело.
– Мне нужен отдых, – произнесла она запинаясь.
То же самое говорил ему и Фостер Трент, но Нику в это не очень верилось.
– Интересно, от чего это?
Глаза ее округлились.
– Если я и не являюсь представительницей высоких деловых кругов, это еще не значит, что я тоже не испытываю в своей жизни перегрузок и переутомления.
В любом другом случае Ник оставил бы ее в покое, но сейчас ему необходимо было все выяснить. Единственный способ сделать это – продолжать задавать вопросы.
– Так от чего же? От семьи? Работы? Денег? Любовных связей?
– Это мое личное дело, – резко ответила Адриенн.
Все понятно. Она собиралась прекратить разговор прежде, чем он смог бы выяснить, связана ли она каким-то образом с Митчем или Морганом.
Если комиссия по досрочному освобождению совсем лишилась рассудка, прежние партнеры Ника могли выйти из тюрьмы в любой день. А может быть, они уже вовсю разгуливают на свободе.
Ник прекрасно знал Митча и Моргана. Это было похоже на них – прислать такую красотку, как Адриенн, разузнать, где он находится, и заняться им, пока они не подоспеют, чтобы отомстить, как обещали. Если она все выведала у секретарши его адвоката, то старые партнеры Ника наверняка уже знали, что все четыре прошедших года после суда он жил на этом уединенном острове. Им будет небось до чертиков интересно узнать, что заставило его просидеть здесь в одиночестве так долго. И если Митч и Морган разузнают о его планах до того, как он спрячет концы в воду, они разрушат все, над чем он бился так долго.
Но он не допустит этого. Кем бы ни была Адриенн, действительно агентом бюро путешествий или марионеткой в руках Митча и Моргана, подосланной шпионить за ним, ей не удастся запудрить ему мозги и заставить забыть, на что способны его бывшие партнеры. И если Ник удостоверится в том, что это именно они подослали ее, он быстренько разделается с ней по-своему.
Его взгляд опять уперся в ее грудь. Под мягкой материей платья отчетливо выделялись соски. Он задержал дыхание, чтобы подавить тяжелый вздох. Монашеская жизнь на этом изолированном острове могла достать любого. Ник снова постарался переключиться в своих размышлениях на прежнюю волну.
Он не позволит Адриенн завладеть собой. Он готов поспорить с кем угодно на свою самую крупную жемчужину, что она ничего не добьется. Может, она и красивая, может, она и заставляет его сердце биться подобно яростному прибою. Но она вовсе не стоила того, чтобы терять из-за нее все, что он создал за четыре года.
И что еще важнее – терять свое достоинство.


Пиво ничуть не охладило Адриенн и не сняло утомления. Не могла этого сделать и ленивая усмешка, которая не сходила с лица Ника.
Как он мог сидеть вот так часами, ничего не делая? Только слушать удары волн о корпус шлюпки да крики чаек, ныряющих за своей добычей. Почему он ничем не займется? Мог бы, например, помыть палубу или заменить доски на этой убогой пристани. Или хотя бы собрать жестянки из-под пива.
– Пожалуй, я пойду прогуляюсь, – сообщила она и встала с шезлонга, потягиваясь.
– Как хотите, – пожал плечами Ник.
– Сколько нам еще ждать?
Он взглянул на солнце, которое медленно клонилось к закату.
– Я думаю, еще часа два.
– Еще целых два часа? – Она сжала виски руками, пытаясь придумать какое-нибудь занятие для себя на это время. Если уж она не может спать, то, может быть, воспользоваться моментом и попытаться разузнать что-нибудь об острове.
– А где живут туземцы?
Ник сжал банку с такой силой, что на ней остались следы его пальцев.
– Зачем вам это знать?
– Я подумала, что могла бы пойти в деревню и познакомиться с ними, раз я собираюсь здесь жить какое-то время. Они дружелюбны?
– Если вы имеете в виду, не выстрелят ли вам в спину из самострела или не отрубят голову, то да, можно сказать, что они дружелюбны.
Адриенн холодно взглянула на него.
– Я хотела бы сделать несколько снимков.
– Забудьте об этом.
– Почему?
– Они боятся фотоаппарата, как дьявола. Они считают, что эта штука забирает у них жизненную силу.
– Некоторые индейцы в Штатах тоже верят в это. Хорошо, я не хочу, чтобы мое знакомство с ними началось с неприятностей. Я оставлю камеру здесь и просто поболтаю с ними.
– Это будет довольно трудно сделать, моя дорогая, поскольку, как я понимаю, вы не умеете говорить на их языке. – Но вы ведь будете переводить мне? – ее брови вскинулись в недоумении.
Ник откинулся на шезлонге, всем своим видом демонстрируя, как удобно он устроился.
– Я бы мог, если бы видел в этом смысл.
– Значит, мне нечего рассчитывать на вашу помощь, – растерянно пробормотала Адриенн, размышляя, как же она будет справляться с его ленью следующие шесть недель.
– Вот именно, потому что я не собираюсь в течение двух часов идти по жаре, чтобы разыскать их. – Он махнул рукой в противоположную сторону зеленого острова. – Днем они обрабатывают свои поля вон там, высоко в горах.
Адриенн не могла винить его в нежелании подниматься в горы, хотя они были не очень высокими, но в такую жару казались абсолютно недоступными. У нее самой не было никаких сил.
– Ну, может быть, как-нибудь вечером, когда будет не так жарко, вы отведете меня в деревню.
– Я бы не рассчитывал на это, дорогуша.
Это его обращение «дорогуша», которое он произносил с явной насмешкой, ужасно раздражало Адриенн. И по самодовольной улыбке Ника было видно, что он знает это и делает специально, чтобы подразнить ее. Но она не доставит ему такого удовольствия. Адриенн призвала на помощь все свое хладнокровие и вежливо спросила:
– На это, видимо, есть веская причина?
– Да, дорогуша.
– И какая же? – спросила она с досадой.
Опять эта противная улыбка.
– Это племя ведет затворнический образ жизни. Они с недоверием относятся к незнакомым людям. Кроме того, они почти никогда не покидают своих полей и деревень, за исключением рыбной ловли, которой они занимаются преимущественно ночью. Вы вряд ли услышите и увидите их за все время своего пребывания на острове.


Позже, когда Адриенн бесцельно бродила босиком по пляжу, чтобы хоть как-то убить время, она повторяла в уме свой разговор с Ником.
Она анализировала не столько его слова, сколько его изменившийся тон, когда Адриенн заговорила о том, что хочет встретиться с туземцами. Тогда на короткое мгновение все его высокомерие исчезло. Все тело напряглось, а в голосе появился некий скептицизм, совершенно не оправданный ее просьбой.
Чего Адриенн никак не могла понять, так это почему Ник так удивился ее вполне естественному желанию увидеть туземцев. Любой человек, интересующийся возможностями развития туризма на Айл де Флер, захотел бы узнать, как настроены местные жители – дружелюбно или враждебно.
Может быть, ее проводник и переводчик не вполне осведомлен об их туристической фирме? Наверное, он не знает, что у ее босса хорошая репутация. Фостер Трент с уважением относится к культуре островитян, это он доказал, занимаясь туристическим бизнесом на Карибских островах. Тогда негостеприимство Ника и его скептицизм вполне можно объяснить.
Что ж, ему не стоит беспокоиться. Она вовсе не собирается причинять вред местным жителям. Вскоре он увидит это.
Адриенн обернулась и посмотрела на пристань. «Лорелея» спокойно покачивалась на воде. Ник по-прежнему сидел, развалясь в шезлонге, сложив руки на груди и раскинув ноги.
Она двинулась по тропинке через песчаный пляж, чтобы сфотографировать гигантский красный цветок на опушке леса. Адриенн уже подняла камеру к глазам и начала настраивать объектив на крупный план, когда взгляд ее упал на еле заметную тропинку, ведущую в густые заросли папоротника. Адриенн сделала несколько осторожных шагов вглубь. Воздух в лесу был очень плотным и влажным. Лучи солнца едва пробивались сквозь сплошную завесу растительности. Она отвела в сторону большой лист папоротника, тут же натолкнувшись на следующий, затем еще на один. Длинные тонкие листья цеплялись за волосы, касались обнаженных рук.
Ее нога наступила на что-то упругое, похожее на резиновый садовый шланг. Когда это неизвестно что зашевелилось, Адриенн вскрикнула и отпрянула назад. Пресмыкающееся бесшумно уползло в траву.
Содрогаясь от страха, Адриенн поспешно вернулась на берег океана. Теперь ей таким приятным показался солнечный яркий свет и свежий морской ветерок. Она с облегчением почувствовала под ногами теплый песок.
Ник стоял у поручня, уперев руки в бока, глядя на нее. Адриенн поняла, что он уже собирался идти за ней.
– Больше никогда не ходите туда, – крикнул он.
– Почему? – прокричала она в ответ, ожидая услышать надлежащую лекцию о ядовитых змеях, опасных насекомых, диких животных.
Но Ник ничего не ответил ей. Во всяком случае, не сразу, не стал кричать об этом во весь голос. Он подождал, пока она не вернется на судно. Когда же Адриенн вновь стояла на палубе, Ник схватил ее за руки и повернул к себе лицом.
– Никогда никуда не ходите на острове без меня, – с расстановкой сказал он, и в его голосе чувствовалась злость. – Иначе я вас посажу на паром и отправлю отсюда с такой скоростью, что голова пойдет кругом.
Он отпустил ее так неожиданно, что Адриенн отшатнулась назад и упала в шезлонг. Она не могла пошевелиться. Не могла вздохнуть. Только сидела, безмолвно наблюдая, как Ник готовится к отплытию.
К ее испугу от внезапного порыва Ника примешивалось недоумение. Адриенн пыталась понять, что же все-таки произошло.
И вдруг ее осенило. Ник беспокоился вовсе не о ней, он боялся, что она может что-нибудь увидеть в зарослях папоротника.
Но что именно она могла там увидеть? Адриенн вздрогнула от страха. Ведь если бы она увидела что-то, не предназначенное для ее глаз, Ник мог сделать с ней все, что угодно.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужный остров - Берланд Нэнси

Разделы:
123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Жемчужный остров - Берланд Нэнси


Комментарии к роману "Жемчужный остров - Берланд Нэнси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100