Читать онлайн Узы первой любви, автора - Берланд Нэнси, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Узы первой любви - Берланд Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Узы первой любви - Берланд Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Узы первой любви - Берланд Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берланд Нэнси

Узы первой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

– Чего ты хочешь? – воскликнул Дуган.
– Я хочу, чтобы вы и доктор Линвуд были родителями малышки. Вы можете назвать ее Рэд или выбрать другое имя.
– Быть приемными родителями – это больше, чем дать имя, – машинально пробормотала Клэр.
У нее кружилась голова.
Памела хочет, чтобы она, Клэр, стала матерью этого чудесного ребенка! Памела хочет, чтобы Дуган стал отцом! И все это наяву!
– Вы можете быть очень хорошими родителями, – сказала девушка. – Я наблюдала за вами в эти выходные. Я думаю, что вы любите Рэд так же, как и я.
– Даже если… – Клэр не находила слов.
– И у Рэд будет два огромных дома, – мечтательно произнесла Памела.
– Ты забываешь кое-что, – сказала Клэр, невольно прижимая младенца теснее к своей груди.
– Что же?
– Дуган и я не женаты.
– И?..
– И нам будет сложно оформить родительские права.
– Доктор Линвуд, я же не слепая дурочка.
– Никто не говорит, что ты дурочка, – успокоил ее Дуган.
– Я вижу больше, чем вы думаете.
– Что ты имеешь в виду? – спросила Клэр.
– Я знаю, что вы любите Дугана, а он – вас. Мне так хочется верить, что когда-нибудь я встречу человека, с которым у нас все будет так же.
Чтобы не сталкиваться взглядом с Дуганом, Клэр наклонилась к ребенку и стала перебирать редкие рыжие волосики.
Она и раньше знала, а в эти выходные еще раз убедилась в том, что Дуган любит детей и хочет иметь собственного ребенка. Не она ли сама говорила ему, каким замечательным отцом он мог бы стать? А он разве не дал понять, что по-прежнему любит ее?
Но пока еще не попросил ее стать его женой, молчал об этом даже после прекрасных мгновений любви. И если он сделает предложение сейчас, может ли она верить ему? Вдруг для него женитьба – лишь прекрасная возможность иметь чудесного ребенка, стать его отцом?
– Клэр… то есть доктор и я – мы должны еще многое решить, – сказал Дуган, подтверждая ее подозрения. – Я не могу тебе гарантировать, Памела, что мы будем вместе.
Слова Дугана больно ударили Клэр. Она надеялась, что он сейчас поговорит с ней наедине. Или, еще лучше, подойдет и прямо здесь скажет, что больше всего в жизни хочет, чтобы она стала его женой. И тогда они с огромной радостью примут предложение Памелы.
Но он стоит, засунув руки в карманы, и о чем-то думает…
Ладно, с горечью решила Клэр, она поможет ему выбраться из этого унизительного положения.
– Есть еще некоторые вещи, через которые трудно перешагнуть, – сказала Клэр.
– Какие? – спросила Памела.
– Я дала тебе работу во время беременности. Потом я принимала у тебя роды. Могут сказать, что я влияла на тебя в угоду своим интересам. – Клэр замолчала, а потом добавила, содрогаясь от отвращения: – Могут даже утверждать, что я купила у тебя ребенка.
– Чушь собачья! – воскликнула Памела и добавила смущенно: – Так Лила всегда говорит.
– Не уверена, что суд примет этот аргумент, – вздохнула Клэр.
От нее уходило счастье. Ребенок, которого она держала на руках, никогда не назовет ее мамой, а любимый мужчина – женой.
Клэр подняла голову и посмотрела на Дугана. Он стоял, скрестив на груди руки, и пристально смотрел на нее. Почему его глаза стали такими темными? Что в них? Грусть, разочарование? Или потаенная радость? Клэр ничего не понимала. Ее душевное напряжение достигло предела.
Словно поняв это, маленькая Рэд пришла ей на помощь. Она принялась размахивать ручками, толкать их в глаза и рот и тихонько попискивать.
– Так, так, детка, мы хотим, чтобы нас качали, правда? – Клэр наклонилась к ребенку и, не поднимая головы, сказала взрослым: – я пойду положу ее. Потом договорим.
– Я хочу есть, – вдруг заявила Памела. – Можно, я пойду посмотрю чего-нибудь в холодильнике?
«Как она может сейчас говорить о еде?»– подумал Дуган. Но это странное желание девушки дало ему повод побыть одному несколько минут, в чем он очень нуждался.
– Я принесу тебе перекусить, – сказал Дуган и вышел.
Когда Памела Сью заявила, что хочет отказаться от ребенка, Дуган впал в такую злость и бешенство, что едва удержался, чтобы не треснуть кулаком по столу и сломать его к дьяволу. Маленькая Рэд, этот ангел, стала частью его, расставание с нею – почти то же, что потеря Анжелы. Этим утром, когда женщины спали, он нашел в сарае парусину, чтобы сшить из нее рюкзачок, в котором будет носить младенца на груди во время прогулок. Детям полезен свежий воздух. Через несколько недель ему вполне могли бы давать Рэд для таких прогулок, и он хотел подготовиться заранее.
Когда первое потрясение прошло, он испытал настоящую панику. Он прекрасно понимал, что, не являясь отцом ребенка, получит только крохи счастья. Но и с ними было больно расставаться.
Когда девушка сказала, что хочет видеть его отцом, а Клэр матерью Рэд, у него закружилась голова. Памела вдруг показалась ангелом, который спустился с небес, чтобы выполнить их сокровенное желание – иметь ребенка.
Он повернулся к Клэр с бьющимся от радости сердцем. Он ожидал, что она бросится ему на шею, выскажет Памеле вместе с сожалениями огромную благодарность от имени их обоих.
Вместо этого Клэр избегала его взгляда, а затем начала нести какую-то чепуху о врачебной этике.
Черт побери, да если бы она действительно хотела иметь Рэд дочерью, а его – мужем, разве она городила бы эту чушь? Неужели он не нанял бы лучших адвокатов, чтобы защитить их право на этого ребенка?
Дуган не находил ответа на свои вопросы. Остаток дня, вплоть до приезда Лилы, Клэр упорно избегала его.
Сияющая Лила привезла специальную люльку для перевозки младенцев в машине и огромную кастрюлю с тушеным мясом на ужин.
– Где наша милая куколка? Не могу дождаться, когда заберу ее домой, – заявила она Дугану. – Куда все подевались?
Они стояли в пустой гостиной. Дуган неопределенно махнул рукой:
– Да так, кто там, кто здесь.
Лила внимательно посмотрела на его хмурое лицо.
– Ну, ну, нечего распускать нюни. Это не конец света. Она вернется, помяни мое слово.
– Кто? – спросил Дуган.
– Как кто? Клэр, конечно.
– А, Клэр.
Лила еще пристальнее заглянула ему в глаза.
– Вы что, поссорились с ней?
Дуган не хотел, чтобы Лила узнала о планах Памелы от него. Менее всего он был сейчас настроен на обсуждение всего, что произошло в его доме в последние часы. Сославшись на заботы по хозяйству, он извинился и ушел.
Ужин напоминал поминки. Лила, как всегда, приготовила мясо отлично, но аппетита ни у кого не было. Дуган сидел во главе стола и с трудом заставлял себя есть. На другом конце стола застыла над тарелкой Клэр. Время от времени она через силу пыталась улыбнуться. Дуган решил нарушить гнетущее молчание, затеял светскую беседу.
– Клэр, как твой новый дом? – спросил он.
– Отлично.
Клэр что-то смахнула салфеткой с глаз. Слезы?
– Наверное, ты скоро будешь приобретать мебель.
Клэр глубоко вздохнула и подняла глаза. Она выглядела несчастной.
– Этим займется декоратор.
– Кто же?
Дуган изо всех сил старался поддерживать беседу.
– Кто-то из Далласа. Мне порекомендовал его подрядчик.
– Но ты могла бы обратиться и к своим, местным. К Ребекке Торрингтон или Джимми Хурту.
– Я как раз боялась, что если обращусь к кому-нибудь одному, второй обидится.
– Ну, работу они могли бы поделить, – пожал плечами Дуган.
«Иди ты к черту со своими советами», – ясно сказала ему взглядом Клэр.
Лила швырнула вилку на тарелку.
– Может, мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? Вас всех словно из морозильника вытащили.
Молчание.
– Может, мясо невкусное?
– О, нет, – сказала Клэр, – жаркое замечательное.
– Долго я вас буду пытать? – наступала Лила.
Памела посмотрела сначала на Дугана, потом на Клэр.
– Они злятся на меня, – сказала она.
– Почему?
– Мы вовсе не злимся на тебя, – заверил Дуган.
– Что это значит? – спросила Лила.
– Значит, что я хочу отдать Рэд на удочерение, – сказала Памела мужественно.
– Чего ты хочешь? – не поняла Лила.
– Чтобы у Рэд были мама и папа и свой дом.
– Рэд? Кто это Рэд?
– Дуган так называет маленькую, – сказала Клэр.
– Идиотское имя, – заключила Лила. – И идиотская мысль пришла тебе в голову, девочка. Надо же, отказаться от ребенка. Ты можешь жить со мной сколько хочешь.
– Восемнадцать лет? – спросила Памела и повторила второй раз свои доводы.
Когда она дошла до той части своего плана, что приемными родителями должны стать Дуган и Клэр, Лила откинулась на стуле.
– О! – единственное, что она могла произнести.
– Но есть проблемы, – тихо сказала Клэр, водя пальцем по столу.
– Какие же это?
– Медицинской этики, прежде всего.
– А еще? – в один голос спросили Лила и Памела. – Личные, – тихо ответила Клэр.
– А, да. Итак? – допрашивала тетушка.
– Итак, я попросила Памелу обдумать свое решение в течение двух недель. Если все-таки она не изменит его, мы обратимся к юристам, чтобы оформить отказ от родительских прав на Рэд.
Второй раз в жизни с Дуганом происходило то же самое. Самое дорогое, любимое уходило из его рук, из его объятий. Прежде чем Памела огорошила их, Дуган планировал: когда Лила увезет маму с ребенком в город, они останутся с Клэр одни, и он торжественно попросит Клэр стать его женой. Он был готов биться об заклад, что отказа не получит.
Теперь он не сомневался, что после ужина Клэр первой выскочит за дверь его дома. Дуган повернул голову и посмотрел в окно. Закат окрасил горизонт в розовый цвет. На землю легла густая тень, но взгляд Дугана привычно отыскал фигурку ангела на могиле Анжелы. Два дня зияющую пустоту в его сердце заполняла маленькая Рэд. А ведь ему казалось, что никакой ребенок на сможет заменить умершую дочь. Он вспомнил сладкое щекотание в груди, которое испытывал каждый раз, когда держал в руках Рэд.
Дуган посмотрел на Клэр. И встретил ее взгляд, жалкий и несчастный.
«Неужели ты так и не смогла простить меня? Неужели боль никогда не покинет тебя?»
* * *
Прошла неделя с тех пор, как Памела и Рэд переехали в дом Лилы. Клэр за это время дважды видела Дугана. Он приветствовал ее издали поднятием шляпы. Только и всего.
Дуган приезжал каждый день проведывать Памелу и Рэд. Лила докладывала об этих визитах Клэр во всех подробностях. Уходя, Дуган прощался с ребенком так, словно видел его в последний раз.
В воскресенье после церковной службы Лила хлопотала у себя на кухне, кипятила воду, чтобы приготовить еду для Рэд. Клэр сидела за столом и отрешенно водила пальцем по ободку чашки с кофе.
– Гюнтер совсем плох, – сказала Лила. – Видно, доживает последние дни в больнице.
– Да, я знаю. Это неудивительно. Я хотела бы ему помочь, но это невозможно.
– Если не хочет сам себе помочь, то и врач бессилен. Вот ты только посмотри на Орвила. Он просто молится на тебя. Послушать его, так ты для него только звезд с неба не достала.
– Я рада за Орвила и, конечно, благодарна ему за хорошие слова. Но это никак не утешает меня в случае с Гюнтером.
– Насколько я понимаю, тебя вообще ничто на земле не может утешить сейчас. Ну, может, только крепкое объятие Дугана. Я права?
– Возможно.
– Но?..
– Но объятия закончились, а проблемы остались.
– Что все-таки у вас там произошло? Подумать только: приезжаю, привожу одежду ребенку – у вас полное счастье и благодать. Приезжаю на следующий день – и на тебе! Кладбищенский холод.
– Все было очень хорошо, пока Памела не сказала, что отказывается от ребенка.
– Что ты имеешь в виду под словом «все»?
Клэр смотрела на чашку с кофе и вспоминала, как они с Дуганом принимали роды, как она призналась ему в любви, вспоминала удивительные минуты блаженства в его спальне, их дружеские беседы. А дальше начиналась боль, ничего, кроме боли.
– Я поняла, что никогда не переставала любить Дугана, – призналась Клэр тетушке, проглотила подступивший к горлу комок и добавила: – И сказала ему об этом. Мы были близки… по-настоящему близки.
– Тогда почему у вас у обоих кислые физиономии?
– Если бы я знала.
– Так поговори с ним. Он ходит как в воду опущенный.
– Дуган избегает меня.
– Ну это мы еще посмотрим.
Клэр потянулась через стол и сжала руку Лилы.
– Тетя, пожалуйста. Не надо вмешиваться. Все это тебя не касается.
– Касается, когда люди, которых я люблю, несчастны.
– Иногда мы не можем помочь несчастью других людей.
– А иногда можем, – возразила Лила.
Тетушка смотрела на Клэр с сочувствием, она явно что-то планировала.
– Я хотела тебя попросить о другом, – сказала Клэр.
– Только скажи.
– Если Памела не переменит свое решение отказаться от Рэд… я была бы тебе очень благодарна, если бы ты сделала несколько звонков, чтобы начать хлопоты.
– Я?
Клэр кивнула и вытерла набежавшие слезы.
– Боюсь, у меня самой не хватит духа.
– Я тебя понимаю, Клэр. Несправедливо отдавать славную малышку кому-то, когда в Сьерре есть люди, которые так ее любят.
* * *
Дуган привез деревья, которые он срубил на дрова еще весной. Через месяц наступят холода.
Последние десять дней, а именно столько прошло со дня отъезда с фермы Клэр и Памелы с ребенком, он постоянно искал для себя тяжелую физическую работу. Чтобы хоть немного отвлечься от мрачных мыслей.
Дуган колол дрова, а Лентяй лежал в тени на поленнице. Пес совсем постарел, мало двигался и поэтому растолстел, превратился в лентяя – с маленькой буквы. Но службу помнил. Вот и сейчас он вдруг поднял голову и залаял.
– Ты что, парень?
Дуган проследил за взглядом собаки и увидел на горизонте пыльный шлейф за машиной, направляющейся к его дому. Он положил топор на плечо и прислушался. Ветер донес перестук старого мотора. Это была машина Лилы.
Дуган разочарованно вздохнул. Ну, да ладно. Лила, так Лила.
Она лихо затормозила, распахнула дверь и решительно направилась к Дугану. Не многие женщины в ее возрасте сохранили столько кипучей энергии и здоровья.
– Добрый день, Лила. Рад вас видеть. Что привело вас ко мне на такой скорости?
– Глупые люди.
– Что вы сказали? – ухмыльнулся Дуган.
– Я сказала: глупые люди. И ты, мой дорогой, один из них.
Дуган, сдаваясь, протянул Лиле раскрытые ладони.
– Что я натворил на этот раз?
– Убери руки. Хоть ты и заслуживаешь хорошей трепки, но я приехала, чтобы поговорить с тобой.
– О чем?
– Ну ты посмотри, – фыркнула Лила, – разве я не говорила, что ты глупый.
– Лила!
– Ладно, ладно, я приехала, чтобы поговорить о Клэр.
– С ней все в порядке?
– Конечно, нет.
– Что случилось? – нахмурился он.
– Сердце ее разбито, вот что случилось.
– Не только ее. – Дуган с размаху ударил топором по полену.
– Если ты на самом деле умный и толковый человек, каким я тебя считала, садись в свой пикап, отправляйся в город и поговори с Клэр.
– О чем?
– Ради Бога, Дуган. Я что, должна подсказывать тебе слова?
– Вы опять говорите загадками.
– Дуган, Дуган, неужели непонятно? Клэр несчастна, потому что любит тебя.
– Она это сама вам сказала?
– Естественно.
– Когда?
– Когда Памела и ребенок приехали домой.
– А что она еще сказала?
– Что все было прекрасно, пока Памела не объявила о своем решении. А потом все полетело к черту.
– Правильно, – подтвердил Дуган и вонзил топор в дерево рядом с собой.
– Но почему?
– Спросите у Клэр.
– Я спрашивала! Она говорит, спросите у Дугана. Ну как вам это нравится?
– Единственное, что я знаю: когда Памела сказала, что хочет видеть меня и Клэр приемными родителями Рэд, я подумал – наконец наше время пришло. Мы поженимся и у нас будет ребенок. Не хотел бы вам говорить, Лила, но все эти годы я чувствую страшную вину из-за того, что у Клэр не может быть детей. И вот провидение дарит нам его. А что она делает? Холодно отвечает: «Нет, спасибо».
– Она сказала: «Нет, спасибо»?
– Ну что-то вроде этого.
– Насколько я слышала, ее волнуют проблемы врачебной этики.
– Вы так же, как и я, прекрасно знаете, что хороший адвокат мог бы избавить нас от этой чуши.
– Ты – дурак!
– Я кто? Как вы меня назвали?
– Дурак. Не понимаешь? Во-первых, Клэр слишком многим пожертвовала, чтобы стать врачом. И не может делать что попало и рисковать своей лицензией. Во-вторых, Клэр призналась, что любит тебя, не так ли? И что ты сделал потом?
– Вам не приходит в голову – что? – Дуган невольно улыбнулся.
– Я не имею в виду, что вы занимались любовью. Я спрашиваю, сделал ли ты ей предложение?
– Нет, но я собирался, как только Памела и Рэд уедут.
– Ты слишком долго собирался. Вот что я подумала бы на месте Клэр.
– Я не хотел торопить ее, Лила. Черт, я еще в Канкуне сказал, что люблю ее. Я ей тысячу раз повторял, что хочу, чтобы она снова стала частью моей жизни.
– Но само-то это слово ты сказал?
– Женитьба?
– Вот именно.
– Строго говоря, нет. – Вот видишь! Представь сейчас себя на ее месте. Я тебе помогу.
Для Дугана это было не так-то просто, но он согласно кивнул.
– Хорошо.
– Она любила тебя всем сердцем, а ты жестоко обидел ее и услал прочь.
– Она сказала, что простила меня.
– Но ты думаешь, она может забыть?
– Возможно, и нет, но я не могу изменить прошлое.
– Еще. Она смиряет свою гордость и возвращается в Сьерру. Осуществляется ее давняя мечта быть здесь доктором. Все не так просто. Ты тут – ее мучают воспоминания, плохие и хорошие. Ты кружишь около нее, говоришь ласковые слова, смотришь на нее обожающими глазами – и все такое прочее.
– Продолжайте, – сказал Дуган.
Кажется, он начал понимать, куда клонит Лила.
– Вы едете в Канкун. Снова влюбляетесь друг в друга.
– Я не влюблялся в Клэр, – возразил Дуган. – Я никогда не переставал любить ее.
– Помолчи. Итак, вы оказались здесь, на ферме, где все напоминает Клэр об Анжеле. И вы принимаете роды у Памелы. Рождается здоровая симпатичная девчушка. Эмоции Клэр взвинчены до предела. Вы вдвоем занимаетесь ребенком, хлопочете по хояйству. Все замечательно: вы пережили… – Лила прокашлялась, – несколько восхитительных моментов, но ты не торопишься делать ей предложение. Она видит, как ты носишься с младенцем, но она-то тебе подарить такого не может. И, очевидно, она рассуждала так: без детей тебе брак не нужен, поэтому ты и молчишь по поводу женитьбы.
– Клэр думает, что я хочу на ней жениться, чтобы быть отцом Рэд? – воскликнул Дуган.
– Ничего удивительного тут нет. Наконец-то сообразил. Конечно, если бы не заявление Памелы об отказе от малышки, никакой проблемы из-за твоей медлительности не было бы, но сейчас…
– О, Боже, – простонал Дуган.
– Вот тут она и начала рассуждать о врачебной этике. Не спрашивать же ей о твоих намерениях? А ты слушал лишь то, что она говорила, и ни на секунду не задумался, что у нее на душе. Ты не дал бедной девочке возможности объяснить свои чувства. Дуган, ты опять принимал решение один за двоих. Как тогда, когда выпроводил ее из города.
– Хотя обещал так больше не делать, – прошептал Дуган.
– Вот именно. Ладно, сейчас нужно как-то исправлять положение.
– Лила, могу я задать вам вопрос?
– Валяй.
– Хочет ли она удочерить Рэд?
– Какие могут быть сомнения?
– Хорошо, – сказал Дуган, в раздумье потирая ладонью подбородок. – Я должен найти выход, чтобы все стало на свои места.
– И лучше поторопись, – посоветовала Лила. – Только два дня осталось. А эта дурочка Памела лишь укрепилась в своем решении отказаться от ребенка. Если вы с Клэр не опомнитесь, нашу малютку отдадут чужим людям.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Узы первой любви - Берланд Нэнси



прочитала на одном дыхании. поплакала.rnчитайте.читайте
Узы первой любви - Берланд Нэнсииришка
28.05.2013, 21.00





вот это муть.начало хорошее,а с середины читать невозможно.
Узы первой любви - Берланд Нэнсилюбава
27.11.2013, 6.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100