Читать онлайн Восторг блаженства, автора - Берк Синнамон, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Восторг блаженства - Берк Синнамон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Восторг блаженства - Берк Синнамон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Восторг блаженства - Берк Синнамон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берк Синнамон

Восторг блаженства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Грегори бросился к Тайнану, пощупал его пульс и повернулся к Амаре:
– Ему хуже. Побудьте с ним – я позову врача.
Амара оглядела скромно обставленную комнату.
– В ваших помещениях нет средств связи?
– Конечно, нет! – воскликнул Грегори, спеша к двери. – Мы уважаем частную жизнь друг друга.
Амара подумала, что уважение к частной жизни – одно, а сигнализация для чрезвычайных обстоятельств – совсем другое. Усевшись на краешке узкой кровати Тайнана, она взяла обеими руками его перебинтованную кисть. В отличие от Главного Хранителя, Амара сомневалась в том, что участившееся дыхание Тайнана связано с укусами пчел. Она полагала, что причина тому тревога из-за предстоящих мирных переговоров. Судя по книгам Тайнана, он человек мягкий и будет сильно переживать, если его попытки установить согласие между враждующими корпорациями окажутся неудачными. Скорее всего, он опасается перспективы провала.
– Тайнан, – прошептала она, – не надо бояться. Вы прекрасно проведете переговоры. – Она помолчала, вспомнив, какие надежды возлагает на него корпорация Аладо. Ей не хотелось усугублять тяжкий груз возложенной на него ответственности. – Ваши убеждения несут свет истины. Мы действительно созданы для того, чтобы вести мирную и достойную жизнь. Разрушения и войны приносят лишь горе и смерть.
Амара продолжала успокаивать философа, произнося цитаты из его книг, и наконец заметила, что он начал дышать ровнее. Увидев, как из-под бинтов блеснули темные глаза, она чуть сжала его пальцы.
– Вам лучше? Извините, что я появилась так внезапно, но мне необходимо поговорить с вами по поводу немедленного вылета. На моем корабле вас ждет полный комфорт. Если захотите, можете спать хоть до прибытия на базу Конфедерации. Вы сможете спуститься по лестнице? Если нет, вам здесь наверняка помогут.
Мелодичный голос молодой женщины напомнил Тайнану печальные народные песни, которые он очень любил слушать. Ему польстило, что она знакома с его работами, но то, что за ним прислали пилота-женщину, раздосадовало. Если их и познакомили, он забыл ее имя. Хорошо еще, что бинты скрывали лицо – он не сомневался, что сейчас покраснел.
– Я не расслышал вашего имени, – неохотно признался Торн.
– Я – лейтенант Амара Грир. Не знаю, почему меня не отправили за вами гораздо раньше, но если все сложится удачно, мы успеем на переговоры вовремя. Вы уже сложили вещи? Если нет, я помогу вам собраться, но нам совершенно необходимо вылететь сегодня же.
Прежде чем Тайнан успел ответить, вернулся Грегори Нэш с врачом. Заметив, что Амара с Тайнаном мирно разговаривают, врач недовольно нахмурился. Не обращая внимания на Амару, он спросил Тайнана:
– Вам опять было трудно дышать?
Амара встала, уступив место врачу. Тот быстро осмотрел Тайнана и, явно решив, что пациент уже не нуждается в его услугах, повернулся к Амаре.
– Ему нужен отдых, а не посетители. Вы должны уйти.
Но Амара и слышать не хотела о том, чтобы покинуть Цитадель Хранителей без Тайнана Торна.
– Боюсь, что это невозможно, – твердо ответила она. – Я не отойду от него, пока не увижу его за столом переговоров.
Врач ткнул костлявым пальцем в Грегори.
– Вам не следовало впускать сюда женщину. Займитесь ею, – сурово сказал он и, взяв свой врачебный чемоданчик, поспешно вышел.
Грегори Нэш явно смутился. Амара опасалась, что поведение доктора сконфузило и Тайнана. Желая их успокоить, поспешно заметила:
– Он человек немолодой и его возраст заслуживает уважения. – Она снова уселась рядом с Тайнаном и взяла его руку. – Мой корабль гораздо уютнее этой комнаты, и я уверена, что вам будет там удобно. Пойдемте со мной.
Тайнана тревожило ее присутствие. Он возразил:
– Мы должны дождаться рассвета.
Амара удивленно посмотрела на Грегори:
– В этом нет никакой необходимости. Звездный крейсер может взлететь и в темноте.
– Вопрос не в корабле, – отозвался Грегори. – Хранители никогда ничего не начинают после заката. Вам может показаться странным этот обычай, но мы убедились, что рассвет – наилучшее время для того, чтобы приступить к любому делу.
Амара полагала, что понятно объяснила необходимость срочного вылета, поэтому теперь пыталась сдержать раздражение. Если бы Тайнан встретил ее у ворот, как она и надеялась, они вылетели бы задолго до заката, и не пришлось бы вести этот идиотский разговор. Она живо представила себе, как хохотал бы над этим босс, и поэтому разозлилась еще сильнее.
– Может, у вас и принято дожидаться рассвета, чтобы начать новое дело, но это не относится к данному случаю, – заметила она. – Я не могу допустить, чтобы ваши предрассудки поставили под угрозу успех мирных переговоров.
– Между предрассудком и традицией – огромная разница, – возразил Тайнан.
Голос его звучал глухо, но говорил он очень властно. Довольная тем, что он настолько оправился, что способен с ней спорить, Амара улыбнулась:
– Мы можем обсудить это по пути на базу, но вылететь нам надо сегодня.
Тайнан выдернул у нее свою руку и с трудом сел. У него немного закружилась голова, но переведя дух, он сказал:
– Нет. Мы подождем рассвета, Как бы ни поджимали сроки, вы наверняка предусмотрели какой-то запас времени на случай непредвиденных осложнений. Его хватит на такую отсрочку.
Когда Тайнан сел, Амара поняла, что он гораздо выше, чем казалось. Почему-то она представляла его невысоким изящным человеком. Гадая, что выражает сейчас его лицо, она пожалела, что оно забинтовано. Все восхищались правдивостью Тайнана, и Амаре даже в голову не пришло слукавить.
– Да, у меня есть определенный запас времени, но, растратив его до начала полета, мы можем горько пожалеть об этом. Нам лучше не рисковать.
Тайнан пристально всматривался в Амару, обдумывая сказанные слова. Кожа ее была покрыта чудесным золотистым загаром, из-под длинных темных ресниц на него смотрели блестящие бирюзовые глаза. Изогнутые брови, правильный нос, соблазнительно пухлые губы, светлые волосы, собранные на макушке в пучок, выбивающиеся из-под него волнистые пряди… Да, если в ее внешности и были изъяны, то Тайнан их не заметил, однако упорство Амары ему решительно не нравилось.
– Мы вылетим на рассвете, – категорически заявил он.
Амара не захватила с собой лазерный пистолет, но если бы при ней и было оружие, понимала, что силой принудить Тайнана лететь с нею нельзя. В таком случае он никогда не поддержит Аладо на мирных переговорах.
– Хорошо, – неохотно согласилась она. – Мы дождемся рассвета и будем надеяться, что во время полета ничего плохого не случится.
Радуясь, что этот вопрос наконец решен, Грегори махнул рукой в сторону двери:
– Спасибо, что проявили понимание, лейтенант. Вы можете вернуться на корабль. Даю вам слово, что Тайнан придет туда на рассвете.
Но Амара не шелохнулась:
– Видимо, вы неправильно меня поняли. Я очень серьезно отношусь к своим обязанностям сопровождающей Тайнана, и если мы сейчас не вылетаем, мне следует остаться с ним на эту ночь.
Казалось, Грегори это привело в ужас.
– Но у нас нет условий для приема дам!
– А я не дама. Я – сопровождающая Тайнана, и останусь здесь, с ним. Когда мы поднимались сюда, я видела, как накрывают столы к ужину. Попросите, пожалуйста, прислать мне что-нибудь поесть. – Она повернулась к Тайнану. – Думаю, вам еще трудно спуститься вниз к ужину. Но если вы предпочтете пойти туда, я последую за вами.
Тайнан понял, что лейтенант Грир не просто упорна, но чрезвычайно настойчива, упряма и не слишком вежлива. Чувствуя себя плохо, он все же не хотел оставаться с ней вдвоем целый вечер. Да, на нее приятно смотреть, но едва ли приятно разговаривать.
– Если вы мне поможете, Грегори, я спущусь вниз.
– По-моему, вам не следует переутомляться, – возразил тот.
Амара поднялась, чтобы не мешать ему. Хотя сначала Тайнану было трудно двигаться, вскоре он смог идти без посторонней помощи.
Амара смотрела на него снизу вверх: он был явно сантиметров на двадцать выше ее метра восьмидесяти. Жалея, что Тайнан не оказался тем мягким человеком, какого она себе представляла, Амара пошла впереди него по коридору. Она не надеялась, что ей придется по вкусу жидкая каша или другое столь же неинтересное блюдо, приготовленное Хранителями.
Заметив, что Амару знобит, Тайнан прикоснулся к ее плечу.
– Подождите, вы же замерзли. Возьмите один из моих балахонов.
Амара хотела было отказаться, но передумала. Ей и правда было холодно, а балахон Хранителей не только согреет, но и укроет от любопытных взглядов.
– Спасибо. Кажется, он висит на вашей двери.
– Да. Вернитесь и возьмите его. Мы подождем вас здесь.
Тайнан прислонился к стене, чтобы передохнуть, провожая взглядом стройную фигуру девушки. Он понял, что сзади она смотрится не хуже, чем спереди.
– Красивые женщины всегда такие своевольные? – спросил он у Грегори.
Главный Хранитель тоже с удовольствием наблюдал за Амарой. Опомнившись, он ответил:
– Характеры у женщин такие же разные, как и у мужчин. Ее манеры несколько напористы, но многие мужчины страдают тем же недостатком.
– Да, это верно. – Тайнана и без того пугал предстоящий полет, а теперь еще оказалось, что с пилотом трудно иметь дело. Он надеялся, что будет читать, понемногу писать и слушать музыку. Ему вовсе не улыбалась перспектива ссориться всю дорогу. – Хорошо, если пилотирование корабля займет все ее время, – пробормотал он.
– Мы дали вам превосходное классическое образование, Тайнан, но в одном отношении оно осталось неполным. Вам следует поближе познакомиться с лейтенантом, а не сторониться ее.
Амара вышла из комнаты, подвязывая шнуром длинный балахон, так что Тайнан не успел сказать своему другу, как мало ценит этот абсурдный совет. Его всегда привлекали теории и идеи, но мало интересовали люди, а в особенности женщины. Когда Амара улыбнулась ему, он с изумлением почувствовал, что снова покраснел.
В мирных переговорах будут участвовать женщины, и ему очень не хотелось бы чувствовать себя с ними так же неловко, как рядом с Амарой. Тайнан твердо пообещал себе, что больше не будет так смущаться из-за ее внешности. Жестом предложил ей пройти вперед, но на четвертой ступеньке девушка споткнулась, запутавшись в длинном балахоне, и он поспешил подхватить ее. От резкого движения у Тайнана потемнело в глазах, и они оба упали бы, если бы расторопный Грегори вовремя не помог.
– Это безумие, – укоризненно сказал Грегори. – Лучше уж я помогу вам вернуться в вашу комнату.
Теперь Тайнан опирался на руку Амары и держался за дубовые перила. Колени подгибались, он чувствовал себя отвратительно, но знал, что в общем зале будет спокойнее, чем в комнате.
– Спасибо, ничего страшного. Осторожнее, лейтенант, если вы упадете, я последую за вами и тогда мы не попадем вовремя на переговоры.
Амара никогда не падала с лестницы и не сомневалась, что виною всему этот огромный балахон. Хоть Тайнан не упрекнул ее в неуклюжести, это явно раздосадовало его, и Амара поспешила высвободить свою руку.
– Ну что ж, постараемся избежать этой опасности, – спокойно сказала она, пропуская Торна вперед.
Тайнан не хотел, чтобы Амара заметила, как медленно он двигается. Он молча кивнул и, тяжело опираясь на перила, пошел вниз. Дойдя до конца лестницы, он уже задыхался от усталости и вынужден был передохнуть, прежде чем войти в зал. Смущенный своей слабостью, он обратился к Грегори:
– Попросите, чтобы рядом с моим местом поставили прибор для лейтенанта Грир.
С недовольным видом Главный Хранитель пошел отдать распоряжение. Некоторые Хранители уже стояли возле своих стульев и не заметили Амары, но те, кто заметил, замолчали и изумленно уставились на нее. Пытаясь смягчить неловкость, она улыбнулась, сделав вид, что пришла ужинать по приглашению Тайнана, но удивленные взгляды сменились общей настороженностью.
– Кажется, мне здесь не слишком рады, – прошептала она. – Впрочем, еще не поздно уйти.
Тайнан растерялся, ощутив, что поступился преданностью Хранителям и их традициям, предложив Амаре свой балахон. Впервые он испытал такое же чувство, когда его попросили представлять Аладо на мирных переговорах. У него не было ни малейшего желания принять эту честь, хотя понимал, что в интересах всего человечества не имеет права отказаться.
Рассматривая присутствие Амары как следствие принятого им решения, Тайнан видел в ее визите испытание, которое скоро закончится.
– Мы уже все решили, – напомнил он девушке. – Несколько самых консервативных Хранителей, возможно, уйдут, но не думаю, что вы рассчитывали на любезную встречу, предложив присоединиться к нам.
Амара не ответила на этот упрек, а только выпрямилась и заставила себя так безмятежно улыбаться, словно ей было действительно приятно сидеть за столом с этими людьми. Быстро оглядев присутствующих, она решила, что их около двухсот. Зная, что утром ее здесь уже не будет, постаралась не обращать внимания на их враждебность.
Заметив решимость в глазах Амары, Тайнан восхитился ее мужеством. Значит, Лейтенант Грир не только упряма, но и не отступает от намеченной цели. Ему так понравилась эта черта, что помимо воли он начал испытывать к ней уважение.
– Общество одной женщины не принесет нам вреда. Пойдемте, покажу вам, где мы живем.
Они двинулись через зал, и Хранители слишком поспешно расступались, давая дорогу. Амара не без труда сохраняла гордую осанку и полное спокойствие. Когда они подошли к столу, то спросила:
– Вы всегда сидите на одних и тех же местах?
– Неизменно, – ответил Тайнан. – Традиции мы чтим превыше всего.
– И как это я могла забыть об этом?
За другими столами сидело по десять человек, но у стола Тайнана теперь стояло одиннадцать стульев. Амара обрадовалась, что никому из Хранителей не пришлось менять место – это наверняка вызвало бы у бедняги острый приступ несварения желудка. Как было принято, во время еды Хранители сняли капюшоны, и когда Тайнан откинул свой, Амара увидела, что голова его не полностью забинтована. Девушке было очень интересно взглянуть на его лицо. Вьющиеся черные волосы, спускавшиеся до самого воротника, только разожгли ее любопытство.
Тайнан представил Амару сотрапезникам, но они лишь молча кивнули и быстро отвернулись. Казалось, у них не вызывает любопытства даже предстоящее Тайнану путешествие. Как представителя дипломатического корпуса корпорации Аладо, Амару оскорбило, что Главный Хранитель не счел нужным официально представить ее всем присутствующим: она не сомневалась, что такое правило соблюдают по отношению к важным персонам мужского пола. Однако даже это пренебрежение к ней было мелочью по сравнению с необоснованной отсрочкой их вылета. Решив, что протестовать бесполезно, Амара оперлась руками на спинку своего стула и с нетерпением ждала, когда начнется ужин, поскольку сильно проголодалась. Пока никто из Хранителей не садился. Она хотела уже спросить у Тайнана о причине задержки, когда вдруг все запели молитву.
Амара узнала латынь. В исполнении двухсот мужских голосов молитва глубоко трогала сердце. На мгновение средневековый замок и монашеские одеяния Хранителей перенесли ее в далекое прошлое, когда в монастырях звучало пение, вероятно, похожее на хор ангелов. Когда молитва закончилась и Тайнан протянул руку, чтобы выдвинуть для нее стул, Амара вздрогнула от неожиданности.
– Я не хотел испугать вас. Когда Тайнан сел, Амара сказала:
– Пение было таким прекрасным, что я на минуту забылась.
– В обеденных залах Аладо не поют?
– Иногда поют, но не молитвы.
Вечернюю трапезу ввезли на больших сервировочных столах. Вегетарианка-Амара отказалась от ростбифа, который предложил ей Тайнан и дождалась кукурузы и зеленой фасоли. Хлеб с добавлением овсянки был необыкновенно вкусный, но Амаре не хотелось брать больше своей порции.
– Вы всегда так мало едите? – спросил Тайнан.
– Нет, но на сегодня мне хватит.
Поверив ей, Тайнан снова занялся своим ужином. Ему удалось переложить еду с блюд себе на тарелку, но руки у него так распухли, что он не мог удержать нож и вилку, чтобы нарезать ростбиф. Не желая просить о помощи сидящего рядом с ним Хранителя, Тайнан обратился к Амаре:
– Вам, как вегетарианке, не будет неприятно нарезать мясо на кусочки?
Когда он приподнял свои перебинтованные руки, Амара огорчилась, что сама не сообразила помочь ему.
– Конечно, нет, – ответила она. – Мне поручено о вас заботиться, а если вы не сможете есть, то прибудете на переговоры таким слабым, что не сможете говорить.
Тайнана раздосадовало, что она помогает ему по обязанности, а не из любезности.
– Вы ко всему относитесь как пилот? – спросил он. Амара придвинула к себе его тарелку, чтобы нарезать мясо. Вычурные украшения на серебряном приборе напомнили ей расшитые придворные наряды средневековых кавалеров и дам – они казались весьма уместными в этом суровом замке. Разрезая ростбиф, Амара пыталась сообразить, как ответить Тайнану. Нарезав мясо на маленькие кусочки, она поставила перед ним тарелку.
– А как пилот должен ко всему относиться?
– Ну, как человек, как женщина.
Несмотря на бинты, Тайнан жевал легко, но Амара снова подумала, что лучше поняла бы смысл его слов, если бы видела выражение лица. До встречи с секретарем девушка всегда старалась, чтобы ее карьера и личная жизнь не пересекались. Все еще разочарованная охлаждением их отношений, она дала себе слово никогда больше не совершать подобной ошибки.
– Сопровождать вас на переговоры – для меня и честь, и ответственное задание, – объяснила лейтенант Грир. – Хотя мне всегда приятно оставаться женщиной, сейчас я сосредоточена только на своих обязанностях. Я ответила на ваш вопрос?
Тайнан сомневался в том, что это исчерпывающий ответ, но поскольку и для него дело было прежде всего, он понял Амару.
Тайнан молчал, пока на десерт не подали фрукты. Не сомневаясь, что Амара осталась голодной, он уговорил ее съесть несколько плодов.
Наблюдая, как она чистит апельсин, Тайнан обратил внимание на ее руки, которые показались ему очень красивыми. Ногти у нее были покрыты розовато-серебристым лаком. Поймав себя на том, что не сводит с нее глаз, Тайнан отвернулся, но тут же заметил, что остальные тоже пристально смотрят на Амару. Когда она взяла салфетку и вытерла губы, Торн был почти уверен, что расслышал подавленный стон желания, вырвавшийся у нескольких Хранителей.
Сам Тайнан с детства воспитывался в Цитадели, но почти все Хранители росли в семьях и имели братьев и сестер. Большинство из них закончили университеты, многие сделали хорошую карьеру, были женаты, вырастили детей, и только потом, оставив мир, поселились в Цитадели. Разведенные, вдовцы, холостяки – все они имели возможность насладиться женским обществом, прежде чем отвергнуть суетную жизнь и посвятить себя сохранению истории Земли.
Почему-то Тайнан испугался, не заметит ли кто-нибудь, что только он впервые сидит за одним столом с женщиной. Его, конечно, начнут нещадно дразнить, но хуже того, напомнят, что он никогда не знал материнской любви. Над этим не хотелось задумываться, и, как только обед закончился, он встал из-за стола:
– Возьмите с собой фруктов, я хочу вернуться к себе.
Не имея желания оставаться в зале без Тайнана, Амара быстро встала и поспешила за ним. Обернувшись, она увидела, что Хранители наблюдают за ней. Амара улыбнулась, помахала им рукой и пошла дальше, опасаясь, что ответные жесты могут быть не дружескими, а непристойными.
– Вам не надо помочь? – спросила она у Тайнана. Тот тяжело оперся на перила.
– Надеюсь, что нет.
Он старался идти медленно и добрался до своего этажа, почти не устав. Немного помедлив, прошел по коридору и остановился у двери.
– Вы видели достаточно и, полагаю, убедились, что мне здесь не грозит никакая опасность, лейтенант. Почему бы вам не вернуться к себе на корабль? Не думаю, что сегодня спокойно засну, поэтому я проснусь рано, и мы сможем улететь на рассвете.
Хотя Тайнан вел себя более деликатно, чем Главный Хранитель, некоторые слова все же звучали как приказы. Амара не сомневалась, что он ждет от нее повиновения. Протянув руку, она открыла дверь его комнаты:
– Если бы вам с таким трудом удалось прорваться сюда, вы бы тоже не ушли. Еще довольно рано. Как Хранители проводят вечера?
Досадуя, что Амара не отказалась уйти, Тайнан вошел следом за ней в комнату и направился к кровати. Усевшись, он начал перечислять:
– Некоторые играют в карты или в шахматы. Другие обсуждают свои исследования. У нас богатейшая фильмотека картин двадцатого века, и почти никому они никогда не надоедают. Есть еще, конечно, живопись, музыка и множество прекрасных книг. В специальном зале можно заниматься спортом. Занятий сколько угодно. А как пилоты Аладо проводят свободное время?
– Друг с другом, – ответила Амара, не упоминая об интимности этих встреч. Разглядывая спартанскую обстановку комнаты Тайнана, подумала, что ей предстоит тяжелая ночь. Эта мысль заставила девушку вздохнуть.
– Я читала ваши труды, – призналась она, – но по-прежнему не могу понять, почему Хранителей не интересует то, что происходило после двадцатого века. Почему вы избрали такое узкое поле исследований, когда перед вами вся Вселенная?
– Хотя этот выбор был сделан задолго до моего рождения, я всегда разделял интерес Хранителей к древней истории Земли. Вероятно, все дело в склонностях: так, ботаник любит изучать растения, а лингвист – языки. Общество Хранителей возникло в результате движения, сформировавшегося в последнем десятилетии двадцатого века. Мы всегда специализировались на истории Земли, предшествовавшей освоению космоса. Это не узкое поле, лейтенант, а огромнейший массив знаний. Никому не под силу освоить его целиком.
Амара начала расхаживать по комнате.
– В материале, который я получила, не было ваших биографических данных. Надеюсь, вы извините мое любопытство: давно ли вы стали Хранителем?
Тайнан приподнял подушку и поудобнее устроился на кровати. Все здесь знали его историю, поэтому он не привык ее рассказывать и поначалу медлил.
– В младенчестве я остался сиротой. Хранители взяли меня к себе, и я никогда не испытывал желания покинуть Цитадель.
Амару поразило, что мрачные мужчины, которых она видела за трапезой, сумели вырастить ребенка. Однако Тайнан не только вырос, но и стал известным ученым, значит, им это удалось.
– Но ведь вы покидали Цитадель, не так ли? Наверное, ходили в школу, посещали исторические места… Просто путешествовали?
Тайнан опустил глаза.
– Нет, – неохотно признался он. – Но я читал книги и видел фильмы, рассказывающие о том, что происходит за пределами Цитадели. Кроме того, я беседовал с людьми, которые приезжают сюда из самых разных мест. Но из Цитадели выходил лишь для того, чтобы работать на наших полях.
Амара быстро повернулась к нему.
– Неужели вы провели здесь, с одними только Хранителями, всю свою жизнь? – изумленно спросила она.
– В этом нет ничего постыдного, – заметил Тайнан. Амара пожалела, что расстроила его.
– Как я понимаю, Хранители – это замкнутая автономная община, устроенная наподобие древних монастырей, но без религиозных обрядов, не так ли?
Тайнан понял, к чему она клонит, и очень смутился, однако не знал, как перевести разговор в другое русло.
– Да, это так.
– И здесь никогда не бывает женщин, да? Тайнан покачал головой.
Амара откинулась на спинку стула.
– Я предполагала, что в полете будет неловко с вами, – созналась она, – но не думала, что до нашей встречи вы вообще не видели женщин.
– Я видел много женщин, – возразил Тайнан, – в фильмах и книгах.
– Женщин, которые жили, любили, танцевали и пели в двадцатом веке?
– Ну… да.
– За последние двести пятьдесят семь лет многое изменилось.
– Мы в курсе происходящего, лейтенант, но предпочитаем изучать прошлое.
– И жить в нем, – пробормотала Амара. Она не стала смущать его прямым вопросом, но Тайнан Торн, несомненно, был девственником. Однако тесный контакт во время космического полета, по ее мнению, оставлял мало шансов на то, что тот сохранит невинность. Подумав об этом, Амара рассмеялась и долго не могла успокоиться.
– Вы смеетесь надо мной? – спросил Тайнан.
– Ах нет, ради Бога, не думайте так, – попыталась успокоить его Амара. – Я смеюсь над тем, какую шутку сыграл со мной мой начальник. Не беспокойтесь. Полет у нас пройдет великолепно.
Однако Тайнан решил, что она видит в нем что-то такое, чего он не способен понять из-за своей неискушенности. Он не сомневался, что полет с ней будет в высшей степени неприятным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Восторг блаженства - Берк Синнамон



Фантастика,22 век.Она-пилот межзвездного корабля,он-Хранитель знаний(что-то вроде монаха),никогда прежде не видел женщин,оказались вдвоем на корабле.Есть приключения,косм.пираты,разборки между корпорациями за освоения колоний,необычные диалоги и отношения у людей будующего.Кто любит фантастику,почитать можно.
Восторг блаженства - Берк СиннамонОсоба
21.01.2014, 20.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100