Читать онлайн Благородная разбойница, автора - Берк Синнамон, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородная разбойница - Берк Синнамон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородная разбойница - Берк Синнамон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородная разбойница - Берк Синнамон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берк Синнамон

Благородная разбойница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Спайдер протянул Чейзу керамическую кружку. Покрытая переливчатой сине-зеленой глазурью в коричневато-желтых прожилках, она была сделана в форме фигурки игуаны. С одной стороны кружки изящно изогнулась головка с тонко очерченным ртом, ноздрями и глазами. Полое туловище вмещало изрядное количество вина, а хвост закручивался вверх и назад, образуя ручку. Это была самая странная емкость, из которой Чейзу приходилось когда-либо пить. К тому же она оказалась довольно тяжелой, и ему пришлось взять ее обеими руками, чтобы поднести к губам. Его большой и указательный пальцы удобно попали в выемку между челюстями этого зверя, и после пары глотков причудливая кружка показалась удобной и привычной, как самый лучший серебряный кубок. Что же до вина, которым его угощал Спайдер, то оно было приятным и не слишком сладким.
Сразу после разговора со Спайдером Чейз получил назад свою одежду. Ее принес неразговорчивый парень, в котором Чейз узнал одного из крупье в казино. Фишки, выигранные им накануне, и деньги оказались на месте, хотя, может быть, и не совсем в тех карманах, в которые он их клал. Как только он оделся, его проводили в лазарет, такой же хороший, как и те, которые корпорация Аладо предоставляла своим сотрудникам. После нескольких минут под исцеляющими лучами прекратилась невыносимая боль в сломанных ребрах и в голове.
Теперь он делил трапезу со Спайдером за восьмиугольным столом в его личных покоях. В отличие от темных приглушенных тонов «Алмазной шахты» здесь цвета были яркими и светлыми: золотистый и красновато-коричневый. Стены были покрыты фресками, изображавшими сцены из древнегреческой мифологии, они были сделаны так искусно, что казалось, это настоящая, тщательно восстановленная античная живопись. Свет исходил из светильников, вмонтированных в потолок; они давали тепло и свет, как настоящие солнечные лучи. Это была прелестная комната, но Чейз не мог позволить себе расслабиться. Существовала огромная разница между внедрением в пиратскую операцию и тем, чтобы на самом деле стать пиратом, и он не мог об этом не думать.
Чейз задумчиво водил вилкой по тарелке с вареными овощами и тертым сыром, перемешивая их, но сам едва попробовал пару кусочков. Наконец он прекратил попытки и отодвинул тарелку. Как и замечательная кружка-игуана, тарелка была ручной работы. Она была таких же оттенков, но простая, без украшений.
— Ты не любишь вегетарианскую еду? — спросил Спайдер.
— Я, как и многие другие с Земли, предпочитаю традиционную пищу. Но я знаю, что дорого держать свежее мясо в космосе, а овощи можно легко выращивать и постоянно пополнять ими свои запасы.
— Ну, в общем, это верно, но на моих складах есть отделение и для мяса, и не хуже любого на Земле. Я прослежу, чтобы на обед тебе дали что-нибудь, что будет больше тебе по вкусу. Что ты думаешь об этой керамике? Это работа моей дочери. — Спайдер одной рукой поднес к губам свою кружку.
— Так это Айвори сделала эти необыкновенные кружки?
— Да, и тарелки. Ей нравятся такие занятия. — Он обвел рукой прекрасно декорированные стены. — Фрески рисовала тоже она. Она на самом деле необыкновенная девушка. Как-нибудь попроси ее тебе спеть. Ты лишний раз убедишься, почему я так горжусь ее талантами. И я должен тебя предупредить: если ты поймал ее вчера на мошенничестве, значит, она сама этого захотела. Она никогда не ведет себя легкомысленно и никогда не делает ничего беспричинно. Я же объяснил тебе, ты ей нравишься. Я не знаю почему, но разве для того, чтобы нравиться, муж чинам и женщинам когда-нибудь нужны были логические рассуждения?
Чейз не успел ответить, потому что к ним присоединилась Айвори. Она была одета в серебристую летную форму, облегавшую ее тело так же красиво, как и вчерашнее платье.
— Доброе утро, — тепло приветствовал он ее.
— Уже день, — поправила она.
Как только она заняла свое место напротив него, стройный парень, который обслуживал и Чейза, принес ей такое же блюдо овощей с сыром. Чейз не находил в этой нитратной еде ничего привлекательного, но ей она, похоже, нравилась. Она принялась с аппетитом есть, только на миг приостанавливаясь, когда на ее золоченую вилку попадался слишком большой кусок сыра. Она тоже справлялась со своей кружкой одной рукой и не поднимала глаз, пока до конца не подобрала со своей тарелки все сочное овощное рагу.
Спайдер заметил, как внимательно Чейз наблюдает за тем, как Айвори ест, и не мог удержаться от смеха.
— Как ты легко мог заметить, манеры моей дочери не всегда совпадают с распространенными представлениями о том, как должна вести себя дама. Но мне все равно это нравится. Проявления свободной натуры кажутся мне очаровательными.
Облокотившись на край стола, Айвори держала свою кружку, поглядывая поверх нее на отца.
— А ты не забыл добавить еще про очаровательных обитательниц борделя Летней Луны? Я многому научилась от них, только это не то, что можно было бы показать за столом.
— Прекрати, Айвори, — резко оборвал ее Спайдер. Он подлил Чейзу еще вина. — Моя дочь не любит Луну. И не упускает случая показать это. У нас тоже есть свои разногласия, как и в любой семье.
Чейз притворился, что не знает, о ком идет речь:
— Летняя Луна — это что, человек?
— Да, это моя женщина, и она управляет у нас, так сказать, самыми интимными формами развлечений. Ты познакомишься с ней, когда вернешься, — пообещал Спайдер.
— Вернусь? Откуда? — спросил Чейз.
— Я хочу, чтобы ты сопровождал Айвори во время сегодняшней поездки в наш банк.
Айвори со стуком поставила кружку на стол:
— Ты даже не знаешь этого человека!
— А мне и не нужно его знать, моя кошечка. Достаточно того, что он знает меня и знает, как я бываю зол, когда кто-нибудь меня подводит. Или, может быть, ты хотела бы поехать со Стоксом или с Виком?
— Конечно, нет. Я бы хотела поехать одна, как обычно.
— Доставь мне удовольствие, — попросил ее Спайдер. — Чейз приехал сюда искать работу, а у меня ее достаточно. Сегодня он будет твоим телохранителем. Вернись вовремя, чтобы успеть переодеться к обеду. Ты же знаешь, как всех раздражает, когда ты опаздываешь и прерываешь общую беседу.
Айвори мрачно посмотрела куда-то мимо Чейза. Ее взгляд стал таким угрожающим, что ему пришлось напомнить себе: у Спайдера должны были быть причины считать, что она к нему неравнодушна. Он заставил себя улыбнуться:
— Я не буду тебе мешать.
— Попробовал бы ты это сделать, — сказала она с вызовом. — Что ж, пойдем, мы и так потеряли достаточно времени.
Прежде чем Чейз успел встать, она уже была на ногах и на полпути к дверям. Он двинулся вслед за ней и, обернувшись, подмигнул Спайдеру. Пират ответил легким кивком. Догнав Айвори возле дверей, Чейз постарался загладить вчерашнее происшествие.
— Если я оскорбил тебя вчера, мне действительно очень жаль. Как сказал твой отец, я не ищу неприятностей, мне просто нужна работа, и я не хочу, чтобы мы становились врагами.
— Немного поздновато ты это решил, ты не находишь?
Чейз подождал, пока они вошли в лифт, и прижал Айвори к стене. Ее глаза расширились, но он почувствовал, что скорее от удивления, чем от страха, и не отпустил ее.
— Я думаю, тебе понравился этот поцелуй вчера, так же как и мне. На самом деле поэтому ты и не особенно сопротивлялась.
Айвори отвернулась, но Чейз стоял так близко, что она чувствовала его теплое дыхание на своей щеке. С тех пор как они расстались, она не могла думать ни о чем другом, кроме него, но не хотела показать, как много значил для нее этот поцелуй. Она не привыкла ни с кем делиться своими переживаниями. Как только двери открылись, она проскользнула под рукой Чейза и стрелой вылетела из лифта.
Они находились на ярусе, где располагались доки и ремонтные мастерские. Здесь она чувствовала себя в большей безопасности: везде горел яркий свет, люди были заняты обычным делом. Всюду слышались оживленный говор, шутки и хриплый смех. Коркеры, чинившие свои маленькие корабли, держались в стороне, но тоже живописно дополняли общую картину. Воздух был пропитан резким неприятным запахом ракетного топлива и смазки. Время от времени огромные вентиляторы с оглушительным ревом подавали кислород, чтобы механики могли вдохнуть свежий воздух.
Большинство обслуживаемых кораблей были «Томагавки» — огромные транспорты, которые особенно любили пираты. Чейз не стал даже пытаться запомнить их номера с тем, чтобы потом о них сообщить.
— Оживленное место, — заметил он.
— Да. Не беспокойся, тут есть люди, которые каждое утро обслуживают и мой корабль.
Чейзу не хотелось бы лететь на ненадежном корабле, и когда Айвори ввела его в частный док, он с облегчением вздохнул: их шаттл оказался сравнительно новым. На нем не было опознавательных знаков, но как раз это и привлекало внимание. Космические транспорты всех корпораций носили свои опознавательные знаки, то же самое касалось и частных кораблей. Но на шаттле Айвори не было ни яркой эмблемы, ни какой-либо надписи, отличающей его от других, и потому было ясно, что это корабль незаконный. То, что Спайдер не зарегистрировал свой корабль, не удивило Чейза. Но он подумал, что подходящие знаки можно было бы и подделать.
Поднявшись на борт, он увидел, что кресла в главном отсеке сдвинуты, чтобы освободить место для семи надежно опечатанных алюминиевых контейнеров. Они были почти квадратные, с ручками с каждой стороны и достаточно маленькие, чтобы их мог унести один человек — если, конечно, их содержимое не будет слишком тяжелым. Они были сильно потерты и поцарапаны: видимо, Айвори часто ездила в этот своего рода банк.
Задавать слишком много вопросов было бы для Чейза небезопасно: это могло зародить в Айвори подозрения.
Но и полное отсутствие любопытства с его стороны могло показаться странным. Чейз постарался держаться золотой середины.
— Спайдер сказал, что мы едем в банк. Полагаю, эти ящики полны денег. Как же ты раньше справлялась с ними одна? Они не слишком тяжелы для тебя?
— Разумеется, нет. Пойдем в рубку. Хочу посмотреть, действительно ли ты умеешь управлять кораблем.
Шеф никогда не снабжал своих агентов легендами, которые были бы совершенной липой. Чейз действительно был хорошим пилотом. Прежде чем поступить в службу разведки Аладо, он был одним из лучших пилотов корпорации и совершал рейсы по всей Галактике. Усевшись в пилотское кресло, он пристегнул ремень и включил бортовой компьютер.
— В него уже введены координаты банка?
— Конечно. — Айвори заняла место второго пилота и ввела в компьютер кодированное сообщение.
— Добрый день, Айвори, — ответил тот приятным мужским голосом. — Время полета до банка сорок семь минут.
— Спасибо, «Рекс». — Айвори села в кресло и устроилась поудобнее.
— Ты назвала компьютер «Рексом»? Какая-то собачья кличка.
Айвори постучала пальцами по подлокотнику кресла.
— На самом деле его зовут «Тиранозаурус Рекс». Я обожаю динозавров и всяких рептилий, а вовсе не собак.
— Имя динозавра все равно не слишком подходит компьютеру, — возразил Чейз. — Они вымерли миллионы лет назад, а у твоего корабля — новейшая технология.
— Ты что, всегда такой невыносимый идиот?
Чейз не мот припомнить, чтобы другие женщины обращались с ним столь же уничижительно, но ведь те старались произвести на него хорошее впечатление. В цели Айвори это, очевидно, не входило.
— Можешь так считать, — заметил он. — Но я всегда стараюсь все объяснить логически.
— И упускаешь при этом из виду все живое, — возразила Айвори.
Она наклонилась и ввела новый код. Огни по периметру зажглись ярко-красным, пронзительно взвыла сирена, предупреждая об открытии металлических дверей дока.
— Посмотрим, сможешь ли ты вывести нас отсюда, не зацепившись о стены.
Чейз принял ее вызов и, аккуратно выведя корабль из дока, сделал вираж вокруг аванпоста, чтобы еще раз взглянуть на него со стороны. На вид он был похож на обычное сооружение, и снаружи не было ничего, что указывало бы на его особое предназначение. Он вполне мог бы сойти за центр какой-нибудь шахтерской колонии или один из многочисленных аванпостов, которые снабжали путешественников продовольствием и топливом. Вырулив на курс, Чейз снял руки с рычагов управления.
— Теперь «Рекс» справится сам.
Айвори отдала вслух команду «Рексу», и компьютер взял на себя управление шаттлом. Она повернулась к Чейзу:
— Не могу припомнить, чтобы отец брал пилота или кого-нибудь еще, кто просто искал бы работу, безо всякого поручительства со стороны наших людей. Что в тебе такого особенного?
— Может быть, моя неотразимая внешность?
Айвори не отреагировала на его шутку даже легкой улыбкой.
— Мне нужна правда, Чейз. Если ты собираешься иметь со мной дело и дальше, тебе лучше рассказать все сейчас.
Такую просьбу невозможно было выполнить, не рассказав о задании. Чейз слегка пожал плечами, как будто его совсем не смутил этот вопрос.
— У меня нет семьи, — соврал он тем уверенным тоном, которому его хорошо обучили в свое время. — И у меня не было никаких перспектив в работе с тех пор, как в Аладо обнаружили, каким делом я занимаюсь. Я продолжаю считать, что это было искусство, а не порнография. Учиться чему-то новому меня совершенно не устраивало, а скрываться и прозябать до конца жизни в какой-нибудь всеми забытой шахтерской колонии — это не для меня. Я такого не заслуживаю.
Он замолчал и взглянул прямо в глаза Айвори.
— Я не считаю, что делал что-то неправильно. Единственная моя ошибка в том, что доверил информацию не той женщине, и стоило нам расстаться, как она использовала ее против меня. Я не могу вернуться ни на Землю, ни в одну большую колонию, поэтому я и приехал на границу. Здесь человек с амбициями может пробиться и преуспеть, и я намерен здесь остаться. Я хотел бы не просто «иметь с тобой дело», мне хотелось бы большего. Но я буду терпелив и подожду, пока появится случай узнать друг друга получше. Теперь я хочу задать тебе один вопрос. Кто ударил меня вчера вечером?
Айвори помолчала, размышляя над тем, что он сказал.
— Я скажу тебе, но только потому, что он сам станет этим хвастаться при первой же возможности. Это Стокс, он один из цепных псов моего отца. Есть еще один, Вик. Будь осторожнее с ними обоими.
— Спасибо за предостережение. Они будут на обеде?
— Нет. Их не пускают в наши апартаменты, и это их здорово злит. Мой отец любит разговоры поинтереснее, чем те, которые могут поддержать они. Он предпочитает приглашать поэтов или философов.
Оказывается, Спайдер Даймонд был гораздо более сложной личностью, чем считал его Шеф. Чейз не стал открыто выражать свое удивление, хотя дружба пирата с поэтами показалась ему странной.
— А ты? — спросил он. — Здесь на аванпосте у тебя, наверно, нет достойных подруг. Может быть, есть какие-то особенные друзья среди мужчин?
— Смотря что ты считаешь «особенным».
Чейз наклонился к ней:
— Хорошие, заботливые, близкие. Которые целуют тебя так, как это сделал я.
Айвори посмотрела куда-то в сторону, и он уже понял ее ответ. Спайдер говорил, что у нее не было любовника, но сама она вела себя так, как будто ее обманули и бросили и ее сердечная рана до сих пор не зажила.
Может быть, она и старалась спрятаться за своим вызывающим поведением, но ей не удавалось полностью скрыть свою уязвимость. Чейз сам достаточно познал одиночество, чтобы научиться узнавать его в других, и он знал, как сильно ранит душу эта гнетущая пустота. Хотя он и старался быть объективным, но его вдруг заполнили чувства, которые он не ожидал найти в себе по отношению к дочери пирата. Он потянулся к ней и взял ее руку в свои.
Ее руки были так же красивы, как и вся она: одновременно и сильные, и нежные. Ее светлая кожа резко контрастировала с его смуглой, и он подумал, какое это красивое сочетание.
— Ты прекрасная, талантливая, умная девушка, и я желал тебя с того самого момента, как увидел, когда ты сдавала карты в казино. Я понимаю, что ты, наверное, часто слышала такие комплименты от других мужчин. Так часто, что тебе уже не хочется их слушать. Но я надеюсь, что, когда ты узнаешь меня получше, ты поверишь в мою искренность.
Слова Чейза были такими теплыми — такими же, как и его рука, и Айвори с трудом сдержала слезы. Она испугалась, что он может счесть ее сентиментальной, и тихо высвободила свою руку.
— Мне нужно пойти проверить груз.
Она отстегнула ремень и вышла из рубки. Но, оказавшись в грузовом отсеке, присела на краешек ящика и попыталась успокоиться. Она не хотела позволить этому красивому незнакомцу играть ее чувствами.
Она едва помнила свою мать. Говорили, что она очень похожа на нее, но ее собственные воспоминания были очень смутными. От матери у нее остался пузырек с духами. Их аромат неуловимо напоминал ей о любви, которой ей так не хватало, но она не могла восстановить в памяти ни одного эпизода, связанного с ее матерью. Почти всю ее жизнь ее воспитывал один Спайдер вместе с большим количеством разных учителей и воспитательниц. Некоторые из них действительно очень заботились о ней.
Теперь в ее жизнь ворвался Чейз Данкан. Ее инстинкт подсказывал ей не доверять ему, но сердце так хотело верить в его доброту. Она никогда не забывала о том, что она дочь Спайдера Даймонда — а он всегда советовал ей остерегаться мужчин, дающих щедрые обещания. Он утверждал, что такие люди всегда обещают больше, чем могут дать, и он очень не хотел, чтобы кто-то заставил ее страдать, как это часто бывает с другими женщинами. Хотя он и не говорил ей прямо, что мужчины могут интересоваться ею из выгоды, но она была достаточно умна, чтобы понять это сама.
Они приближались к тайной крепости, в которой ее отец держал украденные им товары, а также огромные суммы денег, вырученных в казино. Постаравшись забыть на время свои страхи и надежды, Айвори вернулась в рубку. Пользуясь своей интуицией и помощью «Рекса», она нашла тщательно скрытый вход. Двери дока, встроенного в стену кратера, открылись по ее сигналу. Повинуясь ее управлению, корабль вошел в широкий цементный коридор, где она посадила его так мягко, как будто он был не тяжелее перышка.
— Вот это мы и называем банком, — сказала она. — Поскольку мы единственные вкладчики, мы лишены приятных преимуществ коммерческого банка, но зато никто не может сюда проникнуть. Даже и не думай его ограбить.
— Мне это и в голову не пришло, — поспешил уверить ее Чейз, насмешливо улыбаясь. Он заметил грусть в ее глазах и спрашивал себя, о чем она думала — вряд ли о грузе.
Айвори закрыла входной люк, выровняла давление снаружи и сразу же вышла из корабля. Чейз последовал за ней. Их шаги гулким эхом отзывались в пустом коридоре. Они подошли к первой двери, Айвори набрала код на цифровой панели, и перед ними открылся проход в маленькую комнату. В ней стояли пять блестящих металлических роботов.
Внешне они походили на людей и были так отлично сделаны, что издали их можно было спутать с настоящими живыми существами. Однако вблизи было видно, что это создание рук ученого, а не Бога. Их тела отливали серебром, а черты лица, красиво оттененные золотом, повторяли черты Спайдера. Как только дверь открылась, они сделали шаг навстречу. В отличие от дерганых механических движений, обычно свойственных роботам, у этих жесты были плавными, как у живых организмов.
— Давайте, ребята, — позвала их Айвори. — Принимайтесь за работу.
Они были по меньшей мере семи футов ростом, и Чейз благоразумно посторонился, давая им дорогу. Прошагав через комнату, роботы резко повернули и гуськом пошли по коридору. Они подошли к шаттлу, быстро выгрузили ящики и первые пять отнесли ко второй двери. Здесь они остановились, ожидая, пока Айвори введет нужный код. Пока они заносили ящики, Чейз так живо представил себе огромный склад, до потолка набитый аккуратно запечатанными банкнотами, что даже не сделал попытки заглянуть внутрь.
— Что это за модель? — спросил он. — Я никогда не видел ничего похожего на этих роботов.
— И не увидишь еще несколько лет. Это экспериментальная модель, сейчас они только тестируются. Мой отец любит идти в ногу с новыми технологиями, и ему не нужно убеждать корпоративных бюрократов начать новое производство, поскольку все решает он один.
Она ни словом не упомянула о промышленном шпионаже, через который Спайдер добывал свои революционные технологии. Чейз задавал себе вопрос, а знает ли она вообще, что ее отец, возможно, просто где-то украл чертежи этих замечательных роботов, как он украл и «астральную пушку».
— Должно быть, у него не только лучшие во всей Галактике инженеры и техники, но и лучшие лаборатории, если он может производить роботов такого высокого класса.
Похвала Чейза прошла незамеченной. Айвори равнодушно пожала плечами:
— Это же просто андроиды, мы их используем из-за их силы. У них нет никаких особых умственных данных. «Рекс» несравнимо более сложный.
Чейз посмотрел, как два робота возвращаются к кораблю за оставшимися двумя контейнерами.
— Но они, очевидно, умеют считать. За оставшимися ящиками возвращаются всего двое.
— Умеют считать даже двухлетние дети.
Чейза раздражало, что Айвори упорно старается принизить ценность этих замечательных роботов.
— Может, и правда, но твои роботы не только умеют считать, но и могут выполнять трудную ручную работу, и их не надо кормить и платить им жалованье. Шахты мог ли бы стать гораздо более дешевыми, если заменить живых людей такими роботами. Спайдер собирается запускать их в массовое производство?
— В шахтах уже и так используется много всяких роботов.
— Да, но шахтерами там работают люди. А что, если обойтись там вообще без людей?
Айвори заглянула в комнату и увидела, как далеко продвинулась работа по пересчитыванию и укладыванию дохода предыдущего дня. Отметив, что роботы трудятся с максимальной эффективностью, она опять повернулась к Чейзу:
— Когда ты был маленьким, тебе когда-нибудь рассказывали сказку о курице, которая несла золотые яйца?
— Ну да, я помню, и что?
Айвори покачала головой. Похоже, ее угнетала его непроходимая тупость.
— Из шахтерских колоний не только вывозят минералы, но туда еще и ввозят огромное количество разного груза. Время от времени часть его уходит на сторону, а это означает большую прибыль. Часть этой прибыли оседает в нашем казино. Убери оттуда живых шахтеров, и количество грузов, поступающих на шахту, резко сократится, а вместе с тем упадут и наши прибыли. Так что у нас есть выбор: производить наших роботов или просто позволять работать «Алмазной шахте» так, как она работает, и каждый день получать от нее прибыль. Как ты думаешь, что выгоднее?
— Эта твоя философия нацелена на то, чтобы делать деньги сейчас, в ближайшее время, — возразил Чейз. — А если завтра кто-то начнет выпускать таких же роботов? Тогда их роботы будут работать на шахтах, а вы окажетесь не у дел.
— К счастью, у моего отца широкие интересы. «Алмазная шахта» — только один из них.
— Вот поэтому-то я и здесь. Тут кроются большие возможности.
— Ну вот и разговаривай с моим отцом относительно этих роботов, а я лучше займусь какими-нибудь другими делами.
Чейз надеялся, что она не участвовала в незаконном производстве «астральной пушки». Но, с другой стороны, он видел, как на фотографии она держала ее в руках, так что, возможно, она все-таки в этом замешана. Он решил оставить выяснение этого вопроса на потом, когда он получше узнает ее.
— Ты говоришь об искусстве? Мне кажется, эти твои кружки в виде игуаны просто великолепны и фрески тоже. Если у тебя есть своя студия, мне бы очень хотелось на нее взглянуть, когда мы вернемся.
— Ты что, серьезно?
— Ну конечно, почему бы и нет? Я бывал в студиях у нескольких художников, и мне всегда казалось, что там замечательно.
— Ах да, я и забыла. Ты же возил порнографию.
— Неправда. Я продавал искусство. Жаль, что у меня нет образцов, я бы показал тебе. Я имел дело с теми художниками и фотографами, которые относились к женскому телу с благоговением, граничащим с обожанием. Я не продавал всякую грязь.
— Это ты так говоришь.
Роботы сделали свое дело, вернули опустевшие ящики на шаттл и так же плавно и уверенно проследовали обратно в свою комнату. В отличие от живых рабочих они не требовали к себе внимания и могли спокойно замереть в ожидании, пока их снова не позовут. Айвори больше ни слова не сказала о них, но у Чейза осталось впечатление чего-то необычного. Когда они поднимались на борт, он оглянулся через плечо: коридор, должно быть, тянулся на целую милю в глубь астероида, и в нем он насчитал не меньше дюжины дверей. Может быть, здесь Спайдер хранит свое оружие, которое он, возможно, продает колонистам? Узнать это было частью его задания. Но пока что он занял пилотское кресло и притворился, что его единственная цель — произвести впечатление на ставшую внезапно чужой и далекой Айвори Даймонд.
Когда они прибыли на аванпост, Айвори неохотно, но все же согласилась показать Чейзу свою студию. Они уже подошли к лифту, ведущему в семейные апартаменты, как неожиданно двое людей преградили им путь. Чейз узнал их по фотографиям: это были Стокс и Вик. Чейза удивило, что Айвори вдруг сделала шаг вперед, как бы защищая его. Он, однако, был уверен, что и сам может постоять за себя. Он легко отстранил ее и улыбнулся Стоксу, делая вид, что не замечает его явного намерения свернуть ему шею.
Чейз как раз вовремя взял себя в руки, не выдав, что узнал Стокса. Это было бы непростительной ошибкой новичка, но он чувствовал, что в присутствии Айвори ему трудно вести себя профессионально. Внутренне собравшись, он приветствовал этих двоих так, как будто он видел их впервые.
— Если у вас есть дело к мисс Даймонд, — начал он, — обратитесь сначала к ее секретарю. Сейчас она занята со мной.
Стокс шагнул вперед. Он заложил пальцы за ремень и заговорил. Его грубый тон вполне соответствовал его позе:
— Последний раз, когда я тебя видел, ты лежал голый в клетке. Не знаю, почему Спайдер тебя выпустил, но никто не смеет мне приказывать, кроме него самого и Айвори.
Чейз обернулся к Айвори:
— Это Стокс?
Айвори кивнула и представила их — очень кратко, просто назвав имена. Удовлетворив таким образом любопытство Чейза, она обратилась к Стоксу:
— Ты так часто нарушал порядок, что уже, должно быть, совсем забыл о его существовании. Чейз со мной, и для тебя этого должно быть достаточно, чтобы оказывать ему некоторое уважение. Сейчас у нас есть дело наверху, а ваше место — в казино, присматривать за ранними посетителями.
Айвори нажала кнопку лифта, и двери тотчас же открылись. Она взяла Чейза за локоть и потянула за собой.
Двери закрылись, прежде чем Стокс или Вик успели что-либо процедить им вслед.
— Держись от них подальше, — предупредила она. — Они не умнее наших роботов, и с ними опасно находиться рядом.
— Я уже это понял, — заметил Чейз. — Но я тридцать шесть лет прекрасно прожил без твоей защиты, и мне бы хотелось, чтобы ты дала мне возможность разобраться со Стоксом и Виком самому.
— Я делаю то, что считаю нужным, — возразила Айвори. — И между прочим, если бы ты так хорошо умел заботиться о себе, как говоришь, ты бы все еще работал в Аладо, а не прятался на границе.
— Возможно, тут ты права, — смутился Чейз. Он сунул руки в карманы.
— Может быть, ты посмотришь мою студию в другой раз?
— Нет. Показывай, куда идти.
Очевидно, Спайдер был из тех людей, которые любят роскошь и размах. Его апартаменты были огромными, не меньше самой «Алмазной шахты». Айвори отвела Чейза в свое крыло и открыла дверь в просторное, ярко освещенное помещение, потолок которого был сделан так, как положено в студии художника. Справа стояли два широких стола, гончарное колесо, печь для обжига глины и ряд шкафов, в которых хранились глина, инструменты и глазурь.
Дальнюю стену занимало зеркало, пол был выложен Дубовым паркетом — это могло служить отличным местом для танцев. В стороне, у другой стены, стояли мольберт и еще несколько столов с принадлежностями для рисования. Было видно, что эту студию использовали для занятий самыми разными видами искусства. Заинтересовавшись, что может рисовать Айвори, Чейз подошел к мольберту.
Он никак не ожидал увидеть ангела, но Айвори действительно рисовала его. Его удивительная красота ошеломила Чейза. Как и на фресках, Айвори использовала приглушенные оттенки красновато-коричневого и золотистого. Эфирное существо лучилось светом, но все же казалось до боли земным. Его руки были распростерты, взгляд устремлен на небо: он, казалось, парил между земным миром и небесным. Светлый, женственный и гибкий, этот ангел был очень похож на Айвори, если бы не облако рыжих кудрей, мягко развевающихся сзади, за его крыльями.
— Чудесно, — сказал он. — Это автопортрет?
— Спасибо. Нет. Я хотела нарисовать мою мать.
— Чейзу ничего не говорили о матери Айвори.
— Расскажи мне о ней, — попросил он.
— Здесь нечего рассказывать. Она умерла, когда я была маленькой, я почти совсем ее не помню.
— А что говорит о ней твой отец?
Айвори подошла к столу и начала машинально перебирать кисти, отмокающие в банке со скипидаром.
— Практически ничего. К тому времени, когда я стала достаточно взрослой, чтобы задавать вопросы, я увидела, что они причиняют ему невыносимую боль. Я не думаю, чтобы, кроме моей матери, он действительно любил каких-нибудь других женщин, которые были с ним рядом.
— Даже Летнее Рагу?
— Летнюю Луну! — Ее сильно позабавила его шутка, и она засмеялась чистым, искрящимся смехом. Чейз с удивлением увидел, что, когда она отбросила свою обычную серьезность, перед ним оказалась молодая женщина, любящая посмеяться и не ищущая особого повода для веселья. Очарованный, он притянул ее в свои объятия и поцеловал, сначала легко, а потом со всевозрастающей настойчивостью, пока она наконец не разжала губы, позволяя более глубокий поцелуй.
Он запустил пальцы в ее волосы и прижал к себе, пока не почувствовал, что ее руки обвиваются вокруг его шеи, и понял, что она больше не стремится убежать.
Как и прежде, ее поцелуй был сладок, и ему было приятно держать ее в объятиях. Его руки скользнули к ее тонкой талии, потом к бедрам. Он притянул ее к себе, показывая, как сильно она его привлекает. С того момента, как он прикоснулся к ней, он не делал над собой никакого усилия, у него не возникло никакой задней мысли, что все это часть хорошо разработанного плана по поимке преступника. Конечно, нет, он просто был мужчиной, который так же изголодался по блаженству, как и трепещущая красавица в его руках, и он пожалел о том, что в этой хорошо обставленной студии не было кровати.
Когда наконец Айвори выскользнула из его объятий, он заметил, что щеки ее пылали, а дыхание стало учащенным, и понял, что она испытала такое же головокружительное чувство, что и он.
— Иди сюда. — Он попытался поймать ее руку, но она снова не далась, и он не стал преследовать ее дальше. Его остановил не только страх быть отвергнутым, но и то, что она могла пожаловаться отцу. Это не входило в его планы.
— Я думаю, ты права, — согласился он. — Если мы и дальше будем так отвлекаться, то можем не бояться опоздать к обеду. Мы на него просто не попадем.
Айвори сделала еще один неуверенный шаг назад.
— Как у тебя это получается?
— Что именно?
Айвори испугалась своих слов и просто покачала головой. Она не хотела, чтобы он узнал, насколько она была неопытна, и не хотела показать ему, какое сильное впечатление произвел на нее этот поцелуй. Его это могло бы только удивить, а она не вынесла бы и мысли, что он может посмеяться над ней за то, что ей нравились его поцелуи.
Айвори постаралась взять себя в руки.
— Найди Андре — это тот, кто прислуживал нам за ленчем. Он проводит тебя в комнату для гостей и даст одежду, подходящую для обеда.
Она вышла из студии прежде, чем Чейз успел попросить ее остаться. Но сам он не торопился уходить. Он остановился, чтобы внимательнее рассмотреть картину. На этот раз ему показалось, что это рыжеволосое создание не парит в небе, а отчаянно стремится покинуть землю. «Хотела ли этого и Айвори? — подумал он. — Пыталась ли она вырваться из пиратского мирка и открыть для себя мир, лежащий за его пределами?»
Она была не такой, как он ожидал и как ему описывали. Если бы он смог настроить ее против Спайдера, он разрушил бы его пиратскую империю изнутри. Это был другой план, не тот, что ему дали, но это не значит, что он не может осуществиться. Одной из причин, по которой он обычно так успешно справлялся со своими заданиями, была его способность любое событие оборачивать в свою пользу. Внутренний голос говорил ему, что с Айвори может быть связано падение Спайдера.
Он посмотрел на часы. Если он поспешит, то успеет встретиться с Ейлом до обеда. Если нет, то ему придется найти способ ускользнуть позднее и встретиться с ним в «Алмазной шахте». Подумав, что в следующий раз, когда он будет целовать Айвори, ничто уже его не остановит, он отправился на поиски Ейла. Отослав его, он сможет целиком отдаться выполнению приказа Спайдера и сделает все, что в его силах, чтобы подарить Айвори ночь, которую она запомнит на всю жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородная разбойница - Берк Синнамон


Комментарии к роману "Благородная разбойница - Берк Синнамон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100