Читать онлайн Благородная разбойница, автора - Берк Синнамон, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородная разбойница - Берк Синнамон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородная разбойница - Берк Синнамон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородная разбойница - Берк Синнамон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берк Синнамон

Благородная разбойница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Не в силах оторвать взгляд от монитора, Дрю сложил руки на груди и широко расставил ноги.
— И как давно она уже вот так ходит по камере?
Охранник пожал плечами. Он сидел напротив ряда мониторов и был обучен обращать внимание только на случаи саморазрушительного поведения, не более того.
— Час, может, два. Я подробно не записываю.
Раздраженный сарказмом охранника, Дрю повернулся к Шефу:
— Теперь, когда все заключенные помещены на корабли, я хочу, чтобы ее отпустили под мою ответственность. Даю вам слово, что мы оба появимся на суде.
Шеф засунул руки в карманы пальто:
— Это, без сомнения, самая удивительная просьба, с которой ко мне обращались. Ответ — категорическое нет. И Айвори, и Спайдер — оба будут содержаться в заключении. Они не будут отпущены до суда ни по какой причине, а после вынесения приговора им тоже не позволят любоваться видами.
Дрю на самом деле и не ожидал, что Шеф согласится на эту его просьбу, и сразу перешел к следующей:
— Я хочу, чтобы ее перевели в более просторную камеру. Эта слишком мала для длительного заключения.
— Ее пребывание в этой камере и не будет длительным, — возразил Шеф. — Наше расследование здесь завершится в течение ближайшей недели. Конечно, очень многое зависит от тебя.
Дрю уже болезненно осознал этот факт.
— Эта камера не больше собачьей конуры! — сказал он с укором.
— Она соответствует стандартам Конфедерации.
— Зато не соответствует моим, и я хочу, чтобы Айвори переместили в другое помещение. И нет никакой необходимости держать ее в одиночке Это жестоко.
Шеф не спал уже почти два дня и был не в настроении обсуждать удобства Айвори Даймонд.
— Она останется там, где есть. Я намереваюсь отдохнуть пару часов, и потом мы продолжим нашу беседу.
Айвори все еще мерила шагами крошечную камеру, и каждый ее шаг отзывался болью в сердце Дрю. Он готов был позволить Шефу спать сколько угодно, но не собирался рассказывать ему ни о чем, пока не сделает для Айвори все, что в его силах. Может, у него и не было «астральной пушки», чтобы размахивать ею, но он будет отчаянно торговаться, когда речь идет об Айвори.
— Я хочу видеть мою жену.
Шеф досадливо вздохнул:
— Во-первых, ты должен перестать называть ее своей женой, а во-вторых, ты должен прекратить любые контакты с ней. Как я понимаю, она с большим удовольствием видела бы тебя среди мертвых, чем возле ее дверей.
— Честно говоря, я не могу ее в этом винить.
— Опомнись, Дрю, что ты делаешь!
Дрю взглянул на своего начальника:
— Вы захватили «Шахту» так быстро. Может быть, я и не знаю Айвори достаточно долго, но знаю достаточно и уверен, что это не я пробудил в ней ту неистовую ярость, которую вы видели утром. Она уже была в ней прежде, еще до того, как я появился здесь, и я думаю, она поселилась в ней с того времени, когда умерла ее мать. Еще немного, и я смог бы взорвать операции Спайдера Даймонда изнутри.
— Ты не можешь быть в этом уверен, — сказал Шеф настойчиво. — Неужели тебя действительно удивляет то, что у Спайдера есть темные семейные секреты, или то, что он как следует не воспитал свою дочь? На самом деле нет никакой разницы в том, умерла ли его жена при каких-то таинственных обстоятельствах, или нет. Он окончит жизнь в тюрьме за незаконное производство и продажу «астральной пушки».
Дрю молчал, а Шеф продолжил, удовлетворенно хмыкнув:
— А что касается его солдат-роботов, то это удивительная удача, что мы нашли корабль-фабрику на стоянке в одном из доков. Кстати, выглядит он как один из кораблей Аладо, хотя те производились для мирных, а не для военных целей. Никто никогда не подозревал, что у Спайдера есть их подробные планы. У этого человека невероятный талант в точности знать, что именно нужно украсть. Прежде чем Дрю ответил, к ним подошел Ян Сент-Ив. На губах его играла самодовольная ухмылка, и это только усугубило и без того дурное настроение Дрю. Он не представлял себе, чтобы этот агент мог хоть как-то посодействовать его разговору с Шефом, и подвинулся, загораживая от Яна монитор с камерой Айвори. Он хотел дать ей хотя бы столько уединения, сколько мог.
— Спайдер не будет сотрудничать с нами, — сказал им Ян. — Но он сделал одно действительно интересное заявление.
Шеф сразу же забыл о своем намерении поспать.
— Да, и что же это?
Ян ответил, обращаясь скорее к Дрю, чем к Шефу:
— Он говорит, что с его дочерью нужно обращаться как с несовершеннолетней. Он утверждает, что ей всего шестнадцать лет.
Шеф вздохнул:
— Ерунда. Сколько ей лет, Дрю?
Дрю почувствовал холодок где-то внутри и комок в горле. В Айвори всегда была масса противоречий. Она могла носить костюм для ракетбола и вести себя как самая крутая сука во всей Галактике, но он не мог забыть удивления в ее глазах в тот вечер, когда он поцеловал ее среди зарослей орхидей. Ему нравилась в ней не ее самоуверенность, а именно трогательная беззащитность. Он вспомнил ее восторг, когда они строили песочный замок в «Райском приюте», и понял, что ей действительно могло быть всего шестнадцать. Если ее будут считать несовершеннолетней, ей не имеют права дать пожизненного заключения, поэтому он и не подумал опровергать слова Спайдера.
— Я понятия не имею, сколько ей лет, — сказал он им. — Я никогда ее не спрашивал.
— Для вас что-то значат слова этого растлителя не совершеннолетних? — спросил Ян.
Шеф отмахнулся:
— Это неуместно. Ты же знаешь, что агенты не подлежат наказанию за действия, совершенные ими во время задания.
— Это верно, — согласился Ян.
— Тогда пойди позадирай какого-нибудь пирата, — отрезал Шеф. — У нас с Дрю есть дела и поважнее, чем выслушивать твои колкости.
— Есть, сэр, — ответил Ян Шефу, лениво отдавая есть, резко повернулся кругом и вышел из пункта охраны. Шеф закрыл глаза и глубоко вздохнул. Когда он снова посмотрел на Дрю, у него в голове уже сложился план. — Это еще один мотив для того, чтобы поискать записи Спайдера, так что можешь быть уверен, я отыщу дату рождения Айвори и детали, касающиеся смерти ее матери, еще до конца этого дня. — Он взглянул на часы и быстро прикинул что-то в уме. — Встретимся в час у кабинета Спайдера.
— Я буду там, — ответил Дрю. Он подождал, пока Шеф не ушел, и повернулся, чтобы посмотреть на монитоp. — Во сколько заключенным дают ленч?
— Лотки поднимут из кухни в одиннадцать тридцать, — ответил охранник. Он заглянул в меню. — Сандвичи с сыром, овощная смесь и шоколадный пудинг. Вкусно. Нашей еде далеко до этой Хотите заказать лоток для себя?
— Нет, спасибо. — Дрю не завтракал, но ему и не хотелось. — Я хочу увидеться с моей женой.
— Послушайте, вы что, никак в толк не возьмете? Ни к одному из заключенных, которых мы взяли сегодня, не позволено пускать посетителей. Вы только себя мучаете, глядя на нее. Почему бы вам не пойти собирать улики, как остальным агентам?
— Где ключ?
— Что?
— Ты меня слышал. Я хочу ключ от ее камеры. Я только открою внешнюю дверь и поговорю с ней пять минут. Можешь засечь время, если хочешь.
Охранник знал, кто такой Дрю Джордан, и относился к нему с уважением и страхом.
— Я не хочу потерять мою работу.
— Кто об этом узнает?
Охранник взглянул на кнопку сигнализации.
— И даже не думай об этом, — предостерег его Дрю. — Просто дай мне ключ.
Как понимал охранник, у него не было иного выбора. Он не хотел рисковать, заставляя Дрю прибегнуть к силе, тогда он запросто мог бы остаться калекой или того хуже. Он подумал о своей жене и детях и стал гораздо сговорчивее:
— Там нет ключа. Двери камер открываются электронными кодами.
Он набрал нужную комбинацию для камеры Айвори и взглянул на монитор. Внешняя дверь отъехала в сторону, и Айвори подошла к ней.
— Пять минут, — объявил охранник с большей уверенностью, чем на самом деле испытывал. — А потом я закрою ее дверь.
Дрю устремился вниз по коридору. Его ботинки стучали по металлическому полу так громко, что шаги отзывались по всему проходу, и он добрался до камеры Айвори за несколько секунд. Когда она увидела его, та же холодная ярость, которую он видел этим утром, заполнила ее глаза, но, прежде чем она успела выкрикнуть очередное проклятие, он протянул руку сквозь решетку, схватил ее за волосы и, притянув к прутьям, прикрыл ей рот ладонью. Она пыталась вырваться, но он не пустил ее.
— Успокойся и послушай, — начал он торопливым шепотом. — Спайдер сказал, что тебе шестнадцать лет. Мне наплевать, правда это или нет, но ты должна поклясться, что это так, потому что это спасет тебя от пожизненного заключения. Ты поняла? Может, ты самый необузданный подросток в Галактике, но такая уж ты есть. Теперь я сделаю все, что только в моих силах, черт возьми, даже если ты и не будешь мне помогать, но ты должна, Айвори. Не говори никому ни слова, даже адвокату, которого тебе дадут.
С зажатым его рукой ртом, Айвори ничего не оставалось, как только хмуриться, но она не могла понять, почему Чейз… черт, как зовут этого человека? Ну, кто бы он ни был, почему он хочет ей помочь? «Еще один обман», — испугалась она, но он так настойчиво стремился убедить ее, что она почти готова была ему верить. Она удивилась, что на его щеке все еще виднелись царапины, которые она ему нанесла. «Почему он не залечил их?» — гадала она. Если он хотел, чтобы ей стало его жаль, то ему это не удалось. Однако она почувствовала себя немного спокойнее и, когда он ослабил хватку, кивнула.
Дрю перевел дух:
— Хорошо. Сейчас я стараюсь вытащить тебя отсюда. Ты должна верить мне, Айвори. Когда я приехал сюда, чтобы предотвратить продажу «астральных пушек», я даже и не подозревал, что влюблюсь в тебя. Я по-прежнему хочу, чтобы ты была моей женой, и, пожалуйста, пожалуйста, думай обо мне как о своем муже. Мне нельзя быть здесь, и я не могу остаться, но я буду возвращаться сюда так часто, как только смогу. — Боясь, что время сто почти кончилось, Дрю отпустил ее и отступил назад. — Я люблю тебя.
Айвори потрясла головой.
— Ты гнусный двуличный сукин сын, — закричала она. Она ухватилась за прутья и продолжала кричать: — Как же, стану я тебе доверять! Плевать я на тебя хотела! Убирайся отсюда к чертовой матери и не возвращайся!
Дверь захлопнулась, оборвав ее тираду, но Дрю услышал достаточно, чтобы понять, что она не поверила ему. Все, что он мог сделать, — это умолять ее подтвердить уловку ее отца, если это была уловка, и поклясться, что ей только шестнадцать. Он вернулся назад в пункт охраны.
— Спасибо. У вас есть листок бумаги?
Охранник слышал, что кричала Айвори, и сомневался, чтобы Дрю стал частым посетителем. Успокоившись на этот счет, он оторвал половинку от меню и протянул ему. Не дожидаясь, пока его попросят, он протянул и ручку. Дрю написал короткую записку и сложил ее вчетверо.
— Я хочу, чтобы ты положил ее в лоток с ленчем для Айвори. Ты сделаешь это для меня?
— У меня есть выбор?
— В общем, нет.
— Тогда сделаю. — Охранник взял за писку.
— Когда Дрю вышел, он подумал было развернуть ее, но решил, что это, должно быть, какое-нибудь сентиментальное любовное послание, и ему будет неловко его читать, поэтому он просто положил его в лоток для Айвори, как его и просили.
Когда невидимый охранник просунул в дверь лоток с ленчем, Айвори присела на койке и посмотрела на него. Потом до нее дошло, что, если она его не подберет, он может скоро исчезнуть, и поднялась, чтобы взять его. Встреча с Чейзом так расстроила ее, что у нее не было никакого аппетита, но она привыкла есть тогда, когда ей этого хотелось, и ей не нравилась идея проголодаться потом, когда до ужина будет далеко.
Она надкусила сандвич, и ей пришлось запить его большим глотком воды. Овощи были пережарены, а на пудинге сверху была водянистая пленка, и это показалось ей противным. Она подумала, что на потом она сможет оставить только сандвич, подобрала салфетку, чтобы завернуть его, и увидела записку. На ней, наискось печатными буквами было написано ее имя. Она никогда не видела почерка Чейза, но почувствовала, что записка могла быть только от него.
Она не стала бы ее читать, но делать ей было нечего, И она медленно развернула записку, разглаживая сгибы, и прочла. Там было всего несколько слов: «Верь мне. Мы снова найдем наш „Райский приют“. Дрю».
— Дрю, — сказала она тихо. Так вот как звали этого ублюдка, или это, может быть, одна из его многочисленных кличек. — Она разорвала записку на мелкие клочки и засунула под подушку. Если он опять ее побеспокоит, она кинет их ему в лицо.
В час дня Дрю встретился с Шефом в кабинете Спайдера. Шеф выглядел не слишком довольным, но это вообще было ему мало свойственно.
— Ну и что вы нашли? — спросил Дрю.
Шеф швырнул на стол пачку компьютерных распечаток и сел.
— Тут вообще нет записи о том, что Айвори Даймонд когда-либо родилась. Мы оба ее видели, так что нет сомнения, что она существует, но Спайдер даже не потрудился зарегистрировать ее рождение для Конфедерации. Само по себе это неудивительно. Большинство преступников не ставят в известность регистрационные бюро Конфедерации относительно пополнения в собственных семьях, но нам теперь трудно судить о ее возрасте. Возможно, мы могли бы облучить рентгеном ее кости и зубы.
— Только при ее согласии, — напомнил Дрю. — А я знаю, что вы сторонник правил при любых процедурах.
— Верно, — согласился Шеф, утомленно хмурясь. — Тем не менее я нашел сведения о ее матери. Уиллоу Беннеат Даймонд родилась в марсианской колонии в 2217-м, то есть ей было бы сорок три, если бы она была сейчас жива, но ты сказал мне, что ее уже нет в живых. Она и Спайдер поженились на Марсе в 2240-м, их брак зарегистрировал Джошуа Митчелл, который понятия не имел, что Спайдер находится в розыске. Она работала в дизайнерской фирме и после замужества просто исчезла. Предположим, Айвори родилась спустя год после их женитьбы. Тогда сейчас ей должно быть восемнадцать, может быть девятнадцать. В обоих случаях ее можно рассматривать на суде как совершеннолетнюю.
— Это же просто предположение, — заметил Дрю. Шеф откинулся на спинку стула и посмотрел на Дрю пристально, пока ему наконец не пришла в голову одна мысль:
— Спайдер не говорил со своей дочерью со времени налета. Всегда есть вероятность того, что у них существует разработанный план, но если его нет, она может не додуматься до него сама. Оставайся здесь. Я пойду на корабль и спрошу ее.
Собравшись с силами, Дрю молча кивнул. Когда Шеф вышел, он вытер рукавом лоб и постарался сосредоточиться, надеясь послать Айвори мысленный сигнал, чтобы она повторила в точности то, что он ей сказал. Она могла презирать его, но ведь он объяснил ей, почему ей выгодно быть шестнадцатилетней, и он молился, чтобы только она сказала это или же просто промолчала, когда Шеф станет ее спрашивать.
Он как-то по-новому зауважал Спайдера и пожалел, что сам не оказался настолько умен, чтобы придумать, как защитить Айвори от наказания, после того как понял, что их брак не будет считаться законным. Он ждал, больше боясь за Айвори, чем когда-либо боялся за самого себя. Теперь он жалел, что просто не забрал ее и не улетел на своем корабле в тот же вечер, когда появился Ян. Отчетливое понимание того, что Спайдер не отпустил бы их, не облегчало боли, которую он испытывал.
— Мне нужно было попытаться, — повторял он про себя. — Мне нужно было хотя бы попытаться.
Охранник не возражал, когда Шеф потребовал увидеться с Айвори Даймонд, но не стал признаваться, что он позволил это и Дрю Джордану. Подумав, что Шефа тоже ждет неприятный сюрприз, он откинулся на спинку кресла, глядя на монитор.
Когда дверь открылась, Айвори была готова бросить в лицо Дрю пригоршню обрывков, но вместо него она увидела маленького человека в черном костюме. Он не сводил с нее внимательного, пристального взгляда, а затем жестом подозвал подойти ближе. Она отступила.
— Я не причиню вам никакого вреда, — уверил ее Шеф. — Скажите мне, когда вы родились.
Айвори посмотрела на него невинным взором:
— 11 июня 2243 года.
Шеф чуть было не выругался, но вовремя спохватился.
— Благодарю вас. — У него больше не было к ней вопросов, и он вернулся к Дрю, все еще сердито хмурясь.
— Ей будет семнадцать в июне, — сказал он, входя в комнату. — Я подам прошение, чтобы ее рассматривали как совершеннолетнюю.
Дрю подождал, пока Шеф не сядет на место, за стол Спайдера.
— Нет, вы ничего подобного не сделаете, — сказал он ему. — Вы будете следить, чтобы с ней обращались как с несовершеннолетней, освободили и отдали ее мне на поруки, а иначе я не стану больше ничего рассказывать про Спайдера Даймонда. И поверьте, мне есть еще что рассказать.
Шеф задумчиво поджал губы. Ему не нравились угрозы, а эта казалась особенно обидной.
— Мне следовало знать в то утро в Ванкувере, когда ты так неохотно отправлялся на шаттл, что твои дни как полезного агента сочтены. Поскольку я рассматриваю весь этот прискорбный инцидент как собственную ошибку, я собираюсь позаботиться по мере сил, чтобы твоя мало летняя невеста вышла на свободу. Но твоя карьера в разведывательном управлении окончена, Дрю. Конечно, ты всегда сможешь работать пилотом в Аладо.
Дрю уже сам принял такое решение, но чувствовал, что должен возразить.
— Довольно суровая мера, — сказал он. — Я не провалил это задание. Я выяснил, где Спайдер производит свое оружие и кому он его продает. Это все, что требовалось.
— Отлично. Я прослежу, чтобы в твоем личном деле была записана еще одна положительная рекомендация, но для меня очевидно, что ты больше думаешь об Айвори Даймонд, чем об Аладо, а я не могу держать агента, чья верность находится под вопросом. Это конец. Теперь у тебя есть мое обещание, что я сделаю все, что смогу для твоей сквернословящей, невоспитанной невесты. И давай продолжим твой отчет.
— Я хочу, чтобы это было письменно зафиксировано.
Шеф был удивлен:
— Ты мне не веришь?
— Я верю, что вы выполняете вашу работу с безукоризненной честностью, Шеф, но на карту поставлено будущее Айвори, и я хочу иметь ваше письменное обещание, что с ней будут обращаться как с несовершеннолетней.
Шеф покачал головой, как будто говоря, что сегодня действительно тяжелый день. Он пошарил в столе Спайдера, нашел листок бумаги и быстро написал обещание.
— Может, ты хочешь, чтобы я подписал это при свидетелях?
— В этом нет необходимости. — Когда Шеф протянул ему листок, он сложил его и спрятал в карман куртки.
— Ах да, — заметил Шеф рассеянно. — У меня есть для тебя кое-что еще. — Он открыл верхний ящик стола и извлек оттуда украшения Айвори и ее обручальные кольца. — Вот, это твое. Заключенным не разрешается иметь никаких украшений, кроме религиозных.
Кольца лежали на столе, развенчанные символы любви и брака, с которыми — Дрю верил в это — еще не все покончено. Он взял их и, благоговейно вздохнув, подержал на ладони.
— Я сохраню их для нее.
— Дрю, — сказал Шеф мягким отеческим тоном, — поставь себя на место Айвори. Ты бы простил ее, если бы она предала тебя и уничтожила твою семью?
— Мои родители не были пиратами.
— Но если бы были, ты простил бы ее за то, что ею двигали справедливые намерения?
Если бы он был один, запертый в камере, едва достаточной, чтобы развернуться, простил бы он ее? Он даже не хотел об этом думать.
— Я понимаю, что это абсурдно.
— Слава Богу, что у тебя еще осталась капля здравого смысла. Значит, ты еще не совсем конченый человек. Мы отклонились от темы, — заметил он вдруг и, расправив узкие плечи, нетерпеливо забарабанил пальцами по столу. — Давай вернемся к нашему обсуждению деятельности Спайдера.
Убежденный в том, что теперь у него есть письменная гарантия будущего Айвори, Дрю уселся и принялся описывать банк пирата, где, как он был уверен, хранилась вся его разнообразная контрабанда. Он обещал отвезти туда Шефа завтра утром.
— Фабрика по производству «астральных пушек» находится на борту одного из «Томагавков», возможно, за регистрированных на имя той же фирмы, что и корабль с «серебряными парнями», который стоит сейчас в доке.
— Будет нетрудно установить его местонахождение.
— Поиск начнется немедленно, — заверил его Шеф. — У Спайдера должны быть записи о его деловых операциях где-то в компьютере, но пока мы не нашли ничего, кроме счетов с прибылями «Шахты». Ты знаешь, где его личные записи?
Дрю подумал с минуту, потом кивнул:
— Давайте попробуем поискать их на «Бластере» Спайдера.
Они спустились в док, где стоял корабль, и Дрю включил «Радугу».
— «Радуга», это Чейз Данкан. Как дела?
— Компьютер обрадовано промурлыкал:
— Теперь, когда вы здесь, Данкан, мне гораздо лучше.
Дрю засмеялся, заметив изумление на лице Шефа.
— Вместе со мной друг. Называй его Шеф и дай ему доступ к своим файлам. Скажите ей что-нибудь, — попросил Дрю.
Чувствуя замешательство, Шеф задумался на мгновение, потом откашлялся, прочищая горло.
— Рад познакомиться с вами… мм… мадам, Я уверен, нам будет приятно работать вместе.
Интонация «Радуги» стала еще более сексапильной:
— Я с удовольствием сделаю для вас все, что смогу, Шеф. Ваш голос занесен в каталог.
Дрю запросил список файлов «Радуги», и несколько минут они просматривали экран навигационного компьютера. Со стороны Дрю все это было лишь счастливой догадкой, но он постарался извлечь из нее как можно больше выгоды:
— Как видите, я не терял время даром.
Шеф неохотно признал это:
— Ну по крайней мере не все время. Распечатай мне первый файл, «Радуга».
— С наслаждением, мой дорогой.
— Мне нужно проверить еще кое-что, — сказал Дрю и вышел из рубки, в то время как Шеф углубился в чтение записей, которых, кроме Спайдера, никто ни когда не видел.
Дрю отправился в комнату Айвори и с облегчением увидел, что ее еще никто не обыскивал. Кровать была нетронута, и он быстро откинул покрывало. Когда в то утро он искал ее белье, он наткнулся на шкатулку, доверху наполненную бриллиантами. Сейчас он быстро сунул ее в карман куртки. Он знал, что камни были тоже украдены или куплены за деньги, которые Спайдер добыл каким угодно, но только не честным способом. Но у Айвори теперь больше не было наследства, а Дрю хотел, чтобы у нее были какие-то средства, чтобы прожить самой, если она откажется остаться с ним.
Не останавливаясь, он вышел из личных апартаментов и вернулся на свой корабль, который стоял там же, где он его поставил. Он вошел в рубку, открыл отделение позади кресла пилота, где лежали аварийные запасы, и положил шкатулку Айвори под верхний пакет с пайками. Он знал: то, что он сделал, могло рассматриваться как сокрытие улик, и это могло вовлечь его в более серьезные неприятности, чем те, которые он уже имел. Однако это был небольшой риск по сравнению с тем, в какую ужасную передрягу попала Айвори.
Он присел на минуту и продумал то, что ему еще предстояло передать Шефу. Факт, что Спайдер замешан в убийстве Сонни Дьюрана, стоил немало, но он решил попридержать его немного. Еще были уважаемые поэты, философы и музыканты, которые посещали «Шахту». Шеф придет просто в восторг, но эти имена он тоже пока не назовет.
В следующий раз, когда в двери Айвори показался лоток, в нем был ее альбом, полдюжины карандашей и три смены нижнего белья. Даже зная, кто их послал, она была благодарна за свежее белье и за возможность хоть чем-нибудь заняться. Если этот змей приползет сюда еще раз, она скажет, чтобы он принес какие-нибудь книги.
Она села на койке и пролистала альбом. Как она и ожидала, здесь была еще одна записка, написанная поперек первого чистого листа: «Я все еще в настроении, Люблю тебя, Дрю».
Первой реакцией Айвори был гнев, и он сменился яростью, бурлившей и поднимавшейся внутри нее. Этот сукин сын использовал ее, а теперь пытался о ней заботиться, как самый верный из мужей! У нее никогда бы не было никаких неприятностей, если бы не он. Должно быть, он принимает ее за самую безмозглую девицу во всей Галактике, но теперь ее не проведешь. Она загнула край страницы и загладила его ногтем. Потом оторвала аккуратный треугольник, разорвала на мелкие клочки и сунула под подушку.
Взяв карандаш, она начала рисовать абстрактный узор, который закручивался, вился и опускался по странице мучительными изгибами, и скоро он начал напоминать ей ее собственную жизнь. Линии вились, как змеи в древнем змеином колодце, и переползали с одной страницы на другую. Рисунок рос, пульсировал — живое творение искусства, и, забывшись в нем, Айвори не заметила, как появился лоток с обедом, пока аромат печеного яблока не раздразнил ее обоняние.
— Опять яблоки? — Подумав, что Аладо достала их где-то по дешевке, она первым делом подняла и съела свои десерт. Суп из дробленого гороха остался нетронутым, так же как салат из овощей. Она встала и потянулась, потом снова села, устроилась поудобнее и сосредоточилась на том, чтобы воплотить в абстрактной форме свободу, которой самой ей сейчас так не хватало.
Вместо того чтобы попросить разрешения Шефа и получить отказ, Дрю просто заснул в постели, которую он делил с Айвори. Он проснулся в два часа ночи и так забеспокоился об Айвори, что оделся и спустился на корабль, где ее держали. На дежурстве был новый охранник, и Дрю немедленно представился ему как ее муж.
Один взгляд на монитор в камере Айвори показал, что ей не лучше, чем ему самому. Свет в ее камере был притушен, но он все же мог хорошо ее разглядеть. Она опять шагала взад-вперед и била кулаком по двери всякий раз, как проходила мимо. Он не мог вынести этого зрелища.
— Она совсем не ложилась? — спросил он.
Охранник развалился на стуле. Остальные заключенные в своих камерах спали, и на протяжении последнего часа ему было не на кого смотреть, кроме Айвори Даймонд.
— Может, она и спала час или два, но потом встала с койки и с тех пор не ложилась.
Дрю понял, что Айвори опять мучил ее сон.
— Открой внешнюю дверь, — сказал он.
— Вы же знаете, что я не могу этого сделать.
Дрю пнул стул, на котором сидел охранник, так сильно, что он отлетел к стене.
— Открывай дверь, — повторил он. — А не то я начну пинать тебя.
Как и его вчерашний коллега, охранник счел, что лучше не спорить с Дрю Джорданом.
— Хорошо, сэр. — Он подвинул стул обратно к панели управления и набрал код. Когда Дрю пошел по коридору, охранник бросил взгляд на кнопку сигнализации, но был слишком напуган, чтобы ее нажать.
Погруженная в мысли, более темные, чем полумрак, царивший в камере, Айвори не сразу заметила, что дверь открылась. Только дойдя до угла камеры, она увидела Дрю, стоящего там. Она быстро запустила руку под подушку и бросила ему в лицо обрывки записок.
— Вот что я думаю о тебе, — прокричала она, но голос ее охрип и звучал не так громко, как в прошлый раз. — Ты дрянь, ничтожество, пустое место. — Она повернулась к нему спиной и отошла в другой конец камеры.
Дрю не отреагировал на взрыв ее эмоций:
— У тебя опять был этот сон? Я попрошу, чтобы тебе дали успокаивающее. Ты должна поспать. Береги себя, Айвори. Я сделаю так, чтобы тебя освободили насколько возможно быстрее.
Ей стало тошно от его заботливого участия, и она опять вернулась к двери.
— Лжец, — огрызнулась она. — Если бы не ты, я бы не оказалась здесь.
— Я знаю. — Дрю попытался протянуть руку сквозь прутья и прикоснуться к ней, но она быстро отскочила прочь. — Я не хотел, чтобы все кончилось вот так, — поклялся он. — Меня послали поймать Спайдера, а не тебя.
То, что он все еще ничего не сделал со своей щекой, озадачивало ее. Наконец она поняла.
— Ты должен ненавидеть себя за то, что ты сделал, — заявила она. — Иуда убил себя, но у тебя не хватает на это смелости, так ведь? Может, мы и пираты, но ты трусливый подонок.
Он поглядел на нее, не в состоянии ответить на ее ненависть словами любви, которая больше ничего для нее не значила.
— Мне не нужно совершать самоубийство, — сказал он. — Если я потерял тебя, я уже мертв.
Он повернулся, прежде чем она успела бросить ему в лицо очередную издевательскую насмешку, но ее смех эхом отдавался по коридору. Он поспешил скорее пройти мимо охранника, чтобы скрыть слезы, застилавшие ему глаза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородная разбойница - Берк Синнамон


Комментарии к роману "Благородная разбойница - Берк Синнамон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100