Читать онлайн Благородная разбойница, автора - Берк Синнамон, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородная разбойница - Берк Синнамон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородная разбойница - Берк Синнамон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородная разбойница - Берк Синнамон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берк Синнамон

Благородная разбойница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

На Айвори Даймонд было серебристое платье с разрезами по бокам, высоко открывающими ее ноги в блестящих чулках — как ей казалось, больше, чем нужно, но она не хотела обидеть отца и не сказала ему об этом. Каждый раз, когда он возвращался из поездки с дорогим подарком, она неизменно горячо благодарила его и надевала подарок раз или два, прежде чем забросить куда-нибудь в глубь гардероба, Она присела на кровать, чтобы натянуть мягкие серебристые туфли, затем встала и подошла к зеркалу. Несколькими медленными движениями она расчесала волосы, потом выпрямилась, тряхнула головой, и ее светлые с медовым отливом локоны рассыпались по плечам, Беглого взгляда в зеркало было достаточно, чтобы удовлетворенно отметить, что сегодня она выглядела так же элегантно, как и во все предыдущие вечера. Но внутри, в душе ее не было и следа той сияющей безмятежности, которую она увидела в своем отражении.
Айвори нетерпеливо перебирала украшения и наконец после долгого поиска среди бесценных камней выбрала пару сверкающих бриллиантовых серег в виде звезд. Пожелав себе, чтобы и ее перспективы оказались такими же сияющими, она вышла из своей комнаты и направилась в бар, где ее не ждало ничего интересного, разве что сдать карты в нескольких играх с высокими ставкам.
Аванпост Спайдера, который он, не встретив никакого сопротивления, захватил двадцать лет назад, находился на одном из астероидов и состоял из семи смежных ярусов. Верх занимали жилые помещения. Четыре яруса под ними приносили изрядный доход, это было убежище для всякого рода преступников и неблагонадежных лиц со всей Галактики, они назывались «Алмазной шахтой». По привычке Айвори спустилась вниз только на три этажа и вышла на охранный ярус, где из особой смотровой кабины она любила наблюдать за толпой в баре этажом ниже. Кроме помещений и мастерских для космических кораблей, аванпост ее отца был оснащен всем, что только могло себе представить порочное воображение ее обитателей. Рассматривая новоприбывших, она каждый раз с удивлением думала о том, что за их внешностью могут скрываться какие угодно пристрастия. Обычная ее работа в казино состояла в том, чтобы подогревать страсть игроков, провоцируя их на рискованную игру. Впрочем, это было совсем не трудно: азарт и любовь к рискованным ставкам были у них в крови. Но сегодня, как и вообще в последнее время, она немного задержалась, чтобы посмотреть, не появилось ли нечто новое, достойное ее внимания.
В середине недели здесь бывали обычные посетители, да еще она заметила одно случайное лицо, которое она смутно помнила по предыдущему визиту. Не принимая всех их в расчет, она продолжала всматриваться в толпу, и наконец ее взгляд остановился на широкоплечем мужчине, сидящем возле стойки. Его черные густые волосы свободно лежали на воротнике серой пилотской куртки. Он потягивал «вулкан», слегка наклонив голову, так что в темном зеркале за стойкой Айвори не могла разглядеть его лица. Это не смутило девушку: справа от нее была винтовая лестница, и она вела к скрытому проходу позади стойки.
Не касаясь перил, легкой танцующей походкой Айвори спустилась вниз и, подойдя к зеркальному стеклу, принялась разглядывать темноволосого незнакомца. Его лицо оказалось еще более привлекательным, чем она ожидала. Она обязательно бы запомнила его, встречайся они раньше, и теперь она гадала, кем бы он мог быть. Тот факт, что он прибыл на «Алмазную шахту», означал, что у него есть дела на границе. Возможно, они не были законными, но это ее не огорчало: она вообще никогда не встречала людей, которые зарабатывали бы себе на жизнь честным трудом.
Ей нравилось то, как он смотрит. У него были чудесные глаза, темно-карие, затененные густыми ресницами, и выразительные брови. Он не был похож на завсегдатаев бара, с их плоскими носами, разбитыми в бесчисленных драках. Когда он повернулся и взглянул через плечо, она увидела, какой у него красивый профиль — как на старинных золотых монетах. Его иссиня-черные волосы казались шелковистыми, и ей вдруг так захотелось запустить в них свои пальцы, что пришлось крепко сжать кулаки.
Она продолжала его разглядывать, ожидая, когда он заговорит. Он обменялся с барменом какой-то шуткой, и ей приятно было увидеть, какая у него ослепительная улыбка.
— Что это ты здесь делаешь? — спросил Стокс, неожиданно появляясь рядом с ней. — Ты вроде бы должна быть за своим столом?
Он прислонился к стене и скрестил руки на груди. Его губы кривились в насмешливую улыбку, придавая лицу хищное выражение, впрочем, обычное для его физиономии. Айвори не слышала, как он подошел к ней. Она пожала плечами: ей не хотелось признавать, что кто-то из посетителей ей понравился. Стремясь отделаться от Стокса, она отступила в сторону.
— Зачем спешить? Торопиться некуда. Я просто наблюдаю за толпой.
Стокс с любопытством окинул взглядом бар и, заметив Чейза, сразу догадался, за кем наблюдала Айвори. Он считал ее своей девушкой, хотя ему все еще не удавалось окончательно убедить ее в этом, и он выпрямился с растущим чувством ревности.
— Тот человек с краю, его поймали на перевозке контрабанды, он возил ее во время рейсовых полетов на корпорацию Аладо. Он не из тех, с которыми ты захотела бы общаться.
— Какая контрабанда? Наркотики?
— Откуда я знаю. Он был достаточно глуп, чтобы позволить себя поймать — все остальное не важно.
Стокс понизил голос до шепота, который он считал соблазнительным:
— Я бы гораздо охотнее поговорил о тебе. Это платье сидит на тебе как влитое, прямо как змеиная кожа. Не хочешь потереться об меня, чтобы ее сбросить?
Стокс никогда не упускал случая шепнуть ей какое-нибудь тошнотворное предложение, которое он ошибочно принимал за обольщение. Сейчас он вызвал у нее такое же отвращение, как обычно.
— Может быть, попробуешь свои комплименты на какой-нибудь из девочек Летней Луны? Мы им платим за то, чтобы они были посговорчивее.
Айвори подумала, что, если Стокс в ближайшее же время не изберет себе другой объект для ухаживания, ей придется пожаловаться отцу. Эта мысль обнадежила ее, и, поспешив прочь, она даже не удостоила его прощальным взглядом.
Входя в «Алмазную шахту», Чейз настраивал себя соответствующим образом. Однако здесь, в месте, где собиралось отребье со всей Галактики, не оказалось ничего из того, что он ожидал увидеть: не было ни слепящих огней, ни кричащей, безвкусной отделки, ни обнаженных женщин, танцующих на столах, ни пьяных музыкантов, играющих громко и не в лад. Здесь не было слышно хриплого хохота, и никто не выкрикивал грубых оскорблений. Это был оазис изящества и умиротворенности, изысканный, наполненный мягким звуком играющей арфы.
Стены и вся обстановка были выдержаны в глубоких синих тонах; пол выложен блестящей мраморной плиткой, синей с черным. Свет исходил из маленьких мерцающих ламп, спрятанных в углублениях темно-синего потолка. Все это было очень эффектно и неожиданно, и, подобно другим посетителям, Чейз почувствовал себя так, как будто он перенесся в теплую летнюю ночь на Земле. Ему пришлось напомнить себе, что он приехал сюда не отдыхать и что его цель здесь — уничтожить преступную империю Спайдера Даймонда.
Он присел у стойки и отметил про себя, что темное зеркало позади нее может скрыть кого-то, кто пожелает наблюдать за происходящим, оставаясь незамеченным. Чейз пробыл здесь около часа, прежде чем у него появилось неприятное ощущение, что за ним следят. Он запарковал свой корабль в доке, внес плату за две ночи, и никто не обращал на него ни малейшего внимания, а вот теперь его заметили, Чейз надеялся, что это был сам Даймонд. С годами он научился доверять своим инстинктам и, не желая облегчать задачу невидимому наблюдателю, решил двинуться с места.
Чейз допил свой «вулкан» — отвратительное пойло, по его мнению, но оно подходило к имиджу бесшабашного парня, который он должен был поддерживать, запустил пустой стакан по эбонитовой стойке, дал щедрые чаевые бармену и отправился осматривать помещения. Он быстро обнаружил, что в баре есть несколько смежных комнат, в которых предлагались различные развлечения — от карточных игр до женщин. Чейз не интересовался женщинами, которые явно занимались тут известным бизнесом, поэтому решил осмотреть все остальное.
Соседняя комната была выдержана в серо-голубых тонах с красными вкраплениями. В ней находились автоматы, где посетитель за умеренную плату мог выбрать на своем терминале какую-нибудь игровую программу. Он выбрал «Банши квест» — игру, основанную на бое между двумя военными космическими кораблями. Играл он умело и удачно и скоро привлек к себе внимание коркеров, которые встречали каждую его победу восторженными возгласами.
Он кивал и улыбался, как будто действительно хотел произвести на них впечатление Коркеры щеголяли всевозможными диковинными прическами, так что иногда была трудно отличить парней от девиц. Все они одевались в черную кожу, и с их ремней вызывающе свисали связки ключей самых причудливых форм. Такими ключами заводились маленькие космические корабли, размером чуть ли не с мотоцикл; эти блестящие металлические штуки постоянно задевали друг друга, издавая пронзительный звук какого-то дьявольского камертона. Чейзу мешал этот разноголосый звон, не дающий сосредоточиться, и он быстро потерял интерес к игре и уступил место другому игроку.
В третьей комнате располагалось казино, и она, как и первая, была в темно-синих тонах. Здесь посетители были старше, чем в комнате с автоматами. Чейз подумал, что Спайдер может оказаться где-то среди них, и принялся прогуливаться вдоль столов. Он узнал только некоторые игры, в иные из них любили играть только здесь, на границе, и по горам фишек на столах было ясно, что здесь можно все выиграть и все проиграть за одну-единственную ночь.
Он обошел полкомнаты, прежде чем заметил Айвори Даймонд, сидящую за столом футах в двадцати от него, и почувствовал, как ему трудно притворяться, будто он видит ее впервые. Она тасовала колоду карт с небрежной легкостью опытного игрока. За ее столом сидели трое мужчин. Не задумываясь о том, в какую игру они могут играть, Чейз быстро пересек комнату и присоединился к ним. Айвори посмотрела на него, и ему внезапно показалось, что он уже давно с ней знаком, однако он подумал, что, может, это просто потому, что он видел ее фотографию.
— Если вы начинаете новую партию, раздайте и на меня, — попросил он.
Сквозь затемненное стекло Айвори не могла оценить золотистого оттенка его смуглой кожи, а когда он улыбнулся ей, ее ослепила белизна его зубов, У него был глубокий звучный голос, как у актера, и ей захотелось, чтобы он продолжал говорить. Но она одернула себя: какого разговора можно было ожидать, разве что нескольких слов, сказанных во время игры. Она подумала, что он привлекательнее других красивых мужчин, которых она видела, но они приезжали и уезжали отсюда так часто, что ей тут же пришлось задуматься, а задержится ли он здесь достаточно долго, чтобы завязать какое-либо знакомство.
— Мы играем в покер по местным правилам. — Она пододвинула ему аккуратно отпечатанный список. — Большинство предпочитают сначала посмотреть пару конов, прежде чем присоединяться к игре.
Чейз прочел причудливый набор их правил; они привели его в некоторое замешательство, но он покачал головой;
— Нет, раздавайте сразу.
Стол был покрыт темно-синим полотном; карты того же Оттенка совершенно сливались бы с ним, если б не были украшены как бы блестящей россыпью падающих звезд. Чейз взял свои карты и сел, обдумывая первый ход. Мужчины, сидящие рядом, быстро назвали свои ставки я выжидательно посмотрели на него, чтобы он сделал свою. Один из них был коркер, едва ли старше двадцати лет, Двум другим было за тридцать. Бритые головы и маленькие, как бусины, глаза делали их похожими на недоделанных андроидов, но Чейз и не ожидал встретить здесь лучших представителей человечества.
Поскольку предполагалось, что он занимался контрабандой, ему дали достаточно денег, чтобы он мог играть в течение нескольких дней, — достаточно даже при постоянном проигрыше. Однако он выиграл первый кон и был удивлен этим даже больше своих партнеров. На втором кону он проиграл то, что выиграл на первом, но третий и четвертый тоже закончились для него удачно. Так продолжалось, пока Айвори не начала тасовать карты для пятого кона. Чейз вдруг заметил, что она подтасовывает колоду. Его не особенно это возмутило, и, кроме того, говорить об этом было не в его интересах. Он притворялся, что ничего не замечает, пока вдруг один из его бритоголовых партнеров, тот, что пошире в плечах, не вскочил на ноги:
— Спайдер и так достаточно богат, чтобы еще его крупье меня дурачили! Гони обратно то, что я проиграл, а не то будешь делить со мной постель, пока не возместишь мне проигрыш!
Ейл Линкольн должен был приехать на днях, но зачем было ждать запланированной сцены, когда можно было воспользоваться моментом.
— Заткнись и сядь, — сказал ему Чейз. — Никто тебя не дурачит.
— Ты что же, хочешь сказать, что я вру? — взревел бритый.
Чейз бросил карты и подчеркнуто неторопливо встал.
— Нет. Я утверждаю, что ты дурак и урод.
Ярость вспыхнула в маленьких глазах воинственного игрока и, наклонив голову, как таран, он бросился на Чейза. Тот в последний момент подался в сторону, и со всего размаху бритый задира врезался в какого-то коркера, в неудачный момент проходившего мимо. Оба со стуком рухнули на пол. Стоило одному приподняться, как более ловкий коркер врезал ему кулаком по носу. Со всех сторон толпа возмущенных коркеров сбежалась на помощь своему дружку, столько же здоровенных пиратов встало на защиту бритого. Драка началась всерьез. Мало интересуясь ее исходом, Чейз обогнул стол, взял Айвори за руку и потянул за собой.
— Покажи мне, как отсюда выйти, — прокричал он сквозь шум потасовки.
Айвори видела в своей жизни слишком много драк, чтобы интересоваться, кто победит в этой. Она вывела Чейза из казино наружу, и они оказались на обзорной площадке. Здесь, на фоне мерцающих звезд, она прислонилась спиной к перилам и глубоко вздохнула.
— Я могу сама позаботиться о себе, — сказала она. — Я не нуждаюсь в том, чтобы меня спасали всякие благонамеренные незнакомцы.
Чейз, который успел сгрести со стола свой выигрыш, теперь засовывал фишки в карман куртки.
— Трудно поверить, но ты одна из самых небрежных крупье, которых я только видел. Ты ужасно привлекательная, но это ведь не значит, что все мужчины будут смотреть только на тебя и не заметят, как ты нарушаешь правила.
Оскорбленная, Айвори повернулась к нему спиной. Она была разочарована: он оказался таким же несносным, как и все остальные мужчины, которых она знала. Даже еще отвратительнее: ведь вначале он показался ей лучше других. «Мужчины все одинаковы, — подумала она с грустью. — Ни в одном из них нет ничего хорошего».
— Зачем же ты назвал Уэйна дураком, если ты думаешь, что он прав?
— Уэйн? «Слизняк» ему бы подошло больше. Давай просто считать, что мне нравится выручать женщин из не приятностей, даже если у них не хватает хороших манер, чтобы сказать спасибо.
Айвори с негодованием посмотрела на него:
— Если бы Уэйн только прикоснулся ко мне, он был бы мертв еще прежде, чем понял, что он сделал.
Чейз оперся о перила и скрестил руки на груди:
— Что ж, ты небрежный крупье, но достаточно самоуверенная. Если бы ты как следует набила руку или, наоборот, стала бы вести дела честно, то тебе бы не понадобилась никакая защита. Вряд ли кто-то действительно верит, что в «Алмазной шахте» играют честно, но, когда их дурачат так беззастенчиво, как это делаешь ты, они имеют полное право вести себя несдержанно.
— Я бы посоветовала тебе быть поосторожнее, — ответила Айвори резко. — А не то тебе могут предоставить замечательную возможность быть похороненным в космосе.
Фотография Айвори не могла полностью передать ее такой, какой она была на самом деле. Когда она выходила из себя, сквозь ее светлую кожу проступал очаровательный румянец. То, что дочь пирата может краснеть, пусть даже от гнева, было для Чейза сюрпризом.
— Я пилот, так что похороны в космосе — это мне вполне подходит. Но я надеюсь, что ты хотя бы исполнишь мое последнее желание.
— Даже не рассчитывай на это.
Решив играть свою роль до конца, Чейз шагнул к ней, положил руки ей на плечи и повернул к себе. Он приподнял ее голову, и его палец удивительно подошел к ямочке на ее подбородке, а когда он нагнулся, чтобы ее поцеловать, то с удивлением почувствовал, что их губы подходят друг другу еще лучше. Он просто хотел заставить ее замолчать, перестать говорить резкости самым действенным и впечатляющим образом, но ее губы оказались такими сладкими, что он позабыл об этом.
Внезапно резкая боль разорвалась в его голове, колени подогнулись, и он упал ничком, растянувшись у самых кончиков серебряных туфель Айвори. Стокс с широкой ухмылкой опустил маленькую, но отлично уравновешенную металлическую дубинку, свалившую Чейза, и уже было размахнулся, чтобы со всей силы пнуть его ногой, но Айвори остановила его.
— Зачем его бить, если он все равно не почувствует? — сказала она.
— Почувствует пару сломанных ребер, когда очнется. Если, конечно, Спайдер разрешит ему очнуться. А если нет, то он не первый, кого мы на этой неделе выкинули из шлюза. Тогда ему уже не будет важно, насколько сильно его избили.
Айвори прекрасно знала, как ее отец ведет дела. С того момента, как новый гость попадал в «Алмазную шахту», Спайдер один решал, когда и каким образом тот уйдет. Айвори подняла руку к губам, но скорее не затем, чтобы стереть поцелуй заносчивого незнакомца, а чтобы еще раз ощутить восхитительное тепло его губ. Может быть, он и поцеловал ее без ее согласия, но он был скорее нежен, чем груб, и это было так неожиданно и приятно.
— Я не хочу, чтобы его били, — приказала она. — Просто отнеси его вниз в бункер и помести в отдельную камеру. Я хочу, чтобы мой отец взглянул на него, прежде чем решать, что с ним делать.
Стокс нагнулся и пошарил в карманах Чейза, все еще лежащего без сознания.
— Смотри-ка, довольно много выиграл. Он забрал фишки и все деньги, которые нашел в карманах, и начал рыться в остальных, застегнутых на «молнию», пока не обнаружил документы. Он внимательно изучил ламинированную карточку, затем перевернул Чейза и сравнил его лицо с фотографией.
— Чейз Данкан. Это же имя он назвал, когда парковал свой корабль в доке. Мы знаем, что его разыскивают, за него даже назначено вознаграждение. Можно было бы получить за него кое-какие деньги, и я был бы рад разделить их с тобой.
— Если ты начнешь сдавать людей за выкуп, казино тут же опустеет. Ничего не делай, просто запри его хорошенько.
Айвори подошла к двери и выглянула наружу. Вопящие коркеры и пираты с обезумевшими лицами все еще пытались искалечить друг друга. Она утомленно вздохнула:
— Еще одна ночь в раю.
— Да, но это же твой рай. Владеть им — уже достаточное утешение.
Айвори обернулась, чтобы еще раз бросить взгляд на Чейза Данкана. Она даже не сделала попытки объяснить, насколько мало для нее значат деньги ее отца; Стокс никогда бы ее не понял. Легкий поцелуй, исполненный любви, был ей гораздо дороже. Эта мысль так расстроила ее, что она поскорее поднялась на охранный ярус, где было безлюдно и пусто и ничего не напоминало ей о чувстве, настолько бесценном, что она даже не могла его назвать.
Тщательно обыскав Чейза, Стокс крепко схватил его и наполовину потащил, наполовину понес к лифту. Он спустился на нижний ярус, где Спайдер Даймонд держал тех из своих посетителей, которые нарушали его законы. Помещение было тускло освещенным и нарочно плохо отапливалось, так что здесь всегда было холодно и промозгло. Стокс отволок своего пленника в камеру, сделанную из решеток, и стащил с него одежду. На спине Чейза он заметил татуировку Ворона, но принял его за стилизованного орла. Изображение этой гордой птицы было популярно среди пилотов, поэтому он не придал этому никакого значения. Теперь, когда Айвори не могла ему помешать, он с размаху пнул Чейза ногой.
Чейз очнулся только на следующее утро. Стокс забрал у него часы, поэтому он не мог определить, сколько времени был без сознания. Голова у него раскалывалась от мучительной пульсирующей боли, а когда он сделал попытку встать, сломанные ребра напомнили о себе такой жгучей болью, что он почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота. Он закрыл глаза, чтобы справиться с ней, потом, вспомнив, где он находится, потихоньку открыл их снова. Для человека, занимающегося подобной работой, сломанные ребра были привычным делом. Нужно только не двигаться слишком быстро и не делать глубоких вздохов.
Почувствовав, что теперь в состоянии контролировать свое тело, он осторожно сел и огляделся. Голые стены — вот и все, что было с трех сторон от него. Но с четвертой стороны он увидел Спайдера Даймонда, который смотрел на него самым пристальным и холодным взглядом, который он когда-либо видел. Глаза у этого человека оказались не голубыми, а темно-серыми, цвета стали, и Чейз не ощутил особой радости от того, что их встреча наконец состоялась. На нем не было одежды, все тело ломило, и от этого он чувствовал себя особенно неуютно, хотя старался не показывать этого.
— Кто вы такой? — спросил он.
— Я Спайдер Даймонд, и я уже знаю, что тебя зовут Чейз Данкан, так что можешь не тратить время на официальные представления. Корпорация Аладо очень хочет заполучить тебя обратно. Скажи мне, есть ли у меня какая-нибудь причина не сдавать тебя им?
Стараясь не изменять позы, Чейз осторожно поднял руку и убрал волосы с лица.
— У тебя есть крупье, который совершенно никуда не годится, — начал он. — Когда Уэйн поймал ее на мошенничестве, я попытался защитить ее, но оказалось, что она мне, похоже, не очень-то благодарна.
Спайдер подцепил ногой табуретку, пододвинул ее и сел.
— Она моя дочь, и она действительно склонна ко всяким выходкам. Это моя ошибка, которую я собираюсь исправить. Тут ходят слухи, что любого, кто к ней подойдет, я выкидываю из шлюза. Это совершенно не так, но, к сожалению, большинство мужчин этому верят и поэтому избегают ее общества. Но она сказала мне, что ты ее поцеловал. С какой стати ты так расхрабрился?
Пытаясь заговорить как можно убедительнее, Чейз перевел дух, но острая боль в груди заставила его похолодеть.
— Не знаю, стоит ли считать это храбростью Я же не знал, кто она такая.
Спайдер наклонился, чтобы лучше видеть Чейза сквозь прутья решетки.
— Как тебя сумели поймать?
— Не знаю. Кто-то ударил меня сзади.
— Нет, я говорю не о том, как ты целовал Айвори. Я имею в виду твои занятия контрабандой.
Чейз замерз, ему было не по себе, но все-таки не настолько, чтобы забыть свою историю.
— Одна моя бывшая подружка обозлилась на меня и сдала властям. После всего того, что я потратил на эту суку, я ожидал с ее стороны больше верности.
— А что, верность для тебя так важна?
— Разумеется. — Голос Чейза звучал убежден но. — Я никогда не предаю друзей.
— А врагов?
— С какой стати хранить верность врагу? По крайней мере я не вижу в этом смысла. Он же может предать тебя при первой же возможности. Я вообще не знал, что у меня есть враг, пока меня не арестовали. Эти женщины… — пробормотал он, как будто одно это слово стоило целой истории.
На Спайдере были эффектная темно-синяя пилотская форма и такие же ботинки. Как и на фотографии Нельсона, его подбородок был несколько дней небрит, а светлые волосы так спутаны, как будто он побывал в аэротрубе. Рассказ пленника позабавил его, и он захотел услышать от него побольше.
— Что за контрабанду ты возил?
Чейз с невинным видом пожал плечами:
— Ну, я считал, что это искусство, но те, которые меня арестовали, говорили, что это порнография. Понимаете, в колониях мало женщин, и я не вижу ничего преступного, если мужчина хочет получать удовольствие, глядя на фотографию красивой женщины.
Спайдер кивнул в знак согласия, продолжая внимательно изучать своего пленника. Он встал и прошелся вдоль камеры, рассматривая его со всех сторон. Очевидно, довольный увиденным, он пришел к какому-то решению и снова сел.
— У меня есть для тебя предложение.
— Отлично. Может быть, обсудим его где-нибудь в более теплом месте?
— Нет. Мне кажется, что низкая температура бодрит. Очевидно, ты меньше всего этого ожидаешь, но ты приглянулся моей дочери.
Чейз грустно покачал головой и тут же пожалел об этом, потому что боль усилилась. Он сжал голову руками, тщетно надеясь, что это облегчит его страдания.
— Я надеюсь, вы мне простите то, что я скажу, но она очень странным способом выражает свою симпатию.
— Может быть, это потому, что она вообще неопытна во всем, что касается мужчин.
В продолжение своей карьеры Чейз попадал во многие странные ситуации, но он не мог припомнить ни одной, похожей на ту, в которой он теперь оказался. Он ожидал, что Даймонд окажется обычным прожженным головорезом. Может, он таким и был, но Чейз никак не мог предположить, что такой человек заведет с ним доверительный разговор о своей дочери. Он почувствовал, как его зубы начинают стучать от холода.
— Что значит «неопытна»?
— Она девственница и собирается оставаться ею до тех пор, пока не встретит мужчину, с которым сможет быть на равных. Я думаю, что ты можешь оказаться таким мужчиной.
Шеф предупреждал его об испытании, но разве мог он представить себе, что оно окажется таким удивительным. Чейз поднял руку:
— Подождите-ка, вы меня совершенно смутили. Что конкретно вы хотите, чтобы я сделал?
Спайдер поднялся и оттолкнул от себя табуретку:
— Я хочу, чтобы ты женился на моей дочери и был примерным мужем. Сначала, конечно, ты должен сделать так, чтобы она тебя полюбила, а это будет непросто. Если тебе нужно время, чтобы обдумать мое предложение, можешь немного подумать. Просто скажи тому, кто будет приносить тебе еду, что ты пришел к какому-то решению, и тогда я снова приду повидаться с тобой.
Чувствуя, что он уже на грани переохлаждения, Чейз ухватился за прутья и кое-как ухитрился встать. Он пошатнулся, но все-таки удержался на ногах.
— Я дам вам ответ прямо сейчас, сэр. Для меня большая честь жениться на вашей дочери.
Спайдер окинул взглядом его мускулистую фигуру и посмотрел ему в глаза:
— Айвори не должна даже заподозрить о нашем разговоре. Если ты когда-нибудь позволишь себе хоть один намек, он будет последним в твоей жизни.
— Понимаю. Она ни о чем не догадается, даю вам слово. Но что, если она все-таки не влюбится в меня, несмотря на все мои старания.
Спайдер засмеялся и повернулся, чтобы уйти.
— Тогда я действительно выкину тебя из шлюза, и все твои неприятности разом кончатся.
Почувствовав, как его подташнивает от этой угрозы, Чейз продолжал стоять, ожидая, пока ему принесут одежду. И как ни старался, он не мог придумать, как ему выбраться из этой переделки и каким образом Ейл Линкольн мог бы ему помочь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородная разбойница - Берк Синнамон


Комментарии к роману "Благородная разбойница - Берк Синнамон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100