Читать онлайн Благородная разбойница, автора - Берк Синнамон, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородная разбойница - Берк Синнамон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородная разбойница - Берк Синнамон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородная разбойница - Берк Синнамон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берк Синнамон

Благородная разбойница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Чейз этой ночью спал меньше, чем Айвори, но ради ее спокойствия постарался выглядеть хорошо отдохнувшим и ласково приветствовал ее поутру. Она, в свою очередь, попыталась обмануть его бодрой улыбкой и поспешила встать с постели прежде, чем он успел заговорить с ней, чтобы он не заметил ее настроения. Спайдер уже позавтракал, не вынуждая их обманывать кого-то еще, кроме друг друга. Однако он их встретил, когда они выходили из столовой.
— Все еще работаешь над своими игуанами? — спросил Спайдер дочь.
Айвори бросила озабоченный взгляд на Чейза и улыбнулась отцу:
— Вчера я приготовила глину на сегодня, надеюсь сделать одну-две игуаны. Извини меня, я тороплюсь, хочу скорее начать.
— Удачи! — крикнул ей Чейз, и она, обернувшись, махнула ему рукой.
Спайдер взял Чейза под руку.
— Пойдем со мной, — сказал он. — Я хочу показать тебе кое-что — думаю, это покажется тебе интересным.
Чейз проводил прощальным взглядом Айвори и последовал за тестем. Он не был уверен, что рейд нагрянет сегодня, но очень не хотел покидать Айвори ни на минуту. Шеф предпочитал проводить облавы рано утром, когда пьяные уже расходятся, а трезвые еще не встали. Четыре часа утра было его любимым временем для нанесения удара, но он никогда не следовал одному и тому же плану дважды. Ян Сент-Ив предупредил, что рейд прибудет скоро, но он не уточнил когда именно, и Чейз оставался в напряженном ожидании.
Занятый своими мыслями, он не делал попытки заговорить со Спайдером, пока они спускались на лифте к докам на первый ярус. В главном доке снабжения стояли три «Томагавка», и Спайдер повел его на борт того, что стоял в центре. Не желая показать, что Айвори уже рассказала ему об истинном предназначении кораблей, Чейз изобразил удивление, когда они вошли в главный грузовой отсек и со всех сторон оказались окружены ящиками с аккуратно уложенными деталями и длинными столами с оборудованием для производства замечательных «серебряных роботов» Спайдера.
— Передвижная фабрика, — пробормотал Чейз, удивленно присвистнув, — Очень умно.
Довольный похвалой Чейза, Спайдер широко усмехнулся, но, как обычно, в его холодных серых глазах не отразилось радости.
— Ну да, я тоже так считаю. Я бы послал тебя в следующую поездку, чтобы ты смог посмотреть на весь процесс, но я знаю, что Айвори никогда не простит мне, если я вас разделю.
— Пошлите ее вместе со мной, — предложил Чейз, цепляясь за новую возможность увезти ее, чтобы она не стала свидетелем грядущей облавы.
— Навряд ли, — сказал Спайдер. Он махнул Чейзу, чтобы тот следовал за ним, и продолжил экскурсию. — Мы действуем по произвольному расписанию: от четырех до шести недель в полете, два-три дня на заправку и снабжение. Корабль зарегистрирован на имя законной корпорации. Он ходит по обычным транспортным маршрутам и не привлекает к себе никакого внимания.
— А где хранятся собранные модели? — Чейз следил за едва уловимыми изменениями лица Спайдера, когда тот прикидывал про себя, стоит ли делиться этими сведениями. Он довольно долго молчал, очевидно, колеблясь, потом сдался:
— Они в одном из помещений в банке. Ты видел первую команду, но есть и другие.
Они шли по проходу, заставленному со всех сторон полированными деталями для роботов, и Чейз внимательно слушал, как Спайдер делится своими амбициозными планами относительно «серебряных солдат». Чейзу нетрудно было выказывать восхищение великолепной работой инженеров, но он был полон решимости не дать осуществиться зловещим планам по их применению. Они провели все утро на борту «Томагавка», и Спайдер поделился с Чейзом, что собирается привлечь его к следующей фазе своего плана:
— Прежде чем начать рекламировать их возможности, я собираюсь получить сотню «серебряных парней», готовых к действию. Но когда они поступят в продажу, я думаю предоставить главную роль тебе. Ты спросил о плате за работу, которую будешь делать для меня, так вот — чем большую цену за них ты получишь, тем больше заработаешь.
— Для меня это замечательно, но мне, наверное, следовало договориться о плате еще до того, как я женился на Айвори.
Приятно удивленный, Спайдер громко рассмеялся:
— Мне нравится, как быстро ты учишься заботиться о своих интересах. Но можешь не беспокоиться. Ты по лучишь щедрые комиссионные.
На корабле никого не было, кроме них, экипаж и рабочие отдыхали на «Шахте». Зная, что их не могут подслушать, Спайдер перевел разговор на более личную тему:
— Я не часто вижу Айвори с тех пор, как вы поженились, но успел заметить, что она несчастлива. Как могло случиться, что между вами уже что-то не так?
Чейз не мог дать простой ответ и открыл только часть правды:
— Мы с Айвори прекрасно ладим. Но она скучает по своей матери. Впрочем, как я понимаю, теперь, после свадьбы, наш договор потерял силу. Если хотите узнать, что волнует вашу дочь, спросите ее сами.
Спайдер привык настаивать на своем, и теперь на его лице не было ни тени улыбки.
— Нет. Став замужней женщиной, она должна доверяться своему мужу, а не отцу. Если она думает о смерти своей матери, отвлеки ее.
— Я стараюсь, как могу.
— И не забывай об этом, потому что наш договор ни когда не потеряет силу, Данкан. Твоя работа — сделать Айвори счастливой навсегда.
Он смотрел на Чейза стальным взглядом, и тот, в свою очередь, посмотрел на него в упор. Теперь он считал последние часы до окончания своей миссии, и у него не было причины бояться Спайдера.
— Ваш план сработал слишком хорошо, не так ли? — спросил он. — Айвори действительно любит меня, и если что-нибудь со мной случится, это разобьет ей сердце. Не нужно беспокоиться о том, чтобы я был хорошим мужем для нее. Я буду им независимо от ваших угроз.
Высказав все, что хотел, Чейз повернулся к нему спиной и спустился по трапу «Томагавка». Он надеялся, что работа Айвори продвигается хорошо и она не будет возражать, если он отвлечет ее, поэтому прямиком направился в студию. Он нашел ее погруженной в свои рисунки, но если она и сделала что-то за сегодняшнее утро, то заметно этого не было. Он поцеловал ее и поставил свой стул рядом:
— Как идут дела?
Айвори закрыла альбом и отвела упавшую на глаза прядь.
— Плохо, но я стараюсь воспринимать это так, как будто я слегка споткнулась на своем творческом пути, а не упала совсем. А ты где был?
Чейз сказал ей, что осматривал фабрику по производству «серебряных парней».
— Твой отец заметил, что ты не самая счастливая из новобрачных, и строго-настрого приказал мне сделать с этим что-нибудь.
Айвори взяла его руку и переплела свои пальцы с его.
— В этом нет твоей вины, Чейз. Я думаю, это просто плохая полоса для меня.
Ему отчаянно хотелось увезти Айвори подальше от отца на время облавы, и он поделился с ней своими последними мыслями о расстраивающем ее сне:
— Если твой сон — это сплав детских воспоминаний, а не какое-то странное предчувствие, то не кажется ли тебе, что в нем нет кого-то? Если не считать, может быть, этого образа?
Взгляд Айвори был осторожным, но не подозрительным:
— Ты имеешь в виду моего отца? Да, это приходило мне в голову, но он обожал мою мать, и меня он всегда баловал, так что зачем ему было насылать на нас эту угрожающую тень?
Чейз попытался подтолкнуть ее к разгадке:
— Супруги, даже те, которые очень любят друг друга, иногда спорят между собой. Маленький ребенок, естественно, пугается, когда слышит разгневанные голоса.
Айвори поразмыслила над такой возможностью:
— Это логично, но я думала, что мы ищем образы.
— Я хочу только, чтобы ты нашла наконец спокойствие. Если тебе снова приснится этот сон, не борись с ним. Может быть, все, что скрывается за этой зловещей тенью, — просто какой-то спор между твоими родителями, который они быстро забыли, а твой страх остался с тобой на все эти годы.
Айвори поднялась, притянула его ближе за край куртки и горячо поцеловала.
— Надеюсь, ты прав, — сказала она, но в глубине души она боялась, что эта тень скрывает что-то гораздо более страшное, чем просто ссору любящих друг друга людей.
Айвори в этот вечер работала в казино, и Чейз просто бродил туда-сюда и поглядывал на нее и на посетителей, чтобы те не переходили границы дозволенного. «Шахта» сегодня была более оживленной, чем обычно, и он внимательно смотрел по сторонам, пытаясь вычислить среди пиратов людей, которые работали над «серебряными парнями». Он не мог проверить правильность своих выводов, разве только спросить, но ему не хотелось этого делать, и он просто развлекался таким образом, проводя время, пока не заметил, как сквозь толпу в казино прокладывает путь Нельсон, направляясь к столу Айвори.
Этот сухощавый коркер бросил на ее стол пригоршню фишек и присоединился к следующей игре. Чейз знал, что, несмотря на свой звякающий пояс и огненную шевелюру, Нельсон такой же умелый агент, как и другие, работающие на Шефа. Но все-таки вряд ли Нельсон был в курсе плана рейда. Была вероятность, что он пришел сюда, чтобы передать сообщение, но, когда Чейз быстро прошел мимо стола, привлекая внимание Нельсона, тот никак не отреагировал.
Чейз чувствовал, что устал, и зевнул, когда они с Айвори шли к лифту в ее апартаменты.
— Извини, — пробормотал он. — Мне нужно немного поспать.
Айвори устало прислонилась к нему:
— Тебе не нужно оправдываться. У меня самой глаза уже час как слипаются. Может быть, просто пойдем в постель?
Чейз обнял ее за талию, и они пошли к ее комнатам.
— Мы туда и идем, разве нет?
Айвори не отвечала, пока он не помог ей освободиться от платья. Она повернулась к нему и перебросила серебряное платье через его руку.
— Я имела в виду, может быть, мы просто отправимся спать?
Чейз улыбнулся и провел пальцами по ее шее:
— Мы женаты только два дня, а я тебе уже надоел?
Насмешливый отблеск в его глазах рассеял ее опасение, что она обидела его. Успокоившись, она придвинулась ближе и ущипнула его за ухо.
— Нет, ты мне никогда не надоешь. Я просто слишком устала. Я могу только лежать в твоих объятиях и спать. Ты не возражаешь?
Чейз обнял ее, потом присел на край кровати и стащил ботинки.
— Нет, я не обижусь. Я тоже измучился.
— Хорошо. Я очень не хочу, чтобы кто-то из нас чувствовал, что его принуждают заниматься любовью, когда он не в настроении.
Чейз подмигнул ей:
— Я не сказал, что я не в настроении.
Айвори взъерошила его волосы:
— Ты все время дразнишь меня, Чейз Данкан.
Чейз схватил ее за руку и поднес к губам:
— Вовсе не дразню. Прими душ, если хочешь. А я собираюсь спать.
Он встал, чтобы снять пиджак. Кроме того костюма, который был сшит к его свадьбе, у него еще не было другой одежды. Он забыл попросить Максвелла, чтобы тот воспроизвел его гардероб Аладо в темно-синем цвете. Конечно, портной может и не успеть выполнить заказ до налета, но Чейзу все-таки нужно не забыть попросить его о новой одежде. Иначе это может показать его пренебрежительное отношение к «Шахте», а он не хотел, чтобы его заподозрили в том, что он не собирается здесь оставаться. К счастью, для того, чтобы спать, ему не нужно было никакой одежды.
Чейз с трудом удержался, чтобы не заснуть, пока Айвори не присоединилась к нему. Он обхватил руками ее за талию и привлек к себе так, что изгибы ее тела повторяли его собственные.
— Как хорошо вот так, — прошептал он.
— Я люблю тебя, Чейз.
— Хмм — Чейз хотел сказать больше, но слишком устал, чтобы заставить губы шевелиться.
«Алмазная шахта» была открыта двадцать четыре часа в сутки для приема посетителей, независимо от времени их приезда, но вся деловая активность стихала после трех часов утра. В казино работало только два стола, в баре человек шесть, не больше, тянули свой «вулкан» и рассказывали друг другу всяческие небылицы, клянясь, что это правда. В борделе большая часть девиц уже спала — или одни, или с мужчинами, которые заплатили непомерную сумму, чтоб наслаждаться удовольствиями в течение всей ночи. Некоторые засиделись за картами в ожидании, когда появятся последние из выигравших в казино. Летняя Луна спала рядом со Спайдером в его постели.
Несколько человек из обслуживающего персонала дежурили, чтобы расчищать посадку кораблям для приземления и отлета, но в этот час единственное оживление внесло прибытие обычного корабля, который привез спиртное в бар и деликатесы к столу Спайдера. Корабль приписали к доку номер пять, пилот шутил с принимающим персоналом и идеально посадил корабль. Охрана на посту в обзорной комнате отметила прибытие грузового корабля в журнале, но, как только началась разгрузка, их интерес к нему пропал.
За растущими рядами бочек, загораживавших обзор, они не заметили, как двое вытащили и поставили рядом с вентиляционный трубой манекен, содержащий внутри замаскированные канистры со «сладким сном», газом без запаха, цвета и вкуса. Газ начал просачиваться в вентиляционную систему «Шахты», и охрана вдруг почувствовала блаженную расслабленность. Они начали потягиваться, зевать и, как и весь остальной персонал на «Шахте», крепко заснули там же, где сидели или стояли. Те же, кто уже спал, только глубже погрузились в сон.
Шеф рассчитал операцию до последней секунды и был чрезвычайно доволен тем, как хорошо прошла начальная фаза. Он подождал еще минут пять, чтобы быть абсолютно уверенным, что в «Шахте» не бодрствует ни одна живая душа, и затем подал сигнал войскам, спрятанным в грузовом отсеке корабля. Вооруженные и в противогазах, они прошли по всем уровням, разоружая и надевая наручники на всех, кого находили, и оставляя у каждой спящей группы по охраннику.
В четыре часа утра еще три корабля с членами специальных сил Аладо приземлились при содействии команды Шефа. Корабли были оборудованы как транспорты для заключенных, они выгрузили войска и ждали, пока на борт будут доставлены пленники — жертвы облавы. В первый раз корабли могущественной корпорации Аладо посещали «Алмазную шахту», но в тот самый час, когда ее настоящий владелец спал наркотическим сном, аванпост тихо преобразовался из пиратского притона в новую колонию Аладо.
Чейз слышал, как кто-то зовет его по имени, но звук был приглушенным и не мог разорвать пелены сна, пока наконец не стал более настойчивым. Даже и теперь он с трудом мог проснуться. Сначала он обрадовался, что их разбудил не возвращающийся зловещий сон Айвори, и он прижал ее к себе, чтобы насладиться ее приятной теплотой, как вдруг грубая команда вывела его из блаженного состояния.
— Проклятие, Дрю, да просыпайся же, — приказал Ян Сент-Ив. Он ждал, пока Дрю повернется к нему, и протянул ему пару наручников. — Надень на свою невесту. Шеф хочет видеть тебя, как только твоя голова достаточно прояснится для разговора.
Как-то раз в музее Дрю видел песочные часы, и теперь, когда он старался сфокусировать взгляд на Яне, ему на ум внезапно пришла эта старинная вещица. Он чувствовал себя разбитым и потерянным, как будто каждая клеточка его тела превратилась в песок и непрерывно сыпалась, но в отличие от часов песок сыпался и сыпался в пространство без дна. Он зевнул и попытался стряхнуть с себя оболочку сна, который налил его тело свинцом.
— «Сладкий сон», — пробормотал он, еле шевеля губами, которые, казалось, непомерно раздулись.
— Верно, это и был «сладкий сон». Лучшее усыпляющее средство изо всех, когда-либо придуманных. Но теперь он уже должен выветриться. — Ян подошел к той стороне кровати, на которой спала Айвори, и потряс ее за плечо. — Просыпайся, принцесса, вечеринка окончилась.
— Оставь ее в покое. — Чейз выбросил руку широким жестом в безнадежной попытке оттолкнуть Яна в сторону. Он слышал о «сладком сне», но ему никогда не случалось становиться его жертвой. Теперь он отчаянно хотел защитить свою жену, но его движения были такими медленными, что он чувствовал, что даже улитка могла бы его обогнать.
Ян снова толкнул Айвори, но не сумев разбудить ее, отвел руку и отвесил пощечину. Она вскрикнула и наконец раскрыла глаза, но выражение ее лица оставалось пустым, как у манекена. Ян стащил простыню и увидел, что на Айвори ничего нет. Он оценивающе улыбнулся и даже не потрудился прикрыть ее снова. Он подобрал наручники, лежавшие возле Чейза, и быстро защелкнул их на ее запястьях.
— Вы арестованы, мисс Даймонд, — объявил Ян, — за нарушение запрета Конфедерации об оружии и торговлю крадеными товарами. Есть, конечно, и другие преступления, но эти первые в списке.
Айвори едва смогла приоткрыть глаза. Она видела только смутный силуэт человека, но не понимала слов. Она попыталась сесть, но руки не слушались ее. Она силилась, но не могла развести их.
— Дрю! — прокричал Ян, но его коллега-агент только смотрел на него бессмысленным взглядом. Ян пошел к двери и подозвал другого агента, чтобы тот принес ему не большой баллон с кислородом. Он отнес его к кровати.
— Попробуй-ка вот это, — распорядился он и прижал маску к лицу Дрю.
Несколько глубоких вздохов, и Дрю наконец пришел в себя после одурманивающего эффекта газа, погрузившего в сон все здание. Одного взгляда на Айвори было достаточно, чтобы понять, что она еще во власти сна. Смущенный ее наготой, он быстро накинул простыню на ее обнаженную грудь.
— Мог бы и не обращаться с ней так, — сказал он мрачно.
— Как? — возразил Ян. — Как с бесчестным пиратом? Так она им и является.
Дрю знал, что налет будет стремительным и жестоким, но думал, что будет полностью готов к нему и не ожидал, что окажется так ослаблен действием «сладкого сна», что не сможет взять ситуацию в свои руки. Собравшись с силами, он встал с кровати и оделся. Раньше он старался не думать о том, как объяснит Айвори, кто он такой, но теперь пришел тот самый момент, и он жалел, что не продумал все заранее.
Он встал на колени возле кровати, давая ей кислород. Когда ее взгляд стал более осмысленным, он сказал ей то немногое, что мог:
— Аладо совершила налет на «Шахту». Пожалуйста, не волнуйся, я позабочусь о тебе.
Его лицо было серьезным, а голос убедительным, но она была ошеломлена, обнаружив брата Сэмюела, стоящего за его спиной. Он был одет в ту же серую форму, которую носил Чейз, и, вдруг почувствовав тошноту от его язвительной ухмылки, она поняла, что они были обмануты.
— Ты ублюдок, — закричала она. — Ты не священник!
Ян был счастлив это признать:
— Умная девочка. Я не священник, так что Чейз Данкан не твой муж. Да он вовсе и не Чейз Данкан. Его зовут Дрю Джордан, и он работал на Аладо все то время, что был здесь.
Потрясенная до глубины души, Айвори ожидала, что Чейз отвергнет это ужасное обвинение, но по выражению муки на его лице она поняла, что это правда. Страдая от чудовищного предательства, она испустила вой и, несмотря на наручники, бросилась к его горлу, диким прыжком сбив с ног. Падая, он поймал ее запястья, увлекая за собой. Его голова стукнулась об пол, и она вонзила ногти в его лицо. Он повернулся в безнадежной попытке подмять ее под себя, но она боролась так яростно, что он не мог сдержать ее.
Ян отскочил с их дороги, когда они свалились обратно на постель. Его так забавлял вид Дрю Джордана, борющегося с обнаженной красавицей, которую он называл своей женой, что он даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь ему ее обуздать. Он знал, что у Дрю достаточно силы, чтобы в конце концов одержать верх, но Айвори Даймонд была одной из самых красивых женщин, которых он когда-либо видел, а в ярости и совершенно обнаженная, она представляла такое зрелище, от которого захватывало дух.
У нее был также самый цветистый словарь, который только встречался Яну, и она называла Дрю такими гнусными именами, что он никак не понимал, почему Дрю не даст ей кулаком по подбородку, чтобы она отключилась. Выкрикивая оскорбления, она нападала на него, как демон ада, кусаясь, царапаясь и нанося удары. Наручники нисколько не сдерживали ее напора, она просто сцепила пальцы и пользовалась кулаками как дубиной, пытаясь поразить Дрю ударами в висок.
Испытывая все большее нетерпение, Шеф открыл дверь спальни и заглянул внутрь. Ужаснувшись, он вошел в комнату, вытащил из кармана маленькую ампулу с наркотиком и аккуратно нацелившись, вколол его Айвори в предплечье. Она ослабела, потеряла сознание и упала, откатившись в сторону от Дрю.
Дрю взглянул на Шефа и покачал головой:
— Извините. Я думал, что смогу с ней справиться сам.
— Ты глубоко меня разочаровал, — ответил Шеф. — Ян рассказал мне о твоих планах, но, может быть, ты уже передумал жениться на этой… ну, на этой женщине.
Не собираясь допустить, чтобы любимая женщина лежала распростертой на полу, Дрю поднял ее на руки и присел на край кровати. Он задыхался и не сразу ответил:
— Вполне естественно, Айвори была разочарована, узнав, кто я на самом деле.
— Разочарована? — хмыкнул Ян. — Она была в ярости и явно дала понять, что презирает тебя. Тебе еще повезло, что от твоего лица хоть что-то осталось.
Из царапин на щеке Дрю сочилась кровь и капала на голую грудь Айвори. Он почувствовал тошноту и еще крепче прижал ее к себе.
— Дайте мне ключи от наручников и оставьте нас одних, чтобы я мог ее одеть.
Шеф кивнул, и Ян выскользнул мимо него за дверь, прикрыв ее за собой. Сомневаясь, стоит ли оставлять Дрю с Айвори одного, Шеф пододвинул себе кресло и сел.
— Думаю, тебе о многом нужно мне рассказать.
— Позже, когда я буду знать, что Айвори в безопасности.
— Ей не грозит никакая опасность, Дрю. Спайдер — самодовольный ублюдок, но с ним у нас было гораздо меньше хлопот, чем у тебя с ней. Конечно, он еще не знает насчет тебя, а она уже знает. — Шеф нервным движением разгладил складку на своих брюках. — Она будет давать показания против своего отца?
Дрю смотрел, как кровь стекает вниз между грудей Айвори, алая река отчаяния.
— Ни за что, — убежденно сказал он, но вдруг вспомнил о ее сне. — Можете вы выяснить, что случилось с женой Спайдера? Айвори сказали, что у ее матери было слабое сердце, но это вполне могло быть просто подходящей ложью.
— Я посмотрю, что мы сможем выяснить, но ничего не обещаю. — Шеф встал и бросил ключи от наручников на кровать. — Одень ее. Я буду ждать снаружи, но не заставляй меня ждать слишком долго.
Дрю кивнул, но еще несколько минут не мог заставить себя двинуться. Потом, оставив Айвори лежать на кровати, он прошел в ванную, намочил край полотенца и постарался остановить кровь, сочившуюся из щеки. Айвори хотела попасть ему в левый глаз, но наткнулась на щеку, и ее ногти оставили там три кровавые полосы. Шефу следовало бы привести с собой медиков, которые ликвидировали бы ущерб за несколько минут с помощью своих чудесных лучей, но он взглянул в зеркало и решил их не беспокоить. Дрю снова намочил полотенце и вытер кровь с белоснежной кожи Айвори. Они не слишком долго жили в одной комнате, и он не знал, где она держит свое нижнее белье: ему пришлось заглянуть в несколько ящиков, пока он его не нашел. Он снял наручники и надел на нее бледно-голубое нижнее белье и одну из тех серебряных пилотских форм, которые она обычно носила. Это было непросто, но ему наконец удалось это сделать. Он умыл ее, причесал волосы и, нагнувшись, поцеловал. Захватив наручники с собой, он вручил их Шефу.
— Мне они не понадобятся. Куда ее отнести?
— Тебе не нужно делать это самому.
— Я хочу, — повторил Дрю настойчиво.
Шеф воспринимал привязанность Дрю к Айвори как личное оскорбление. Кроме всего прочего, он же был начальником Дрю, и любое отклонение от установленного порядка бросало тень и на него.
— Тебе ни в коем случае нельзя было позволить вовлечь себя в личные отношения с Айвори Даймонд. Это наше основное правило. Как ты мог вести себя так легкомысленно?
Дрю оперся рукой о дверь.
— Поберегите ваши лекции на потом. Я хочу убедиться, что моей жене удобно, и тогда мы поговорим.
— Больше нет никакой необходимости в этой странной фантазии, — возразил Шеф чопорно, и Дрю подумал, а трогала ли вообще когда-либо его сердце любовь. «Вряд ли», — решил он, и не стал говорить ему о счастье взаимности.
— Мы не так уж не подходим друг другу, как вы думаете. Она необыкновенная женщина и талантливая художница. Я собираюсь остаться с ней.
Шеф раскрыл глаза от удивления:
— Такая неуместная преданность — это просто абсурд. Но мне кажется, ты скоро устанешь навещать ее в тюрьме. Женщины могут годами гадать мужчину, пока он отсидит свой срок, но мужчины никогда не проявляют такой же преданности. Мы напрасно теряем время. Если ты больше никому не доверяешь отнести ее на корабль, тогда просто перекинь ее через плечо и неси сам.
Вместо того чтобы последовать совету шефа, Дрю осторожно поднял Айвори с кровати и понес ее на руках нежно, как спящего ребенка. Он остановился в дверях и окинул взглядом комнату.
— Я хотел бы забрать кое-что из ее вещей, — сказал он Шефу.
— Сделаешь это позже.
Дрю осторожно, чтобы она не ударилась о косяк, вынес Айвори в коридор.
— Куда вы забираете ее теперь?
— Пока что на корабль для заключенных, потом ее будут держать в штаб-квартире Конфедерации. Это будет процесс века, Дрю, и ты будешь главным свидетелем.
Вместо гордости Дрю почувствовал только невыносимую печаль. Он знал, что операции Спайдера с оружием угрожали существованию каждой мирной колонии, но Айвори была художницей, она не угрожала никому. Он взял ее поудобнее, входя в лифт.
— У вас будет полно свидетелей, — пообещал он. — Не будет никакой необходимости в том, чтобы я давал показания.
— Это было очень трудное задание. — Шеф сменил тон на примирительный. — Через несколько дней ты почувствуешь себя по-другому.
Дрю коснулся локонов Айвори губами.
— Никогда, — сказал он твердо.
Айвори очнулась в ярко освещенной камере, лежа на узкой койке. Она приподняла голову и взглянула вперед поверх ботинок и у противоположной стены увидела раковину и унитаз. Она взглянула через плечо и увидела железную дверь, которая отрезала ее от внешнего мира. Камера была такой узкой, что когда она поднялась с койки, то едва смогла пройти вдоль нее.
Телекамера над дверью медленно поворачивалась, следя за тем, как она ходит взад и вперед. Камера едва была десяти футов в длину и не больше пяти футов в ширину. Стены, потолок и пол были выкрашены белым, и свет отражался от них, больно слепя глаза.
Подождав немного, Айвори уперлась руками в стену возле койки. Она закрыла глаза и задержала дыхание, пытаясь понять, где же она находится. У вентилятора над ее головой была погнута одна лопасть, и он тихо постукивал, но это был единственный звук, который доносился до нее. Она ждала и, не уловив никакого движения, решила, что должна находиться еще на «Шахте».
Она слышала о кораблях для заключенных и подумала, что, должно быть, здесь ее и держат. Она снова беспокойно заходила по камере, как вдруг внизу в двери открылся небольшой проем, и внутрь скользнул лоток с емкостью для воды и яблоком. Это было ярко-красное яблоко, которое как будто полировали, пока оно не засверкало.
Думая, что это может быть единственной едой на целый день, она быстро забрала ее.
— Где хлеб? — прокричала она, но никто не ответил, и лоток с лязгом скользнул обратно в холодную железную дверь.
Айвори села на койку и отпила воды. Она была холодная и вкусная, и внезапно она почувствовала невыносимую жажду. Она залпом выпила половину, но заставила себя оставить немного на потом. Она была голодна и не видела смысла беречь яблоко. Оно было хрустящим и сочным, но есть одной в комнате размером не больше шкафа было тоскливо.
Когда Айвори покончила с едой, она выбросила огрызок в унитаз, снова легла на койку и постаралась вспомнить, что же произошло с ней, что привело ее к такому унизительному положению. Отец никогда не считал «Шахту» совершенно неприступной, но у них были отличная сигнализация и охрана, которая знала, что их жизни зависят от того, насколько всерьез они воспринимают свою работу. Но вот теперь она была в тесной камере, значит, произошло что-то роковое.
Ах да, наконец она вспомнила. Они были преданы человеком, который клялся, что любит ее. Она была одурманена сначала «сладким сном», потом наркотиком. Воспоминания были еще размытыми, но постепенно она вспомнила, что Чейз был вовсе не Чейз, а один из шпионов Аладо. Слезы навернулись ей на глаза, но она сдержала их усилием воли. Она не хотела плакать из-за любви, которую она потеряла, раз все это было просто умелой ложью.
Она на самом деле не знала Чейза Данкана, но прежде чем он умрет, он почувствует, насколько сильно он недооценил Айвори Даймонд и как больно, когда тебя предают.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородная разбойница - Берк Синнамон


Комментарии к роману "Благородная разбойница - Берк Синнамон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100