Читать онлайн Благородная разбойница, автора - Берк Синнамон, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородная разбойница - Берк Синнамон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородная разбойница - Берк Синнамон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородная разбойница - Берк Синнамон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берк Синнамон

Благородная разбойница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Несмотря на то что картине еще нужно было дать подсохнуть, Чейз помог Айвори повесить портрет ангела в ее спальне. Они стояли и любовались им, и он предложил.
— На Земле много колоний художников. Если ты побываешь в одной из них, это даст тебе возможность не только поработать, но и познакомиться с другими художниками. Мне кажется, поговорить о технике и целях искусства было бы для тебя очень полезно.
Айвори изучала портрет гораздо более критичным взглядом, чем Чейз, и хотя ей нравились динамичная поза и тонкая цветовая гамма, она не могла разделить его слишком лестное мнение.
— У нас никогда не было художников среди гостей, но я сомневаюсь, что они такие же общительные, как поэты и философы. Живопись — это слишком личное выражение чувств, Чейз. По крайней мере мое, и мне нет необходимости обсуждать это с другими.
— Твоя работа великолепна, — настойчиво повторил Чейз. — Ты просто обязана показать ее, хотя бы не ради самой себя, а ради всей остальной Галактики.
Айвори подошла к кровати, присела на нее и неумышленно соблазнительным движением откинулась, опираясь на локти.
— Мы даже еще не поженились, а ты уже ищешь способ отправить меня подальше, в далекое путешествие. Это нехороший знак, Чейз.
— В «Райском приюте» у меня не было проблем, когда я использовал удостоверение Чарльза Дрейка. Может, оно так же хорошо сработает и на Земле — почему бы нет? Кроме того, служащие Аладо не частые гости в колониях художников, так что сомневаюсь, что бы меня узнали.
— Ты собираешься ехать со мной?
— Конечно! — Чейзу ужасно захотелось присесть рядом с ней на постель, но он решил убедить ее совершить поездку на Землю и поэтому остался стоять возле чудесной картины. — Я целую жизнь потратил на то, чтобы найти тебя. Я не хочу, чтобы мы когда-нибудь разлучались.
Айвори никогда не уставала смотреть на Чейза, и не только потому, что он был красив. Его чувства к ней отражались в каждой его черте, постоянно поддерживая ее уверенность в том, что она действительно любима. Раньше она считала, что невозможно верить человеку так, как теперь верила ему.
— Новая одежда, — сказала она вдруг. Ее взгляд медленно путешествовал вниз по его телу по мере того, как она вспоминала, как хорош он без этой формы, которую дала ему Аладо. — Сегодня нам нужно будет достать тебе новую одежду.
— Не думаю, что это подходящий ответ на признание в вечной любви. — Он не мог больше стоять поодаль от нее, подошел к кровати, опустился на колени и принялся покрывать ее нежные ноги игривыми поцелуями. Она была одета в серебряную пилотскую форму, но это не мешало его забаве.
— Я не собираюсь ни капли заботиться об этой чертовой одежде. На тебе и так надето слишком много.
Айвори провела рукой по его волосам. Темные и густые, они послушно ложились под ее пальцами. Она ласково погладила его по щеке и, наклонившись, поцеловала.
— Земля так далеко, — сказала она тихо и задумчиво, — но я знаю, что мы замечательно проведем время по дороге туда.
— Где еще ты хочешь побывать? — спросил Чейз. — Мы имеем право на медовый месяц, так что давай воспользуемся им. — Он затаил дыхание, надеясь убедить ее посетить все колонии между «Алмазной шахтой» и Землей.
— Был самый подходящий момент, чтобы прислать сюда рейд, и он не хотел, чтобы она оказалась здесь в это время.
— После того как мой отец нас встретил, я не думаю, что самое подходящее время просить его об одолжении.
— Медовый месяц — это забота жениха, а не отца, — напомнил ей Чейз. — И это не одолжение, это традиция.
— Как это прелестное кольцо? — Айвори вытянула руку, любуясь камнем, и его искристый блеск был так же светел, как ее улыбка.
— Да, как твое кольцо. Мы дома уже два дня, и если Спайдер не найдет нам священника в ближайшее время, может быть, нам стоит подумать о том, чтобы съездить в какую-нибудь колонию. Там по крайней мере найдется какое-нибудь официальное лицо, которое сможет нас поженить.
Чейз, похоже, был полон решимости жениться на ней как можно скорее, но в его планах был изъян, которого он не заметил.
— Если мы уедем отсюда, мне придется выйти замуж за Чарльза Дрейка. Конечно, мы с тобой будем знать, что это ты, но наших наследников это может смутить.
Руки Чейза скользнули по ее крутым бедрам.
— Ты так ужасно отвлекаешь меня, что я и забыл, что Чейз Данкан находится в розыске. Конечно, я не хочу никакой двусмысленности насчет того, чьей женой ты станешь, так что, похоже, придется подождать церемонии здесь. Но все-таки лучше, чтобы это случилось поскорее.
— Почему? Какими прелестями супружества мы еще не насладились? — Айвори запустила руку ему под рубашку. Его золотистая бронзовая кожа, казалось, оживала под ее пальцами, отзываясь на любовные прикосновения.
— Что у нас может такого измениться после этой формальной церемонии, когда и так все замечательно?
Он не осмеливался открыть истинную причину: как только они поженятся, он сможет попросить Шефа даровать ей защиту от наказания.
— Мне нравится сама идея свадьбы, — сказал он вместо этого. — Это древний обычай, и в нем есть глубокий смысл. Он не только освящает законом связь, но и служит основанием для всего, что пара будет строить вместе. Я хочу, чтобы меня связывало с тобой как можно больше.
Айвори видела свое отражение в его темных глазах, и за этим отражением светилась любовь, наполняющая всю ее теплом. Она шутливо оскалила зубы, и Чейз ответил глухим рычанием. Он подкрался к ней, опрокинул на постель и каждым поцелуем доказывал, каким преданным мужем он собирается быть.
— Я нашел священника, — сказал Спайдер, когда они вошли в столовую для ленча. — У него сейчас нет прихода, но у него есть нужные бумаги, доказывающие, что он имеет право заключать браки. Вы хотите назначить время?
— Да, сегодня днем, — немедленно ответил Чейз. Заняв место напротив Айвори, он глядел на нее голодным взглядом, несмотря на то, что последний час они провели, занимаясь любовью.
— Я его знаю? — спросила Айвори, не отрывая взгляда от своего жениха.
— Нет, не думаю. Это его первая поездка сюда, а ты, как я видел, не выходила из своих комнат со времени своего возвращения.
Замечание отца было точным, но Айвори не стала обращать внимание на едва скрытое неодобрение в его словах. Андре подал им сандвичи с авокадо и побегами люцерны на толстых ломтях овсяного хлеба. Внезапно почувствовав голод, Айвори взяла большой кусок. Это было вкусно — хлеб был теплым и мягким, авокадо тонко приправлено, а побеги свежие и хрустящие. Прошло некоторое время, прежде чем она доела и была в состоянии снова заговорить.
— Сегодня днем — это слишком рано, — заметила она спокойно, и Чейз недовольно нахмурился. — Я бы предпочла сегодня вечером.
Чейз облегченно вздохнул с ликующим видом.
— Тогда сегодня вечером. И я думаю, ты права насчет моей одежды. Мне нужно будет надеть что-нибудь новое.
Спайдер некоторое время ждал, пока поглощенная своей любовью пара вспомнит о его присутствии, потом понял, что вряд ли дождется.
— Поскольку мое последнее предложение повлекло за собой такие разрушительные результаты, я не буду ни чего предлагать, пусть Айвори решает сама. Но ты. Данкан, пойдешь со мной после ленча, и я прослежу, чтобы тебе дали лучший костюм, который мои люди смогут сделать за такой короткий срок.
— Эти сандвичи такие вкусные, — сказала Айвори, когда Андре вошел, чтобы снова наполнить их стаканы водой. — Ты не мог бы принести мне еще один?
— Конечно, мисс Даймонд. Кто-нибудь из вас, джентльмены, хочет еще?
Чейз взглянул на сандвич и почувствовал, что так же голоден, как Айвори.
— Да, Андре, принеси мне два. — Он подмигнул Айвори и закончил свой ленч в самом замечательном расположении духа, которое у него только могло быть, когда он не занимался с ней любовью.
Спайдер почувствовал, что эти полные любви взгляды, которыми обмениваются жених и невеста, начинают ему надоедать, и поспешил увести Чейза к портному. Портной, высокий рыжий человек по имени Максвелл, так серьезно отнесся к своей работе, что не улыбнулся ни разу за все время, пока снимал с Чейза мерки. Он обещал сделать самый отличный костюм сегодня к пяти. Чтобы запастись временем, Спайдер назначил свадьбу на семь.
— Может, тебе и не придется долго носить этот костюм, но я хочу, чтобы ты выглядел как можно лучше.
— Я постараюсь, — заверил его Чейз.
— И не думаю, чтобы твои ухмылки подходили к такому случаю, — заметил Спайдер предупреждающе.
Чейз чувствовал, что улыбается слишком широко, но ничего не мог с этим поделать.
— Да, сэр. Я постараюсь выглядеть достойно.
Спайдер в сомнении поднял брови, но от комментариев воздержался.
— Пойдем в мой кабинет. Нам нужно кое-что обсудить.
— Если это брачный контракт, то я буду рад его подписать. Я уже говорил Айвори, что интересуюсь ею, а не «Шахтой».
Спайдер подождал, пока они не дошли до его кабинета, и только тогда ответил. Он закрыл дверь и прислонился к столу, показав жестом на стул перед собой. Чейз, однако, предпочел остаться стоять, как и Спайдер.
— Хотя твое имя и стоит в контракте, я написал его не лично для тебя. Он был написан для любого человека, чьи намерения относительно Айвори будут серьезными.
Как ты знаешь, я очень обеспеченный человек, но Айвори я считаю своим главным сокровищем. — Он помолчал, и его взгляд, обычно холодный, стал еще более ледяным. — Я сделаю все, что должен, чтобы защитить ее, и хочу, чтобы ты обещал мне то же самое. Чейз кивнул:
— Даю вам слово. — Это напомнило Чейзу их самый первый разговор, когда он согласился жениться на Айвори или по крайней мере попытаться получить ее согласие на брак. — Почему вы раньше не показывали этот контракт? Ведь вообще-то единственная причина, по которой вы оставили меня в живых, это чтобы я женился на Айвори. Так что было бы разумно получить мою подпись на каком вам угодно контракте еще задолго до сегодняшнего дня.
Спайдер взял со стола лист бумаги и протянул Чейзу:
— Давай просто скажем, что я не хотел тебя особенно смущать. Как видишь, ты не сможешь предъявить права на какую бы то ни было собственность Айвори. Если у вас будут дети, то после смерти Айвори «Шахта» перейдет к ним, а не к тебе. Тебе выгодно, чтобы Айвори жила долго и счастливо, потому что ты будешь получать десять миллионов долларов каждый год в течение вашего брака. Я не хочу, чтобы ты нуждался и в этот первый год, так что я поместил на твой счет пять миллионов.
Чейзу приходилось читать великое множество контрактов, но этот был исчерпывающе короток. Быстро пробежав его глазами, он затем более внимательно перечитал его. Здесь не было никаких скрытых уловок и угроз немедленной смерти, если они с Айвори разведутся.
— В случае развода мне будет позволено посещать моих детей два раза в год. Вы очень щедры.
— Да, я знал, что тебе понравится этот пункт. Я надеюсь, алиментов не потребуется. Я хочу, чтобы ты сделал Айвори такой невероятно счастливой, чтобы у нее никогда не было причины думать о разводе.
Как внедренный агент, Чейз мог свободно подписывать любые контракты, если в этом была необходимость. Кроме того, позднее его не могли бы вынудить выполнять их, поскольку на самом деле Чейза Данкана не существовало. А у самого Спайдера Даймонда скоро окажется так много проблем, что ему уже будет не до брачного контракта. Однако Чейз все равно хотел повнимательнее с ним ознакомиться. Он прочел контракт в третий раз и пожал плечами:
— У меня только одна просьба. Меня никогда особенно не интересовали деньги, и не то чтобы десять миллионов в год не было щедростью, это действительно очень щедро, но не нужно мне платить деньги за то, чтобы я любил Айвори.
— В таком случае думай об этом как о награде.
— Нет, и награды мне не нужно. Я тоже считаю Айвори сокровищем, и получать деньги за каждый прожитый с ней год — мне кажется, это неправильно.
Спайдер покачал головой, как будто не веря в то, что слышит:
— Ты не хочешь денег? Ты именно это мне говоришь?
— Платите мне за ту работу, которую я буду для вас делать. Тогда я буду честно зарабатывать деньги — настолько честно, насколько вообще можно зарабатывать, работая на вас. Где ручка? Давайте просто вычеркнем пункт о ежегодных выплатах.
Всю свою сознательную жизнь Спайдер провел в мире, где огромные прибыли были нормой и никто никогда не отказывался от возможности заработать так легко, как он сейчас предлагал Чейзу. Это вселило в него беспокойство. Легко контролировать человека, которым в первую очередь движет жажда наживы, но Чейз Данкан, очевидно, не был таким. Это действительно представляло проблему. К тому же он был сильным человеком — впрочем, Спайдер никогда не ожидал, что Айвори влюбится в кого-то, кого легко запугать. Ведь это он вырастил ее, и естественно, она искала себе спутника, чья сила равнялась бы ее собственной.
— Ты, возможно, заметил, — сказал он, — что Айвори имеет склонность становиться неуправляемой. Она унаследовала красоту матери, но, к сожалению, не была с Уиллоу достаточно долго, чтобы перенять ее очаровательную мягкость. Я воспитывал ее как сына, и это в некотором отношении было ошибкой. Но это даст ей силы управлять «Шахтой», когда придет время.
Надеясь заставить Спайдера поверить ему, Чейз наконец сел. Он откинулся на стуле, все еще держа в руках брачный контракт.
— Айвори — талантливая художница. Я бы хотел, чтобы она проводила свое время, совершенствуясь в мастерстве. Я понимаю, почему вы заставляете ее работать в казино, но я хотел бы, чтобы я один работал здесь и присматривал за делами, а не она. Возможно, мне нужно будет время, чтобы понять, как играют в вашу разновидность покера, но когда я это освою, я хотел бы занять ее место. Спайдер понимал просьбу Чейза, но видел в ней больше отрицательных моментов, чем выгод.
— Нет. Айвори со временем будет полностью управлять «Алмазной шахтой», и я не хочу, чтобы она оставалась в стороне — в неведении относительно того, как она управляется. Возможно, ты действительно хочешь, чтобы она посвящала себя искусству, но это же ясно — оно никогда не будет для нее больше, чем хобби. Речь идет о наших деловых интересах, и я не хочу, чтобы она зависела от тебя в какой бы то ни было степени.
Чейз молча слушал, слегка нахмурившись.
— Почему, ты думаешь, я брал ее с собой, когда отправлялся продавать оружие? — продолжал Спайдер. — Не только для того, чтобы показать, как она хороша. Это потому, что я хочу, чтобы люди, с которыми я веду дела, знали ее и так же боялись ее власти, как и моей собственной. Я научу тебя тому, чему должен научить, Данкан, но ты никогда не заменишь Айвори, и я предупреждаю тебя: даже и не пытайся это сделать.
Еще одна прямая угроза, подумал Чейз с отвращением.
— Но вы ведь планируете дать мне какую-то работу, не так ли? Я хочу, чтоб Айвори жила счастливо, и это будет непросто сделать, если я буду нуждаться в средствах. А я точно буду нуждаться, если мне не дадут никакой другой работы.
Спайдер стряхнул с рукава соринку:
— Не волнуйся. Я намерен дать тебе много работы. Я буду давать тебе гораздо более важные поручения, чем другим моим людям, и больше, чем им. Айвори сказала мне, что на тебя произвели впечатление ее «серебряные парни». Возможно, ты захочешь начать именно с них.
Чейзу действительно страшно хотелось заняться этими прекрасными роботами, но он постарался скрыть это от Спайдера.
— У них, похоже, огромный потенциал.
— Да, это верно, — согласился Спайдер. — Единственная проблема в том, чтобы производить их в необходимом количестве.
Он выпрямился и протянул руку за контрактом.
— Подпиши это, а «серебряных парней» мы обсудим в другой раз. Кроме того, мне действительно нужно заняться свадьбой и распорядиться, чтобы Андре приготовил специальный обед для всех нас.
Спайдер протянул ему ручку. Чейз встал, положил контракт на стол и подписал, вычеркнув пункт о ежегодной выплате.
— Ты пригласишь Летнюю Луну? — спросил он.
— Конечно, приглашу. Тебе она тоже не нравится?
— Нет, у меня пока что не было возможности с ней познакомиться.
— У тебя есть чем заняться до вечера. Увидимся в зале в семь часов.
Они вместе дошли до лифта, но отправились на разные этажи. Чейзу хотелось увидеть Айвори, но он подумал, что, наверное, лучше этого не делать. В то же время он не хотел, чтобы она чувствовала себя покинутой. Постояв какое-то мгновение в нерешительности, он все же послушался своего сердца и пошел к ней. Она открыла сразу же.
— Разве обычай велит невесте и жениху проводить часы перед свадьбой вместе? — спросила она.
— Наверно, нет, но я по тебе соскучился.
Айвори, кажется, понравилось его нежное признание.
— Ну ладно. Вы с отцом назначили время для церемонии?
— В семь, в зале.
Айвори попыталась закрыть дверь.
— Хорошо, тогда и увидимся.
Чейз вставил в проем носок ботинка, не давая двери закрыться.
— Подожди минутку. У меня не было времени сказать, что я тебя люблю.
— Ты уже говорил.
— Я правда тебя люблю. Очень.
Айвори поцеловала его и закрыла дверь, предоставляя Чейзу в одиночестве как-то убить несколько часов, оставшихся до того момента, когда он назовет ее своей женой Он прошел через студию, остановился у двери и оглянулся. Это, наверное, был самый счастливый день в его жизни. Однако мысль о том, что он был агентом и пришел сюда, чтобы уничтожить все, что Айвори любила, не давала Чейзу покоя. Хотела бы она стать его женой, если бы узнала, кто он такой и чем занимается?
Сомнения, которые терзали его теперь, привели к краху карьеры многих хороших агентов — больше, чем это сделали любые лазерные пистолеты. Но он распрямил плечи и, полный решимости играть свою роль, пошел к себе в комнату, чтобы вынуть обручальное кольцо, купленное им в «Райском приюте». Это колечко было символом бесконечной любви, и когда он наденет его на палец Айвори, он будет молить небо, чтобы их любовь пережила его предательство.
Чейз вышел в зал без десяти семь и обнаружил там Андре, который ставил огромный букет белых орхидей на длинный стол в центре комнаты.
— Брат Сэмюел настаивал, чтобы здесь был алтарь, — объяснил он Чейзу. — Он здесь будет единственным религиозным человеком, но Спайдер сказал, что мы должны сделать все, чтобы ему было удобно.
Лицо Андре не выражало никакой радости. Чейз понял, что брат Сэмюел — это и есть священник.
— Может, ему еще что-нибудь нужно? — спросил Чейз. — Может быть, свечи? Ладан? Мальчики, прислуживающие у алтаря?
Андре закатил глаза:
— Вы что, действительно думаете, что нам нужны свечи?
— Чейз кивнул:
— Конечно. Если у тебя есть, пойди и достань их.
— Было ужасно жалко, что канделябр-игуана Айвори еще не был готов, но одна только мысль о чешуйчатых монстрах, украшающих алтарь, заставила его засмеяться. Андре оглянулся через плечо, но Чейз махнул ему рукой, чтоб тот шел.
Форма темно-синего цвета была доставлена в комнату Чейза. Как и генеральская форма, которую ему когда-то давали, она сидела великолепно. К ней прилагалась пара ботинок того же цвета — такие же, как носил Спайдер. При мысли о том, что он оделся в любимый цвет Спайдера, у Чейза мурашки побежали по коже, но он не мог не признать, что выглядит чертовски хорошо. Очень жаль, что Нельсона не было здесь, чтобы сделать снимки.
В дверях появилась Летняя Луна и взглянула на него. Она была одета в платье холодного голубого оттенка, прошитое серебром.
— Я боялась, что опоздала, — сказала она Чейзу.
— Нет, вы пришли раньше, похоже, что это мы опоздали.
Луна приблизилась к нему маленькими шажками. Она подошла к самодельному алтарю и начала поправлять орхидеи.
— Андре не умеет обращаться с цветами, у него нет никакого вкуса, — пояснила она. Голос у нее был высокий, как будто детский, и казалось, будто ей не хватает дыхания. Она повернула каждый стебель на четверть оборота, потом отступила на шаг, чтобы оценить эффект.
— Так гораздо лучше, как вы думаете?
Чейз не видел большой разницы, но не собирался обижать женщину Спайдера.
— Замечательно, — ответил он.
Луна улыбнулась своей самой привлекательной улыбкой:
— Вы выглядите очень красиво сегодня. Какая жалость…
Она помедлила, и Чейз слегка подался вперед:
— Какая жалость что?
— Что вы никогда не посещали моих девочек. Вы действительно чудесно провели бы с ними время. Сейчас, конечно, уже поздно. — Она доверительно понизила голос. — Теперь Спайдер не просто отругает вас, если бы вы захотели завести роман с кем-то из моих девочек — это может стоит вам жизни.
— Правда? Он, должно быть, забыл мне сказать об этом. Но я знаю, что у вас вряд ли есть девушки более привлекательные, чем Айвори, так что я не буду чувствовать себя обделенным.
— Ее красота — это единственная причина, по которой вы собираетесь хранить ей верность? — Луна наклонила голову и посмотрела на него снизу вверх сквозь густые искусственные ресницы.
— Нет, — сказал Чейз уверенно. — Я буду ей верен, потому что люблю ее.
Луна быстро взглянула в сторону двери и придвинулась к нему ближе, чтобы сказать более доверительно:
— До того, как вы приехали, я не думала, что Айвори вообще нравятся мужчины.
Эта восточная красавица, похоже, была не прочь услышать пару деликатных подробностей об их взаимоотношениях, но Чейз не собирался отпускать неосторожные замечания по чьему бы то ни было адресу, тем более об Айвори.
Неся духовые деревянные инструменты, вошли трое музыкантов, которые играли на приеме у Спайдера. Они расставили свои пюпитры в углу и начали настраивать инструменты. Чейз вовремя не вспомнил, что музыка — неотъемлемая часть любой свадьбы, и был благодарен Спайдеру или Айвори за то, что они позаботились об этом. Он улыбнулся музыкантам, и они кивнули ему в ответ.
Андре вернулся, неся белые свечи и серебряный канделябр. Он не заметил неуловимых перемен, которые Летняя Луна произвела с цветами, поставил возле них канделябр, начал ставить свечи и зажигать их.
— По-моему, замечательно, — пробормотал он, отступая. — Вы попросили кого-то быть вашим шафером, мистер Данкан?
Шафер — еще одна принадлежность свадьбы, о которой Чейз забыл.
— Еще нет. Ты занят следующие полчаса, Андре?
Андре покачал головой:
— Нет, и я сочту это за большую честь. Как я понимаю, мне полагается держать кольцо.
Чейз полез в карман и подал кольцо Андре. Он знал, что нет необходимости предупреждать этого женственного парня не потерять его. Чейз огляделся, чтобы убедиться, что больше они ничего не забыли.
— Похоже, у нас есть все, кроме невесты и брата Сэмюела. Где он?
Летняя Луна провела рукой по рукаву Чейза:
— Он со Спайдером. У него оказалась с собой книга, описывающая разные варианты церемоний, и Спайдер выбирает подходящую.
— Чудесно. А что за священник этот брат Сэмюел?
Луна на какой-то момент показалась озадаченной, потом ее черты разгладились и стали прежней безмятежной маской.
— Я не слышала, чтобы он рассказывал о себе. Если это для вас важно, я могу пойти и спросить.
— Нет, на самом деле все равно. Мне просто было любопытно.
— Уже начало восьмого, — обеспокоенно заметил Андре. — Я пойду посмотрю, что их задерживает.
Чейз остановил его:
— Нет. Если Айвори хочет наряжаться еще час, я не возражаю. Кроме того, у нас нет причин спешить.
— Вы держитесь удивительно невозмутимо для жениха, — заметила Луна.
Чейз был слишком хорошо натренирован и мог оставаться невозмутимым, даже пробираясь сквозь огонь. Свадьба вовсе не была для него испытанием.
— Вы действительно так думаете? — спросил он. — Я не знал, что у вас так много опыта касательно свадеб.
Задетая его насмешкой, Летняя Луна резко повернулась и пошла к музыкантам, которые были готовы начать играть. Она высказала несколько пожеланий, и они пообещали включить ее любимые вещи в программу этого вечера. Она знала их всех, потому что они были частыми посетителями ее борделя. Те, которые играли на гобое и кларнете, имели удручающе примитивные вкусы, но тот, что играл на фаготе, обладал удивительным набором извращенных привычек, и она наградила его долгой улыбкой.
Спайдер вошел в комнату и подошел к Чейзу.
— Костюм выглядит хорошо. Как ты в нем себя чувствуешь?
Чейз не хотел болтать об одежде, но постарался быть вежливым:
— Он удобный, сидит как влитой. Мы готовы?
— Думаю, да. Андре, притуши немного свет, чтобы создать более романтическую атмосферу.
После нескольких попыток, кончавшихся полной темнотой, тот наконец достиг идеального освещения. Вошел брат Сэмюел, одетый в серый балахон с капюшоном и выглядевший совсем по-средневековому. Несколькими властными жестами он распорядился о последних приготовлениях. Он подал знак Андре и Чейзу встать справа от алтаря и сам встал посередине. Летняя Луна была скорее гостем, а не свидетельницей со стороны Айвори, и она отошла к стене, где в приглушенном свете ее присутствие могло быть незаметным.
Удовлетворенный приготовлениями, брат Сэмюел подал знак музыкантам, и они ответили начальными аккордами традиционного свадебного марша. Тогда Спайдер ввел в комнату Айвори. Она была одета в золотое платье, которое привезла домой из «Райского приюта», дополненное такого же цвета туфлями и прелестными серьгами в виде раковин. Она была далеко не так серьезна, как другие, и подмигнула Чейзу. Когда он сделал шаг и взял ее за руку, она ответила ему таким же крепким пожатием.
— Дорогие возлюбленные, — начал нараспев брат Сэмюел.
Из-за низко надвинутого капюшона Чейз не мог видеть его лица, и до этого момента он не слышал его голоса, но первых двух слов было достаточно, чтобы узнать этого человека. Если бы его поразила молния, он и то не почувствовал бы более жестокого удара. Все, что он мог сейчас сделать, это не показать той паники, которая его охватила. Он смотрел на орхидеи, на мерцающие свечи, на музыкантов, которые приостановили игру для того, чтобы он и Айвори могли обменяться брачными клятвами.
Эта церемония оказалась такой же липой, как и он сам, потому что брат Сэмюел был священником не больше, чем Спайдер. Это был Ян Сент-Ив, агент, которого послал Шеф, — его последняя надежда спасти операцию, которая, как он думал, была близка к провалу. Чейз слышал в ушах удары собственного сердца и едва различал слова, которые произносил Ян, но ухитрялся давать правильные ответы. Он смотрел на Айвори, и его обещания были искренними, несмотря ни на что, даже если вся церемония был не такой, как он ожидал.
Он не знал, что хуже: что Шеф послал Яна, или то, что свадьба не будет законной. Обе ситуации были катастрофическими. Он старался следовать за молитвами «брата Сэмюела», одновременно пытаясь придумать способ дать знать Яну, что нет нужды в его вмешательстве.
Когда подошло время надеть золотое обручальное кольцо на руку Айвори, Чейз улыбнулся, как если бы это действительно был самый радостный момент в его жизни, но был готов убить Яна Сент-Ива за то, что тот превратил в пародию святой обмен клятвами. Согласно своему положению, Ян вел себя чрезвычайно убедительно, увещевая их позволить Божьей любви озарить путь их брака, чтобы принести им безграничную радость. Готовый убить Шефа за то, что тот вмешался в его задание, Чейз поцеловал Айвори и даже приподнял ее в воздух в бурном объятии.
Опустив ее, он повернулся к Яну:
— Я не знаю, как благодарить вас, брат Сэмюел, но, поверьте, я найду способ, прежде чем вы покинете нас.
— Благослови тебя Бог, сын мой. Пусть твой брак будет долгим и плодотворным.
Андре зажег свет и подал шампанское, но Чейз не слышал ни слова из произносимых тостов. Может быть, он казался рассеянным, но никто не обратил на это внимания. Кипя от негодования, он был полон решимости найти способ поговорить с Яном с глазу на глаз, прежде чем отправиться с Айвори в постель, потому что иначе он будет не в настроении завершить их свадьбу соответствующим образом.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородная разбойница - Берк Синнамон


Комментарии к роману "Благородная разбойница - Берк Синнамон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100