Читать онлайн Благородная разбойница, автора - Берк Синнамон, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородная разбойница - Берк Синнамон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородная разбойница - Берк Синнамон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородная разбойница - Берк Синнамон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берк Синнамон

Благородная разбойница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Студия Айвори была залита светом, богатый спектр которого давал возможность освещать ее также ярко и полно, как солнечные лучи. Она стояла у мольберта, окруженная теплым золотистым сиянием, и работала над портретом своей матери, тихо что-то напевая. Эта сцена была такой чарующей, что Чейз замер в дверях, наслаждаясь видом женщины, которую обожал, и чистой красотой этого мгновения. Он не сразу понял, что прекрасный голос, который он слышит, принадлежит Айвори. Он вспомнил вдруг, как Спайдер говорил однажды о ее таланте пения. Чейз забыл попросить ее спеть для него, и теперь слова этой любовной песни пронизывали его до глубины души, и он только надеялся, что она поет ее для него. Он никогда раньше не слышал этой песни, но в ней звучало такое мучительное Желание любви, что он был глубоко тронут. Почувствовав его присутствие, Айвори взглянула в направлении двери и радостно улыбнулась.
— Входи, — предложила она, поманив его рукой — Я как раз дописываю последние детали. Иди сюда и скажи, что ты об этом думаешь.
Чейз подошел поближе и не задумываясь заявил:
— Я думаю, что ты самая невероятно талантливая из всех женщин, которые только жили на этом свете.
Айвори недовольно взглянула на него, и он быстро поправился:
— Мне нужно было сказать: людей, а не женщин, по тому что ты превосходишь и большинство мужчин.
— Ты судишь необъективно, — сказала Айвори протестующе. — Сомневаюсь, что ты можешь беспристрастно оценить мою работу. Но все равно взгляни на это, пожалуйста.
Ее щека была измазана краской. Чейз осторожно поцеловал ее и перевел внимание на картину:
— Она показалась мне прелестной еще в первый раз, когда я ее увидел. Теперь она еще замечательнее. Твой отец ее видел?
Айвори с величайшей осторожностью подбавила тени в складки возле босых ног ангела и ответила:
— Нет. Он слишком ее любил, Чейз. Это только причинит ему боль.
Чейз протянул руку, чтобы убрать с ее глаз непослушную прядь.
— Разве мужчина может слишком любить женщину?
— Я думаю, это становится ясно, только когда он теряет ее.
Мысль о том, что он тоже может скоро потерять ее, причинила ему боль, и он быстро отмел ее.
— Да, я понимаю. Куда же ты собираешься повесить этот шедевр, когда закончишь его?
— В свою комнату. Отец вряд ли ее там увидит, и мне так будет удобнее.
— Как ее звали?
— Уиллоу (ива). Я знаю, это кажется странным именем для женщины, но, по-моему, оно красивое.
Чейз медленно повторил его.
— Да, это верно. Уиллоу, Спайдер и Айвори. У вас всех необычные имена, но это неудивительно, потому что вы сами такие необычные люди. Мне понравилась песня, которую ты пела. Ты когда-нибудь поешь для гостей?
Айвори отступила на шаг, чтобы оценить общий эффект последних мазков. Довольная результатом, она отложила в сторону палитру и кисти.
— Когда я была маленькой, я часто сидела у отца на коленях и пела, но теперь я обычно стараюсь дать нашим гостям возможность проявить свои таланты, а не показывать свои собственные. Думаю, на этой неделе у нас опять будут гости, но я не помню, кто именно. В этом ты виноват, знаешь? Ты все время меня ужасно отвлекаешь.
— И ты тоже, — ответил Чейз. — Спайдер послал меня спросить, придешь ли ты к нам на ленч. Но когда я увидел, как ты стоишь у своего мольберта, я совершенно забыл, зачем сюда пришел.
— Уже время ленча?
— Сейчас час дня.
— Тогда я немного приведу себя в порядок и приду. — Айвори пошла к себе в комнату.
— Я подожду тебя. — Обернувшись вновь к замечательной картине, Чейз опять поразился идеальной цветовой гамме, однако поза ангела все-таки настораживала его.
«Ангел, спасающийся бегством» — так бы он назвал эту картину. Он подумал, не помнила ли Айвори о своих родителях на самом деле больше, чем ей казалось.
Айвори вернулась очень скоро, одетая в просторную блузку и брюки, которые очень шли к ее голубым глазам. Ответив улыбкой на ее улыбку, Чейз больше не заговаривал о ее матери, но решил, что однажды узнает все, что может, о Уиллоу Даймонд. Айвори унаследовала ее красоту, но ему было интересно также узнать, какой была та женщина, которая могла полюбить Спайдера Даймонда и пробудить такую большую ответную любовь.
Спайдер приветствовал их, нетерпеливо помахав рукой:
— Садитесь. Сначала давайте поедим, а потом обсудим некоторые планы.
— Относительно свадьбы? — спросил Чейз, усаживаясь на стул напротив Айвори.
Спайдер в ответ грубовато рассмеялся:
— Нет, меня не интересует ваша свадьба, разбирайтесь с этим сами. У меня есть одна идея относительно нашего бизнеса, но, как я сказал, сначала поедим в свое удовольствие.
— У меня такое чувство, будто я приговорен. Не знаете, почему бы это? — заметил Чейз шутливо.
Айвори вздохнула: в этом доме такое замечание казалось неуместным.
— Это совсем не смешно.
— Извини. — Чейз молча ждал, пока Андре внес подогретые булочки и чашки с мучным острым соусом.
Чейз съел три булочки, и Андре появился снова, неся блюдо с овощами и макаронами. Чейз потянулся за следующей булочкой.
— Хочешь чего-нибудь еще? — задумчиво спросила Айвори.
— Нет, для ленча это вполне сойдет. — Чейз подмигнул Андре и подумал, что нужно не забыть сказать ему, чтобы на обед он подал бифштекс. — Овощи еще никому не повредили. — Он подцепил на вилку брокколи и постарался изобразить, будто ему действительно этого хочется.
Довольный трапезой, Спайдер спросил Айвори, как продвигается ее работа.
— Хорошо, — ответила она, не распространяясь о том, в чем именно она состоит. — Я сделала несколько набросков в «Райском приюте» и теперь могу поработать над парой картин. Но я не собираюсь забывать и о керамике. Я еще не закончила свою серию с игуанами.
— Можно ли вообще закончить заниматься такими замечательными вещами?
Хотя это замечание было шутливым, Айвори ответила серьезно:
— Любым предметом можно заниматься бесконечно.
Главное — иметь воображение и смотреть на знакомые вещи с творческой точки зрения.
— Ты это хорошо умеешь, — заметил Спайдер.
Несмотря на их легкое подтрунивание друг над другом, Чейза не покидало неприятное чувство, что Спайдер просто не желает раньше времени раскрывать тему предстоящего разговора. Чейзу становилось все любопытнее, что же это такое, и он поспешил поскорее расправиться со своей едой, но Спайдер с Айвори ели неторопливо и спокойно, оттянув разговоры о делах по крайней мере на час.
— Нужно отвезти «астральные пушки», — объявил наконец Спайдер. — Обычно я поручаю эту работу Стоксу и Вику, но теперь хочу, чтобы ты поехал с ними, Данкан.
— Мне кажется, не надо этого делать, — возразила Айвори прежде, чем Чейз успел ответить. — Стокс все еще злится оттого, что Чейз разбил ему нос, и он просто воспользуется поездкой, чтобы как-нибудь с ним расквитаться. А если он будет заниматься своими планами мести, он не сможет эффективно провести операцию — можно на это даже и не рассчитывать. Лучше я поеду с Чейзом. Мы сможем доставить оружие так же легко, как собрали деньги.
Холодные серые глаза Спайдера слегка прищурились.
— Я уже решил, кто будет заниматься доставкой, Айвори. Не спорь со мной.
В яростной вспышке неповиновения Айвори посмотрела на отца:
— Если ты пошлешь Чейза, он вернется обратно один. Ты действительно хочешь принести в жертву Стокса и Вика ради этого странного конкурса, кто из них сильнее? У Чейза больше мозгов, чем у Стокса и Вика, вместе взятых, и он, несомненно, победит, но в следующий раз он не ограничится только лишь разбиванием носов.
Чейза поразило, как сильно верит в него Айвори, но он понимал и ее отца. Осторожно подбирая слова, чтобы не обидеть ее, он заговорил, и его тон был мягким и примирительным:
— Как я понял, ни ты, ни Спайдер раньше никогда сами не сбывали оружие, и я согласен с такой политикой. Это слишком опасно, и нет никакой необходимости рисковать твоей жизнью просто ради того, чтобы составить мне компанию. Я один справлюсь с этой работой.
Сильно удивленный самоуверенностью Чейза, Спайдер откинул голову и рассмеялся:
— Ты действительно думаешь, будто я такой дурак, что позволю тебе нагрузить судно «астральными пушками», поцелую тебя на прощание и буду ждать, что ты отвезешь их Мордекаю Блэку, а не продашь сам где-нибудь в другом месте.
Рассерженный подозрением Спайдера, которое в данном случае было совершенно несправедливым, Чейз потерял терпение.
— Неужели вы действительно думаете, будто я такой дурак, что подставлю вас, — ответил он. — Я не хочу закончить жизнь разрезанным пополам, как Сони Дьюран.
Усмешка немедленно сползла с лица Спайдера, он повернулся к дочери:
— Ты рассказала ему про Сонни?
— Я столько раз слышала, как ты рассказывал, эту историю. Нет никакой причины держать ее в тайне от Чейза, — ответила она. — Я собираюсь выйти за него замуж, папа, и я доверяю ему семейные секреты.
Спайдер был очевидно недоволен, но не сделал попытки наказывать ее. Вместо этого он твердо посмотрел на Чейза:
— Я не пошлю тебя одного. Это совершенно исключено, но, я думаю, вместе с Виком ты справишься. Я сомневаюсь, что ты нравишься ему больше, чем Стоксу, но он не будет решать этот вопрос силой, как стал бы это делать Стокс. Товар уже погружен на корабль без опознавательных знаков. Спланируй так, чтобы уехать завтра утром. Я скажу Вику, чтобы он встретил тебя у дока номер двенадцать.
— Я тоже хочу ехать, — повторила Айвори. Недовольная тем, что Чейз не принял ее сторону в споре, она обращалась к отцу. — У нас же никогда не было никаких проблем с доставкой.
— Это потому, что я знаю, кого послать, — ответил Спайдер. — Кроме того, завтра вечером у нас гости, и ты нужна мне здесь. Здесь будет скрипач, который тебе так нравится, Пол Годвин, вместе со знаменитым баритоном, Серджио Леонетти, и еще этот чудесный поэт Бэзил Дэнби. Они все пожелают снова тебя увидеть, и я знаю, что ты не захочешь их разочаровать.
Айвори произнесла нечто цветистое и непристойное относительно того, что он может делать со своими гостями, и повторила снова:
— Я еду с Чейзом.
— Может, ты хочешь провести ночь в клетке? — спросил Спайдер. Теперь он подался вперед, и выражение его лица было таким же угрожающим, как и его слова.
— Ты не станешь этого делать.
— Стану, и мы оба знаем, каким удовольствием будет для Стокса посадить тебя туда.
Возмущенный угрозами Спайдера, Чейз поднял руку:
— Довольно, вы оба. Я поеду с Виком и вернусь еще раньше, чем вы заметите мое отсутствие. И слушайте меня, Спайдер. Не смейте сажать Айвори в вашу отвратительную клетку, иначе вы ответите за это. То, что я сделал со Стоксом, это просто дружеские тычки по сравнению с тем, что я сделаю с вами.
Спайдер медленно поднялся со своего кресла и остался стоять, уперев руки в стол.
— Если ты действительно хочешь со мной драться, так давай сделаем это сейчас. Я ни капли не сомневаюсь, кто из нас победит, но по крайней мере я дам тебе спортивный шанс выжить.
— Остановитесь! — закричала Айвори. — Я не хочу, чтобы вы оба из-за чего-то дрались. И меньше всего из-за меня. — Эта сцена причиняла ей очевидную боль.
— Она сжала пальцами виски и медленно встала. — Я увижусь с тобой, когда ты вернешься, Чейз. И не нужно прощаться со мной перед отлетом.
Чейз тоже было встал, но Спайдер махнул ему рукой, чтобы тот снова сел.
— Пусть идет, — сказал он. — Никогда не пытайся спорить с разгневанной женщиной. Ты напрасно потратишь свои силы и только усилишь ее негодование. Это я виноват, конечно. Я избаловал Айвори, и она думает, что всегда может делать по-своему. Неудивительно, что она так ужасно расстраивается, когда я вынужден говорить ей «нет».
Чейз кивнул, как будто соглашаясь со своим будущим тестем, но он был испуган тем, что только что чуть не произошло. Конечно, у него не было возможности уклониться от вызова, не потеряв при этом уважения к себе, и он был благодарен Айвори за то, что она прекратила столкновение еще до того, как оно началось. Убийство Спайдера положило бы решительный конец его расследованию, но он не хотел, чтобы Айвори видела такое.
— Она невероятно смелая, — пробормотал Чейз.
— Да, это верно, но ведь и ты вовсе не трус, так ведь, Данкан?
— Надеюсь, да. — Чейз поднялся, но, следуя совету Спайдера, не пошел за Айвори. Вместо этого он спустился в док номер двенадцать, чтобы убедиться, что их корабль полностью готов к отлету.
Вместо того чтобы вернуться к себе в комнату, Айвори поднялась в оранжереи и стала прохаживаться между рядами кадок. Она часто приходила сюда; люди, работающие здесь, приветственно махали ей рукой и возвращались к своим делам. Ей нравились спокойствие и безмятежность, царившие в этих химикатных садах, и она присела в беседке с орхидеями, чтобы отдохнуть и подумать.
Она не хотела бы повторения той сцены, которую только что видела, но знала, что Чейз Данкан — такой же волевой человек, как и ее отец, и боялась, что враждебные столкновения будут частыми. Как предотвратить это? Она могла бы, к примеру, отказаться от еды, если мужчины захотят превратить обеденный стол в поле битвы, но атмосфера между ними была так напряжена, что она сомневалась — заметят ли они вообще, что она делает. Она думала, сколько еще раз ее отец будет вызывать Чейза Данкана на смертный бой, прежде чем тот наконец пойдет на это.
Она была уверена, что Спайдер знает больше способов убить человека, чем Чейз может себе представить, и боялась последствий.
— Мне нужно было влюбиться в поэта, — тихо и задумчиво сказала она себе.
Он читал бы ей свои лирические сонеты, а она бы рисовала — они жили бы жизнью, в которой не было бы места насилию, которым так упивался ее отец, будто это был какой-то экзотический наркотик.
В беспокойстве, не в силах оставаться наедине со своими мыслями, она сорвала цветок, отнесла к себе в комнату и поставила в хрустальную вазу. Ей нужно было закончить картину, а вечером идти работать в казино. Обычная рутина сейчас давила на нее всей своей тяжестью, но, добавляя последний золотой мазок к крыльям ангела, она отвлеклась, и воображение унесло ее вдаль. Когда Чейз пришел, чтобы извиниться за то, что произошло на ленче, она с трудом сдержала улыбку.
— Мы все трое — сильные личности, — напомнила она ему. — Мы неизбежно будем сталкиваться снова и снова, только не нужно, чтобы твои споры с моим отцом доходили до физического противостояния. Он старше тебя и теперь, возможно, уже не такой быстрый, как ты, но он не станет драться честно, а это даст ему огромное преимущество.
У Чейза самого в запасе было полно грязных трюков, но он не мог спокойно видеть, как она беспокоится за него.
— Я не собираюсь ввязываться ни в какие драки с твоим отцом, — пообещал он. — Я думаю, он просто старается привязать тебя к себе, как только может. По крайней мере я так смотрю на все, что происходит. Это сдерживает меня и не позволяет взбеситься и потерять способность мыслить здраво. Я буду ужасно по тебе скучать, пока буду в отъезде, но я вернусь через несколько дней. Может быть, тогда ты будешь готова назначить день свадьбы.
Айвори слегка пожала плечами:
— Ну, посмотрим.
— Что посмотрим?
— Настолько ли хороши стихи Бэзила Дэнби. Если они действительно так хороши, как говорит мои отец, тогда я, может быть, сбегу с ним еще до того, как ты вернешься.
— Никогда раньше не слышал о Бэзиле Дэнби, но, судя по имени, это какой-нибудь напыщенный старик, а ты не можешь такого полюбить. И что же тогда все это значит? Ты пытаешься заставить меня ревновать?
— Конечно, нет, это было бы слишком по-детски.
— Да уж. — Чейз скрестил руки на груди. — Неужели ты не понимаешь, что я с гораздо большим удовольствием взял бы с собой тебя, а не Вика? Я вовсе не в восторге от того, что мне предстоит делить его компанию. Но меня и так уже разыскивают, так что, если меня арестуют за перевозку оружия, хуже уже не будет. А на тебя у них ничего нет, и так оно и должно остаться.
Картина наконец была закончена, и Айвори нагнулась, чтобы подписать свое имя.
— У меня уже есть отец, Чейз. Мне не нужен еще один.
Чейз понизил голос до хриплого шепота:
— Вот кем я меньше всего хочу быть, так это твоим отцом, ты уж мне поверь. Я собираюсь стать твоим мужем и довольно скоро.
— Я не хочу, чтобы мой муж был не на моей стороне, а на стороне моего отца.
Чейз смотрел, как Айвори поставила кисть отмокать в скипидар, положила палитру на стол и начала отмывать руки.
— Ты же не можешь просто избавиться от меня, как от какого-нибудь пятна краски, — сказал он настойчиво. — Я собираюсь остаться здесь, Айвори, и если твой отец будет поступать так, чтобы ты была в безопасности, я буду на его стороне. Важна не тупая преданность, без разбора, важно понимать, на чьей стороне на самом деле правда.
Айвори не понравился его покровительственный тон, она покачала головой:
— Помнишь, что я тебе сказала?
Сбитый с толку этим, казалось бы, не относящимся к делу вопросом, Чейз пожал плечами:
— Что именно?
Айвори начала расстегивать свой рабочий халат.
— Я сказала тебе, чтобы ты не трудился со мной прощаться. Я хочу сегодня лечь пораньше, так что, пожалуйста, спи у себя в комнате. Когда ты вернешься, мы сможем поговорить насчет свадьбы, но, предупреждаю тебя, если ты будешь продолжать обращаться со мной в такой же снисходительной манере, я не только не стану назначать Дату, а вообще разорву нашу помолвку.
Чейз открыл рот, собираясь спорить, но передумал. Айвори была не только умной, красивой и талантливой женщиной. Она к тому же была страшно упрямой. Он почувствовал, что только напрасно потеряет время, повернулся и вышел. Не успел он еще дойти до двери, как ему уже стало не хватать ее и захотелось, чтобы ей так же сильно не хватало его. Чейз старался верить, что, когда он вернется, им удастся уладить все свои разногласия.
Эту ночь, проведенную в одиночестве, Айвори посвятила выработке своего плана действий. Она встала рано, надела пилотскую форму, уложила вещи в сумку и отправилась в комнату Вика. Он открыл на ее стук, еще полусонный, в мешковатом нижнем белье, широко зевнул, отводя с глаз волосы, и только тогда узнал Айвори. Но это его не насторожило.
— Мисс Даймонд, я не ожидал вас увидеть. Позвольте я оденусь.
— В этом нет необходимости, Вик. — Оттолкнув его, она вошла в комнату и достала из сумки «астральную пушку». Жестом она приказала ему возвращаться в постель. — Планы переменились. Ложись, сегодня ты будешь спать допоздна.
— О, мисс Даймонд, пожалуйста… — Он не отрывал глаз от смертоносного лазерного пистолета.
Айвори ожидала с его стороны большей сговорчивости, и его униженное хныканье ей не понравилось.
— Я не собираюсь тебя убивать, Вик, и никто не станет сердиться на тебя, когда узнает, что мы поменялись местами. Ты скажешь моему отцу, что я угрожала пристрелить тебя, связала и украла одежду. Я видела раньше, как ты чуть ли не разрывал людей пополам голыми руками. Я и понятия не имела, что ты такой трус. А теперь ложись, и быстро.
Айвори принесла с собой длинные тряпки, которыми она обычно чистила свои кисти, и с их помощью быстро привязала его к кровати.
— Ненавижу пользоваться кляпом, но боюсь, ты начнешь вопить, стоит только мне выйти за дверь.
— Я не буду кричать, мисс Даймонд. Клянусь, не буду.
Айвори не была настроена верить ему. Она быстро осмотрела комнату — в ней был полный беспорядок. Упаковки из-под еды были свалены возле двери, грязная одежда разбросана по полу, «искусство» того сорта, что якобы продавал Чейз, висело по стенам.
— Я действительно ожидала от тебя лучшего, Вик. Когда я вернусь домой, я приду сюда еще разок и проверю. Если здесь будет такой же бардак, будешь жить где-нибудь в другом месте.
Айвори засунула ему в рот кляп, прежде чем он успел пообещать, что исправится. Она заглянула в его шкаф, нашла чистую синюю пилотскую форму и надела поверх своей собственной. Накинула его куртку и натянула на голову капюшон. Беглый взгляд в зеркало не удовлетворил ее: в ее фигуре было мало сходства с Виком. Тогда она сняла куртку и обмотала пару чистых маек вокруг предплечий, чтобы казаться массивнее. Вновь натянув на себя куртку Вика, она решила, что теперь выглядит достаточно похоже на него, чтобы одурачить Чейза, если он взглянет на нее только мельком, а она была уверена, что так оно и случится.
Повинуясь мгновенному импульсу, она наклонилась и поцеловала Вика в лоб.
— Хороший мальчик Кто-нибудь обязательно найдет тебя сегодня попозже, а если нет, то я сама отвяжу тебя, когда вернусь.
Айвори вышла из комнаты, низко нагнув голову. Она, как могла, старалась имитировать походку Вика вразвалку и, никем не узнанная, дошла до двенадцатого дока.
Чейз помедлил возле комнат Айвори, раздумывая, не сказать ли ей до свидания, но вряд ли она уже проснулась так рано, а если и проснулась, то вряд ли его впустит. Так что ему пришлось удовольствоваться только тем, чтобы оставить ей послание. Он хотел бы придумать что-нибудь такое же нежное, как та чарующая песня, которую пела Айвори, но у него не было никаких поэтических способностей, и он написал только, что любит ее и будет по ней скучать. Ему было не по себе, что он уезжает именно теперь, когда их отношения стали такими натянутыми, и он был рад, что Вик уже ожидает его в корабле среди рядов уложенных «астральных пушек».
— Закрывай люк, — прокричал он ему, проходя мимо, — и поехали.
Вик в ответ поднял руку в перчатке, и Чейз прошел в рубку и уселся в кресло пилота. Перспектива провести несколько дней в компании с Виком, конечно, не казалась ему чересчур приятной, но во время прошлых своих заданий ему приходилось сталкиваться и с худшими, и он был уверен, что благополучно переживет это путешествие. Как только зажглись огни, показывающие, что люк закрыт, он запросил разрешения на взлет. Оно было дано, и через несколько минут они уже легли на курс.
Чейз передал данные о маршруте навигационному компьютеру, но, предпочитая лучше побыть в одиночестве, чем в компании Вика, остался в рубке и сидел там, пока не наступило время ленча. Он вышел и обнаружил, что Вик спит, завернувшись с головой в одеяло, и не стал будить его, чтобы позавтракать вместе. Он был рад, обнаружив протеиновые напитки, которых ему не хватало во время прошлой поездки с Айвори, выпил один и, взяв еще один с собой, вернулся в рубку. Он не торопясь потягивал его, складывая воедино все, что он уже узнал о Спайдере Даймонде, и наконец пришел к выводу, что теперь у него достаточно информации, чтобы вызывать десант на «Алмазную шахту».
Единственную трудность представляла Айвори. Грустная улыбка пробежала по его губам, когда он подумал о ней. Она, наверное, проводит время, пока его нет, воплощая в форму свои наброски канделябра с игуанами, и ему скорее всего понадобится собрать весь свой такт, чтобы найти подходящие комплименты для этого страшилища. Раньше он получал большое удовольствие от того, что ловил преступников, а теперь единственное, чего он хотел от этой операции, — это отделить Айвори от преступлений отца и оставить ее на свободе.
Их женитьба могла бы защитить ее, потому что тогда он смог бы просить Шефа избавить ее от наказания. У Шефа была власть сделать это, и Дрю решил попросить этого одолжения в качестве платы за то, что он не раз рисковал собственной жизнью ради него. Проблемой будет также убедить Айвори, что он и есть тот муж, о котором она мечтала. К сожалению, это может стать невозможным после того, как он привлечет Спайдера Даймонда к ответственности за его преступления. Чувствуя, что засыпает, он допил свое «вампирское пойло» и закрыл глаза, чтобы немного вздремнуть.
Два часа спустя он проснулся от дразнящего запаха чего-то вкусного и заинтересовался, что там такое может готовить себе Вик. Он был удивлен, что этот человек вообще умеет читать и способен разобрать инструкции по приготовлению на пакетах с едой. Вкусные запахи вплывали в рубку и были слишком аппетитны, чтобы их игнорировать. Надеясь, что Вик приготовил на двоих, он прошел на кухню и замер, потрясенный до глубины души:
— Айвори! Что ты делаешь на борту? А где Вик?
Айвори взглянула на часы. Она была уверена, что теперь они уже достаточно далеко от «Алмазной шахты», и он не станет возвращаться. Довольно улыбаясь, она ответила:
— Вик, наверно, все еще лежит связанный на своей кровати в «Шахте». Может, он немного занемеет и помучится к тому времени, как его обнаружат, но хуже ему не будет. Что касается тебя, то я скажу отцу, что ты не подозревал о моей уловке, так что тебе нечего бояться. Я сомневаюсь, чтобы это имело какие-то серьезные последствия, так что давай просто радоваться обществу друг друга, ладно?
Нельзя сказать, чтобы Чейзу было неприятно ее увидеть сейчас, совсем наоборот — он был рад. Но, отправившись в эту поездку, она пошла наперекор и отцу, и ему самому. Даже в пилотской форме Айвори казалась привлекательно-женственной и нежной, но теперь он знал, что это было так же обманчиво, как и когда она притворялась Виком.
— Своеволие — это еще слабое слово для тебя, да?
Айвори махнула вилкой:
— Когда мужчина действует решительно, его хвалят за то, что он такой сильный, и называют героем. А когда женщина сама заботится о себе, ее ругают за своеволие. Не знаю, как тебе, но мне это кажется несправедливым.
— Решение оставить тебя в «Алмазной шахте» не имело отношения к справедливости, оно касалось твоей безопасности.
— Ты же сказал, что хочешь, чтобы мы были партнерами, — напомнила она ему. — У тебя странные представления о том, что такое равенство, если ты считаешь, что ты один должен брать на себя весь риск. А мне тогда какая остается роль? Я что, должна просто быть привлекательной и рисовать симпатичные картины?
Чейз беспомощно пожал плечами:
— Не преуменьшай своих способностей, как будто они ничего не стоят.
На этот раз Айвори ткнула вилкой ему в грудь:
— Я дочь своего отца, Чейз Данкан, и меня не удастся выкинуть из игры только потому, что это опасно. Я говорила тебе, что для меня важно равенство, так что или мы равные партнеры во всем, что мы делаем, или ты не тот человек, за которого я тебя принимала, и не тот человек, за которого я хочу выйти замуж.
Чейз знал, что он действительно не тот человек, за которого она его принимает, но он собирался продолжать играть свою роль еще довольно долго. Он поднял руки, сдаваясь:
— Отлично. Ты здесь, и, честно говоря, я совсем не разочарован, узнав, что Вика нет на борту. Я гораздо охотнее проведу время, занимаясь с тобой любовью, чем пытаясь избегать его общества. Тем не менее нам нужно прямо сейчас обсудить, как мы будем сбывать «пушки». Сегодня утром я принял тебя за мужчину. Я хочу, чтобы ты так же выглядела и тогда, когда мы будем сгружать оружие.
Айвори слегка подняла брови:
— Я считаю, что завоевала уважение Мордекая.
— Зачем мне скрывать, кто я такая.
— Ты не желаешь облегчить мне жизнь, да?
— Если ты ищешь чего-то легкого, общайся с девицами в «Орлином гнезде». — Айвори вновь занялась мясом. Толстые аппетитные ломти, она выбрала их специально для Чейза.
— Не будь такой легкомысленной, — укоризненно сказал Чейз. — Мордекай и его люди так жаждут завладеть «пушками», что вряд ли обратят внимание на тех, кто их сгружает, но на тот маловероятный случай, что он выкинет какую-нибудь глупость, я хочу, чтобы ты была замаскирована.
— Все как раз наоборот, — воскликнула Айвори. — Он гораздо скорее причинит нам неприятности, если будет думать, что мы просто служащие Спайдера. Он может пристрелить нас, украсть корабль, а потом сказать, что он взорвался, как только вылетел из «Орлиного гнезда». И мой отец никак не сможет доказать, что вся эта история — ложь. Нет, для меня эта игра слишком рискованная, чтобы играть в нее, маскируясь под другого.
Айвори так убедительно описала эту катастрофу, что Чейз не стал с ней спорить. Кроме того, она думала как пират, а он, несмотря на всю свою подготовку, так не мог. Он встречался со многими женщинами, которые упрямо настаивали на своем и не повиновались еще более дерзко, но ни у одной из них не было столько здравого смысла, как у Айвори.
— Ты права, — сказал он, восхищаясь ею. — У тебя такая большая власть не просто потому, что ты заслуживаешь ее, но и потому, что ты дочь Спайдера, и было бы глупо не принимать это в расчет. Но я все-таки хочу, чтобы ты держала под рукой свою «астральную пушку», когда мы будет сгружать оружие. По крайней мере с этим ты согласишься?
Айвори подцепила маленький кусочек мяса и отправила ему в рот.
— Не нужно советовать мне очевидные вещи, Чейз. Я намерена защищать не только себя, но и прикрывать тебя тоже.
Чейз прожевал мясо. Соус «бургунди» был великолепен, а мясо такое нежное, что просто таяло во рту.
— Мы составим замечательную команду, — сказал он убежденно. — А это лучшая еда, которую я когда-либо ел в полете.
— Весь секрет в том, чтобы знать, как пользоваться печкой. Люди обычно предпочитают, чтобы было горячо и быстро, но медленно и постепенно дает гораздо лучшие результаты.
Взгляд Айвори скользил по нему, когда она говорила это, и внезапно Чейз почувствовал, что единственное, что сейчас действительно важно, это то, как он ее хочет.
— Я и не знал, что приготовление еды имеет столько общего с занятием любовью. — Он взял ее за руку и потянул за собой в главный отсек. — Я хочу, чтобы на закуску была ты, — прошептал он, расстегивая ее форму.
— Хммм, — Айвори прижалась к нему, — я бы то же не прочь попробовать тебя на вкус.
Чейз попытался ответить чем-нибудь таким же, но ее губы были такими влажными и манящими, что он не смог устоять. На какое-то мгновение он подумал о бедном Вике, но руки Айвори скользнули по его телу, ощущая, как безумно он хочет ее, и больше он не мог уже думать ни о чем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородная разбойница - Берк Синнамон


Комментарии к роману "Благородная разбойница - Берк Синнамон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100