Читать онлайн Сицилийский ревнивец, автора - Бэрд Жаклин, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сицилийский ревнивец - Бэрд Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.9 (Голосов: 186)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сицилийский ревнивец - Бэрд Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сицилийский ревнивец - Бэрд Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрд Жаклин

Сицилийский ревнивец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Прошло семь лет.
В субботний полдень Софи припарковала свое старомодное авто, захватила с заднего сиденья небольшой чемоданчик и с чувством облегчения ступила на порог отеческого дома. Брат Тимоти сбежал по ступенькам лестницы навстречу сестре и попытался выхватить из ее руки чемодан.
- Ну, здравствуй, дорогой! - Обняв и поцеловав брата, она прошла в просторную гостиную.
- О, как хорошо, что ты приехала! - поприветствовала ее Марго и переглянулась с отцом. В доме явно царила какая-то нервозность. Софи присела на край дивана, Тим - рядом с ней.
- Похвально, что ты выкраиваешь время посетить нас. Полагаю, это не так-то просто с учетом твоих постоянных разъездов. Куда отправляешься на этот раз?
- В Венецию на три дня. Получила предложение поработать на международной конференции по проблемам использования природных ресурсов в условиях глобализации мировой экономики. Вылет завтра вечером. А пока намерена послужить у вас нянечкой при этом молодом человеке, - пошутила Софи, указав на Тима. - Позволим родителям провести время, как им заблагорассудится? - спросила она у брата.
Отец с мачехой собирались на роскошный благотворительный бал. Софи с радостью согласилась остаться с Тимом, ведь он стал ее любимчиком с самого момента своего рождения. Пять лет назад, окончив университет, Софи взяла тайм-аут и отправилась в путешествие, вернувшись из которого обнаружила, что оставленный ею в одиночестве отец нашел утешение в обществе своей секретарши Марго, которая дальновидно ждала от него ребенка. Вступив в права хозяйки дома, она тут же, к большому неудовольствию Софи, уволила опытную экономку Мег, но зато спустя четыре месяца родила очаровательного малыша.
Отец с Марго ушли, и уже через пару часов Софи потчевала брата его любимыми сладостями с чаем, разглядывая кухню ее родного дома, переоборудованную по последнему слову техники, и размышляла о том, как же сильно изменилась ее жизнь. Когда по прихоти мачехи фундаментальные преобразования закипели в каждом уголке их поместья в Суррее, Софи потратила большую часть материнского наследства на приобретение собственной квартиры на морском побережье.
Прилежная Софи со временем стала высококвалифицированным лингвистом с отличной репутацией, что позволило ей обзавестись широким кругом клиентов. Она была, что называется, на вольных хлебах и сама выбирала наиболее интересные из предложений, дающие возможность путешествовать по странам и континентам. Последние восемь недель Софи провела в поездках по Китаю в составе торговой делегации, предыдущие шесть - в Южной Америке. Несмотря на любовь к брату, она все же старалась реже бывать дома. Почти ровесницы (Марго была старше Софи только на два года), они имели очень мало общего. Марго была законченным снобом, разрывающимся между пафосными сборищами, дорогими магазинами и лучшими ресторанами Лондона.
Когда, вернувшись после раута, отец с женой спустились к ленчу, она убедилась, что отношения между ними далеки от идеальных. Не желая углубляться в детали их разногласий, она с облегчением предвкушала предстоящий полет в Венецию.
Семь долгих лет она не ступала на итальянскую землю. Все произошедшее между нею и Максом Куинтано представало в ее воспоминаниях в гипертрофированно неприглядном свете. Она презрительно кривила губы, вспоминая развязку своей любовной истории, и брезгливо морщилась всякий раз, когда наблюдала за мужчинами, которые, вырвавшись на очередной симпозиум или конференцию, наслаждались свободой вдали от жен и детей. Многие из них порывались увиваться за ней. Но она с полным равнодушием относилась к их ухаживаниям и отказывалась идти на компромисс с совестью.
Во вторник вечером Софи уже ступала по паркету бальной залы первоклассного венецианского отеля, ведомая под руку Абрамом Асамовым, толстобрюхим и плешивым российским предпринимателем пятидесяти с чем-то лет, прибывшим в Италию на второй день конференции. Она была счастлива встретить единственное дружеское лицо в море незнакомцев. Искрометный язвительный ум и сомнительная репутация делали этого человека одной из самых одиозных фигур в мире бизнеса. Мало кто - Софи входила в это число избранных - знал Эйба (так его звали за пределами родины) как преданного мужа и трепетного отца. Она, не раздумывая, согласилась сопровождать его на званый ужин с танцами. Члены делегации, в состав которой входила Софи, расценили ее решение как подарок судьбы, как выпавший им шанс ближе сойтись со знаменитым нефтепромышленником и миллиардером. Однако Эйб предусмотрительно объявил, что говорит только по-русски, и Софи теперь ревностно поддерживала его ложь.
- Софи, эти чудаки убеждены, что ты моя любовница, - хохотал Эйб, кивая на компанию клиентов Софи за соседним столиком. - Вряд ли кто-нибудь из них допускает мысль, что красавица блондинка способна обладать хоть малой толикой интеллекта. Давай разыграем их хорошенечко. Что скажешь?
- У меня не хватит фантазии, чтобы удивить этих пресыщенных господ. Поэтому давай лучше разочаруем их полным отсутствием интриги, Эйб.
- Ты говоришь в точности как моя благоверная.
Они сидели за роскошно сервированным столом, держа в руках бокалы, наполненные искрящимся в сиянии хрустальных люстр шампанским, и наблюдали за нескончаемым потоком прибывающих гостей. Послы, члены итальянского парламента, прочая разношерстная публика, воплощающая европейскую элиту, с частью которой Софи в разное время приходилось иметь дело, - идеальное общество. Безукоризненно одетые кавалеры и их спутницы, верные всем гламурным стереотипам. Обеденные столы окаймляли бальную залу, в одном конце которой помещался помост для джаз-банда. Приятная негромкая музыка служила ненавязчивым фоном светской болтовне и гастрономическим изыскам.
Наряд Софи, почти лишенный сверкающих аксессуаров, своей неброскостью выгодно выделял ее из ряда матрон и нимфеток высшего сословия. Из опыта общения с сильными мира сего она знала, что на подобных приемах выше внешнего лоска ценятся хороший вкус, неукоснительное соблюдение этикета и способность лавировать в непредвиденных ситуациях. Облегающее платье от Диора из черного шелка и дорогая бижутерия позволяли ей, привыкшей к джинсам и свитерам, выглядеть здесь вполне достойно и при этом чувствовать себя уверенной.
Наслаждаясь вкусной едой и смеясь над остроумными шутками своего собеседника, Софи рассеянно скользила взглядом по лицам гостей, как вдруг вздрогнула и замерла, узнав в одном из них Макса Куинтано в обществе его сводной сестры Джины. Опасаясь быть узнанной, она тут же отвернулась и переставила свой стул спинкой к залу. Чтобы оправдать эти действия, она уперлась взглядом в испанского джентльмена со скромным именем Цезарь и одарила его очаровательной улыбкой.
- А вы чем занимаетесь? - приветливо осведомилась она. - Вот как? Значит, исследуете недра Земли. Должно быть, это чрезвычайно интересно! - Стараясь не упустить нить разговора, Софи корила себя за вопиющую глупость, как можно было не сообразить заранее, что Макс, непосредственно связанный с добычей природных ресурсов, уж наверняка почтит присутствием эту тематическую ассамблею.
Как ни избегала Софи смотреть на Макса, она не могла не заметить, что общение с сестрой доставляло ему очевидное удовольствие.
Софи даже не могло прийти в голову, что Макс давно уже заприметил ее среди гостей. Он сразу узнал свою старую знакомую по лучезарным волосам аккуратной головки, гордо сидящей на царственно длинной шее. Неброское платье щедро открывало атласную кожу точеной спины. Он не мог забыть эту гибкую спину, которую знал и на вкус, и на ощупь.
Когда несколько месяцев назад старик Куинтано скончался от обширного инфаркта, в делах, которые улаживал Макс, всплыло имя Найджела Резерфорда. Случилось это в пору вступления Макса в управление сетью отелей по причине неспособности мачехи, сокрушенной потерей мужа, взять руководство в свои руки. Макс провел тщательный аудит семейного бизнеса и обнаружил, что дела обстоят просто превосходно и только несколько крупных должников, одним из которых являлся отец Софи, вернее, руководимое им агентство, откровенно пренебрегали своими обязательствами в течение всего последнего года. А два месяца назад, отправившись в короткую поездку по Южной Америке, Макс постоянно мысленно возвращался к этому факту, видя в нем знак судьбы. Наведя справки, он выяснил, что Найджел Резерфорд должен крупную сумму денег множеству кредиторов, и поэтому не позже чем в следующий понедельник Макс намеревался отправиться в Лондон, чтобы переговорить с ним. Сам еще не ведая для чего, он собрался выкупить долги агентства «Элит», которым руководил Найджел Резерфорд.
Замысел окончательно оформился, когда он увидел Софи в свете венецианского великолепия. Наблюдая за беспечно попивающей шампанское Софи, он спешно обдумывал план, коварство которого будоражило воображение. Он так и не смог простить малышке Софи, что она отважилась стать единственной женщиной, бросившей его. Его поражение требовало реванша, а судьба предоставляла такой соблазнительный шанс.
Было ли случайностью то, что семь лет назад, отправившись в Россию на следующий день после ужина с Софи и намереваясь не возвращаться больше в это лето на Сицилию, он все-таки оказался там вновь через неделю? Пять дней, загруженных работой в России, хлопотный день в Риме, катастрофический ужин с бывшей пассией. Последовавшую рутину нарушило известие от доктора Фоскари, который сообщал, что некоторые результаты медицинского обследования требуют проведения дополнительных анализов.
Опасения врачей вызвали параметры уровня тестостерона, позволяющие заподозрить рак яичек. Рассуждения доктора о том, что эта форма рака является широко распространенной среди мужчин в возрасте от двадцати до сорока пяти, сразили Макса наповал, невзирая на оговорку о высоком проценте полностью излечившихся больных. Обосновывая необходимость более тщательного обследования, доктор Фоскари порекомендовал не драматизировать ситуацию и пообещал в случае необходимости подключить к лечению лучших специалистов Рима.
Увещевания оказались малоэффективными, и Макс покинул клинику со страхом, затаившимся в поджилках. Сильнее всего его покоробила мысль, что он вообще может быть подвержен каким-либо недугам, тем более в таком месте. В поисках помощи он устремился к Джине - онкологу и просто близкому человеку. С тех пор как их родители поженились, их с Джиной связывали узы, не уступавшие по прочности кровным. Сводная сестра была всего на год старше Макса, и общность интересов обнаруживалась буквально во всем.
Во время ленча Макс узнал массу душераздирающих подробностей о возможном протекании заболевания, поведанных ему с использованием хитроумных медицинских терминов. И чем убедительнее Джина советовала ему не паниковать, тем исступленнее становился его страх. Красочно изложенный перечень возможных побочных эффектов от курса лечения заставил зашевелиться волосы на голове Макса. В довершение всего сестра направила его на консультацию к лучшему из специалистов, которым, по ее профессиональному мнению, являлся не кто иной, как… доктор Фоскари. Круг замкнулся, и Макс оказался в жестких тисках реальности. Оказывается, он слаб и уязвим, как простой смертный. Нонсенс!
Джина по своей докторской привычке спокойно констатировала, что, пока он не чувствует немотивированной усталости и не жалуется на отсутствие эрекции, беспокоиться нет причин, но (на всякий случай) посоветовала заморозить сперму. И тут произошло нечто ужасное… Макс внезапно ощутил себя смертельно больным человеком. Он явственно почувствовал, как жизненные силы стремительно оставляют его. Джина печально посмотрела на его анемичное, искривленное паникой лицо и синюшные, отбивающие дробь пальцы и поклялась, что поднимет на ноги ради его спасения весь цвет медицинской науки как в Европе, так и за океаном. А затем, прихлебывая кофе, посоветовала хорошо провести выходные.
Расставшись с Джиной после ленча, он будто в полусне побрел в свой офис. Макс привык думать о себе как о человеке, не знающем преград и поражений. А тут, начав подводить преждевременные итоги, ощутил себя аутсайдером, который не столь уж многого достиг в своей сумбурной жизни. Умри он завтра, по большому счету ничего не изменится, разве что несколько близких родственников и друзей наденут траур. Ему отчаянно захотелось оставить после себя какой-нибудь яркий след или, на худой конец, наследников. Тем более что с его заболеванием он может вообще остаться без детей! И тогда он вспомнил о малышке Софи, о личном самолете и безотказном пилоте, который в любой момент мог доставить его на Сицилию. А что до обещания, данного Алексу, то Макс не считал себя обязанным перед кем-либо оправдываться, а уж перед старым своим другом Алексом и подавно. Как знать, может быть, Софи суждено стать последней женщиной в его жизни!
Сицилия, отель «Куинтано», бассейн, а в нем девушка в розовом бикини - Софи Резерфорд. Молодая, красивая, желанная девушка. Девушка, с которой не будет проблем. Вот она вынырнула из воды и расположилась на шезлонге.
- Привет, Софи. Загораешь?
- О, Макс! Я не знала, что ты вернулся, - резко обернувшись на его голос, она приподнялась на локтях.
Влажные сверкающие волосы были одним движением головы отброшены назад, и она одарила его лучезарной улыбкой. Оливковые в полуденном свете глаза сияли восторгом. Другого приема Макс не ожидал.
- Смею ли я надеяться, что ты свободна сегодня вечером? - изобразил неуверенность Макс. - Мы могли бы устроить пикник на побережье.
- Конечно, я с удовольствием! - воскликнула Софи. И у Макса не было иного желания, кроме как обхватить и поцеловать это соблазнительное создание. Ему мешало лишь присутствие у бассейна постояльцев отеля.
- Вот и договорились. Заеду за тобой в восемь!
Софи завороженным взглядом провожала удаляющегося возлюбленного, в мгновение ока забыв все треволнения проведенных без Макса дней.
- Что это за место? - спросила Софи, когда, заглушив двигатель и достав из багажника корзину с провизией, он помог ей выбраться из автомобиля.
- Lа Роrtо Рiccolо , - нараспев по-итальянски ответил Макс и взглянул на нее с нахальной улыбкой мужского превосходства. - Эта бухта - любимое местечко моего друга Франко. Когда нам было по девятнадцать, мы на пару приобрели нашу первую яхту и водили сюда подружек, подальше от родительской опеки. Яхта не бог весть какая, но воспоминания с ней связаны самые упоительные, - с мальчишеской гордостью расписывал Макс прежние подвиги, почему-то совершенно не боясь вызвать у нее чувство неловкости или ревности.
- Расположимся здесь? - оказавшись на борту яхты, спросила Софи, указывая на столик и два стула, стоящие на палубе. Она предпочла не показывать вида, что ей не слишком льстит перспектива пополнить список одержанных им здесь любовных побед.
- Почему бы нет? Сегодня чудесная ночь, и она станет еще лучше, если мы начнем с ужина на палубе, - вкрадчиво начал Макс свою виртуозную игру, обхватив красавицу за талию и пропуская между пальцами шелковистые пряди червонных в зареве заката волос. - Ты не представляешь, как я хочу доставить тебе наслаждение, - нежно шепнул он ей на ухо.
- Мне приятно все, что ты делаешь, - без тени кокетства проговорила Софи, положив свои узкие ладошки на его широкую грудь. - Я без тебя очень скучала, боялась, что больше никогда не смогу прикоснуться к твоим непослушным волосам. И теперь счастлива, что ты вернулся.
- Посмотрим, насколько ты мне рада, - сказал Макс и впился губами в алебастровую шею Софи, заставив девушку содрогнуться от нахлынувшей волны желания. - Пойдем, я покажу тебе яхту, - хрипло произнес он через несколько минут и повлек ее за собой. - Осторожно! Наклони голову, - предупредил он, проводя ее сквозь невысокий проем. Они оказались в крошечной каюте, скупо освещенной огнями бухты.
Макс притворил за собой дверь.
- Приют усталого путника, - объяснил он, указывая на просторную койку, занимавшую почти все пространство каюты.
Девушка смущенно застыла на месте, но и уходить не собиралась.
Макс решительно развернул Софи к себе, властно заглянул в ее глаза и, не найдя в них желания к сопротивлению, победно припал к вожделенному рту. В этот поцелуй он вложил всю силу своей страсти.
- Ты абсолютно уверена в том, что делаешь? - с покровительственной строгостью тихо спросил он Софи.
- Да, - покорно выдохнула та. Легкая летняя одежда быстро оказалась на полу, и они очутились на широком ложе.
- Тебе следовало предупредить, что я у тебя первый, - ласково упрекнул он, когда все
закончилось.
- И единственный. Я очень тебя люблю.
- Софи, обожаемая моя. Умоляю, никогда не меняйся.
- Но я уже изменилась. Ты меня изменил.
- И не жалею об этом. Ты мое самое бесценное сокровище, - упоенно шептал он и целовал ее распухшие сочные губы…
- Макс! Макс! Что с тобой? Да очнись ты, наконец! - Джина тормошила брата, который сидел напротив нее с отсутствующим взглядом.
На раут в венецианский отель они пришли в компании супругов Розы и Теда, своих старинных друзей. Роза уже несколько лет была любовницей Джины; Тед, отец ее двоих детей, ради которых они сохраняли видимость брака, имел длительную связь с другой женщиной; а Макс великодушно выступал в качестве алиби для своей сестрицы, охраняя тем самым семейное благообразие и благоденствие всех участников этого причудливого адюльтера, хотя и был уверен, что в их бурную эпоху у окружающих наверняка найдутся куда более насущные проблемы, чем разбираться в подробностях интимной жизни своих сограждан. Но так думал один лишь Макс, и поэтому все хранили в секрете.
- Ты что-то сказала? - попытался включиться в разговор Макс.
- Ты обратил внимание? Здесь Софи Резерфорд, - сообщила ему Джина.
- Да… Ну и кавалер у нее! Неужели не могла найти кого-нибудь поскладнее? Хотя что тут удивительного… - глубокомысленно изрек Макс, скривившись в насмешливой улыбке. Пренебрежение не сработало.
Ни до, ни после Макс не находил такой чувственности в любви, когда каждое его движение встречало естественный отклик искренне счастливого существа, пусть даже совершенно незнакомого с технической стороной любовной игры. Подустав от позерства в постели и желания прослыть искушенным мачо, он - опытный соблазнитель и экспериментатор - помнил далеко не все свои победы. Ночь с Софи он запомнил навечно. Он предложил ей тогда: «Выходи за меня замуж», а потом семь лет раздумывал, почему он это сказал. Возможно, потому что не отдавал себе отчета в словах или потому что, забыв о средствах предохранения, посчитал, что просто обязан жениться на ней. Но вернее всего, потому что понял: Софи должна была принадлежать только ему.
В очередной раз метнув взгляд в сторону Софи, он зло стиснул зубы: она с очаровательной улыбкой по-прежнему ворковала с этим русским магнатом. С циничной улыбкой на лице толстяк похлопал Софи жирными пальцами по щеке. Было очевидно, что они находятся в близких отношениях. Отвращение подкатило к горлу Макса вместе с догадкой, что его малышка Софи переродилась в меркантильную ведьму и спит с этим боровом из-за денег. Потом эти двое пошли танцевать под романтическую музыку, а по завершении танца она поцеловала чертова пузана в щеку. Последняя капля, переполнившая чашу его терпения. Планы его кардинально изменились. Он как ошпаренный вскочил на ноги, но тут же сел опять, осознав, что месть нужно подавать в холодном виде, а оснований для нее все прибавлялось и прибавлялось с каждой секундой.
Взяв себя в руки, Макс удобно расположился за своим столиком и стал бесцеремонно разглядывать повзрослевшую и похорошевшую Софи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сицилийский ревнивец - Бэрд Жаклин



Меня роман совсем не впечатлил.Очень скучный.
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинОЛЬГА
16.07.2011, 11.22





да вообще ерунда какая-то!
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинОльга
27.07.2011, 20.44





Роман хороший...валлай нет в ней какой-изюминки дуьхьан
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинГордая ЧЕЧЕНКА
7.01.2012, 19.32





Сказка!!
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинВера Яр.
22.02.2012, 21.19





ну и мура! БРР
Сицилийский ревнивец - Бэрд Жаклинварвара
30.09.2012, 21.13





Муть
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинЛёля
21.02.2013, 21.53





Для разнообразия прочесть можно.
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинЮлия
6.03.2013, 8.44





по существу все любовные романы МУТЬ и Брррр, но ведь читаем!!!так что спасибо тем, кто их пишет!!!!!!!!!
Сицилийский ревнивец - Бэрд Жаклинфлора
17.07.2013, 18.45





Бред
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинНИКА*
30.07.2013, 0.28





Да нет сойдёт,читать можно.
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинАнна
12.11.2013, 10.29





Сказка конечно но от нечего делать можно и почитать
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинЛюбовь Владимировна
17.03.2014, 21.23





Бред какой-то - должно было пройти семь лет с момента их первой встречи- поскольку ГГ-ня была слишком молода для ГГ-роя, как будто ей было на тот момент не девятнадцать, а пятнадцать лет.
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинКити
26.03.2014, 10.33





РАК ЯИЧЕК! АХАХАХ!
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинЕТЯМОТЯ!
29.05.2014, 23.55





герои стоят друг-друга..."один дурак, другой помешан...."rnпресно...скучно и неинтересно...жалко времени
Сицилийский ревнивец - Бэрд Жаклинфлора
25.10.2014, 17.40





Роман хороший
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинС
8.11.2014, 11.35





Очередной бред от Бэрд: 2/10.
Сицилийский ревнивец - Бэрд Жаклинязвочка
8.11.2014, 19.16





Можно почитать... Все как в сказке... Хорошо на ночь, не загружает...
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинСаутер Елена
24.12.2014, 22.22





Русский двор совсем не был развратным. Кто тут упоминал о немке-Екатерине? Действие романа начинается в 1844г., при императоре Николае 1. Он был большим блюстителем нравственности и обожал свою жену.Приписанные ему романы - гнусная инсинуация. Представлять русских аристократов как мрачных дикарей суровых нравов примитивно крайне. Православие в принципе отрицает такие эмоции и агрессивность, в отличие от протестантизма в Европе, к примеру. Образ ГГ в романе такая глупость, как представление о том, что у нас по улицам медведи ходят и все русские на балалайке по вечерам играют. Стыдно за автора что написала такое, стыдно это читать. Много другого получше есть.
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинИрина
9.05.2015, 14.21





Читайте.
Сицилийский ревнивец - Бэрд ЖаклинКэт
20.05.2015, 15.47





Многовато грязи для этого жанра.
Сицилийский ревнивец - Бэрд Жаклиннадежда
3.04.2016, 14.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100