Читать онлайн Видение в голубом, автора - Берд Николь, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Видение в голубом - Берд Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Видение в голубом - Берд Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Видение в голубом - Берд Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Николь

Видение в голубом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Джемма, вздрогнув, вскрикнула от страха, но из-под зажимавшей рот ладони раздался еле слышный писк. Кожа на ладони была слегка шершавой. Кто-то железной хваткой держал ее за руки. Она попыталась вырваться, но не смогла даже пошевелиться. Джемму охватил ужас, на какой-то миг ей показалось, что сейчас она потеряет сознание.
— Не кричите, — прошептал мужчина. Джемма ощутила запах накрахмаленного белья.
Вряд ли убийца мог носить чистое накрахмаленное белье, и страх ее стал ослабевать. Что все это значит? Кто ж, этот человек?
Слегка ослабив хватку, он передвинулся немного вперед. И тут Джемма увидела высокого, хорошо сложенного мужчину со слегка растрепанными волосами и холодным зловещим блеском в глазах. Пожалуй, она сочла бы его красивым, не будь у него такого зверского выражения лица. Черная куртка и темный шарф, обмотанный вокруг шеи, делали его почти незаметным в полумраке прихожей.
— Вы работаете здесь учительницей? — прошептал он, разглядывая ее темно-коричневого цвета дорожный костюм. Как ни странно, голос у него был приятный и вряд ли мог принадлежать преступнику, но все же с какой стати он очутился здесь?
Джемма покачала головой.
— Я отпущу вас. Но если будете шуметь, тут же придушу. Поверьте, у меня достаточный опыт по этой части.
Итак?
Она кивнула. На этот раз его тон не позволял даже усомниться в его словах, и Джемма снова похолодела от страха.
Он отпустил ее, но по-прежнему угрожающе держал ладонь возле ее лица. Его глаза были полны решимости. Во рту у Джеммы пересохло, она с трудом проглотила комок.
— Кто вы? — спросил он.
Джемма не узнала собственного голоса, когда ответила:
— Я… я намеревалась тайком проскользнуть в кабинет хозяйки, чтобы посмотреть ее записи.
Мужчина с недоумением уставился на нее:
— Зачем?
— Этого так сразу не объяснишь, — произнесла Джемма едва слышно. — Пока все обедают, я провожу вас в кабинет, в глубь здания. А вы что здесь делаете? Красть тут нечего. Не собираетесь ли вы как-то навредить детям?
В этом случае, подумала Джемма, она, даже рискуя жизнью, позовет на помощь. Не допустит, чтобы кто-нибудь из этих несчастных малюток стал жертвой насильника.
Он негодующе вскинул брови:
— Боже упаси!
Будь он двуличным негодяем, ищущим невинную жертву, всячески скрывал бы это. Однако его голос, искренний и глубокий, говорил об обратном, и Джемма поверила ему.
— Ведите, — бросил он ей. — И не вздумайте кричать.
Она кивнула, и он отпустил ее руку. Джемма заметила, что под мышкой он держал тонкий железный прут, и поняла, кто сломал замок на входной двери. Беспокойство снова охватило ее, но Джемма решила не отступать. Она на цыпочках прошла в самый конец коридора, отворила дверь кабинета и вошла внутрь.
Он последовал за ней, бесшумно закрыл дверь и задвинул задвижку. Закусив губу, Джемма подумала, что лучшего места для расправы с ней ему не найти. Однако прогнала эту мысль прочь. Наконец-то она оказалась там, куда так стремилась попасть. Мешкать нельзя. Надо действовать.
Джемма огляделась. На конторке и столе — оловянные подсвечники, на камине небольшие часы — весьма жалкая пожива для вора. Мужчина вытащил из-под полы своей куртки большой мешок из грубой материи, но ее ничуть не беспокоила пропажа у хозяйки ее безделушек. Джемма направилась прямо к полке с гроссбухами. Вынула одну, раскрыла, ей попался лист с расходами по хозяйству: яйца — пять шиллингов, бушель картошки — десять шиллингов.
Перечень закупок не представлял для нее никакого интереса. Джемма взяла другой журнал.
— Есть ли там список воспитанниц? — спросил незнакомец, заглядывая ей через плечо.
Джемма с удивлением посмотрела на него.
— Это как раз то, что я ищу, — призналась она.
Вдруг она замерла. До ее слуха донесся приглушенный шум внизу, затем топот шагов по лестнице.
— Обед закончился, дети уходят из столовой, — объяснила Джемма. — Сюда могут войти!
Он снова нахмурился. Время уходило, а она еще должна найти…
Но тут, к ее удивлению, мужчина раскрыл мешок и, не обращая внимания на часы и безделушки, сгреб в кучу потрепанные книги и бросил вместе с железным прутом в мешок. На какой-то миг Джемма недоуменно уставилась на него, затем, придя в себя, схватила другую охапку гроссбухов и тоже кинула в мешок. Вдвоем они быстро опустошили полку.
Вдруг мужчина насторожился. Джемма услышала тяжелые шаги в коридоре. Воображение нарисовало хозяйку, идущую своей обычной тяжелой походкой, и ожившая внутри у нее девочка сжалась от страха при одной только мысли — она попалась. Джемма даже почувствовала острую боль от удара палкой по плечам, причем ощущение было настолько реальным, как будто ее и в самом деле ударили. На какое-то мгновение у нее даже помутилось в глазах от страха. «Боже, помоги мне!»
— Бежим, — шепнул мужчина ей на ухо. Размашистым шагом он подошел к окну, за ручку рванул вверх скользящую раму. Бросив мешок на пол, обхватил Джемму за талию, легко, словно перышко, приподнял и помог ей пролезть сквозь открытое окно. До земли было близко, всего несколько футов, Джемма прыгнула вниз и быстро отскочила в сторону, так как следом за ней выпрыгнул он с мешком в руках.
— Бежим быстрее, — скомандовал он. — Нас не должны увидеть.
Кивнув, она схватила протянутую им руку, и они помчались в сторону рощи. Путь казался неимоверно длинным. Сердце бешено колотилось, Джемме казалось, что сейчас из окна высунется разгневанная миссис Крэгмор и потребует вернуть ее бумаги. Но она слышала только шелест травы под ногами и стук собственного сердца. Наконец они укрылись среди густой зелени и толстых стволов деревьев. Когда приютский дом исчез из поля зрения, они остановились в густой тени дуба. Тяжело дыша, Джемма прислонилась к дереву и посмотрела на незнакомца.
— Кто вы такой? — спросила она. — Я не позволю вам захватить с собой все эти бумаги. Мне надо там кое-что посмотреть. К тому же они вряд ли представляют для вас какую-то ценность.
Он промолчал. Джемма старалась рассмотреть его лицо в сумраке зелени. Она понимала всю опасность своего положения, но решила идти до конца. Она должна узнать, кто ее родители, чего бы это ей ни стоило. Если лорд Гейбриел не соблаговолит ей ответить, а мать, не дай Бог, раздумает встретиться с ней, только содержимое этого мешка приведет ее к желаемой цели.
Джемма ухватилась за мешок, однако незнакомец крепко держал его.
— Для меня эти бумаги дороже любых драгоценностей. Дороже жизни.
— Для меня тоже. Я не позволю вам их увезти, — заявила девушка, но тут же подумала, что ей с ним не справиться. — Скажите, зачем вам эти записи?
— А вам зачем? — буркнул он.
— Когда-то я была воспитанницей этого приюта. Выражение его лица смягчилось.
— Воспитанницей? Значит, здесь не так уж плохо, как я себе представлял.
— Хуже не бывает, — откровенно призналась она. Лицо его вытянулось, губы сжались.
— Но почему вы хотите получить эти бумаги? — Он впился в нее взглядом.
— Мне нужно кое-что узнать, — объяснила она. — Для меня это очень важно.
Нет, она не собирается с ним откровенничать. Его крепко сжатые губы слегка раздвинулись в кривой полуусмешке, как будто он прочел ее мысли.
— Вы и обо мне ничего не знаете.
— Нет, не знаю, — согласилась она. — Если вы позволите мне взять эти бумаги, то обещаю, что вы тоже сможете их просмотреть. Я дам вам адрес в Лондоне, где я остановилась.
Там, подумала про себя Джемма, она не будет одна. И вообще в городе у него меньше шансов избавиться от нее. Джемма не забыла о его угрозе, когда он держал ее железной хваткой.
Он задумался, затем снова посмотрел на нее:
— Полагаю, это возможно. Мы поможем друг другу. Если вы жили в этом приюте, значит, можете знать то, что меня интересует.
Все зависит от того, подумала Джемма, какую цель он поставил перед собой, однако уточнять не стала.
— А как вы намерены вернуться в Лондон? — неожиданно задал он вопрос. — Надеюсь, не пешком?
Джемма покачала головой:
— Меня ждет кеб. Примерно в полумиле отсюда.
— Тогда мы сперва заберем мою лошадь, а потом я провожу вас до Лондона, — сказал он.
Видимо, ради того, чтобы удостовериться, что она дала ему правильный адрес, презрительно подумала Джемма. Впрочем, если она не доверяет ему, он вправе не доверять ей. Внезапно она засомневалась, стоит ли приводить в дом Луизы незнакомца, возможно, преступника. Но отступать было поздно, к тому же она не могла допустить, чтобы он скрылся со всеми бумагами.
— Хорошо, — согласилась Джемма.
Теперь они вели себя настолько тихо, что умолкнувшие было лесные птицы снова звонко запели. Когда незнакомец приподнял перед Джеммой ветку, оттуда взлетел испуганный дрозд. Незнакомец уводил ее все глубже и глубже в лес, и страх снова овладел ею, пока она не увидела чалую лошадь, привязанную к невысокому деревцу и терпеливо ожидавшую своего всадника. Здесь, под беспокойными взглядами Джеммы, незнакомец переложил приютские гроссбухи из мешка в седельные вьюки.
От мужчины не укрылась ее тревога.
— Не волнуйтесь. Я не ускачу вместе с бумагами. Я же сказал, мы будем помогать друг другу.
Понимая, насколько глупо с ее стороны доверять вору, Джемма все же кивнула. Он отвязал лошадь, вскочил в седло и протянул ей руку:
— Залезайте. Я довезу вас до вашего экипажа.
Она колебалась всего мгновение, затем влезла на лошадь и взгромоздилась позади него.
Сидеть на лошадином крупе было и высоко, и неудобно. Ее платье не было предназначено для езды верхом, и хотя оно, как ни странно, не порвалось, нижний край задрался. Скорее всего он видел ее икры, однако виду не подал.
С красным от смущения лицом Джемма обхватила его руками за пояс. Только для того, чтобы не свалиться с лошади, уверяла она себя, обхватывая его сильнее, чем ей того хотелось. В седле незнакомец держался прямо и непринужденно, и Джемма в который раз подумала, кто же он на самом деле.
Он причмокнул, ударил ногами лошадь в бока, и она пошла шагом.
Прижавшись лицом к его широкой спине, Джемма едва не прилипла к нему. Она ощущала его едва уловимый запах. Но даже теперь, когда запах его пропотевшего белья смешивался с лошадиным, от него все равно пахло не так, как от никогда не моющегося уличного вора. И все же он взломал дверь в приюте.
Она слишком хорошо понимала, насколько они физически близки. Сквозь одежду ощущались его мускулы, в силе его рук она уже успела убедиться. Она внезапно почувствовала, как внутри у нее что-то слабо откликнулось на его близость, что совершенно не подобало леди. Чтобы отвлечься, она подняла голову и огляделась. Они уже выехали из рощи, и перед глазами открылась узкая дорога.
— Вон туда, прямо за вершиной холма, — указала она.
Он повернул лошадь, и вскоре они уже были на вершине. Джемма склонилась набок, чтобы лучше видеть, и открыла рот от изумления.
Дорога была совершенно пуста. Кеб исчез.
— Кеба нет. Кучер, должно быть, устал меня ждать. Так влипнуть — до Лондона несколько миль. Хуже всего то, что она осталась наедине с незнакомцем, и неизвестно, что ее ждет. В душе у Джеммы снова зашевелились ее прежние опасения; нет, она не в силах больше выносить столь близкое, пожалуй, даже слишком близкое, соседство. Джемма соскользнула на землю.
И едва не упала. И что дальше? Что предпримет незнакомец, ведь здесь ей точно никто не придет на помощь? Вокруг ни души, и он спокойно может совершить свое злое дело, угрожал же он ей убийством в первый момент их встречи.
Он посмотрел на нее сверху, но она не рассмотрела выражения его лица.
— Что вы делаете? Хотите дойти до Лондона пешком? Стемнеет гораздо раньше, чем вы доберетесь до города. А идти всю ночь одной очень опасно.
— А что будет, если мне встретится человек с сомнительной репутацией? — спросила она почти с вызовом. — Вор или взломщик? Что, если он станет угрожать мне насилием?
Ей показалось, что он улыбнулся.
— Ясно, куда вы клоните.
Джемма увидела, как он размотал темный шарф, под ним на шее белел аккуратно повязанный галстук, как у джентльмена. Он откинул назад светлые волосы, вытер шарфом грязь с лица. Неужели он намеренно испачкал лицо, чтобы его было трудно узнать в полутемной передней? И зачем сейчас он изменил свой облик — неужели, чтобы ободрить ее?
Хотя и неразумно считать внешность залогом его чести, тем не менее Джемма успокоилась.
— Но почему…
— Как вы заметили, у меня есть на то веские основания. Полагаю, нам следует вернуться в Лондон вместе. Там мы обо всем обстоятельно поговорим.
Джемма медленно кивнула:
— Хорошо. И просмотрим гроссбухи.
— Вместе, — напомнил он ей.
— Согласна.
Он наклонился, протянул ей руку и легко втащил ее на лошадь, на прежнее место позади себя. Если он в самом деле джентльмен, что, кстати, становилось все заметнее и заметнее, то по натуре он человек деятельный, решила Джемма.
Она чувствовала себя еще более неловко, оттого что снова сидела, плотно прижавшись к его спине, но иначе она рисковала свалиться на землю. Ему, видимо, все безразлично, уверяла она себя.
И действительно, он обронил всего несколько фраз.
— Держитесь крепче. Сегодня новолуние, поэтому до наступления тьмы надо ехать как можно быстрее. Потом будет трудно разбирать дорогу.
Она кивнула и крепче прижалась к нему. Сидеть было неудобно, но все-таки предпочтительнее, чем шагать одной несколько миль до города, когда на нее может напасть любой бродяга.
Лошадь трусила рысцой, и Джемме пришлось сжать покрепче зубы, зато как ей было покойно сидеть, уткнувшись лицом в его крепкую и надежную спину. Кто он по происхождению? Скоро она узнает о нем больше.
Мэтью также находился целиком во власти плотно прижимавшегося к нему женского тела. Ее грудь мягко упиралась в его напряженную спину, ее руки крепко, но явно по-женски обхватывали его за талию. Ему стало немного грустно и больно от того, что он так долго не был близок с женщиной.
В момент их столкновения в полутемной приютской прихожей ему сразу понравилось то, как она повела себя, понравился мягкий изгиб ее шеи и темная шелковистость волос. Мэтью вспомнил, какие охватили его чувства, когда он касался ее лица, ее губ, столь нежных и чувственных, и в нем снова взыграло желание.
Он почувствовал слабое раскаяние — возможно, он вел себя с ней более грубо, чем следовало. Нет, он не хотел обидеть ее, вместе с тем не стоило подвергать риску задуманное им предприятие. Проявленное ею мужество и присутствие духа поразили его. Любая женщина, если бы ее схватил в темноте незнакомец, скорее всего либо завопила бы от страха, либо упала в обморок, либо забилась в истерике. Ничего не скажешь, удивительная женщина. Да, у нее хватило духа и мужества противостоять человеку, чье поведение она никак не могла считать благородным. Он попытался больше думать о том, как она удивила его, и поменьше обращать внимание на нежное женское тело, прильнувшее к нему, хотя это было нелегко.
Крепкая лошадка шла уверенной рысью. Солнце вскоре село за деревьями, голубое небо сначала порозовело, полиловело, потом стало серым, и, наконец, землю окутала ночная тьма. Стало прохладнее. Взошел тоненький месяц, скупо осветивший все вокруг. Когда месяц скрывался за какой-нибудь тучкой или на дорогу падала густая тень от деревьев, ехать было просто опасно. Мэтью натянул поводья и перевел лошадь на спокойный шаг: если бы их чалая лошадка оступилась в какую-нибудь яму и повредила себе ногу, им пришлось бы идти пешком. Когда тучки рассеялись, Мэтью снова перевел лошадь на рысь. Он надеялся, что обратный путь пройдет без осложнений, но тут откуда ни возьмись прямо перед ними через дорогу проскочил заяц, и лошадь понесла.
Чертыхнувшись, Мэтью резко натянул поводья, но тут он почувствовал, как слабеют обхватившие его женские руки. Он понял, что девушка вот-вот свалится под копыта бешено скачущей лошади. Одной рукой он подхватил ее за предплечье, удерживая, а другой пытался усмирить коня. Пока он боролся с перепуганной лошадью, в единственном уголке его сознания, который не захлестнул страх за нее, мелькнула мысль, что, пожалуй, с кораблем и парусами управляться легче.
Она вскрикнула, однако не упала. Мэтью наклонился и услышал, как она стонет от боли. Когда лошадь наконец пошла шагом, Мэтью отбросил поводья и осторожно спустил ее на землю. Спрыгнув и привязав лошадь к близстоящему дереву, он поспешил к ней.
Ее била дрожь.
— Вы целы? — спросил он, обхватив ее за плечи. Девушка от боли хватала воздух открытым ртом.
— Нет. Мне очень больно, — призналась она. — Кажется, вы сломали мне руку.
— Дайте взглянуть.
Мэтью ощупал руку Джеммы, забыв о стыдливости, которую могла испытывать девушка. Осмотрев ее, Мэтью пришел к выводу, что ничего ужасного не произошло.
— Перелома нет, — сообщил он ей.
— Тогда почему плечо буквально горит от боли? — возразила Джемма. Мэтью заметил, как у нее на щеках блеснули слезы.
— Вы вывихнули лопатку, — сказал он ей. — Когда вы висели на одной руке, у вас сместилась кость. Это не так страшно.
Даже при тусклом свете месяца он заметил ее недоверчивый взгляд.
— Не страшно?
— Я с этим встречался раньше. И знаю, что надо сделать. Смотрите, вот здесь большое дерево. Вы только прислонитесь к нему на минуту.
— Вам нельзя доверять, мне нужен врач, — настаивала Джемма. Тем не менее она невольно прислонилась к дереву и закрыла на мгновение глаза. И Мэтью тут же воспользовался этим.
Джемма, раскрыв глаза, закричала. Какая пронзительная боль! Но потом сразу полегчало, только плечо еще немного ныло.
— Что вы сделали? — спросила она.
— Вправил вам лопатку, — сухо пояснил Мэтью. Он достал из кармана и подал ей белый носовой платок, чтобы она вытерла слезы.
Джемма взяла его и вытерла лицо.
— Почему вы не предупредили меня? Как бы я сейчас выругалась, если бы умела.
Несмотря на ее ярость, он тихо рассмеялся.
— В свое время я научу вас этому. Если бы я сказал, то вы бы вся сжались от страха и вам было бы еще больнее. Пойдемте, я посажу вас на лошадь, а сам пойду пешком.
— Тогда мы будем добираться до города несколько часов, — заупрямилась Джемма. Этой ночью он несколько раз выручал ее, причем каждый раз делал это весьма решительно! — О Боже, что я скажу друзьям, если меня всю ночь не будет дома?
Он как можно осторожнее приподнял ее и посадил впереди седла, затем, отвязав лошадь, кое-как влез в седло позади нее.
Джемма опять склонила голову на его широкое плечо — из-за головокружения, оправдывалась она перед собой, вместе с тем ей было обидно и досадно, что в отличие от нее у него ничего не болело. Однако ей было покойно и удобно в его объятиях, ей даже почудилось, что он губами дотронулся до ее волос. Но у Джеммы все еще слегка кружилась голова, так что это вполне могло оказаться плодом ее воображения.
Лошадь шла спокойным шагом. Они двигались не спеша, и Джемме казалось, что они могли бы ехать и ехать до бесконечности. Ей было приятно полулежать у него на руках — в этом, как ни странно, не было ничего ужасного.
Наконец в ночной тьме стали смутно вырисовываться силуэты отдельных зданий, постепенно они становились все резче и резче, и вскоре вокруг них уже высились дома.
Поначалу различать дорогу стало еще труднее, но, быстро миновав пригород, они въехали в западную часть города с ее широкими мощеными улицами, освещенными газовыми фонарями, и с великолепными домами.
«Деньги — в них все дело», — пронеслась мысль в голове у Джеммы. Деньги и богатые люди, все зависит от них. Она указала путь к снятому Луизой дому. Осадив лошадь у дверей высокого здания, Мэтью снова помог ей, на этот раз спуститься вниз. Ее спина и ноги болели не меньше, чем поврежденное плечо, и она знала, что назавтра она будет чувствовать себя совсем разбитой и больной. Сквозь зашторенные окна дома пробивался свет, Джемма с тревогой взглянула на незнакомца. Если она введет его в дом, Луиза станет расспрашивать Джемму об этом неприятном для нее приключении. Но можно ли позволить ему так просто скрыться в темноте, а что, если она никогда больше его не увидит? Не увидит бухгалтерских книг? И это после всех ее страхов и страданий. Мэтью понял причину ее замешательства.
— Не хочу быть невнимательным. Просто хочу удостовериться, как вы благополучно входите в двери вашего дома, — сказал он. — Вас ждут родные?
Вздохнув, Джемма покачала головой:
— Подруга.
— Я, пожалуй, не буду входить, тем более ночью, — проговорил он. — Кроме того, для визита я одет неподобающим образом. Моя одежда выглядит несколько странно.
— Но приютские гроссбухи…
В этот момент скрипнула дверь. Она вздрогнула, а Мэтью так и застыл на месте.
— Джемма! — На пороге дома стояла Луиза. — Я так беспокоилась о тебе. А, ты не одна, с тобой друг.
Что было делать бедной Джемме? Она даже не знала, как зовут ее спутника. К ее ужасу, на пороге появился сэр Лукас и стал рядом со своей нареченной. Он помрачнел, увидев Джемму в сопровождении какого-то мужчины.
Джемма еще больше смутилась, но тут ее спутник вежливо поклонился:
— Мэтью Фаллон к вашим услугам, в недавнем прошлом капитан флота его величества.
Повисшее в воздухе напряжение стало рассеиваться.
— Моя подруга, мисс Луиза Крукшенк, ее жених сэр Лукас Инглвуд, оба родом из Бата, — представила своих друзей Джемма. Луиза присела в реверансе, сэр Лукас сухо поклонился.
Морской капитан? Было ли это правдой?
— Не соблаговолите ли пообедать с нами, капитан Фаллон? — спросила явно заинтригованная Луиза. — Мы как раз собирались садиться за стол.
— Я не хочу навязывать вам свое общество после столь краткого знакомства, — отказался капитан Фаллон. — Как-нибудь в другой раз.
«Но бухгалтерские книги…» — промелькнула мысль у Джеммы. Она выжидательно посмотрела на него. Фаллон тут же рассеял ее опасения.
— Завтра я вернусь, чтобы покончить с нашим делом, — сказал он, понизив голос. — В десять часов вас устраивает?
— Буду ждать с нетерпением, — отвечала Джемма, возражать было неудобно, за ними наблюдали Луиза и сэр Лукас. Джемма взмолилась про себя, хоть бы он действительно вернулся. Но теперь по крайней мере она знала его имя.
Если, конечно, оно настоящее.
Джемма склонилась в реверансе, когда Фаллон кивнул ей на прощание. Затем он вскочил в седло и слегка хлестнул лошадь поводьями. Утомленная Джемма, проводив взглядом уезжавшего всадника, медленно поднялась на крыльцо.
— Ты должна рассказать нам о своем друге, Джемма, — бросилась к ней Луиза. — Пойдем в столовую. Обед только что накрыли.
— Вы должны будете простить меня за то, что я не успею переодеться к обеду, но мне все-таки необходимо смыть дорожную пыль, — сказала Джемма. — Я не заставлю вас долго ждать.
Умываясь, Джемма придумывала правдоподобную историю неожиданного появления в ее жизни капитана Фаллона.
Вскоре она уже входила в столовую. Сэр Лукас тотчас же встал, в то время как лакей придвинул для нее стул. Как только Джемма уселась напротив мисс Поумшак, Сэр Лукас тоже сел. Несколько минут всех занимало только одно — какое из блюд положить себе на тарелку. Но Джемма видела, что Луизу разбирает любопытство.
— Ты не расскажешь нам о своем симпатичном капитане? — попросила Луиза. — Я и не знала, что у тебя есть знакомые в Лондоне.
— Мы с ним не очень хорошо знакомы, — возразила Джемма, ковыряя вилкой в куске говядины, приправленной грибами. Несмотря на восхитительный вкус блюда, у Джеммы пересохло во рту от волнения. — У нас просто есть общие знакомые, вот и все. — Тут перед ее глазами возник образ миссис Крэгмор, властной и безжалостной хозяйки приюта, но Джемма постаралась побыстрее прогнать его. — Я никак не ожидала встретиться с ним. Он недавно вернулся из плавания.
Если он служил морским офицером, это было вполне удачным предположением.
Сэр Лукас неприязненно взглянул на нее:
— И вы отправились вместе с тем, кто, по вашим словам, не очень хорошо вам знаком?
Приподняв голову, Джемма невозмутимо встретила его недоверчивый взгляд.
— Нет, я пошла вместе с Лили, — сказала Джемма. Это была полуправда, вчера так оно и было, но отнюдь не сегодня. — Потом я отослала ее, дав одно поручение. Я взяла кеб, но кучер, не дождавшись меня, как я просила, бросил меня одну на улице. Капитан Фаллон, у которого там были какие-то дела, поспешил мне на помощь и, поскольку кеба найти не удалось, отвез меня домой. Прошу извинить меня за то, что заставила тебя волноваться, Луиза. Но я никак не ожидала, что вернусь так поздно.
Джемма перевела дух. Она не знала, что ее друзья уже успели расспросить о ней служанку, и поняли, что часть ее рассказа явная ложь.
Сэр Лукас несколько раз кивнул, но Луиза бросила на нее испытующий взгляд. Луиза, несомненно, догадалась, что часть ее рассказа — сплошной вымысел, но, к утешению Джеммы, Луиза, ничего не сказав, положила себе на тарелку еще вареных омаров. Вид у нее был задумчивый. Хорошо, что хоть сэр Лукас был удовлетворен ее объяснениями и стал рассказывать Луизе о своем сюртуке, который шил на заказ.
— В моем клубе поговаривают, что портной просто замечательный, причем шьет для самых привилегированных лиц.
— Замечательно, — отозвалась Луиза. — Уверена, ты будешь выглядеть в нем превосходно. Кстати, я тоже заказала себе несколько платьев.
И они принялись обсуждать новинки лондонской моды, в то время как мисс Пи была целиком поглощена едой.
Джемма успокоилась и тоже отдала должное обеду. Несмотря на боль во всем теле, у нее от голода почти свело живот, поэтому она с аппетитом накинулась на нежный кусок говядины и поджаренного хрустящего цыпленка. Но когда лакей принес еще несколько блюд, ей сразу бросилась в глаза разница между стоящим перед ней столом, покрытым скатертью и уставленным вкусными кушаньями, и почти постным и скудным столом у приютских детей. От этой мысли у нее сразу пропала охота есть и она с трудом заставила себя проглотить охлажденный десерт. Отложив в сторону вилку, Джемма стала ждать, когда Луиза подаст знак ей и мисс Пи — пора, мол, выходить из-за стола. Хотя, наверное, сэр Лукас останется и будет в одиночестве наслаждаться портвейном, приличия должны были быть соблюдены.
Когда дамы вернулись в гостиную, Луиза, взяв Джемму под руку, прошептала ей на ухо:
— А теперь расскажи правду. Я спрашивала Лили. Она сказала, что сопровождала тебя к стряпчему, но это было вчера, а о том, куда ты ходила сегодня, ей неизвестно. У тебя неприятности?
В голосе Луизы явственно слышались тревожные нотки, что было, как подозревала Джемма, не совсем свойственно ее новой подруге. Она не винила Луизу в проявленном беспокойстве. Принимать в качестве гостя незнакомца — это очень великодушно, но разве просто по-человечески не стоило побеспокоиться о вполне возможных сплетнях и пересудах, которые могли нанести ущерб как репутации Луизы, так и репутации самой Джеммы?
— Это длинная история, — пробормотала Джемма, глядя на мисс Поумшак и усаживаясь вместе с ними у горящего камина, вечер выдался прохладный. — Я расскажу, но попозже.
Скоро к дамам присоединился Лукас, но через несколько минут встал, явно намереваясь их покинуть.
— Так рано? Уж не собираешься ли ты в какой-нибудь игорный дом? — спросила Луиза, глядя на него с некоторой холодностью.
— Леди не положено говорить о подобных вещах, — возмутился Лукас. — У меня встреча в клубе с джентльменами, если хочешь знать. Я уже давно не зеленый юнец, так что не стоит беспокоиться обо мне.
Джемма едва не улыбнулась, глядя на его круглые щеки, на его румяное, пышущее здоровьем лицо. Сэр Лукас никак не выглядел человеком, много испытавшим на своем веку, как бы ему этого ни хотелось; однако Джемма надеялась, ради счастья Луизы, что у него нет никакой тайной пагубной склонности ни к азартным играм, ни к спиртному.
У Луизы был несколько обиженный вид, однако от его последующих слов у нее сразу изменилось настроение.
— Ах да, я абонировал ложу в театре на завтрашнее представление. Уверен, это доставит тебе удовольствие.
Луиза всплеснула руками:
— О, Лукас! Как это мило с твоей стороны!
Она проводила его до дверей, где они, наверно, сказали на прощание друг другу несколько нежных слов и даже, возможно, обменялись поцелуем. Тем временем мисс Поумшак занялась шитьем, тогда как Джемма снова взяла сборник стихов. Когда Луиза вернулась, Джемма прочла вслух несколько стихотворений, чтобы повеселить друзей и удержать Луизу от дальнейших расспросов. Вскоре, как и полагалось перед сном, лакей внес поднос с чаем.
Потом все дамы поднялись в свои спальные комнаты, Джемма притворила дверь и подождала, пока не придет Лили и не поможет ей расстегнуть и снять платье. Но тут откуда ни возьмись появилась Луиза в спальном халате и с распущенными волосами.
— Я отослала Лили спать, — сказала она. — Теперь нам никто не помешает. Мисс Пи уже спит. А сейчас расскажи все, как было. Я обо всем расспросила Лили — к счастью, еще до прихода Лукаса, — но ей ничего не известно о том, куда ты ходила сегодня. Джемма, у тебя от меня секреты?
Луиза подошла к Джемме, чтобы расстегнуть сзади платье. Джемма была рада, что ей удалось скрыть в этот миг болезненную гримасу, вызванную болью в плече. Сняв платье, она надела ночную сорочку, накинула на плечи шаль — в спальне было прохладно — и забралась в постель. Луиза примостилась у нее в ногах, готовая хоть всю ночь напролет слушать рассказ Джеммы.
Вздохнув, Джемма сказала:
— Я начну со вчерашнего дня. Сначала я отослала свою записку лорду Гейбриелу. Но по возвращении Смелтерс сообщил, что лорд Гейбриел еще не приезжал в город.
— О нет! — воскликнула Луиза.
Джемма приподняла брови и помолчала. Такое проявление сострадания показалось ей наигранным, но ничего не поделаешь, Луиза была слишком любопытна.
Луиза слегка покраснела.
— Дело в том, что я надеюсь возобновить знакомство следи Гейбриел. Мне необходимо, чтобы какая-нибудь замужняя дама, принятая в великосветском обществе, представила меня своим друзьям, и я смогла бы появиться в свете. А поскольку моя тетка еще не вернулась из свадебного путешествия, я надеюсь, что леди Гейбриел окажет мне подобную услугу.
— Понятно, — сказала Джемма.
— Весьма вероятно, они скоро приедут, — добавила Луиза со свойственным ей оптимизмом. — Итак, лорда Гейбриела пока в Лондоне нет. Должно быть, узнав об этом, ты очень расстроилась. Ведь тебе это более необходимо, чем мне.
Джемма с признательностью взглянула на Луизу.
— Мне было и горько, и грустно, это правда. Но потом я вспомнила о стряпчем, который оплачивал мои счета в пансионе и посылал деньги на расходы. Я решила найти его в надежде, что он сообщит мне местонахождение моих родителей.
Она рассказала Луизе о своем визите к поверенному и о тех скудных сведениях, которые ей удалось получить у него.
— Приют? — Брови у Луизы взметнулись кверху. — О, моя бедная дорогая Джемма! Такое мне даже в голову не приходило.
Теперь покраснела Джемма.
— Да, счастливым то время не назовешь, — призналась она. — Хорошо, что оно длилось недолго.
Джемма подумала, что больше не скажет ни слова.
Хватит с нее жалости.
— Итак, я достала адрес приюта и решила съездить туда. Хозяйка могла знать, кто привел меня, совсем еще маленькую, в приют и кто заплатил за мое содержание.
Глаза Луизы округлились от удивления.
— Какая ты смелая, Джемма! Однако тебе не следовало ехать одной.
— Знаю, — согласилась девушка. — Но сама мысль, что об этом узнают слуги, была невыносима… — Голос ее дрогнул, и она умолкла.
Луиза понимающе кивнула.
— Итак, ты поехала. Узнала что-нибудь о своих родных? И как ты повстречалась с капитаном? Знаешь, он просто восхитителен.
Перед глазами Джеммы возникло красивое лицо капитана. Разве можно было забыть его сильные руки, широкую и крепкую спину, когда она скакала, прижавшись к нему, и как ей было покойно сидеть впереди седла в его объятиях? Однако, вспомнив, что за ней наблюдает Луиза, она поспешила прогнать эти воспоминания.
— Он очутился там по какой-то схожей причине, однако подробности мне неизвестны. Одно несомненно: сам он не воспитывался в приюте, туда берут только девочек. К тому же кучер кеба, чтоб ему пусто было, бросил меня прямо на дороге!
— Какое счастье, что там оказался капитан Фаллон, не представляю, как бы ты одна добралась до города! — воскликнула Луиза.
— Действительно, — согласилась Джемма. Она вовсе не собиралась делиться с подругой тем, как капитан сначала угрожал придушить ее и как потом они вместе украли бухгалтерские книги хозяйки, или о том, как она едва не упала с лошади. Несмотря на свою непосредственность, Луиза, воспитанная в строгих правилах, в глубине души была сдержанна и чопорна, как и полагается леди. Джемма, которая все больше и больше привязывалась к Луизе, не хотела разочаровать подругу или вызвать ее презрение. Спохватившись, она замолчала, сделав вид, будто не замечает взгляда Луизы, как бы поощрявшего ее продолжать рассказ, как раз после высказанного Луизой предположения, что капитан, вероятно, навестит их.
— Может, и навестит, — согласилась Джемма. — Но я, Луиза, вовсе не стремлюсь обзаводиться поклонниками.
Луиза встрепенулась:
— Ты помолвлена? И не рассказала мне об этом?
— Нет, нет. — Джемма отвела глаза и принялась разглаживать рукой покрывало. — Я не помолвлена. Но в Йоркшире есть один молодой человек…
— Продолжай, — поторопила ее Луиза. — Кто он? Какое у него состояние? Где ты с ним познакомилась? Каковы его намерения?
— Это брат моей школьной подруги. Рассчитывать на блестящую партию мне не приходится. Его зовут Арнольд Катбертсон. Он сын тамошнего сквайра, он даже намекал, что не прочь сделать официальное предложение, но…
— Но что? — быстро переспросила Луиза, глаза ее горели от любопытства.
— Но он колеблется, видимо, не желая огорчать родных тем… — Джемма осеклась, не в силах договорить.
— Тем, что женится на девушке, чье происхождение, возможно… О, Джемма, прости меня, — смутилась Луиза.
У Джеммы в глазах стояли слезы. Она не должна показывать вид, что ее мучит позорное пятно неизвестности ее происхождения.
— Во что бы то ни стало выясню, кто я такая, — решительно заявила она. — Вправе ли надеяться выйти замуж за джентльмена или должна смириться с тем, что мой удел быть прислугой.
Неожиданная сила, с которой она произнесла эти слова, ошеломила обеих девушек. Скрытая неудовлетворенность, тревога, возможно, даже ожесточение, не давали ей покоя много лет — и вот результат. Джемма тяжко вздохнула, Луиза во все глаза смотрела на нее.
— Именно поэтому я вела себя сегодня столь опрометчиво и глупо.
— Значит, ты по-прежнему в неведении? О, Джемма, мне так жаль! Но ты получила письмо от матери и все узнаешь в ближайшее время, как только лорд Гейбриел появится в городе. Я молюсь, чтобы все было хорошо, — произнесла Луиза.
— Если только он согласится встретиться со мной и признать во мне родственницу, — тихо проговорила она. — Это моя единственная надежда, Луиза.
— Уверена, он тебе поможет. Сердце-то у него есть, было бы жестоко с его стороны отказать тебе в праве войти в свою собственную семью. Уверена, его приятно удивят твой благородный вид и привлекательная внешность.
Она встала с постели и, чуть помедлив, крепко обняла Джемму.
— Я ухожу. Попытайся выспаться, у тебя был тяжелый день. Возможно, уже завтра появится твой брат.
Как хотелось Джемме чувствовать такую же уверенность в успехе.
— Возможно, — согласилась она, слишком уставшая, чтобы спорить. Доброжелательные слова Луизы, несмотря на их ничем не оправданную оптимистичность, звучали так успокоительно и приятно. Луиза вышла, тихо закрыв за собой дверь. Джемме, огорченной своими неприятностями, казалось, что ей всю ночь не удастся сомкнуть глаз.
Но едва она свернулась калачиком под одеялом, ее стали одолевать воспоминания о том, как она сидела, прижимаясь к сильному мужскому телу, ощущая исходившую от него энергию.
Ни один мужчина так не обнимал Джемму. Арнольд вел себя по отношению к ней крайне щепетильно, вероятно, опасаясь нарушить приличия, и пока не делал ей предложения, поскольку ничего не знал о ее происхождении и боялся запятнать честь своей семьи. Он даже ни разу не поцеловал Джемму.
Неужели Мэтью Фаллон вел бы себя так же осторожно, если бы питал к ней определенные чувства? Джемма вспомнила, какой он сильный, вспомнила его серые глаза и пронзительный взгляд. Капитан Фаллон был явно к ней неравнодушен. Впрочем, не стоит обольщаться. Какие бы там ни были причины, приведшие его в приют, между ними нет ничего общего.
Не стоит думать о нем. Ведь она почти помолвлена. Но вместо того чтобы вспоминать Арнольда Катбертсона, Джемма помимо своей воли все время мысленно возвращалась к незнакомцу, вместе с которым проскакала весь обратный путь от приюта до дома. При одном воспоминании о близости, пусть даже мнимой и весьма короткой, Джемма испытала облегчение и, невзирая на ломоту во всем теле, уснула.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Видение в голубом - Берд Николь



продолжение о семье Синклер, но если в ,,дорогом притворщике,, хоть что-то было , то здесь сплошное соплежуйство 5 б. но это на любителя
Видение в голубом - Берд Никольмери
21.05.2014, 22.30





Начало не очень, на конец впечатляет...
Видение в голубом - Берд НикольМилена
2.10.2014, 10.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100