Читать онлайн Скандальная леди, автора - Берд Николь, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандальная леди - Берд Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.71 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандальная леди - Берд Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандальная леди - Берд Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Николь

Скандальная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Наконец кто-то снял с корзины крышку и посветил у Корделии над головой свечой. Пронзившие пространство вокруг нее клинки сверкнули в полумраке.
– Только не шевелись! – крикнул ей Рэнсом Шеффилд.
И хотя его предупреждение и было излишним, Корделия воспрянула духом, услышав его голос. Но расслабляться было пока рано.
Он одну за другой проворно вытащил из корзины все шпаги. Корделия, затаившая дыхание во время этого процесса, наконец-то вздохнула свободно.
Рэнсом протянул ей руку и помог выбраться наружу. Вернее, он практически выволок ее из пыльного и темного сосуда и, взяв на руки, спустился по лестнице на пол.
– А где же Друид? – чуть слышно пролепетала Корделия.
Рэнсом молча кивнул на угол комнаты, где лежал, закрыв глаза, на груде тряпья незадачливый трюкач, потерявший сознание после полученного мощного удара в подбородок.
– У меня не было времени спорить с этим идиотом! – сказал Рэнсом, поставив Корделию на ноги. – Как ему удалось втянуть тебя в эту смертельно опасную затею? Впрочем, поговорим об этом позже, сейчас нужно срочно заняться твоими ранами.
Корделия молча кивнула, не в силах раскрыть рот, и припала головой к груди своего спасителя.
Ее нелепый псевдовосточный наряд свисал с нее лоскутами, испачканными кровью. Она зареклась впредь ассистировать этому самозваному факиру.
Рэнсом отнес ее на руках в артистическую уборную и положил там на диванчик. Осмотрев ее многочисленные раны, он в сердцах чертыхнулся и воскликнул:
– О чем он думал, идиот? Лежи спокойно, я сейчас вернусь.
Вскоре он принес тазик с водой, чистую одежду и бутылочку вина. Сняв с Корделии лохмотья, в которые превратился ее незамысловатый наряд, он осторожно обработал порезы влажными тампонами, забинтовал глубокую рану на боку и помог ей надеть шелковый халат с причудливым золотисто-розовым узором, от которого исходил тонкий аромат лаванды.
– Но ведь это халат нашей дивы! – сказала Корделия, узнав знакомый запах. – Если мадам Татина узнает, что я надевала его, нам обоим несдобровать.
– Это верно, – сказал. Рэнсом. – Но мне, пришло в голову, что, побывав в лапах свихнувшегося фокусника, ты почувствуешь себя гораздо лучше в этом роскошном наряде. По-моему, после всего того, что ты пережила, пока сидела в корзине, тебе уже нечего бояться.
– Ну и натерпелась же я там страху, – согласилась с ним Корделия, бесконечно благодарная Рэнсому за его заботу. Если бы не он, ее бы неминуемо постигла смерть.
Он поставил тазик с водой на пол, разлил вино по бокалам и спросил:
– Так как же все-таки ты позволила Друиду втянуть себя в его безумную затею?
Корделия выпила глоток вина, надеясь, что оно поможет ей быстрее прийти в себя, облизнула губы и пролепетала:
– Я чувствовала себя обязанной ему за то, что он помог тебе проникнуть в комнаты управляющего театром. Вот и поддалась на его уговоры. Ты же знаешь, что он совершенно помешан на своих трюках.
– И ты выразила готовность стать подушечкой для иголок? – насмешливо воскликнул Рэнсом.
– Но я же не думала, что он воспользуется настоящими шпагами! – сказала Корделия, нахмурившись.
– Скажи на милость, почему ты задержалась в театре? – прищурившись, спросил Рэнсом. – Ты ведь была приглашена на танцевальный вечер. Маркиза может на тебя обидеться!
– Честно говоря, мне просто не хотелось туда ехать, – ответила Корделия. – А маркизу я предупредила запиской. Мне надоели все эти бесконечные досужие домыслы и сплетни о скандальной леди в маске. Не говоря уже о глупых кавалерах, липнущих ко мне, как назойливые осы к вазочке с вареньем. К тому же мне было бы там одиноко без тебя.
Она стыдливо потупилась, сообразив, что сболтнула лишнее, и поджала губы. Рэнсом промолчал, обескураженный ее внезапным признанием. Корделия вздохнула и, поднеся к губам бокал, залпом его опустошила. Вино прибавило ей решимости, и она, переведя дух, выпалила:
– После женитьбы Офелии мне стало очень плохо. И порой мне в голову приходят довольно странные фантазии…
Корделия умолкла, не решаясь спросить у Рэнсома прямо, почему он не поехал на танцевальный вечер. Может быть, у него пропало желание с ней танцевать? Словно бы прочитав ее мысли, Рэнсом сказал:
– Я не поехал на этот вечер потому, что случайно узнал, что Неттлс собирается сегодня вечером отправиться в Уайтчепел. Вот я и решил еще раз обыскать его кабинет, воспользовавшись этим.
– Ах, так вот в чем дело! – с облегченным вздохом воскликнула Корделия. – Ну и как, удалось тебе найти то письмо на этот раз?
– Письма я, разумеется, там не нашел, однако заинтересовался его книгами. И когда пролистывал их, услышал доносившиеся из кладовой подозрительные звуки. Слава Богу, что я прибежал туда вовремя.
– Я безмерно благодарна тебе за это! – воскликнула Корделия, содрогнувшись от воспоминаний о шпагах, едва не пронзивших ее насквозь.
– Успокойся, Корделия, теперь все уже позади, – сказал Рэнсом.
Но ее продолжало трясти.
– Я ничего не могу с собой поделать! – стуча зубами, с трудом произнесла она. – Не понимаю, что вдруг на меня нашло!
– Такое порой случается с солдатами после боя, – сказал Рэнсом. – Не волнуйся, скоро отпустит.
Он обнял ее за плечи и прижал к себе, словно бы желая согреть теплом своего тела.
– Расслабься, сейчас тебе полегчает, – шептал он ей на ухо, обнимая ее все крепче.
От его объятий ей действительно стало немного легче и спокойнее. Она больше не чувствовала себя одинокой и незащищенной. Уже не в первый раз этот сильный, умный и отважный мужчина выручал ее из беды. Она склонила голову ему на плечо и всхлипнула, испытывая огромную потребность выплакать всю скопившуюся в душе горечь обиды на Офелию.
Однако слезы почему-то не потекли у нее из глаз. И Корделии вдруг подумалось, что угнетавшее ее чувство одиночества вызвано не только разлукой с сестрой, была какая-то другая, не менее серьезная причина ее душевных страданий.
Так почему же боль в ее груди стихает, как только Рэнсом оказывается с ней рядом? О романе с таким удивительным мужчиной она даже не смела мечтать. Однако то, как остро он реагировал на нее, свидетельствовало, что он тоже к ней далеко не равнодушен.
Корделия перестала дрожать, но чувствовала, что ей не хочется высвобождаться из объятий Рэнсома. Может быть, он так нежно обнял ее только потому, что ей нездоровится? Решив немедленно это проверить, она спросила:
– Можно мне тебя поцеловать?
– Послушайте, мисс Эпплгейт! – строго сказал он. – В театре, кроме нас, сейчас никого нет. Нобби спит, напившись джина. Поэтому я призываю вас вести себя благоразумно…
– Но я же не спрашиваю тебя, насколько благоразумно мое поведение! – воскликнула Корделия. – Мне хочется тебя поцеловать!
Он взглянул ей в глаза и насмешливо спросил:
– И после этого кто-то еще смеет утверждать, что из вас двоих только Офелия отличается необузданным норовом? Предупреждаю тебя, Корделия, в отличие от моего уравновешенного кузена я не могу за себя поручиться. И если ты немедленно не убежишь отсюда со всех ног, второго такого шанса у тебя уже не будет.
Корделия улыбнулась и подставила для поцелуя губы.
Рэнсом едва ли не впился в них ртом, Корделия же ответила ему с не меньшим пылом. И куда только подевалась ее слабость! Все ее тело внезапно наполнилось бодростью. Ничего подобного она прежде не испытывала и никогда не мечтала подобно Офелии о любовных приключениях. Но теперь она отчетливо поняла, что хочет стать возлюбленной Рэнсома, и немедленно, хотя имела весьма смутное представление об амурных утехах.
Ей чертовски повезло, что она встретила такого мужчину, как он, и упускать свою удачу она не собиралась. А поэтому она крепко обняла его за шею и буквально присосалась к его губам.
К своему огромному огорчению, она вскоре почувствовала, что задыхается, и была вынуждена перевести дух.
– Выходит, недаром актеры говорят, что ты быстро всему учишься, – сказал Рэнсом, шумно дыша. – Рад убедиться в этом.
Корделия рассмеялась, запрокинув голову.
Рэнсом сделал глубокий вдох и стал покрывать поцелуями ее шею и лицо. Она затрепетала от удовольствия и перестала смеяться. Шелковый халат распахнулся, и пальцы Рэнсома стали нежно ласкать ее плечи и грудь.
Дрожь вновь пробежала по спине Корделии, соски ее мгновенно набухли, дыхание стало учащенным. Она ахнула от нахлынувших на нее новых ощущений и сильнее выпятила полные груди. Рэнсом сжал их своими умелыми пальцами и принялся легонько пощипывать ее соски. Она судорожно втянула воздух и запрокинула голову, пронизанная множеством невидимых раскаленных иголочек.
Легкое покалывание во всем теле переросло в тягостную боль внизу живота и сладкое томление в груди. Это смутило Корделию, однако она не стала просить Рэнсома отпустить ее. Напротив, повинуясь властному зову природы, Корделия крепче прильнула к нему и запечатлела на его губах жаркий поцелуй. Он слегка опешил и даже уронил руки. Не давая ему опомниться, Корделия стянула с него жакет и жилет, швырнула их на пол и стала жадно ощупывать его мускулистое тело.
– Пожалуй, ты права, здесь слишком жарко, – промурлыкал он и, улучив момент, когда Корделия слегка ослабила свою мертвую хватку, быстро снял с себя все остальное, включая башмаки.
Корделия с трудом подавила желание прыснуть со смеху.
Но ей стало уже не до смеха, когда он повалил ее на диванчик. Она охнула, почувствовав прикосновение к своему животу его упругого амурного орудия. Он стал сосать ей грудь и поглаживать бедра. Охватившие Корделию при этом ощущения оказались настолько сильными, что она даже стала подпрыгивать на диванчике.
– Расслабься и получай удовольствие, дорогая, – низким голосом произнес он, легонько придержав ее за плечи.
Она обмякла и целиком отдалась на его волю.
Рэнсом стал снова ласкать ее соски, поглаживая при этом внутреннюю сторону бедер. Неописуемое наслаждение горячими волнами растекалось по всему ее телу, вожделение стремительно нарастало. Казалось, что Корделия взмыла к облакам и парит над землей, словно птица.
Но ей хотелось взлететь еще выше, в заоблачные выси, и устремиться к звездам.
И, словно бы прочитав ее мысли, Рэнсом произнес:
– Мне приятно чувствовать, что ты испытываешь удовольствие. Сейчас ты отправишься в еще более стремительный и головокружительный полет.
Он стал ласкать ладонью ее лоно, до тех пор пока душа Корделии волшебным образом отделилась от тела и куда-то улетела и перед ее глазами засверкали словно бриллианты яркие звезды. Она чуть слышно застонала и непроизвольно задвигала бедрами, выкрикивая при этом:
– Еще, Рэнсом! Еще!
Корделия судорожно вздохнула от шквала обрушившихся на нее острых ощущений. Если дело так пойдет и дальше, подумала она, то она воспарит к небесам! Она обхватила руками его шею и прижалась к нему грудью, словно бы стремясь взять его с собой в полет.
Рэнсом двигал внутри ее пальцами все быстрее и быстрее, наполняя ее тело волшебной энергией. Вожделение почти достигло своего пика. Из ее горла вырвались какие-то странные звуки, хрипы и стоны, глаза подернулись поволокой. Видя, что она уже изнемогает от неудовлетворенной страсти, Рэнсом снова пришел ей на помощь. Он широко раздвинул коленом ее ноги, лег поверх нее и прошептал:
– Сейчас тебе будет совсем хорошо, любимая!
И, как всегда, Корделия поверила ему и закинула ноги ему на спину, хотя никто ее этому не учил.
В следующий миг он вошел в нее.
Корделия охнула, ощутив внутри себя его мужское естество, которое мгновенно вытеснило из лона томительное ощущение пустоты.
Рэнсом усилил свой натиск. В трепетном розовом бутоне Корделии внезапно возникла пульсация. Ручейки райского блаженства растеклись по всему телу Корделии, вынуждая ее извиваться и подпрыгивать на диванчике, пронзительно крича при этом:
– Да, милый! Еще, еще! Боже, как же мне хорошо!
Ей казалось, что она превратилась в большой хрустальный шар, который вот-вот разлетится на миллионы осколков. Корделия сомкнула веки и погрузилась в пучину блаженства.
Их тела двигались в одном темпе, подчиняясь основному инстинкту. Корделия полностью раскрепостилась, забыв обо всех своих тревогах, и целиком доверилась Рэнсому, который стал для нее кем-то подобным Гераклу или даже Зевсу. Такому титану она готова была без колебаний доверить свою жизнь, а не только невинность.
Рэнсом ускорил темп их стремительного совместного восхождения на вершину блаженства. Корделия, восторженно ахнув, до боли прикусила губу.
– Не стесняйся своих эмоций, глупышка, – ласково промолвил он, продолжая мощно работать торсом. – Кричи хоть в полный голос, визжи, пока не зазвенит в ушах. Нас все равно никто не услышит.
– А как же ты? – открыв глаза, изумленно спросила она.
– Я ждал этого восхитительного момента с того самого дня, когда впервые тебя увидел, – сказал Рэнсом и широко улыбнулся.
Корделия запрокинула голову и вцепилась в обшивку старенького дивана. Их жаркая амурная схватка оказалась чересчур яростной для тесного любовного ложа. Они так увлеклись ею, что даже не заметили, как оказались на полу.
Очутившись в новом положении, Корделия замерла на мгновение, оценивая открывшиеся перед ней возможности, приняла более удобное положение и понеслась вскачь на бедрах Рэнсома, издавая победные возгласы. Их тела становились все горячее, боли в коленках Корделия не замечала. Стремительно нарастающее в ней чувство радости переливалось всеми цветами радуги. Восторг наездницы передавался скакуну. Слившись в одно целое, Корделия и Рэнсом неслись к пику своего блаженства с головокружительной скоростью, словно бы подбадривая другу друга криками и стонами.
От этого дикарского танца у Корделии поплыли оранжевые круги перед глазами. Она стиснула коленями бедра Рэнсома и, вцепившись руками в его плечи, перевернулась вместе с ним на спину. Ошеломленный таким потрясающим кульбитом, Рэнсом принялся овладевать ею с удвоенным пылом.
– Да, да, любимый! Продолжай! – выкрикнула Корделия.
Несколько спазмов потрясли ее до основания и рассыпались крохотными шаровыми молниями по всем клеточкам. Оглохнув от серии мощных взрывов где-то внутри себя, Корделия обессиленная, но очень довольная замерла на груди Рэнсома.
Он крепко обнял ее и тоже застыл, не произнося ни слова. Лишь спустя несколько минут, отдышавшись, Рэнсом поцеловал ее и встал с пола.
Они нежно улыбнулись друг другу, все еще не веря, что свершили такое чудо.
– Ты необыкновенный мужчина, – сказала Корделия.
– А ты потрясающая женщина! – сказал Рэнсом. – Именно о такой я всегда и мечтал. Выходи за меня замуж, любимая! У меня покладистый характер, что может подтвердить Джайлз, солидное состояние, стабильный доход и прекрасные родственники. Клянусь, что обеспечу тебя надежной широкой кроватью, с которой мы не будем падать на пол во время наших ночных утех.
– Ах, Рэнсом! – только и смогла промолвить Корделия.
– Ты удивлена? Разве тебе не приходило в голову, что я устроился на работу в театр вовсе не ради того, чтобы размахивать на сцене дурацкой деревянной саблей, изображая бравого стражника?
– Только не упоминай больше при мне о холодном оружии, пожалуйста! Но право же, Рэнсом, твое предложение стало для меня полной неожиданностью! Ты бы мог и раньше сделать мне маленький намек.
– Раньше ты еще не была готова к такому серьезному предложению, Корделия. Твои мысли целиком занимала Офелия. Это легко понять, вы же близнецы, не-разлучавшиеся с раннего детства. Как старшая сестра, ты привыкла заботиться о ней. Но теперь настало время, чтобы о ней заботился ее супруг. Вот почему и тебе пора довериться другому человеку. Так позволь же мне стать этим счастливцем и заботиться о тебе до конца своих дней.
Корделия почувствовала, что к горлу у нее подкатил ком. В ожидании ответа Рэнсом прищурился. Она глупо улыбнулась и, захлопав глазами, пролепетала:
– Это мне посчастливилось с таким мужчиной, как ты, любимый.
Он наклонился и, поцеловав ее, сказал:
– Мы можем спорить о том, кому из нас повезло больше, бесконечно.
– Ты прав, дорогой! Давай лучше поговорим о серьезном деле, – сказала Корделия. – Что мы будем делать с письмом Эвери? Надо найти его как можно скорее. Иначе ни он, ни я не будем чувствовать себя в безопасности. Неттлс не успокоится и будет продолжать нас шантажировать.
– Ты права, о мудрейшая из женщин! – сказала Рэнсом. – И коль скоро ко всему уже перечисленному тобой прибавилась угроза и моим брачным обязанностям, я сделаю все, что в моих силах, чтобы разыскать это письмо. Ты уже подала мне одну идею, как можно быстрее добиться успеха. Слушай меня внимательно и не перебивай…


Дождавшись, пока за Корделией прибыл экипаж маркиза, Рэнсом передал ее под опеку служанки и, поцеловав на прощание в щеку, отправился куда-то по своим делам.
Всю дорогу до особняка Корделия размышляла над опасной ситуацией, в которой все они оказались из-за интриг Неттлса, Удастся ли им когда-нибудь избавиться от этого шантажиста? Этот мерзавец теперь стал единственным препятствием на ее пути к счастью. Из-за него могли рухнуть все ее светлые надежды и репутация и, что гораздо хуже, Эвери мог лишиться жизни. Корделия тяжело вздохнула и подумала, что уснуть ей в эту ночь вряд ли удастся.
На другое утро, спустившись в столовую на завтрак, Офелия с удивлением узнала, что сестра прислала ей записку.
Что же заставило Корделию проснуться так рано и послать ей весточку? Офелия поцеловала мужа, с аппетитом доедавшего яичницу с ветчиной, села за стол и развернула письмо. Пробежав первые строки, она громко вскрикнула, напугав служанку и Джайлза.
– Дорогая, что тебя так удивило? – с тревогой спросил он, отодвинув пустую тарелку.
Офелия ничего ему не ответила и молча дочитала письмо до конца. В нем говорилось следующее:


«Дорогая Офелия!
Я верю, что ты не осудишь меня за то, что я познала сладость супружества прежде, чем произнесла слова супружеской клятвы. Но мы с Рэнсомом скоро поженимся. Ты была права, говоря, что блаженство, которое ты испытала на супружеском ложе, ни с чем сравнить нельзя. Теперь и я убедилась в этом, хотя и на стареньком узком диванчике в гримерной. Рэнсом без ума от меня, я тоже давно в него влюблена. Но мою радость омрачают некоторые серьезные опасения, о которых я расскажу тебе при нашей встрече. А пока просто порадуйся за меня и пожелай мне удачи.
Твоя любящая сестра
Корделия».


Дочитав письмо до конца, Офелия раскрыла рот и догадалась, что пора закрыть его, только когда Джайлз вновь спросил, что же повергло ее в изумление. Прокашлявшись, она ответила:
– Корделия пишет, что они с Рэнсомом решили пожениться. Хотя пока и не официально. Думаю, что Рэнсом скоро поедет в Йоркшир, чтобы испросить благословения у нашего отца. Ах, как я за них рада!
– Это приятная новость! – с улыбкой промолвил Джайлз. – Я давно подозревал, что мой кузен питает к твоей сестре нежные чувства. Я непременно его поздравлю, как только он здесь объявится.
– Я сейчас же еду к сестре! – заявила Офелия и встала из-за стола, даже не притронувшись к завтраку.


Вволю наговорившись с Офелией, Корделия поехала в театр, где ей предстояло встретиться до спектакля с Венецией и дать ей несколько дельных советов относительно ее будущей роли. Она старалась вести себя так, словно бы ее ничего не волновало.
Друид поздоровался с ней с виноватой миной на физиономии, принес ей свои извинения и ни словом не обмолвился о трепке, которую задал ему Рэнсом.
Корделия милостиво приняла его извинения, однако твердо заявила, что никогда больше не будет ему ассистировать.
– Да, да, разумеется, я все понимаю! – промямлил фокусник. – И все же мне жаль, что нам не удастся поставить этот потрясающий номер. Он бы имел у публики фантастический успех!
Корделия обожгла его испепеляющим взглядом и пошла в гримерную, чтобы предостеречь Венецию от какой-либо совместной работы с незадачливым трюкачом.
Проходя по коридору, она случайно услышала разговор двух рабочих сцены, проклинавших ненадежный подъемный механизм колесницы Зевса.
– Вот попомни мои слова, – в сердцах воскликнул один из них, – в один прекрасный день эта дьявольская повозка раздавит кого-нибудь в лепешку.
При иных обстоятельствах Корделия наверняка бы перепугалась. Но сегодня, занятая своими собственными мыслями, она не придала этому предсказанию должного значения.
Да и зачем ей было забивать себе голову лишними проблемами, раз уж она рассчитывала в скором времени навсегда распрощаться с этим театром?
Однако ее радужные надежды поблекли, когда к ней подошел ее партнер Марли. Вид у него был очень встревоженный.
– Отойдем в сторонку, – тихо сказал он. – Мне нужно кое-что сказать тебе по секрету.
Они уединились в укромном уголке, где их разговор никто не мог подслушать, и Марли, избегая смотреть Корделии в глаза, смущенно промолвил:
– Послушай, Клара, ты ведь знаешь, как я хорошо отношусь к тебе. Но мистер Неттлс пригрозил мне, что выгонит меня с работы, если я не выполню его поручение. Так что не обижайся.
– И что же он велел тебе сделать? – спросила Корделия, почувствовав недоброе.
– Он хочет, чтобы я сорвал с тебя маску, – упавшим голосом сказал актер.
Корделия смертельно побледнела.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандальная леди - Берд Николь



Слюни и сопли, все так слащавенько, аж блевать хочется...
Скандальная леди - Берд НикольМери
4.10.2013, 15.59





Предыдущая читательница конечно переборщила, лучший бы она свой лексикон поправила, тошно даже читать...а роман так себе...
Скандальная леди - Берд НикольМилена
4.10.2014, 15.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100