Читать онлайн Репутация леди, автора - Берд Николь, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Репутация леди - Берд Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Репутация леди - Берд Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Репутация леди - Берд Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Николь

Репутация леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Это была пачка писем, перевязанная голубой ленточкой с явной целью сохранить их. Мэдди положила руку на письма и замерла в нерешительности. У нее было такое чувство, что она пытается вторгнуться в святилище. Письма были написаны матерью, и Мэдди не должна быть такой любопытной.
Однако у нее было столько вопросов, которые хотелось бы задать матери уже долгие-долгие годы. Чтение этих писем, возможно, позволит Мэдди узнать о своей матери больше, но захотела бы мать, чтобы Мэдди и ее сестры прочли их?
Мэдди не знала, руководствуется она логикой или ею просто овладело искушение. Прикусив губу, она с бьющимся сердцем взяла первое письмо и развернула пожелтевший листок.
Дата вверху письма свидетельствовала о том, что оно было написано, когда матери едва исполнилось восемнадцать лет.
«Мой дорогой, – этими словами начиналось письмо, – у меня все еще кружится голова от нашего последнего танца. Мое сердце пело, от того что ты был так близко!»
О Боже, это были письма, написанные отцу! Почему они здесь, а не в каком-нибудь тайнике в его кабинете или спальне? – удивилась Мэдди. Она почувствовала себя совсем неловко – как она может читать любовные письма, написанные отцу?
Она сложила листок, сунула его обратно под ленточку и положила пачку в тетрадку с кулинарными рецептами.
Почему эти письма оказались на чердаке? Эта мысль не давала Мэдди покоя. Возможно, после смерти матери они были болезненным воспоминанием о днях счастья, и отец решил спрятать их подальше от любопытных глаз. А сейчас, даже если бы он этого хотел, то не смог бы подняться на чердак, чтобы забрать письма. Может, спросить его, не хочет ли он, чтобы они были у него?
Но как же она признается, что нашла их, да еще прочитала первое?
Ладно. Она решит это потом. А сейчас она поняла, что отец начал ухаживать за матерью, когда ей было семнадцать лет. Мэдди представила себе, как счастлива была ее мать в то время. Одно это стоило того, чтобы не чувствовать вину за прочитанное письмо. Мэдди словно получила доступ к голосу матери, доносившемуся из могилы. Что за глупая мысль, тряхнула головой Мэдди.
В холле послышались мужские голоса, и она поспешила спуститься.
После того как Мэдди, прочитав письмо матери, представила себе отца элегантным и учтивым молодым человеком, было странно видеть его в непривычном вечернем наряде. Со времени несчастного случая, произошедшего с ним много лет назад, отец редко выезжал в свет. Мэдди решила, что он выглядит прекрасно даже в немного старомодном камзоле. Эйдриан, напротив, был одет по последней лондонской моде и выглядел великолепно. Черный камзол и белоснежная рубашка превосходно оттеняли темные глаза и волосы виконта.
Завидев Мэдди на лестнице, отец улыбнулся. Эйдриан отвесил такой поклон, словно она была гранд-дамой, а не дочерью обедневшего дворянина, одетой в старомодное муслиновое платье с отделкой из дважды перекрашенных кружев.
Виконт и Томас осторожно подсадили отца в карету. Потом виконт помог Мэдди и сел сам, и карета отправилась в короткий путь к особняку Колстоунов.
Этот особняк был гораздо больше, чем дом Эплгейтов, освещался большим, чем обычно, количеством свечей, словно сегодня был праздник. Несмотря на волнение, Мэдди улыбалась, выходя из кареты. Потом осторожно подняли и усадили в инвалидное кресло отца. Его ноги укутали пледом, а на колени положили треуголку, и дворецкий покатил его впереди всех в дом.
Более высокое положение в обществе обязывало Эйдриана идти первым, но он махнул рукой, показывая, что впереди должен ехать старый Эплгейт. Это очень понравилось Мэдди – светский этикет был Эйдриану явно чужд. Разве он уже не прижился в их доме, где нет ни дворецкого, ни камердинера? Многие лондонские джентльмены ниже его рангом устроили бы скандал или вообще отказались бы жить в таких примитивных условиях.
Однако навстречу им уже шла миссис Колстоун. Протягивая руки, матрона воскликнула:
– А вот и наша совсем недавно обручившаяся пара, и какие же они оба красивые! Дорогая мисс Эплгейт, мы так за вас рады. Ваша дорогая матушка была бы в восторге!
Мэдди прокляла свою способность так легко краснеть.
– Спасибо, – пробормотала она.
Хотя ей и нравилась дородная добродушная миссис Колстоун, которая была близкой подругой ее покойной матери, Мэдди хотелось, чтобы соседи восторгались ее помолвкой не так громогласно и многословно. Она вдруг почувствовала себя нищенкой из сказки, укравшей принца. Эйдриан сразу же понял, что ей неловко.
– Я совершенно уверен, – вмешался виконт, – что и моя покойная матушка была бы в не меньшем восторге, если бы узнала, какую чудесную невесту я выбрал себе в жены.
– О! Разумеется, – запинаясь, ответила миссис Колстоун, но быстро поправилась: – Вам и вправду очень повезло. Уверяю вас, наша дорогая мисс Эплгейт – истинный бриллиант нашего графства, лорд Уэллер. Только ее преданность своему отцу, из-за которого она должна была оставаться дома, не позволяла ей принимать ухаживания поклонников со всего Йоркшира. Ее красота, ум, умение вести хозяйство… впрочем, о последнем вам нет необходимости беспокоиться.
Едва отдышавшись после своей тирады, хозяйка позволила виконту сопроводить ее к гостям, избавив Мэдди от необходимости и дальше выслушивать перечисление собственных добродетелей.
Наверное, уже поздно бежать домой и прятаться в своей спальне, подумала Мэдди. Оказывается, обручение не такая уж и легкая вещь, как она предполагала. К ней подошел лакей с серебряным подносом, на котором стояли бокалы с вином. Мэдди взяла один и обратила внимание на то, что отец разговаривает у камина с мистером Колстоуном, а по другую сторону камина стоят две матроны и смотрят на нее с нескрываемым любопытством. Одна из них поманила Мэдди веером.
Неужели ей снова придется отвечать на вопросы о помолвке, а может быть, и того хуже – о ночи в беседке? Нет, ни за что!
Мэдди притворилась, что не поняла сигнала, и направилась к отцу. Поправив на его ногах плед, она остановилась рядом и стала слушать беседу джентльменов о новейших образцах плугов.
Сама Мэдди, конечно, не думала о сельском хозяйстве. Она увидела, что Эйдриана подвели к этим любопытным кумушкам. Но он выглядел спокойно, она была уверена, что он расправится с ними гораздо лучше ее. Она отвернулась и стала смотреть на огонь в камине.
Ее мысли снова вернулись к радостному письму матери. Было так приятно думать, что ее родители были счастливы в молодости, тем более что у матери оставалось не так много лет для радости.
Погруженная в свои мысли, она вздрогнула, услышав за спиной голос миссис Колстоун:
– Я должна извиниться, мисс Эплгейт, что увела от вас лорда Уэллера, но все хотят поговорить с ним. Женщины в восторге от его внешности, а мужчины – от его титула, так что, боюсь, вам не удастся оказаться рядом с ним ни на минутку. Мне жаль, что я не могу устроить танцы в гостиной. Можно было бы закатать ковры, но комната слишком мала, да и оркестр мы не пригласили.
– Не переживайте, миссис Колстоун, – сказала Мэдди. – Хотя это очень романтично, когда ты… – Черт, она опять краснеет, а хозяйка смотрит на нее понимающим взглядом. Мэдди решила переменить тему, но почему-то выбрала ту, которая только что ее занимала: – Вы помните, когда отец ухаживал за моей матерью и они танцевали? Какой танец им особенно нравился? Хорошо было бы, если бы Эйдриан… лорд Уэллер… и я тоже умели его танцевать.
– О! – Миссис Колстоун задумалась. – Элизабет и вправду очень любила танцевать. Она была такой легкой, просто воздушной. Мы все ей завидовали. Но у вашего отца тоже было много достоинств, моя дорогая. Он был прекрасный охотник и замечательный наездник. А с каким выражением он читал вслух – особенно стихи. Леди только что не падали в обморок.
Мэдди хихикнула, представив себе отца молодым, романтичным и влюбленным юношей, от которого дамы были без ума.
– А как насчет танцев?
– Танцы? Да, он знал, как делать шаги, но даже до несчастного случая у него не очень хорошо работала одна нога, и из-за этого он был не самым лучшим танцором в нашей маленькой компании. – Взгляд миссис Колстоун несколько затуманился, словно обратился в прошлое. – А наблюдать за Элизабет, когда она танцевала, было просто наслаждением, и молодые люди, все до одного, хотели быть ее партнерами. Даже когда… – Она вздохнула, не закончив. – Такой стыд, – буркнула она себе под нос.
– Что вы имеете в виду? – потребовала Мэдди, забыв про такт. В конце концов, они обсуждают ее мать. Может быть, миссис Колстоун имеет в виду тот несчастный случай, после которого отец оказался прикованным к инвалидному креслу? Нет, он произошел через много лет после смерти матери. Так что заставило миссис Колстоун столь внезапно прервать свои воспоминания?
– О! – Теперь залилась краской миссис Колстоун. – Ничего, моя дорогая, ничего особенного. Твоя мать была моей лучшей подругой, и я никогда не позволю себе говорить о ней плохо.
В этом замечании вообще не было никакого смысла. Миссис Колстоун только что превозносила ее мать до небес – нельзя же считать, что она говорила о ней плохо!
– Простите, но мне надо проверить, как дела с обедом, – с каменным лицом добавила миссис Колстоун и поспешно удалилась.
Чем она могла так расстроить хозяйку? – недоумевала Мэдди.
Однако от этой загадки ее отвлек Эйдриан, которого она увидела в окружении еще большего числа дам и нескольких мужчин. Он встретился с ней взглядом, кивнул и что-то сказал стоявшей рядом даме. Потом, с трудом пробравшись сквозь толпу гостей, направился к ней.
– Наконец-то у меня появился предлог, – тихо сказал он. – Мне чуть было не стало дурно от сердечности ваших соседей, дорогая Мэдлин.
– Вас явно предпочитают мне, лорд Уэллер. Всем непременно нужно быть вам представленными.
Он тихо застонал, а она хихикнула, закрывшись веером. Она знала, что все наблюдают за ними, как открыто, так и исподтишка.
– Я сказал им, что срочно нужен вам. Если они захотят узнать почему, вам придется выкручиваться.
– Хорошо, – ответила она, стараясь, хотя это было трудно, чтобы ее голос звучал сурово. Когда он был рядом и смотрел на нее сверху вниз своими темными блестящими глазами, на него было невозможно сердиться. – Мне вы отводите самое трудное.
– Так они же ваши соседи, – парировал он.
В это время вернулась хозяйка дома. За ней пришел дворецкий, который громогласно объявил:
– Кушать подано!
Миссис Колстоун стала составлять пары.
Эйдриан подал руку Мэдди.
– Но вам наверняка предназначена для эскорта другая дама, – сказала Мэдди.
– Я сам сделал свой выбор, – твердо заявил он. – Пойдемте.
– О Господи! – пробормотала Мэдди. – Теперь слухов не оберешься.
С улыбкой извинения они прошествовали в столовую мимо хозяйки, которая была до того ошеломлена, что позабыла их пожурить.
Возможно, она отнесла их эскападу на счет эксцентричности виконта, подумала Мэдди. Возможно, титулованным особам позволены милые шутки?
Но уже в столовой Мэдди настояла на том, что они будут соблюдать приличия и займут свои места согласно карточкам с именами. Место лорда Уэллера оказалось по правую руку от хозяйки, а Мэдди посадили чуть дальше, между пожилым соседом и сияющим прыщавым молодым человеком, только что окончившим университет и полным радужных надежд.
Она приготовилась к скучнейшему обеду, отдав, впрочем, должное кулинарному искусству повара миссис Колстоун, но краем глаза все время наблюдала за Эйдрианом.
Однако Мэдди обнаружила, что не только виконты нарушают самые непреложные законы хороших манер. Сидевший слева от нее пожилой джентльмен все время за первым блюдом распространялся о проблемах, связанных с выращиванием племенных баранов, а потом вдруг переменил тему:
– А цены всё падают. Во время войны нам давали хорошую цену за шерсть, но ведь правительству нужен был материал для пошива военной формы, не так ли? Выполняя свой долг, мы вместе с тем получали неплохой доход.
У джентльмена был от природы громкий голос, и разговоры на их конце стола постепенно стихли, потому что кто-то начал прислушиваться к его словам, а кто-то не смог его перекричать.
Супруга джентльмена была несколько взволнована вниманием гостей к их финансовым делам.
– Мы никогда не требовали больше установленной цены, – пролепетала она.
– Конечно, – согласился мистер Питви. – Я так и сказал – выполняли свой долг и неплохо на этом зарабатывали.
– Такое сочетание всегда приятно, Питви, – насмешливо заметил отец Мэдди, сидевший по левую руку от хозяйки.
– И слава Господу, мы к тому же наголову разбили проклятых французов. Не то чтобы это было легко, но на войне легко не бывает.
Гости одобрительно переговаривались, и Мэдди надеялась, что ее сосед начнет есть и немного помолчит. Но у него оказался талант и с набитым ртом говорить также громко.
– Мой племянник был в самой гуще и рассказывал мне страшные вещи. – Разрезая ростбиф, мистер Питви поведал обществу о наиболее кровавых моментах сражений.
Наблюдая за тем, как под его ножом из мяса вытекает кровь, Мэдди почувствовала, что к горлу подкатывает тошнота, а сосед продолжал как ни в чем не бывало рассказывать о множестве раненых, потерявших кто ногу, кто руку и валявшихся вповалку по всему полю сражения. Мэдди с трудом сглотнула.
Как оказалось, это была не самая удачная тема за обеденным столом. Бедная миссис Колстоун с сожалением видела, что многие гости из-за рассказов мистера Питви даже не притронулись к изысканным блюдам, а тот, очевидно, обладая прекрасным пищеварением, не задумываясь продолжал тему в столь неподходящий момент.
Мэдди взглянула на виконта и поразилась. Он побледнел, мускулы лица были напряжены, словно он страшным усилием воли держал их под контролем. Он перестал есть, зато бокал был пуст.
Понимая, что застала его в момент слишком личный даже для невесты, Мэдди быстро отвела взгляд. Но, к несчастью, мистер Питви проследил за ее взглядом.
– Я знаю, что вы были на войне, милорд, – сказал Питви. – Другой мой племянник работает в военном ведомстве. Он слышал много хорошего о вашем полке. Он сказал, что вы особенно отличились на полуострове.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Хотя мне сказали, что ваш полк понес большие потери, – сожалею.
Мэдди задержала дыхание. Лакей наклонился, чтобы наполнить бокал виконта. Когда слуга выпрямился, Эйдриан, по-видимому, взял себя в руки, а может, ей это показалось.
– Да, – спокойно ответил он, – у нас не раз были серьезные потери. Большие, чем хотелось бы. – Его слова прозвучали так, будто он хотел положить конец этому разговору. Больше никто не решился задавать вопросы.
Мэдди отдала лакею тарелку с едой – сегодня она не смогла бы проглотить ни кусочка мяса – и принялась за бланманже с консервированными фруктами.
Она больше не смотрела на виконта. Может, ей показалось, что у него было напряженное выражение лица? Надо отвлечься на что-нибудь другое. Когда лакеи начали предлагать гостям портвейн, миссис Колстоун пригласила дам перейти в гостиную, чтобы джентльмены могли спокойно выпить вина и поговорить о том, что интересует только мужчин.
А Мэдди сейчас требовалось одно – подумать о чем-нибудь хорошем, чтобы поддержать себя, потому что у нее было такое чувство, что ей предстоит самая трудная часть вечера.
Она не ошиблась. Атмосфера в гостиной была напряженная. Было видно, что дамы только и ждали, чтобы кто-то начал первый. Мэдди села возле камина. Она заметила взгляд, который бросила на нее встревоженная миссис Колстоун, но что она могла сделать, чтобы помочь дочери своей покойной подруги?
Сейчас начнется, подумала Мэдди.
– Полагаю, что вы совсем оправились от своей болезни, мисс Эплгейт? – спросила одна матрона, энергично обмахиваясь веером, хотя в комнате было совсем не жарко.
– Да, спасибо, – спокойно ответила Мэдди. Она не позволит им увидеть свой страх.
– Мисс Эплгейт, бедняжка, страдает от этих головных болей уже много лет, – вставила хозяйка дома. – Мы все беспокоились.
– Вы очень добры, но я уже совсем поправилась. Ваш обед был выше всяких похвал, миссис Колстоун. Передайте мои комплименты вашему повару.
– Спасибо, дорогая. Он будет очень доволен. Мне кажется, ему особенно удался белый соус.
Однако их попытка повернуть разговор на другую тему не удалась.
– Эта ночь в лесу… это, должно быть, было страшное испытание, – не без лукавства сказала другая дама. – Как это удачно, что лорд Уэллер пришел вам на помощь.
– Да, – только и ответила Мэдди. Она сложила руки на коленях, отказываясь поддаться давлению.
– Лорд Уэллер, видимо, весьма жалостливый человек. Как это удачно, что он случайно оказался в лесу именно в это время и в том месте, – съязвила первая. – Как странно, что ваши пути пересеклись.
Неужели они думают, что это было заранее спланированное свидание? Видимо, как раз этот слух и распространился по всему графству. Мэдди с трудом сдерживалась.
– Не так уж и странно. Через лес и болота проходит всего одна тропинка, – сказала Мэдди. – Виконт искал место, где бы мог спрятаться от дождя. Так же, как и я. Мы встретились в беседке, потому что на много миль вокруг больше негде спрятаться от непогоды.
– И оставались там всю ночь наедине. – Каждое слово матроны было как удар. – Вместо того чтобы попросить его проводить вас до дома, который был всего в двух милях. А еще вы умудрились потерять всю свою одежду. Знаете, мисс Эплгейт…
– Ну, это уж слишком, миссис Гейтс, – возразила миссис Колстоун. – Мисс Эплгейт – моя гостья. Ее мать была моей лучшей подругой. Вы не должны…
– Я не была знакома с вашей матерью, – свистящим шепотом процедила миссис Гейтс, – но думаю, моя дорогая мисс Эплгейт, хорошо, что ее здесь нет и что она не видит, каким вы оказались для нее разочарованием.
В приступе благородной ярости Мэдди вскочила и прожгла миссис Гейтс гневным взглядом.
– Моя мать не увидела бы ничего предосудительного в моем поведении! Когда лорд Уэллер меня нашел, я была без сознания и не могла попросить его проводить меня домой. Но он проявил себя истинным джентльменом, пытаясь спасти меня от более серьезной болезни. Да, он умеет сострадать, чего я не могу сказать о некоторых из моих соседей!
– Ну, не знаю, – сказала миссис Гейтс, обмахиваясь веером, но уже менее уверенно.
– Вот именно, – сказала Мэдди, чувствуя, как горит ее лицо. Но не от смущения, а от гнева.
Другие дамы выглядели смущенными, а миссис Колстоун – мрачной.
– Я прикажу подать чай, – пробормотала она и дернула за шнур колокольчика.
Мэдди отошла к окну. Миссис Колстоун тронула ее за плечо:
– Как ты себя чувствуешь, дорогая?
– Самое ужасное, я думала, что как раз эти соседи менее всего… более всего…
– Я знаю. Все постепенно забудется, моя дорогая, после твоей свадьбы.
– Надеюсь.
У Мэдди немного поднялось настроение, когда мужчины присоединились к дамам, которые стали более сдержанны в своих комментариях. Вскоре после этого Мэдди и ее спутники попрощались с гостями, сославшись на то, что ее отец очень устал.
– Как ты, папа? – спросила Мэдди по дороге к выходу.
– Все хорошо. Просто немного устал.
– А вы как? – тихо спросил у нее виконт. – Вы тоже выглядите усталой.
– Так оно и есть. Мы не привыкли к вечерним выездам в свет, милорд.
Отец засмеялся:
– Теперь вы понимаете, какое воздействие оказываете на нашу спокойную, скучную жизнь, лорд Уэллер.
– Надеюсь, что это к лучшему, – ответил Эйдриан, но и он выглядел немного подавленным.
Когда карета остановилась у дома и отца пересадили в его кресло, на лице больного старика отразилась странная усталость. Томас быстро отвез его в спальню, где уже была приготовлена постель.
Мэдди покачала головой:
– Он, конечно, рад, наконец, выбраться из дома, но у него не хватит сил выезжать часто. Мне придется попросить миссис Барлоу сопровождать меня. Повезло, что у меня есть такая хорошая подруга.
Эйдриан не ответил, и она бросила на него встревоженный взгляд:
– С вами все в порядке, милорд?
– Немного болит голова, но ничего похожего на ваши головные боли. Я тоже пойду спать, если вы позволите.
– Разумеется. Прислать вам чай или, может быть, стакан портвейна?
– Нет, благодарю вас.
Мэдди опять подумала, что его, наверное, расстроил разговор о войне. Но разве он не привык к тому, что война с французами часто обсуждается в обществе?
Мэдди не стала его расспрашивать, а просто пожелала доброй ночи, а потом отправилась на кухню, чтобы выпить на ночь чашку чаю с Бесс. Она подозревала, что ее верная служанка захочет послушать, как прошел обед у миссис Колстоун.
– Мне кажется, папа хорошо провел время.
– Надеюсь, потому что Томас сказал, что милорд был совершенно без сил. – Бесс отпила глоток крепкого чая – почти одну заварку.
Свой чай Мэдди немного разбавила кипятком и положила самую малость сахару. Сахар был ужасно дорог, и его нельзя было транжирить.
– Да, я знаю. Нельзя разрешать ему выезжать слишком часто. Но миссис Барлоу согласилась сопровождать меня, так что вопрос решен.
– И вы думаете, мисс, что все эти благородные дамы примут ее в своих гостиных? – Бесс сморщила длинный нос, видимо, раздумывая о превратностях светской жизни.
Мэдди состроила гримасу.
– Им придется, если они хотят видеть меня и виконта, а мы не переступим их порога без Фелисити! – А сообразительность вдовы, решила Мэдди, поможет отражать дальнейшие словесные дуэли. – О, а лорд Уэллер имел громадный успех, – добавила она. – Он очаровал дам и понравился джентльменам, хотя это и неудивительно.
Бесс начала энергично вытирать и без того чистый стол, пытаясь, очевидно, не показать гордость за свою подопечную, сумевшую стать невестой лорда Уэллера.
– Я всегда говорила, что он не такой уж плохой.
Поскольку ничего подобного Бесс не говорила, Мэдди проглотила улыбку и поставила чашку.
– Я тоже устала. Спокойной ночи, Бесс. Если ты сейчас расстегнешь пуговицы на спине, тебе не надо будет подниматься наверх.
Бесс запротестовала, но Мэдди настояла на том, чтобы самой отнести наверх кувшин с водой для мытья. Вскоре она уже была в ночной рубашке и сидела перед туалетным столиком, расчесывая роскошные волосы.
В доме было тихо. Бесс и Томас, очевидно, тоже уже легли спать. Входная дверь заперта на ключ, засов задвинут. Отец наверняка уже спит, как скорее всего и их гость.
Мэдди уже собралась лечь в постель, когда услышала в коридоре какой-то шум.
Мэдди замерла. Может, это Бесс спустилась вниз, чтобы проверить, все ли в порядке? Мэдди была готова отругать слишком добросовестную служанку, но подождала еще немного, прислушиваясь. Она не уловила звука открываемой двери, но могла бы поклясться, что слышала шаркающие шаги.
Накинув на плечи шаль, Мэдди приоткрыла дверь. В конце коридора маячила высокая фигура.
– Лорд Уэллер? – удивленно прошептала Мэдди. Неужели он решился на тайное свидание? Но он должен был, по крайней мере, заранее спросить у нее разрешения или хотя бы поинтересоваться, склонна ли она…
Она не давала ему разрешения тайно пробираться в ее спальню!
Мэдди не знала, обидеться ей или просто удивиться, а может быть, и испугаться. Комната слуг располагалась этажом выше, а спальня отца, даже если бы он мог прийти ей на помощь, была внизу, так что на этом этаже они были одни. Виконт не был тем человеком, который мог бы ее оскорбить или сделать с ней что-то силой. Тогда зачем он здесь?
– Лорд Уэллер? – снова спросила она чуть громче. Ответа не последовало.
В полутьме коридора Мэдди не видела его лица. Она вернулась в спальню, зажгла свечу и опять вышла в коридор. Фигура по-прежнему стояла на том же месте.
Что происходит?
Подняв свечу, Мэдди подошла ближе.
Выражение его лица было странным, и, хотя его глаза были открыты, казалось, что он ее не видит. Взгляд был устремлен прямо и казался немного затуманенным.
Она сделала еще шаг и положила руку ему на плечо. Поскольку ситуация была более чем странная, она прибегла к формальному вопросу:
– Лорд Уэллер, вы не больны?
Он, казалось, все еще не замечал ее присутствия, но спустя минуту сказал очень тихо, словно боялся, что кто-то может его услышать:
– Молчите, не говорите ни слова. Слышите стрельбу?
– Милорд?
– Это ружейные выстрелы. Французы находятся слева от нас, на набережной. Надо сидеть тихо, не то они обнаружат, где расположена наша передовая линия.
– Да, разумеется, – пробормотала она. Наверное, ему снится кошмар. Нет, вдруг дошло до нее – это лунатизм. Несмотря на то, что его глаза открыты, он спит, и его мучает кошмар тех дней, когда он воевал. Возможно, разговоры за обеденным столом всколыхнули воспоминания, о которых он хотел бы забыть.
– Давайте вернемся в вашу комнату, милорд, – тихо произнесла она.
– У меня нет комнаты. – Он покачал головой. – Наш бивуак…
– Тогда вернемся в ваш бивуак. Вот сюда, милорд.
– Майор, – поправил он.
– Милорд майор, – сказала она, не зная, как обращаться к военному.
Он не сдвинулся с места, пока она не взяла его за руку и не потянула за собой. Слава Богу, он не сопротивлялся, только опять предупредил ее, что нельзя шуметь.
– Да, постараемся пробраться без шума; – согласилась она.
Дверь в его комнату была открыта. Когда они вошли, Мэдди закрыла дверь на тот случай, если он вдруг начнет кричать или поведет себя неразумно. За себя она не боялась. Она просто хотела избежать какой-нибудь неловкости.
– Теперь вы в безопасности, майор, и вам незачем бояться за свой полк.
Морщины на лбу виконта немного разгладились. У нее вдруг появилось почти непреодолимое желание вообще стереть их, но она не посмела. На нем был только халат, а что под ним, она не знала, но было бы неприлично позволить своим мыслям работать в этом направлении.
– Не хотите ли опять лечь в постель, милорд?
Но он по-прежнему ее не слушался. Ей удалось лишь усадить его на край кровати. Он был напряжен и готов к тому, чтобы вскочить. Потом повернул голову, будто все еще прислушиваясь к пальбе воображаемых пушек.
Нельзя было позволить ему бродить в таком состоянии по дому. Чего доброго, свалится с лестницы!
– Милорд?
Он вздрогнул.
– Теперь бьют пушки. Мы должны убедиться в том, что наши люди остались в окопах, иначе будут жертвы. Двум моим солдатам оторвало ноги, а кровь… кровь… она меня всюду преследует…
Его передернуло, потом еще раз и еще. Казалось, он не может остановиться.
Он не замечал, что она рядом. Перестав беспокоиться о том, что ситуация неприлична, Мэдди решила попытаться вывести его из кошмара:
– Милорд, прошу вас. У него стучали зубы.
– Вон там – видите? Эта лужа крови… все увеличивается. Она нас затянет, и мы захлебнемся.
Мэдди и сама содрогнулась от этой картины. Неудивительно, что его преследует кошмар.
– Майор, я настаиваю! – Она попыталась толкнуть его на подушки. – Кровь всего лишь в вашем воображении. Она ненастоящая и постепенно убывает. Поверьте мне.
Он закрыл лицо руками.
– Она убывает?
– Да, да. Ложитесь на подушки. Вы должны отдохнуть.
Он, наконец, внял ее мольбам и лег на кровать, но его голова едва касалась подушки, а тело все еще было напряжено, словно он ожидал следующего залпа пушек – и тогда он вскочит. Как же ей вырвать его из этого кошмара?
Война с французами кончилась уже много лет назад, но в сознании Эйдриана она представала так живо, будто только что прозвучал последний выстрел, а в воздухе все еще стоял запах пороховой гари. Сколько еще воевавших мужчин страдают от ночных кошмаров спустя годы после того, как сняли мундиры и сапоги?
Ее окатила волна – нет, не жалости, а истинного сострадания. Его юность прошла на войне, и, возможно, у Эйдриана больше никогда не будет нормальных снов. Будто мало ему того, что после случайной дуэли его преследует маньяк и ему приходится все время убегать. А он приложил все усилия, чтобы помочь женщине, которую нашел в лесу без сознания.
Он действительно необыкновенный человек, думала Мэдди. Она погладила его плечо, чтобы он расслабился. Он все еще был во власти своего страшного кошмара и не знал, что она вопреки приличиям находится ночью в его спальне.
– Вы все еще дрожите, милорд. Пожалуйста, накройтесь одеялом.
– Мои люди… Я не могу оставить своих людей…
– Уверяю вас, ваши люди в безопасности, и вы можете отдохнуть. Закройте глаза и расслабьтесь. Завтра вы будете бодры и сможете повести их за собой. – Она погладила напряженные мышцы плеч и шеи и почувствовала, как он сглотнул.
– Да, я должен отдохнуть, иначе не смогу принять правильное решение. Вы правы.
– Закройте глаза, – шепнула она. – Представьте, что меня здесь нет. Вы уснете и будете спать всю ночь. Завтра вы ничего не вспомните. А сейчас расслабьтесь и позвольте своему телу отдохнуть.
Она гладила его по волосам, по щекам, чувствуя под пальцами слегка отросшую щетину. Как же отличаются мужчины от женщин! Что-то шевельнулось у нее в груди. Слава Богу, что он не знает, что она рядом, она уйдет в свою спальню – прямо сейчас… через минуту, говорила она себе.
– Как приятно, – пробормотал он. Он вытянулся на кровати и глубоко вдохнул. Мэдди подтянула одеяло ему на грудь и подоткнула по бокам, чтобы он согрелся.
Еще какое-то время она продолжала массировать его плечи, а потом настолько осмелела, что стала гладить шею и подбородок, хотя от этих прикосновений по ее телу пробегал легкий трепет. Более разумным было бы гладить его красивые, мускулистые плечи. Он, должно быть, очень сильный…
Она уже собралась встать – пора было уходить. Незачем испытывать судьбу, оставаясь здесь так долго. Но он вдруг схватил ее за руку:
– Не уходите. Не оставляйте меня одного.
– Но…
– Пожалуйста.
Неужели он проснулся? – испугалась она.
– Вы самая красивая женщина, какую я когда-либо встречал, – сказал он тихо.
Он, должно быть, спит и видит сон о какой-то женщине, которую Мэдди не знает и никогда о ней не спросит. Какая-нибудь европейская куртизанка? Бывшая возлюбленная? О таких вещах леди не спрашивают. Мэдди пообещала забыть о том, что нечаянно заглянула в его сон. Это его личная жизнь. Мэдди даже не смеет ревновать, хотя вопреки намерениям она все же почувствовала укол ревности.
Он протянул руку и погладил ее по лицу.
Ошеломленная, Мэдди забыла, что только что завидовала женщине, которая привиделась ему во сне. Но если он прикасался к ней с такой же нежностью, Мэдди боялась, что все-таки будет ревновать.
А он между тем гладил ее лицо… его пальцы задержались на ее губах, а потом скользнули вниз, по гладкой коже ее шее. Ее тело реагировало на эти прикосновения так, как леди не должна была…
О Господи…
Надо срочно возвращаться в свою спальню. Она всего лишь заменяет кого-то в его больном воображении.
Но это же ее жених, он должен ласкать ее, а не какую-то женщину из прошлой жизни, шептал внутренний голос.
«Неужели ты хочешь разбудить его и сказать ему об этом?» – спорила она с этим голосом. Боже, а что, если он проснется?
Нет, какими бы возбуждающими ни были эти легкие прикосновения, она должна уйти.
– Майор?
– Мм?
– Милорд? Эйдриан? – сделала она еще одну попытку.
Во всяком случае, обрадовалась она, он стал спокойнее. Возбуждение, которое вызывал у него кошмар, улеглось. А образ незнакомой женщины – той, у которой Мэдди с наслаждением выдрала бы волосы, – по крайней мере умиротворил его.
– Мне надо идти.
Не имея сил противиться, она наклонилась и поцеловала его в щеку. Это было тактической ошибкой. Мэдди не успела разогнуться, как он схватил ее, прижал к себе и крепко поцеловал.
Его губы были твердыми и теплыми. Он опять прижал ее к себе. Халат распахнулся, обнажив грудь. А поцелуй, Эйдриан раздвинул языком ее губы, был таким, что она утонула в нем. И это был не ночной кошмар, а рай земной. Закрыв глаза, Мэдди отдалась этому поцелую, объятиям, захлестнувшим ее чувствам.
Мэдди вспомнила, где она – может, даже кто она, – только когда он сдернул шаль и начал целовать через тонкую ткань ночной рубашки ее грудь, а рука опустилась ниже к бедру.
– Мне надо идти, – прошептала Мэдди, хотя он наверняка ее не слышал. С расстегнутой рубашкой и растрепанными волосами она выбралась из постели и, схватив почти оплывшую свечу, поспешила к двери. На пороге Мэдди все же остановилась и оглянулась, испугавшись, что он будет ее преследовать. Но он повернулся на бок и вздохнул. Он все еще спал.
Потом беспокойным движением виконт сбросил одеяло. В косом луче лунного света, пробивавшемся через неплотно задернутые шторы, она увидела, что он снова лег на спину. Но не проснулся.
Однако перед тем как погрузиться в спокойный сон, он выдохнул:
– Мэдлин.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Репутация леди - Берд Николь



красиво, единственное, что разочаровало - типичный образ коварного кузена, ещё некоторые диалоги слишком затянуты...
Репутация леди - Берд НикольItis
13.05.2013, 19.32





Неплохо,но немного затянуто,а так разок почитать можно. И никакой пошлости!Одни красивые чувства и поступки.
Репутация леди - Берд НикольЛана
19.11.2013, 23.15





Не плохо, но хотелось бы эпилога...
Репутация леди - Берд НикольМилена
5.10.2014, 10.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100