Читать онлайн Репутация леди, автора - Берд Николь, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Репутация леди - Берд Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Репутация леди - Берд Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Репутация леди - Берд Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Николь

Репутация леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Мэдлин открыла глаза и увидела знакомое цветастое покрывало, натянутое до самого подбородка. На ногах лежало старое выцветшее голубое одеяло с заплаткой с правой стороны. Шторы были задернуты, так что в комнате было темно. Все знакомо – ее комната, шторы, старое одеяло и цветастое покрывало.
Значит, она дома, в своей кровати. На теле – льняная ночная рубашка, завязанная у самого горла.
Наверное, все это был сон. Она гуляла одна по лесу, и у нее началась головная боль и головокружение. Пошел дождь, и она насквозь промокла. Потом она на минуту очнулась и увидела, что лежит голая рядом с темноволосым мужчиной, он смотрел на нее так, что она даже не знала, как описать этот взгляд, но сейчас, когда Мэдди о нем вспоминала, ее охватывал непонятный трепет.
Незнакомец нежно прикасался к ней, прижимал к себе, когда она дрожала от холода и боли, чем-то накрывал ее, когда у нее уже не было сил ни шевелиться, ни говорить. Он не беспокоил ее глупыми вопросами, как это обычно делали люди, не знавшие о ее недуге. Он был просто чудом.
Но это был сон, сказала она себе. Он был бы чудом, если бы существовал в действительности. А еще это было бы неописуемым скандалом и непристойной ситуацией – незнакомый мужчина видел ее голой. Об этом даже подумать страшно. Она покраснела:
Дверь открылась. На мгновение у Мэдди вспыхнула надежда, что это пришла младшая сестра, Джулиана, чтобы обнять и утешить ее.
Но Джулиана была замужем и в настоящее время отправилась в далекое путешествие со своим мужем, одержимым любовью к экзотическим животным. Их недавно овдовевшая средняя сестра все еще жила в доме своего свекра, не оправившегося после потери единственного сына. Даже самые младшие сестры-близнецы, Офелия и Корделия, недавно вышли замуж, и в доме осталась только Мэдлин. Она, конечно, радовалась за своих сестер. Только дом стал каким-то пустым, и она очень по ним скучала.
В комнату вошла старая служанка Бесс, не подозревая, что за ней тянется шлейф воспоминаний о более счастливых временах. Она принесла на подносе чашку с бульоном, и его запах напомнил Мэдди, что желудок пуст. Она немного пошевелилась, чтобы убедиться, что головокружение прошло и можно себе позволить съесть что-либо легкое.
– Как ваша бедная головка, мисс Мэдлин? – спросила верная служанка.
– Боль понемногу утихает, – ответила Мэдди, осторожно приложив к виску палец. Прикосновение было болезненным, и она вздрогнула. Невыносимая головная боль, от которой Мэдди страдала всю свою взрослую жизнь, по-прежнему оставалась ее главным врагом.
– Вам не следовало ходить в деревню. – Служанка покачала головой. – Я говорила вам, что собирается дождь. Вы же знаете, как быстро он надвигается, совсем как ваши головные боли. Но вы ушли, и мы за вас беспокоились, а у вашего отца началась самая настоящая истерика, потому что он решил, что вы пропали на болотах.
– Да, ты была права, – согласилась Мэдди. – Я тебя не послушалась и за это поплатилась. Я думала, что успею добежать до деревни и выразить свое сочувствие вдове Толбот, но гроза началась так внезапно, и голова начала просто раскалываться.
В погожие дни головные боли случались у Мэдди редко, обычно раз в месяц, но дождливая погода, особенно гроза, всегда оборачивалась для нее внезапной и сильной мигренью. Самое лучшее – лежать в постели до тех пор, пока боль не пройдет.
Мэдди знала, что ее недуг очень беспокоил отца. Он привозил к ней врачей. Один посоветовал пить уксус, смешанный с полынью, но от этого тошнота только усиливалась. Другой – он был хирургом – предложил просверлить дырку в виске, где боль была особенно сильной. К счастью, отец указал этому горе-врачу на дверь.
Мэдди знала, что просто надо смириться и стойко переносить боль. У многих были более серьезные болячки. Сейчас она терпеливо выслушала лекцию служанки, зная, что та говорит от чистого сердца.
– Да, Бесс, поверь мне, – сказала Мэдди, когда служанка, наконец, перевела дыхание, – я так больше не буду.
Бесс еще немного поворчала и вышла, чтобы приготовить свежий компресс на голову хозяйки. Мэдди удалось маленькими глотками выпить почти весь бульон, но это оказалось нелегко, и она, обессилев, откинулась на подушки. После каждого приступа мигрени оставалось такое чувство, будто пришлось противостоять буре. Только на этот раз буря была настоящей.
– А кто нашел меня в лесу? – спросила она, когда Бесс вернулась. – Вы с Томасом? Надеюсь, вам было не слишком тяжело везти меня домой. А то ведь у Томаса болит поясница…
Служанка молчала, но смотрела на нее в упор.
– В чем дело? – упавшим голосом спросила Мэдди. – У него опять поясница? Мне очень жаль, Бесс.
– А разве вы не помните, мисс?
– Не помню?
– Не помните незнакомца, который нашел вас в беседке? – Тон Бесс был явно обвиняющим. – Он сделал что-нибудь, чего не следовало? Если так, то мне все равно, что говорит хозяин, я выцарапаю ему глаза…
Это был не сон!
На секунду Мэдди показалось, что время повернулось вспять и она опять лежит на полу в беседке. Она почти чувствовала тепло его тела, прижатого к ее липкой коже, наслаждалась прикосновением его мускулистой руки, поддерживающей ее обмякшее тело в своих объятиях.
Мэдлин с трудом сглотнула.
Это был не сон.
Господи! Сколько времени она лежала голой в объятиях незнакомого мужчины, в лесу, в темноте?.. Наверняка не очень долго, а потом пришла помощь… Господи, почему она больше ничего не может вспомнить?
Ускользающая память часто была следствием головных болей. Легче было закрыть глаза, заснуть и отключить окружающий мир. В эти моменты голоса были слишком громкими, свет – слишком ярким, запахи – слишком сильными. Поэтому Мэдлин сворачивалась в клубок, пытаясь избавиться от боли, которая затмевала все остальное.
Но почему она была голой? Неужели этот человек… неужели… конечно же, нет. Она снова сглотнула.
– Что сказал мой отец… что он сказал о… незнакомце? – Она не узнала собственного голоса. – Он знает… кто-нибудь знает?
– Поскольку вас нашли пекарь и две самые большие сплетницы во всей деревне, – сказала Бесс, нахмурив лоб, – боюсь, что скоро об этом узнает все графство.
– Ах, Бесс! – воскликнула Мэдди слишком громко. Сразу заболела голова, и Мэдди пожалела, что закричала.
– Ничего не поделаешь. Слишком поздно, – деловито ответила Бесс.
Мэдлин показалось, что служанка осуждает ее за непристойное поведение. Если уж ее верная Бесс могла усомниться в хозяйке, что говорить о деревне?
О Боже, она погибла.
Что скажет отец?
В дверь постучали.
Мэдлин прижала ко лбу мокрую тряпку. Боль опять усилилась. Мэдди чувствовала, как напряглось тело, – это было предвестником нового приступа.
– Да? – дрожащим голосом произнесла она. Бесс поспешила открыть дверь. В комнату въехал отец Мэдди.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил он дочь.
Она боялась прочесть на лице отца осуждение, но взгляд его голубых глаз был, как всегда, добрым.
В горле застрял комок, и, прежде чем ответить, ей пришлось откашляться.
– Со мной все в порядке, отец.
Он подъехал к кровати и сжал руку дочери.
– Сомневаюсь, но я рад и счастлив, что с тобой ничего не случилось, Мэдди.
Стараясь сдержать слезы, она кивнула.
– Прости, что заставила тебя волноваться. Я не хотела.
Отец улыбнулся, но его следующие слова привели ее в недоумение:
– Человек, который привез тебя домой, желает что-то сказать тебе. Я хочу, чтобы ты его выслушала, моя дорогая. Я верю, что это пойдет тебе на пользу.
Мэдди никогда еще не видела отца таким серьезным. «О чем он говорит? Неужели он думает, что я поощряла этого незнакомца?»
– Отец, – сказала она, – я не… то есть я не сделала ничего неприличного. Я даже не помню этого человека.
– Знаю. – Его взгляд был любящим, но обеспокоенным. – Просто выслушай его.
Он покинул комнату, оставив дверь открытой, а дверной проем занял высокий широкоплечий незнакомец.
Мэдди смотрела на него, забыв, что она в ночной рубашке и все еще лежит в постели. Зардевшись, она подтянула покрывало к подбородку.
– Разрешите войти? – спросил он приятным низким голосом.
Как она могла позволить незнакомому мужчине войти в свою спальню?
Но ведь их встречу разрешил отец. К тому же этот человек уже видел ее голой. Она покраснела еще сильнее и, отвернувшись, стала изучать рисунок на обоях. Мэдлин, которую сестры считали острой на язык, заносчивой и высокомерной, вдруг потеряла голос. Она кивнула, и незнакомец вошел.
Оглядевшись, он заметил стул около туалетного столика и поставил его рядом с кроватью. Хотя было смешно видеть такого крупного мужчину на этом стульчике, он, тем не менее, ничуть не тушевался.
– Как вы себя чувствуете?
«Так, будто моя голова вот-вот расколется», – подумала она, но ответила:
– Лучше. Насколько я понимаю, я должна поблагодарить вас за то, что вы привезли меня домой.
По его лицу пробежала тень, но она не поняла, из-за чего.
– Так вы не помните?
– Только отдельные моменты, – сдержанно ответила она и отвела глаза, потому что его взгляд вдруг стал слишком пронзительным. – Трудно сказать, что было на самом деле, а что… померещилось из-за болезни.
– Понятно. И часто это случается?
Мэдди напряглась. Она не любила обсуждать свой недуг, особенно с незнакомцами. О приступах головной боли знали только отец, сестры и двое слуг. Зачем давать пищу для сплетен всей деревне? От них можно сойти с ума.
– Простите. Я не должен задавать такой личный вопрос.
Возможно, потому, что он этого от нее не требовал, Мэдди почувствовала, что должна ему все рассказать. Он спас ее, а она, должно быть, выглядела очень странно, когда он нашел ее в лесу и без сознания.
– Нет, не часто. – Она не хотела обсуждать с незнакомцем женские недуги, а потому сказала: – Когда надвигается гроза, у меня внезапно начинается страшная головная боль. Я думала, что смогу добежать до дома, но, видимо, мне это не удалось. Спасибо, что помогли.
Потом она вспомнила, в чем заключалась его помощь, покраснела и опять отвела взгляд.
– Моя мать умерла после того, как насквозь промокла под проливным дождем, – сказал незнакомец. – Я не мог подвергать вас опасности только потому, что существуют какие-то выдуманные запреты. Однако когда нас обнаружили, я понял, что, к несчастью, поставил вас в затруднительное положение. Желая защитить вас, я, вероятно, запутал все еще больше.
В данную минуту она ни о чем не могла думать, только о его длинных, красивых пальцах – не поднимая глаз, она видела только его сильные руки, снимающие с нее одежду и прикасающиеся к ее телу. От этой мысли по спине пробежал холодок. Мэдди уже давно решила, что она никогда не выйдет замуж, поэтому ей и в голову не приходило, что к ней может прикасаться мужчина.
Потом до нее дошел смысл его слов, и она встрепенулась.
– Что… Простите, что вы сказали?
– Боюсь, что я, пытаясь исправить ситуацию, сделал ее еще более затруднительной.
Она посмотрела на него, не понимая.
– Я сказал тем жителям деревни, которые нас обнаружили, что мы помолвлены.
Мэдлин показалось, что одна из вчерашних молний прошла прямо сквозь нее. Она села в кровати.
– Что?!
– Это решение было вызвано моментом. Я уже сказал об этом вашему отцу.
– Но они узнают, что это неправда. Ведь оглашения в церкви не было.
– Да, они тоже засомневались, но я сказал им, что вы решили подождать, когда я присоединюсь к вам для этого знаменательного события.
Уголки его губ приподнялись, и на щеке появилась ямочка. Для такого сурового лица это было приятной неожиданностью, но Мэдди вовремя вспомнила, что должна быть непреклонной.
– Но мы не можем рассчитывать на то, что люди поверят, будто вы…
– Я рассказал обо всем вашему отцу. Он разрешил мне сделать ложь правдой.
Ей понадобилось несколько секунд, чтобы смысл его слов дошел до больной головы. Мэдди приложила руку к виску, стараясь унять неутихающую боль и обрести свою обычную сообразительность.
– Я не… понимаю, – запинаясь, произнесла она. – Какой вы придумали трюк?
Он неожиданно нахмурился.
– Извините, мисс Эплгейт. Вы сейчас плохо себя чувствуете, и было бы жестоко обрушивать все это на вас. Просто нам нужно действовать быстро, чтобы спасти ваше доброе имя и предупредить всплеск общественного осуждения. Я не хочу, чтобы вы пострадали, а в деревне подумают о вас самое плохое, потому что мы провели вместе ночь.
Она, должно быть, побледнела, потому что он взглянул на нее с сочувствием.
Значит, они провели вместе всю ночь? Господи помилуй! Да, в деревне будут не только перешептываться. Сплетницы будут кричать об этом на каждом углу! Ее репутация будет погублена, и никто никогда не поверит в ее невиновность.
Мэдди сглотнула.
– Я вообще-то не собиралась выходить замуж. Так что это не имеет значения, – сказала она, но ее голос прозвучал как-то безжизненно.
– А ваши сестры?
– Они все замужем. Правда, моя средняя сестра недавно овдовела, но я уверена, что на ней это не отразится.
– Не думаю, – скептически возразил он. – А вы готовы к тому, что вас перестанут принимать ваши соседи?
Неужели от нее отвернутся подруги? Она мысленно перебрала в памяти их имена. Некоторые, возможно, ее поддержат, но многие воспользуются случаем, чтобы показать свое моральное превосходство – действительное или мнимое. Она сможет это перенести, а вот отец очень огорчится.
Мэдлин почувствовала, как глаза наполняются слезами.
– Если вы вообразили себе самое ужасное, значит, вы забыли о моем предложении. Мы можем огласить нашу помолвку. Я к этому готов.
– Но…
– Меня зовут Эйдриан Картер, виконт Уэллер. Для друзей и родственников я просто Эйдриан. – Он улыбнулся, и его красивое, но суровое лицо стало просто неотразимым. – Я принадлежу к уважаемому и богатому роду, у меня репутация порядочного человека. В моем прошлом есть всего одно темное пятно, но я расскажу вам о нем позже, однако оно поможет в том случае, если наша помолвка, а потом, я надеюсь, и женитьба окажутся несостоятельными.
– Женитьба? – У Мэдлин перехватило дыхание уже при слове «помолвка», а теперь закружилась голова: Она почувствовала себя как в детстве, когда поскользнулась на вершине обледенелого холма и со всего размаху скатилась вниз. Тогда ей показалось, что мимо нее пролетел весь мир. – Женитьба? Нет, нет. Я ведь только что вам объяснила. Я должна остаться с отцом, чтобы заботиться о нем. Мои сестры все разъехались. Разве вы не видели, что он инвалид? Я поклялась матери, когда она была на смертном одре, что не оставлю его!
– А я и не жду, что вы его оставите, – успокоил ее Эйдриан.
Она смотрела на него в недоумении. Что он за человек? И в чем заключается обман? Что за брак он ей предлагает?
– Наш брак будет выгоден нам обоим, мисс Эплгейт… могу я называть вас Мэдлин?
Он уже видел ее голой – так что может называть ее, как ему будет угодно! Мэдди глубоко вдохнула. Когда он смотрел на нее своими темными глазами, внутри поднималась какая-то теплая волна, и Мэдди была не в состоянии привести в порядок свои мысли.
– Разрешите рассказать, почему мы должны с вами пожениться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Репутация леди - Берд Николь



красиво, единственное, что разочаровало - типичный образ коварного кузена, ещё некоторые диалоги слишком затянуты...
Репутация леди - Берд НикольItis
13.05.2013, 19.32





Неплохо,но немного затянуто,а так разок почитать можно. И никакой пошлости!Одни красивые чувства и поступки.
Репутация леди - Берд НикольЛана
19.11.2013, 23.15





Не плохо, но хотелось бы эпилога...
Репутация леди - Берд НикольМилена
5.10.2014, 10.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100