Читать онлайн Обворожить графа, автора - Берд Николь, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обворожить графа - Берд Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обворожить графа - Берд Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обворожить графа - Берд Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Николь

Обворожить графа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Что? – Она удивленно посмотрела на него.
– Вы по-прежнему не отдаете мне себя, всю себя, – с упреком сказал граф. – Кто этот мужчина, о котором вы думаете, миссис Смит, когда лежите рядом со мной в постели?
Она не знала, что ему ответить, Они лежали так близко друг к другу, и в то же время, казалось, глубокая пропасть разверзлась между ними. Она почувствовала дуновение холодного ветра, ворвавшегося в комнату и разделившего их, и дрожь пробежала по ее телу.
Она вдруг осознала, что она совершенно голая, и села. На мгновение у нее мелькнула мысль, что он заставит ее снова лечь, – он уже протянул руку, – но тут же опустил ее. Она повернулась и, взяв одеяло, лежавшее в ногах постели, завернулась в него.
Его губы плотно сжались.
– Я веду себя как глупец. – Он одним энергичным движением поднялся и, не обращая внимания на свою наготу, прошел к столу в углу комнаты, на котором на серебряном подносе стояли графин с вином и несколько бокалов. Он наполнил два бокала и один из них предложил ей.
Она отрицательно покачала головой, но тут же спохватилась, чувствуя сухость во рту. Она сделала глоток, чтобы успокоиться, и сказала:
– Что вы имеете в виду, милорд?
Что такого она сделала или не сделала, чем он был недоволен? Она подготовилась к этой роли любовницы по найму. Она старалась доставить ему удовольствие. Он сам запретил ей говорить о любви. Неужели он передумал?
Чего он хотел от нее сейчас? Может быть, истина была проста – она не была и никогда не будет достаточно искусна в любви для такого опытного любовника? Лорен плотнее закуталась в одеяло и отвела глаза, отказываясь посмотреть графу в глаза…
Маркус залпом опустошил бокал прекрасного выдержанного вина. Он вел себя как последний дурак. Он хотел, заключив это деловое соглашение, пользоваться ее обществом, ее прекрасным телом. Разве он когда-либо раньше ожидал от «леди на вечер» верности и преданности? О, конечно, они притворялись, эти его любовницы, часто повторяя слова о необыкновенной любви, но это была всего лишь игра, и они оба понимали это.
А сейчас он только напрашивался на неприятности.
Действительно, в их отношениях не было ничего обычного; во-первых, она не была женщиной на одну ночь, и он понял это с самого начала, хотя она все еще не догадывалась, что он это знал. И казалось, она на самом деле стосковалась по мужским ласкам, и он почти сразу же оценил это. Изящная красота ее лица, ее светлые волосы и необычайно выразительные зеленые глаза, в которых он видел ум, силу духа и столько настоящего чувства, что она просто не могла их скрыть… пробудили в нем желания. Ему хотелось, чтобы она полностью отдавалась ему, хотелось видеть ее улыбку, хотелось, чтобы она, черт побери, прямо смотрела ему в лицо и не прятала свои глаза под опущенными веками.
Однако он знал, что не имеет права спрашивать об этом. Как он мог?
Но он спросил.
И рассердился на себя.
Он понимал, что ведет себя неразумно, в его соглашении не было пункта о верности – и у него не было права требовать ее. Он хотел слишком многого, и это делало его поступок бессмысленным.
«Береги свое сердце, Маркус, – сказал он себе, одним глотком допивая вино. – Ты не зеленый юнец, чтобы выставлять свое сердце напоказ. Вспомни последнюю «леди», которую ты выбросил на улицу, она была такой жадной и похотливой, что могла удовлетворить королевский полк».
А если сравнивать его бывшую любовницу с миссис Смит – ему чертовски хотелось узнать ее настоящее имя, – то это значило бы проявить к ней страшную несправедливость!
Но он все же взглянул на нее. По-прежнему сжавшись под одеялом, она нерешительно поглядывала на него. Не испугал ли он ее? Нет, она встретила его взгляд, вздернув подбородок, – храбрости ей хватало. В ее глазах была тревога, но он не изменил сурового, выражения лица. Обнажившееся гладкое белое плечо, прядка золотисто-рыжих волос, упавшая ей на шею, снова возбудили его. Проклятие, эта леди действовала на него самым непостижимым образом.
Она была подобна опиуму, который на целые сутки усыпляет наркоманов, и они спят в притоне, забыв обо всем на свете. Он не мог насытиться ею. Почти против воли он подошел к ней и наклонился, чтобы поцеловать эту мягкую, нежную кожу, и почувствовал, как она задрожала.
Но к его удивлению, она встала, не спуская с себя одеяло, и смело посмотрела ему в глаза.
– Если я не удовлетворяю вас, милорд, может быть, нам следует пересмотреть наше соглашение.
Отпустить ее?
Он обнял ее за плечи и привлек к себе.
– А я удовлетворяю вас, моя дорогая миссис Смит? Она с удивлением посмотрела на него:
– Конечно.
– Тогда почему вы полагаете, что не удовлетворяете меня?
– Я… – Она покраснела. – Я подумала, что у меня нет такого опыта в любовных отношениях, как у вас, ваша милость.
– В вас есть особая пикантность, которая вполне восполняет отсутствие хорошо усвоенных приемов, но я ни в коем случае не считаю это недостатком. Если бы я так думал, то мы вместе должны были бы изобрести их, – сказал он, засовывая руку под одеяло и поглаживая нежную кожу ее груди. Дрожь снова пробежала по ее телу, и он почувствовал, как желание овладевает всем его существом. Он сохранял самообладание, стараясь скрыть, каких усилий ему это стоило. – И, кроме того, вы мне больше нравитесь такой, какая вы есть.
Его признание явно удивило ее, и она взглянула на него.
– И никого другого я бы не хотел видеть сегодня в моей постели. – В его голосе звучала нежность.
Она широко раскрыла свои удивительные зеленые глаза, и на одно страшное мгновение он увидел, как тень пробежала по ее лицу. Она снова отвела глаза. И он не сдержался.
– И о ком же вы думаете сейчас? – сказал он, почти скрипнув зубами в ожидании ее ответа. – Кто этот мужчина, которого вы хотели бы видеть на моем месте? Кто стоит между нами?
– Нет-нет, – запротестовала она. – Вы неправильно поняли меня, милорд.
– Скажите мне, о ком вы думаете? – потребовал он неожиданно суровым тоном, хватая ее за плечи.
Она со страхом посмотрела на него, но он не сомневался, что она понимает его.
– Кто он?
– Мой муж, – еле слышно ответила она.
Он долго молчал и чувствовал, как сжимаются его челюсти.
– Так вы не вдова? – Неужели он стал жертвой более хитрого обмана, чем подозревал? Неужели он так в ней ошибся? Нанесенный ему удар заставил его похолодеть.
Она побледнела.
– Нет-нет, милорд. Я действительно вдова, – сказала она. – Это правда, клянусь всеми святыми!
Он с облегчением вздохнул, и прошло несколько минут, прежде чем он заметил бледность ее лица и догадался, что слишком сильно сжимает ее плечи. Он слегка ослабил руки, но не отпустил ее, – он просто не мог отпустить ее! Эти слова продолжали звучать в его душе.
Эта женщина была создана для него. Она принадлежала ему, как бы ее ни звали, была она замужем или нет, но, слава Богу, у нее не было живого мужа. И все же…
Он пытался понять, что такое положение значило для него, для них обоих.
– Так, я должен соперничать с мертвецом, – тихо сказал он.
С все еще удивленно раскрытыми глазами она прикусила нижнюю губу и ничего не ответила.
Конечно, сказалась ее неопытность, иначе она сумела бы скрыть правду, подумал он. Она бы не позволила ему заметить, что ей что-то мешает. А он, видимо, совсем обезумел, если его это беспокоит. Ее муж в могиле, он стал прахом, пищей червей; так почему его беспокоит, что она все еще думает о своем покойном супруге?
Но беспокоит же. Потому что ее сердце все еще с ним. Потому что ему самому, черт побери, нужно ее сердце.
Ему нужно ее внимание, она должна думать только о нем. Возможно, неразумно было испытывать такие чувства к этой женщине, вошедшей в его жизнь, но это едва ли имело значение. Он хотел обладать ее прекрасным телом, но в его чувствах было нечто неизмеримо большее; он понял, что с каждым днем он хотел от нее намного больше того, что было в их «деловом соглашении». Он не позволит, не может позволить ей уйти.
И он не решался сказать ей об этом сейчас. Он боялся отпугнуть ее.
Сжав губы, он сдерживал возродившийся порыв страсти. Она смотрела на него с недоверием, которое он хотел бы развеять.
– Вы, должно быть, устали, – только и сказал он. – Не хотите ли еще вина?
Он протянул ей графин, но она покачала головой. Ее бокал еще был полон наполовину.
– Мне уйти и дать вам отдохнуть?
Он надеялся, что она откажется и пригласит его снова заняться любовью. Он со всей остротой осознавал, какой пустой стала бы его постель после ее ухода. Раньше, когда уходили его очередные любовницы, он никогда не испытывал такого чувства. Он охотно оставался один.
К его разочарованию, она улыбнулась, но не стала возражать против его предложения.
– Я устала, – согласилась она. – А вы очень заботливый любовник, милорд.
Сохраняя любезное выражение лица, скрывая свое недовольство, он встал и почтительно поклонился, как будто был полностью одет.
– Увидимся утром, – сказал он. – Слуги уже вернутся и приготовят нам завтрак. Затем мы поедем в портовый город и посмотрим, что я смогу узнать о грузе с «Храброй милашки».
Лорен кивнула, вспомнив настоящую цель их приезда сюда. Конечно, не только для того, чтобы заниматься любовью в этом уединенном удобном охотничьем домике. Когда граф закрыл за собой дверь спальни, она встала, надела ночную рубашку и приготовилась лечь спать.
Она действительно устала, и смятение чувств отнимало последние силы.
Почему графу так надо было узнать о ее муже? Почему он хотел проникнуть в ее личные переживания, – какое ему до них дело?
Она никогда не слышала, что куртизанке полагалось иметь какие-то чувства, скажем, любить человека, которого она обслуживала. И он уже говорил, что, и речи не может быть о каких-то чувствах между ними. Должно быть, она неправильно поняла его сегодня.
Задув свечу у кровати, Лорен легла и натянула на себя одеяла. Ей хотелось привести в порядок проносившиеся в голове мысли и уснуть. В эту ночь, кроме привычного чувства вины, преследовавшего ее, она была озадачена поведением графа. И то, что она не понимала его поступков, не помогало ей понять свои собственные! Она с вздохом повернулась на бок и снова попыталась избавиться от путаницы в голове. Наконец она уснула.
Она проснулась, когда за окном запели первые птицы. Поморгала, зевнула и почувствовала себя отдохнувшей. Она встала и, посмотрев в зеркало, увидела темные круги под глазами – признаки беспокойно проведенной ночи.
Горничная внесла поднос, теплую воду и помогла ей одеться.
Лорен обрадовалась горячему чаю и свежеиспеченному, не успевшему остыть хлебу, как и другим таким же вкусным вещам, лежавшим на подносе. Она покачала головой, взглянув на свое отражение в зеркале, умылась, оделась и сделала все, чтобы скрыть болезненную бледность. Когда граф прислал за ней, она была уже готова спуститься вниз.
Она застала его беспокойно расхаживающим по холлу. Он был одет в костюм для верховой езды. Ожидая, что ей снова придется сидеть в карете в одиночестве, она удивилась первым же его словам:
– Мне следовало бы спросить вас заранее: вы ездите на лошади, миссис Смит?
Он увидел, как в ответ загорелись ее глаза, прежде чем она справилась с выражением лица.
– После замужества я научилась ездить, и мне это очень нравилось, – медленно ответила она. – Но боюсь, я не взяла с собой амазонку.
Он услышал в ее голосе разочарование.
– Нам не помешает такая мелочь, – улыбнулся он. – Сегодня прекрасный день, и у меня здесь на конюшне есть славная кобылка, которая, думаю, вам понравится. А наверху в шкафах найдется несколько амазонок. – У него не было необходимости измерять взглядом размеры ее бедер, талии и груди – он запечатлел в памяти эти восхитительные формы, лаская их ладонями. – Уверен, вы найдете что-нибудь подходящее.
Она сразу же повеселела.
– Я быстро, – пообещала она, направляясь к лестнице. Она сдержала слово, и когда вернулась в амазонке, он вывел ее из дома, где у входа их ожидала пара лошадей, приведенных конюхом. Это были жеребец, на котором обычно ездил граф, и невысокая кобылка гнедой масти с ясными глазами и длинной гривой.
– О, какая красавица! – воскликнула Лорен.
Маркус улыбнулся. Ему было приятно, что ее так обрадовала возможность прокатиться на лошади. Он отпустил конюха и помог ей сесть на лошадь, поудобнее устроив в седле.
Он сел на своего коня и кивнул ей.
– Гавань недалеко, мы быстро доберемся до нее. Было, даже жаль, что поездка оказалась недолгой. Над ними было голубое небо, с моря дул легкий бриз, а ширина дороги позволяла ехать рядом друг с другом.
Они ехали по сельской местности, и его радовали ее сияющие глаза и то, что она держалась свободнее, чем когда-либо раньше. Сегодня в Лорен не было заметно ее обычной неуверенности, и он радовался ее смеху, которым она откликалась на его попытки шутить.
Глядя в ее открытое лицо и блестевшие глаза, он мог представить ее такой, какой она должна была быть на самом деле – честной женщиной, скрывавшейся под маской куртизанки. Ему только хотелось почаще видеть ее такой. Как он мог убедить ее, что ему можно доверять?
По мере приближения к городу им стали встречаться на дороге другие всадники и экипажи, и приходилось сдерживать лошадей и ехать медленнее. И, к его огорчению, миссис Смит снова стала сдержанной, как будто тоже перешла на более медленный бег.
Запруженная дорога лишила их возможности ехать рядом и разговаривать, они доехали до гавани друг за другом и больше не обменивались любезностями. Когда они добрались до порта, Маркус помог ей сойти с лошади, затем нашел контору чиновника, с которым ему надо было поговорить. Он попросил кого-то из служащих присмотреть за лошадьми, пока они там будут.
Местный чиновник оказался услужливым, но у него удалось узнать совсем немного.
– Да, милорд, виконт Твид прибыл сюда даже раньше, чем пришвартовался «Эмптон-Корт», судно, которое привезло груз с вашего потерянного корабля… Как он назывался… «Веселая милашка»? Весь спасенный груз разместили на складе компании. Мы все проверили, и вы тоже можете осмотреть его там. Кажется, все в порядке. Просто удивительно, что большая часть груза сохранилась. Поразительно, что его подняли из глубин океана, не правда ли, ваша милость?
– Да, такая неожиданность, – согласился Маркус. Он знал, что говорит достаточно сухим тоном, и что миссис Смит удивленно взглянула на него из-под опущенных ресниц, но не думал, что начальник порта заметит что-то необычное в его тоне.
– Я подпишу распоряжение пропустить вас на склад, милорд.
– Спасибо, – сказал Маркус. Он взял бумагу, и после обмена любезностями их с поклонами проводили из конторы. Они снова сели на лошадей и поехали через доки к складу, где хранились остатки спасенного товара. В воздухе пахло гнилой рыбой и солью, и звучали громкие голоса матросов, убиравших со своих стоявших на якоре судов бочки и ящики или занятых погрузкой на корабли, команды которых готовились к новым походам в дальние страны.
Миссис Смит широко раскрытыми глазами смотрела на эту шумную сутолоку. Один раз ее кобылка шарахнулась в сторону, когда дюжий моряк слишком близко прошел мимо, не заметив ее из-за огромной корзины, которую едва удерживал на своем плече. Но Лорен натянула поводья и поставила лошадь так, чтобы не мешать работе матросов.
Маркус одобрительно кивнул, и она слегка покраснела от его молчаливой похвалы.
Лорен была рада, что все еще помнила, как сидеть на лошади. Временами они уезжали из Йоркшира, и у нее не было денег, чтобы держать лошадь в Лондоне. Для нее было удовольствием сидеть сейчас на лошади и заслужить одобрительный взгляд графа. Поездка верхом в порт доставила ей много радости.
Они беспрепятственно доехали до склада и снова сошли с лошадей.
Сторож остановил их.
– Вход запрещен. – Граф предъявил бумагу начальника порта. – О, простите, милорд, – сказал сторож.
В огромном помещении пахло плесенью и гнилью. Лорен достала носовой платок и, зажав нос, последовала за графом, который подошел к ящикам и большим сосудам, расставленным неровными рядами у стены. Он осторожно приподнял крышку ближайшего ящика и проверил его содержимое.
Не в силах сдержать любопытство, Лорен подошла поближе, чтобы посмотреть, что он нашел.
Когда он поднял крышку, дерево которой размякло и прогнило от долгого пребывания в воде, она развалилась на куски в его руках. Что могло сохраниться, целые годы, находясь под водой?
Но содержимое ящиков оказалось прочнее сгнившего дерева. Когда граф разгреб мокрые опилки, Лорен увидела красивые статуэтки, судя по их виду, сделанные из зеленого или голубого камня. В соседнем ящике находились вазы и урны из тонкого фарфора, с нанесенными на них восточными узорами белого и голубого цветов. Она прикусила губу, думая, были ли они такими ценными, как казались. Граф проверял ящик за ящиком, и, несмотря на то, что они почти разваливались, их содержимое было в хорошем состоянии.
Так чем был недоволен граф?
Она ожидала, что он что-то скажет, но он молчал, и тогда она сказала:
– Удивительно, что эти вещи почти не повреждены. Они дорого стоят?
– Да, это очень ценные вещи, вазы династии Мин и урны и древние скульптуры из нефрита высокого качества. Но…
– Поразительно, что они сохранились, – сказала она, думая, как эти хрупкие вещи швыряло во время шторма, а затем вместе с затонувшим судном они оказались в глубинах океана.
– Они были пересыпаны опилками, а вазы запечатали растопленным воском, чтобы смягчить удары волн, – объяснил он, но его мысли были где-то далеко.
Она увидела, что на краях вазы, которую он осматривал, ища трещины, все еще сохранялись следы воска, хотя казалось, кто-то выскреб его дочиста изнутри. Граф стряхнул прилипший к пальцам воск.
– Как много груза сохранилось?
– Точно не знаю, похоже, около половины. Мне надо повидать Твида, и если он составил список спасенного, сравнить его с прежним списком.
Граф смотрел по сторонам, как будто считая ящики и бочки. Лорен молчала, боясь помешать ему.
Они подошли к выходу. У дверей граф спросил сторожа:
– Составлен ли список находящегося здесь груза?
– Этого я не знаю, милорд, – ответил тот.
– А как долго виконт Твид пробыл здесь? – спросил граф. Сторож немного растерялся.
– Не так уж долго, милорд. Граф прекратил расспросы.
– Я должен написать Твиду, – сказал он Лорен. – Думаю, он вернулся в Лондон. По-моему, здесь мы увидели все, что могли. Давайте уйдем отсюда и вдохнем свежего воздуха.
Она кивнула. Воздух был насыщен отвратительными запахами гниющего дерева и заплесневелых опилок, просто нечем было дышать.
Приятно было выйти на свежий воздух. Лорен заметила, как граф стряхнул пыль с одежды, на которой остались черные пятна от плесени и трухлявого дерева.
– Полагаю, нам не мешало бы перекусить, – сказал граф, – после общения с остатками щедрот Нептуна. Но сначала я бы хотел сделать одно дело.
– Как пожелаете, милорд, – ответила она.
Он еще раньше заметил лавочку, в окне которой были выставлены медальоны, ожерелья из драгоценных камней, золотые браслеты и серебряные цепочки. Лорен не обратила на нее внимания. Он же подумал о ленте на ее шее, которую он разорвал, раздевая ее, и остановился в нерешительности.
– Подождите, – попросил он ее, когда она, оглядываясь, искала более безопасную и чистую дорожку, чтобы перейти улицу.
– Да? – Она повернулась к нему. – Это и есть дело, которое вы должны сделать?
Он кивнул.
– Поскольку сегодня ночью я нечаянно порвал вашу ленту, то будет лишь справедливо, если я заменю ее другой.
Мы могли бы выбрать здесь что-нибудь. – Он хотел пропустить ее вперед.
Она подняла брови и с гордым видом, показавшимся ему очаровательным, вскинула подбородок.
– Милорд, ленту нетрудно найти в галантерейном отделе любого женского магазина. По-моему, вы ошиблись в выборе магазина.
– Мы можем просто посмотреть, – сказал он. Ее равнодушие только сделало его более настойчивым. Если бы она ухватилась за этот случай, он был бы уверен, что совершил ошибку, предлагая это. Возможно, она была хитрее, чем он подозревал, но нет, думал он, ее отказ был искренним. Но он держал дверь открытой, пока она не уступила и не позволила ему ввести ее внутрь.
Приказчик – нет, больше, чем приказчик – сам хозяин, если Маркус не ошибался, поспешил им навстречу, быстро оценив вошедших покупателей.
– Добрый день, сэр, мадам. Чем могу служить? – с поклоном спросил он.
– Леди хотела бы что-нибудь, чтобы украсить ее прелестную шейку, – сказал Маркус.
Миссис Смит бросила на него возмущенный взгляд. Он предоставил ювелиру слишком большое поле деятельности, и тот собирался в полной мере воспользоваться этим.
Может быть, он просто хотел посмотреть, что она будет делать. Он невольно вспомнил, как при первой их встрече она сказала, что позволит ему осыпать ее драгоценностями…
Ювелир уже достал одну из самых безвкусных и, без сомнения, самых дорогих в этой лавке вещей – ожерелье с бриллиантами и рубинами, стоившее огромных денег.
– Вот, мадам, это действительно эффектное…
– Нет-нет. – Лорен пришла в ужас. – Вы не понимаете. Мне нужно что-нибудь простое и более изящное.
Улыбка исчезла с лица ювелира.
– Тогда… Насколько… э-э… простое вы желаете, мадам?
– Очень простое, – твердо заявила она, двигаясь к дальнему концу прилавка. – Ну, вот это и в самом деле подойдет. – «Это» была небольшая золотая цепочка с золотым медальоном.
Ювелир на этот раз не торопился подойти к ней.
– Без сомнения, без сомнения, но позвольте показать вам другой медальон с бриллиантами по краям, который сделает вас еще очаровательней, – пытался он убедить ее.
В течение нескольких минут Маркус наблюдал, видя, как его дама с успехом отбивалась от попыток хозяина уговорить ее купить что-нибудь более дорогое. Она решительно остановила выбор на золотом медальоне, и они вышли из лавочки с завернутой в бумагу покупкой. Весьма расстроенный ювелир провожал их.
– Вы очень щедры, милорд, – сказала она, улыбаясь, как будто он подарил ей королевские драгоценности.
– Думаю, я слабый человек, а вы покупательница с характером, – сказал он. – Я восхищаюсь вами.
– Большинство других вещей были и в самом деле безвкусными, – сказала она. – А этот медальон мне понравился, я очень довольна.
Она улыбнулась ему, явно радуясь маленькому подарку. Он ответил ей улыбкой, снова думая, когда же она расскажет, кто она на самом деле.
Он привел ее к небольшой гостинице, расположенной в переулке, которую присмотрел заранее.
– Думаю, здесь мы сможем спокойно поесть, – сказал он. Они отдали лошадей конюху, и граф попросил встретившего их слугу отвести их в отдельную гостиную и накрыть там стол.
– Если вы не против того, чтобы подняться наверх, миссис Смит, – сказал он. – Я хочу только взглянуть на своего коня. Мне кажется, он слишком осторожно ступает на левую переднюю ногу. Я хочу убедиться, не попал ли в копыто камень.
– Конечно, – согласилась она.
Хозяин гостиницы сам встретил их, кланяясь и вытирая руки о передник.
– Рад видеть вас. Миссис Смит, не так ли? – расплываясь в улыбке, сказал он. – На кухне готовят вам еду. А ваш добрый муж пошел в конюшню? Там он увидит полный порядок, хотя я не осуждаю его за то, что он сам смотрит за своими лошадьми. Хороший конь обходится дорого, не правда ли?
Стараясь не улыбнуться при мысли, что графа Саттона назвали ее «добрым мужем», поднимаясь вместе с хозяином по лестнице, Лорен сдерживала смех. Не переставая говорить, он ввел ее в маленькую гостиную и заверил, что все будет сделано так, как она пожелает, и затем оставил ее. Она нашла все необходимое и в ожидании графа грела руки у горевшего камина.
– Как ваша лошадь? – спросила она, когда он вошел в комнату.
– Небольшой камешек под подковой, но я сумел достать его, и теперь он не причинит боли. – Он оглядел стол. – А-а, это выглядит многообещающим.
Слуги внесли первые блюда, и их запах, подумала Лорен, соблазнил бы любого, чей желудок был бы так же пуст, как у них с Маркусом. Вскоре они уже сидели за столом, и несколько минут все их внимание было поглощено едой.
Хозяин снова зашел к ним, чтобы убедиться, что они всем довольны.
– Надеюсь, вам понравится говядина, мистер Смит, – сказал он, широко улыбаясь. – Мы стараемся во всем угодить вам и вашей доброй жене.
Граф застыл на мгновение, и Лорен затаила дыхание, ожидая, что высокомерный взгляд графа превратит хозяина в ледяной столб, когда он узнает настоящий титул и имя графа. Но граф ничего не сказал и только кивнул.
– Вы хорошо обслуживаете нас, – согласился граф. – Отличный завтрак.
Он не объяснил хозяину, который принял их за мужа и жену, его ошибку. Чувствуя, как запылали ее щеки, Лорен опустила глаза. Неудивительно и даже приятно, что в этом маленьком городке ее принимают за порядочную замужнюю леди, а не за женщину «на один вечер», но надеялась, что граф не догадается, о чем она думала. Однако он часто проявлял излишнюю проницательность, и она не решалась взглянуть на него.
– Вы уже побывали в доках? – спросил хозяин гостиницы.
– Только недолго, – кивнул, граф.
Хозяин понизил голос, как человек, собиравшийся рассказать необыкновенную историю.
– Может быть, вы пожелаете остаться здесь подольше. Как раз сейчас наш город взбудоражен разговорами о корабле, который затонул во время шторма, а затем его выбросило на берег в другом месте, и все сокровища, находившиеся на нем, сохранились.
Удивленный, но не очень довольный тем, что судьба «Храброй милашки» стала широко известной, граф поднял брови.
Понимая, что хозяин ожидает реакции на сообщенную им новость, Лорен поспешила сказать, пока он не успел заметить выражение лица графа:
– О, какая интересная история!
Хозяин гостиницы с признательностью повернулся к ней:
– Да, не так ли? Весь город гудит, можно сказать.
– А что это за сокровища? – вмешался граф, проявляя вполне естественный интерес. – Золотые и серебряные дублоны из пиратского клада?
– Да нет, не совсем, – сказал хозяин, наморщив лоб. – Но там есть искусно сделанные из нефрита вещи, какими лорды и леди украшают свои большие дома, и цветной фарфор, и все такое. Вот уж повезло, что эти вещи не сгнили в морской воде, правда?
Граф сжал губы, а Лорен спросила, чтобы поддержать разговор и узнать что-то еще.
– А кому теперь принадлежат эти сокровища?
– Они принадлежат двум лордам, а нашли эти сокровища только благодаря счастливому случаю. Если вы хотите посмотреть, то небольшая взятка сторожу у ворот, и вы посмотрите на все сокровища, поднятые из морских глубин.
– В самом деле? – спросил граф.
Лорен подозревала, что Маркус с трудом сохранял спокойствие, услышав, что его вновь обретенное богатство показывают всем любопытным зевакам, готовым подкупить сторожа.
– Да, – подтвердил хозяин. Нахмурив брови, граф промолчал.
Но хозяин, казалось, ожидал новых расспросов, и Лорен воскликнула:
– Боже, какая чудесная история!
– Как я и говорил, – просиял он.
– Действительно, изумительная. – Граф был мрачен.
– И еще я могу рассказать вам, что говорят о смерти капитана, – с хитрой улыбкой добавил хозяин.
– И что же говорят? – резким тоном спросил граф. Хозяин прищурился, как бы раздумывая, не сказал ли он лишнего.
– Насколько я понимаю, здесь какая-то тайна? – Саттон смягчил тон, показывая, что это всего лишь любопытство. – Мне очень хочется узнать.
Лорен вмешалась, изображая глупенькую дамочку:
– О, это слишком интересно! Не связано ли это с местным привидением? Обожаю истории с привидениями!
Хозяин расхохотался.
– Не могу обещать вам призраков, миссис, но говорят, он умер не своей смертью. Его скелет с разбитым черепом обнаружили в трюме судна. Так разве не хороша эта история, как вы считаете?
– Действительно, хороша, – проворчал граф, а Лорен вознаградила хозяина, подобающим образом взвизгивая от ужаса.
Наконец болтливый хозяин, исчерпав все сплетни, удалился. Когда за ним тихо закрылась дверь, Лорен повернулась к графу. Он снова был мрачен.
– Поразительно, что миссис Смит легко может узнать то, чего не может узнать граф Саттон, – сказал он. – Начальник порта нам ничего этого не рассказал. Мои поздравления, миссис Смит; вам следовало бы играть на сцене.
Она улыбнулась, но тут же стала серьезной.
– Благодарю. Я рада помочь. Но, милорд, вы не думаете, что здесь нечто большее, чем гибель корабля во время шторма? Что-то зловещее?
– Мы должны постараться это выяснить. А как быть с этим продажным сторожем? – Граф нахмурился. – Видимо, мне надо еще раз поговорить с ним, и поскорее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обворожить графа - Берд Николь



Накакого ''обворожения'' , скучно.
Обворожить графа - Берд НикольЛЕНА
7.08.2013, 21.57





Да, Граф сам "обворожился"..
Обворожить графа - Берд НикольМилена
5.10.2014, 20.15





Не шедевр! Как -то нудно
Обворожить графа - Берд НикольЭля
26.04.2015, 7.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100