Читать онлайн Обворожить графа, автора - Берд Николь, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обворожить графа - Берд Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обворожить графа - Берд Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обворожить графа - Берд Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Николь

Обворожить графа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Лорен ждала, что ответит граф, но пауза затянулась, и она взглянула на него. Она удивилась, что так хорошо, даже слишком хорошо владевший собой граф побледнел.
– Ты уверен, совершенно уверен? – Резкий тон графа заставил брата отступить на шаг. – Это не болтовня какого-нибудь пьяного матроса?
– Нет, Саттон, клянусь, они уверены в этом. Нам вдвойне повезло – в том, что судно найдено, и в том, что найдено одним из наших, ну, наших с Твидом кораблей, поэтому нам не придется выплачивать вознаграждение за спасение. И большая часть груза на месте, как я узнал из надежного источника. Чай и шелка, конечно, сгнили, но остальное…
– Что могло сохраниться, так долго пролежав на дне? – задала вполне разумный вопрос графиня.
Граф не обратил на эту реплику внимания или же так был взволнован, что просто не слышал ее.
– Где они нашли его, когда и как?
– По-видимому, разбитый корабль сдвинулся с места, и его отнесло в лагуну у Фар-Пойнта, где корабли обычно пережидают штормы и тайфуны. Я думаю, «Храбрая милашка» обреталась там, когда затонула… Конечно, мы никогда не узнаем, как именно произошла эта беда.
– Разве мы с самого начала не искали ее там? Я думал, в поисках ее мы прочесали все острова. – Тон графа был так суров, что Лорен почти испугалась, но его брат оказался более мужественным, чем можно было предположить, судя по его легкомысленному виду. Казалось, этот допрос не смутил его.
– Конечно, но разбитый корабль вынесло на берег уже после того. Один из кораблей вашего с виконтом флота остановился, чтобы набрать пресной воды, и они увидели обломки, что и заставило их осмотреть берег. Один шторм отобрал у нас судно, а другой вернул его нам. Но без команды, конечно, бедняги они несчастные. – Картер содрогнулся.
Граф все еще оставался мрачным.
– И они забрали груз? То, что сохранилось?
– О да, корабль, на котором он находится, должен прийти в Ярмут через несколько дней, а затем его переправят в Скенгнесс. Там ты увидишь все своими глазами, Фома неверующий, – усмехнулся младший брат.
Губы Саттона растянулись в улыбке, но в ней не было радости.
– Не будем вмешивать сюда теологию, Картер. Сомневаюсь, что к кому-либо из нас подходит это сравнение.
Десятки вопросов готовы были сорваться с губ Лорен, но она крепко сжимала их. В другое время, говорила она себе, в другое время. Она была здесь чужой. Граф явно не был расположен, обсуждать это дело в присутствии кого попало.
Однако графиня не сдавалась.
– Как романтично! Судно утонуло, и его снова находят, – вкрадчиво произнесла она. – Так какие, вы говорите, ценности были в этом грузе?
И снова никто, казалось, не посчитал нужным просветить ее. Картер лишь бегло улыбнулся ей и сразу же повернулся к брату.
– Когда он прибудет, тогда… тогда я поверю в это.
– Мы подняли со дна моря наше богатство, которое считали утерянным, Саттон, так неужели тебя это нисколько не радует? – Картер взмахнул бокалом, едва не облив вином их обоих.
– Мы провели весь день в дороге. Позволь нам отдохнуть и переодеться. Тогда, возможно, мы будем более расположены, заняться пустыми разговорами, Картер, – все еще холодным тоном ответил Саттон. – А что касается иллюзорных кораблей-призраков, – то когда я увижу его, вернее, когда я дотронусь до него, тогда, как я уже сказал, я это отпраздную.
Он направился к лестнице, оставив брата явно разочарованным. Лорен последовала за ним.
Уходя, она услышала, как графиня утешающе говорила Картеру:
– Не печалься, дорогой, расскажи мне об этом удивительном корабле и сокровищах, находящихся на нем, а? Я так люблю сокровища.
Она еще слышала ее голос, поднимаясь по лестнице на верхний этаж, где коридоры тоже были широкими, но не такими, как просторные коридоры внизу. Здесь граф показал Лорен большую комнату, в которую уже внесли, ее дорожный саквояж и шляпные коробки и где горничная ожидала ее распоряжений.
– Полагаю, мне надо спуститься и посмотреть, кто это веселится в моем доме без моего приглашения, – сказал он ей с по-прежнему мрачным видом.
Лорен показалось, что в его словах слышался вопрос, и она по-своему ответила на него:
– Я переоденусь и буду, готова быстро, как только смогу, милорд.
Она заметила явное одобрение в его взгляде.
– Если вы не слишком устали, мне будет очень приятно ваше присутствие рядом со мной, – сказал он. – Дайте мне знать, когда будете готовы.
Зардевшись от сознания, что ему не все равно, будет ли она рядом с ним или нет, Лорен поклялась, что не заставит его ждать. С другой стороны, еще более важным было то, чтобы она хорошо выглядела, особенно теперь, когда видела потрясающую красоту графини.
Лорен подготовила себя к тому, что довольно скоро она надоест графу. Но теперь, когда она видела его и начинала открывать для себя, его достоинства, ей не хотелось, чтобы это произошло слишком скоро!
Уходя, он кивнул ей, и она присела в грациозном реверансе. Как только за ним закрылась дверь, она обратилась к горничной:
– Мы должны поспешить! В кувшине есть вода?
– Да, мэм, – ответила служанка. Это была приятная молодая женщина, Лорен была довольна тем, как она, когда Лорен сняла накидку, быстро и умело расстегнула пуговицы на спине ее дорожного костюма. Поэтому Лорен сумела переодеться намного быстрее, чем сделала бы это самостоятельно.
Она смыла дорожную пыль, распустила и расчесала волосы, решив как можно лучше уложить их. Она не обладала черными до синевы волосами, как графиня, у Лорен были светлые, рыжевато-золотистые волосы, и они выглядели очень красиво, когда были распущены… но она не решилась.
Нет, для этого она не настолько юна, вздохнула Лорен, чтобы явиться в образе девы, только что начавшей выезжать в свет. Она велела горничной, которую звали Молли, собрать волосы в свободный узел, чтобы прическа не была такой строгой. С собранными на затылке золотистыми локонами она меньше походила на строгую гувернантку. Мягкие линии прически делали ее, как она надеялась, более привлекательной и соблазнительной.
А когда горничная расправила складки одного из ее новых платьев и помогла Лорен надеть его, та пришла в восторг от легкости шелка, с наслаждением чувствуя прикосновение его к своему телу там, где не мешали легкий корсет и сорочка.
Это розово-бежевое платье, оттеняя белизну ее кожи, создавало у Лорен жизнерадостное настроение. Одеваться с помощью горничной было намного проще и быстрее. Она посмотрела на себя в высокое зеркало. Нельзя сказать, что она осталась недовольной.
– Молли, ты знаешь, кто там, внизу? – спросила она.
– О, несколько друзей мистера Элтона-младшего, очень лихие молодые люди, – сказала ей горничная, помогая натянуть белые лайковые перчатки. – Несколько соседей его милости. И еще друзья его милости из Лондона, у некоторых есть титул, у других нет.
– Полагаю, там есть и леди? – не удержавшись, спросила Лорен.
– О да, мэм, – сказала Молли. – И на этих леди стоит посмотреть, на них яркие платья, и к тому же некоторые настоящие красавицы, – с благоговением заметила она.
У Лорен упало сердце.
– Понятно.
– Но не беспокойтесь, вы ничуть не хуже любой из них, мэм, – сказала Молли. Она склонила голову набок, глядя на отражение Лорен в зеркале. – И больше того, в этом платье ваши глаза кажутся еще красивее.
Лорен грустно улыбнулась. Она не должна быть такой трусихой! Сидеть здесь, и набираться храбрости от заверений служанки было жалкой попыткой. Но она почувствовала себя лучше.
– Спасибо, – сказала она Молли. – И благодарю за помощь.
Молли удивленно посмотрела на нее.
– Всегда с удовольствием, мэм. Надеюсь, вы пробудете здесь дольше, чем последняя… э-э…
– Чем последняя приятельница графа? – спокойно подсказала ей Лорен.
Избегая ее взгляда, Молли, складывая мокрое полотенце, отвела глаза.
– Да, мэм.
– Да, – пробормотала Лорен. Ее план был не совсем таков, но она еще посмотрит, что будет дальше, не правда ли? Нет сомнения в том, что она тоже надоест графу. И ей страшно хотелось узнать, почему он прогнал свою последнюю любовницу, но она понимала, что не обо всем можно было сплетничать со слугами. И она не могла заставить себя задать Молли такой нескромный вопрос.
– Ты не скажешь графу, что я готова? – попросила она горничную.
Молли присела.
– Я скажу Бокселу, мэм, – сказала Молли. – Он не позволит мне самой сказать об этом графу, но он передаст ваши слова.
Лорен благодарно кивнула и осторожно, чтобы не помять красивое новое платье, села на краешек кресла.
Через пару минут кто-то тихо постучал в ее дверь. Она встала, чтобы открыть ее, и увидела стоявшего перед дверью графа.
Минуту они молча смотрели друг на друга, затем он улыбнулся.
– Вы потрясающе выглядите, – сказал он. – Этот цвет вам очень идет.
Покраснев, она горячо, хотя и мысленно, поблагодарила лондонскую модистку.
– Благодарю, – тихо сказала она.
– Тогда идемте, – предложил он ей руку.
У него действительно были прекрасные манеры, подумала Лорен с улыбкой, опираясь на его руку. Он никогда не заставлял ее чувствовать себя так, как будто она была той, какой действительно и была… содержанкой, его наемной любовницей… И это делало ему честь.
Вот так они и спустились вниз, и подошли к двери гостиной.
Маркус почувствовал, как напряглась ее рука. Неужели она боится показаться этой толпе? Если бы она знала их, ее вполне можно было бы понять, подумал он по-прежнему с мрачным юмором. Если их пригласил Картер, то это пестрое сборище. А он надеялся, что этот большой дом будет в полном их с Лорен распоряжении. Он действительно не имел желания быть любезным хозяином, предоставлявшим развлечения и уделявшим все внимание гостям, заполнившим дом. Какого черта Картер собрал этих людей? Эти слухи о «Храброй милашке», вероятно, окажутся пустой болтовней, лишь воздушными пузырями, образовавшимися над неспокойными волнами воображения, иллюзией желаемого.
Маркусу хотелось сразу же, как только они приехали, уложить Лорен в постель. Он особенно желал ее после того, как увидел, как очаровательно она выглядела за столом в гостинице в своем сине-зеленом костюме, когда в неярком свете свечей ее глаза казались бездонными и чистыми, как отсветы заката в огромном небе над Болотами. Золотистые волосы светились, и казалось, что в комнату, опираясь на его руку, вошла грациозная красавица.
Он отрицательно покачал головой, когда ожидавший у дверей лакей приготовился объявить их появление, он не хотел этого. Если его собственные гости не знали его, то они не принадлежали к кругу его друзей, а если они не знали имени его новой возлюбленной, – тем лучше. Он предпочел бы сохранить ее для себя, так, как держал бы в руках хороший расклад карт и прижимал их к груди, чтобы никто из игравших не мог взглянуть на них.
Конечно, многие, черт бы их побрал, все равно повернули головы. И, бросив взгляд, на утонченную красоту миссис Смит, продолжали смотреть на нее, не отрывая глаз.
Подошел Картер с прижавшейся к нему графиней.
– Вот, наконец, и вы.
– Ты должен избавиться от этой неутолимой жажды быть рядом со мной, братец, – сказал Маркус своему родственнику.
– Ты знаешь, дело не в этом. Только… – покраснел Картер.
– И не обсуждать личные дела в присутствии гостей, – поспешил предупредить его граф. – Это было бы в высшей степени невежливо.
– Ладно, если ты этого хочешь. – Картера расстроил этот запрет. – Но…
– Я говорю серьезно, – предупредил Маркус. – Из-за тебя возникнут слухи, которые вызовут колебание акций нашей компании на бирже.
– Да не будет этого, – возразил его брат, но, говоря это, он с виноватым видом опустил глаза.
– Вы ему не разрешите объяснить, что это за корабль с сокровищами? – вмешалась в этот момент графиня, и несколько человек, стоявших неподалеку, повернулись в их сторону.
– Картер! – еще более суровым тоном произнес граф.
– Я не хотел этого! – запротестовал его брат. – Разве ты не знаешь, как она умеет уговорить человека?
– Он знает. – Графиня мило улыбнулась и кивнула в сторону большой ниши, где расположились почти невидимые музыканты. – У нас здесь музыка и танцы. Если вы, Маркус, ради старой дружбы пригласите меня на танец, вы бы мне все рассказали, не правда ли?
Лорен, чувствуя себя ничтожнее полевой мыши, на которую не обращали внимания во время этого разговора, ощутила, как у нее пересохло во рту. Если графиня воспользуется властью своих прекрасных карих глаз и посмотрит на мужчину, кто устоит перед ней?
Однако появилась надежда.
– Благодарю вас, нет, – решительно ответил граф. – Я обещал танцевать с миссис Смит. И я уверен, что мой брат будет в отчаянии, если вы лишите его вашего общества.
– Именно так, – поспешил подтвердить Картер под тяжелым взглядом брата. – Если вы мне позволите.
Графиня восприняла все спокойно. Она взяла руку Картера и повела его в середину комнаты.
– Вам не обязательно танцевать, если только вы сами этого не желаете, – тихо сказала Лорен, когда граф тоже повел ее в танцевальный круг.
– Я очень хочу танцевать с вами, миссис Смит, – ровным тоном сказал он. – Вы не против танцев?
– Нет-нет, – сразу же заволновалась она. – То есть я только подумала…
Вместо того чтобы, как полагалось, ей встать в ряд женщин, а ему в ряд мужчин, он притянул ее к себе, взял ее руку и другой рукой обнял за талию.
Она с ужасом поняла, что это, должно быть, был самый неприличный и фривольный из всех танцев – вальс.
Он, видимо, заметил ее смущение и поднял брови.
Не повышая голоса, она сказала:
– Я танцевала этот танец всего лишь несколько раз и никогда в обществе.
Она подумала, что, вероятно, побледнела. Она слышала, как бьется ее сердце – он был настоящим мужчиной, – чувствовала тепло его руки, лежавшей на ее талии, и его неповторимый мужской запах, и все это волновало ее, и она остро ощущала его близость…
Но они должны были танцевать, и, конечно, все смотрели на них…
Что, если она собьется с такта на глазах всех его гостей? Он рассердится, а она будет унижена!
– Не беспокойтесь, это не так уж трудно, – ответил он ей, тоже не повышая голоса. – Просто глубоко вздохните и слушайтесь меня.
Зазвучала музыка, и начался танец. Обнимая ее за талию и крепко держа ее руку, он вел Лорен, и, подчиняясь ему и ритмичной мелодии, она обнаружила, что не так уж безнадежна, как боялась. Лежавшая на ее талии рука своим уверенным нажатием подсказывала ей, когда повернуться, когда сделать шаг назад или вперед. С его помощью она быстро уловила ритм танца. Скоро она перестала, и думать об этом; она просто отдавалась танцу и кружилась по залу с графом, который был удивительно легок на ногу, несмотря на свой высокий рост.
Ей казалось, что она почти летает над полом, и она забыла о своих опасениях опозорить себя или его и лишь наслаждалась грациозными и ритмичными движениями.
Когда музыка умолкла, она почувствовала явное разочарование. Граф еще раз крутанул ее, и они остановились.
Граф посмотрел в ее сияющие глаза. Губы ее были приоткрыты, и ему так сильно захотелось поцеловать ее, что он испытал физическую боль оттого, что ему приходилось сдерживать себя. Он вдруг понял, что она что-то говорит ему.
– Вы прекрасно танцуете, – улыбнулась она ему. – Я благодарна вам за то, что так хорошо вели меня в моем первом танце, милорд.
– Всегда рад танцевать с вами, моя дорогая, – сказал он. – Вы очень хорошо танцуете. Я получил удовольствие.
Он подумал обо всем том, чему он хотел научить ее в первый раз, или почти в первый раз, как могло оказаться. Ему не терпелось это узнать! И как долго еще продлится этот проклятый вечер? Когда он сможет отослать этих шумных гостей в их комнаты?
С большой неохотой, отпустив ее, он приложил платок к своему влажному лбу и понял, что его утомил не танец.
Следующим танцем был контрданс, и им пришлось выполнять некоторые фигуры отдельно – Лорен в ряду леди, Маркус в ряду джентльменов. Лорен, танцевавшая в нескольких шагах от него, улыбалась ему, и он улыбался в ответ, забывая подать руку даме, которую должен был покружить.
Танец продолжался, и Маркусу стоило больших усилий вспомнить следующие шаги. В это было трудно поверить, потому что он всегда прекрасно танцевал. Но в этот вечер он не испытывал желания танцевать какой-либо другой танец, кроме того единственного, в котором два обнаженных тела сливаются в восхитительном соитии. От этих мыслей его тело охватывал жар, а он снова должен был бороться с собой, Сколько еще могут длиться эти мучения?
Что за одержимость, думал он. Сколько времени прошло с тех пор, как он испытывал такие чувства к женщине? Были ли когда-нибудь так сильны его ощущения? В одном он был уверен – если он как можно скорее не останется с ней наедине… Ему не следовало спускаться в гостиную. Надо было бы сделать так, чтобы гости думали, что его нет в доме. Никто, вероятно, не узнал бы о его приезде… если бы он велел Картеру молчать, – жаль, что тот не умел хранить секреты!
И, как будто услышав его мысли, его брат возник перед ним, едва окончился танец, и снова с ним была графиня, и они оба, как и всегда, были очень веселы.
– А теперь я могу иметь удовольствие пригласить леди на танец? – спросил Картер. Маркус сердито взглянул на брата, и, должно быть, этот взгляд был убийственным, ибо тот попятился. Но он отступил лишь на шаг и, понизив голос, продолжал: – Но послушай, старина, начнутся разговоры, если ты не позволишь ей танцевать и говорить с другими. Ты не можешь держать ее при себе весь вечер, как будто посадил ее в золотую клетку. Разве ты не понимаешь, они станут говорить, что ты сумасшедший?
Граф сжал челюсти, собираясь возразить, но, зная, что Картер если что-нибудь и усвоил, то только правила светского общения, промолчал. Он не хотел, чтобы она стала предметом обсуждения. О ней и так уже говорили, просто потому, что она оказалась здесь.
Поэтому против желания он кивнул, когда его дама решительно сказала:
– Буду счастлива, принять ваше приглашение, мистер Элтон.
– Рад это слышать, – сказал Картер, предлагая ей руку. И они вместе направились к танцующим.
Маркус смотрел им вслед, не подозревая, каким мрачным он выглядит. Был момент, когда он едва не впал в обморочное состояние – ему показалось, что музыканты начали играть вальс. Он убил бы Картера, если бы тот так скоро заказал второй вальс! Если брат дотронется до ее талии и прижмет к себе, он умрет!
Нет, нет, это не та мелодия, это всего лишь контрданс.
Граф облегченно вздохнул. Графиня наблюдала за ним.
– А вы не собираетесь пригласить меня, Маркус? Мы тоже можем быть хорошими партнерами, вы должны помнить!
– Только не сейчас, простите меня. Я еще должен кое-что сделать, – рассеянно сказал он. И, не обращая внимания на то, что теперь нахмурилась она, он поспешно ушел. Он хотел предупредить музыкантов, чтобы они ни в коем случае, до получения его следующего распоряжения, не играли вальс!
Лорен обнаружила, что Картер тоже хорошо танцует, хотя и подозревала, что он, возможно, не так силен в роли ведущего, как его старший брат. Он тоже был легок на ногу, а в танцах, где партнеры стояли рядами друг против друга, она уже знала, что делать. Только один раз при незнакомой ей фигуре ей пришлось повторить её вслед за стоявшей впереди дамой и таким образом избежать ошибки.
После двух танцев он отвел ее, как и положено, к ее первому партнеру, графу. Саттон стоял на том же месте, где они оставили его, и, к удивлению и тайной радости Лорен, ни с кем не танцевал.
Но они больше и вместе не танцевали, а стояли в стороне, болтая с гостями. Лорен познакомилась с соседями графа и, насколько это было возможно, давала уклончивые ответы на вопросы, которые они задавали, пытаясь скрыть любопытство.
– Вы ведь не из Болот, как я понимаю, – заметила одна матрона. – У вас акцент не такой, как если бы вы были из Южной Англии.
– Нет, – соглашалась Лорен, пробуя вино, которое подал ей слуга.
Матрона с жадным любопытством ждала ответа, но Лорен только мило улыбалась, ничего ей не сообщая.
– Но и непохоже, что вы уроженка Лондона, – решительно вмешалась вторая леди, – и, в противоположность другим… э-э… предыдущим гостьям графа, вы говорите как урожденная леди.
При этих, словах глаза Лорен сузились, но она сделала еще глоток вина, надеясь, что вовремя наклонила голову, чтобы они не заметили выражения ее лица. Отрицание только вызвало бы лишние вопросы.
– Почему бы мне так не говорить?
Это поставило, окружавших ее любопытных дам в затруднительное положение; граф стоял слишком близко, чтобы они решились нагрубить его теперешней «гостье».
Кто, кроме графа, так пренебрежительно относящегося к правилам этикета, пригласил бы одновременно и своих куртизанок, и своих соседей? Нет, на этот раз такая идея принадлежала Картеру, убеждала себя Лорен.
– Я нахожу Болота загадочными, – добавила она. – Я никогда раньше не бывала в этих краях. Каналы уже не вызывают наводнения? Если это так, то это большое благо для вас.
Она уже знала ответ из рассказов графа, но это был удобный повод перевести разговор на другую тему и больше не обсуждать ее саму. Она чувствовала себя одиноким зернышком, окруженным стаей голодных остроклювых кур.
– О, слава Богу, – сказала первая соседка. – Если бы вы были здесь прошлой весной! Я уж несколько раз думала, не забраться ли мне на крышу собственного дома. – Она рассказала душераздирающую историю о том, какие ужасы пережили она и ее семья, а затем оказалось, что и у других женщин было что рассказать.
– Это еще ничего. Были бы вы в нашем доме… – заговорила пожилая женщина, для убедительности размахивая веером.
Лорен внимательно слушала и в нужное время вставляла нужные замечания, радуясь, что по крайней мере на несколько минут отвлекла их от своей персоны.
Казалось, время тянулось страшно медленно, и Лорен чувствовала, как она устала от долгого путешествия в карете и даже от этого вечера – разве ей нужны были подобные развлечения? Этот вечер отнимал у нее не меньше сил и энергии, чем длинная дорога. Любопытные взгляды женщин, иногда откровенно похотливые взгляды мужчин – все это она стойко выдержала, стараясь не краснеть, и радовалась, что весь вечер граф не отходил от нее.
Наконец появился дворецкий и объявил, что в столовой подан легкий ужин. Музыка смолкла, и толпа гостей хлынула в холл. Картер, конечно, вернулся и уговорил брата за ужином отвести ему место рядом с собой, и, к тайной досаде Лорен, дамой Картера оказалась вездесущая графиня, которая, казалось, все еще старалась привлечь к себе внимание графа, а не Картера, видимо, считая его лишь вторым из избранных.
Ужин был накрыт на длинном, стоявшем недалеко от стены столе, и каждый, прежде чем сесть за большой стол, мог подойти и выбрать то, что хотел; выбор был потрясающий. Она набрала на свою тарелку мяса, салатов и восхитительных десертов – маленьких пирожных и желе по-итальянски, затем вернулась к столу, намереваясь сесть рядом с графом.
Он стоял, ожидая, когда она сядет, но в этот момент вошел слуга и что-то тихо сказал ему на ухо.
– Пожалуйста, извините меня, я сейчас вернусь, – сказал он, поклонился и вышел из-за стола.
– Конечно, – сказала она, когда он уходил. Картера не было видно, вероятно, он еще выбирал еду, и Лорен оказалась наедине с графиней.
– Кажется, вы совершенно обворожили графа. Поздравляю вас, миссис Смит, – сказала графиня, блеснув ослепительной улыбкой.
Лорен посмотрела графине в глаза.
– По-моему, это вам самой хотелось бы обворожить его, – вежливо заметила она.
– Ну конечно, – ответила, не задумываясь, графиня, все еще улыбаясь. – Граф красивый мужчина… и богатый. Оба качества весьма привлекательны, не правда ли?
Ее откровенность обезоруживала.
– Полагаю, это так, – согласилась Лорен с невольной улыбкой. – Но в нем есть и другое.
– О да, он великолепный любовник. – Графиня слизнула с пальца каплю масла, и на минуту задержала кончик языка на губах.
Лорен почувствовала, что краснеет.
– Я… – Она не могла подобрать нужные слова.
– А-а, вы еще не занимались l'amour? Вы получите огромное удовольствие. Он знает, как угодить женщине. – Графиня вздохнула. – Не многие мужчины способны на это. Но кажется, на этот раз мне придется найти другого любовника. Pauvre moi!
Лорен обнаружила, что сидит с открытым ртом, и поспешила закрыть его. Может быть, графиня хитрила, но, подумала Лорен, она не двулична, просто немного сумасбродна.
– Да, – пробормотала она. Поскольку она не собиралась уступать графа другой женщине, то – да, графине надо поискать в другом месте.
Она не была уверена, что графиня слышала ее, но когда она снова подняла глаза и увидела полный иронии взгляд графини, она подумала, что они поняли друг друга.
– Я хочу предупредить вас об одном, дорогая, – сказала графиня.
– О чем? – с тревогой спросила Лорен.
– Имея с ним дело, лучше быть с ним честной. Он не потерпит лжи. – Графиня серьезно смотрела на нее и как будто была искренна.
– О-о… – сказала Лорен, не сразу осмелившись посмотреть ей в глаза. Здесь она была под чужим именем, как же ей ответить? – Я буду помнить об этом.
Когда объявили, что ужин подан, граф по озабоченному выражению на лице Паркера понял, что не следует ожидать многого. И увидев, что предлагалось гостям, поморщился. Должно быть, Картер не уделил особого внимания повару, выбор был довольно скромный. И это при репутации Саттона как гостеприимного хозяина! Но он уже ничего не мог поделать. Разве что при первом удобном случае, схватить, своего чертова братца за воротник, и трясти, пока не захрустят его кости!
Однако ужин займет какое-то время, этот проклятый вечер, казалось, никогда не кончится, а ему не терпелось умыкнуть свою женщину наверх, раздеть ее и…
Он неслышно застонал и попытался отогнать эти непристойные и удивительно приятные мысли.
Подошел лакей и тихо сказал ему:
– Прибыл виконт Твид, милорд, и желает поговорить с вами, прежде чем присоединиться к гостям.
Сейчас у него не было выхода. Маркус извинился перед своей дамой и быстрым шагом направился в холл.
Виконт ожидал его в дверях, его забрызганные грязью сапоги говорили о том, как он спешил сюда.
– Значит, это правда? – спросил Маркус, не дав заговорить новоприбывшему гостю.
Твид был лет на десять старше Маркуса. Сжатые челюсти выдавали его возбуждение. Он кивнул.
– Это она, «Храбрая милашка», это верно. Они даже нашли несколько кусков обшивки, на которых сохранились буквы ее названия. И у нас есть груз или, по крайней мере, его самая ценная часть, на вид она не тронута и не повреждена, теперь он стоит даже больше, чем тогда, когда пошел ко дну восемь лет назад. Мы осмотрим его, когда он прибудет в Ярмут.
Они холодно смотрели друг на друга. Граф молчал, теряясь в догадках. Но виконт не был расположен, ждать, когда тот разберется со своими мыслями.
– Так что, черт побери, нам сейчас делать? – потребовал ответа Твид.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обворожить графа - Берд Николь



Накакого ''обворожения'' , скучно.
Обворожить графа - Берд НикольЛЕНА
7.08.2013, 21.57





Да, Граф сам "обворожился"..
Обворожить графа - Берд НикольМилена
5.10.2014, 20.15





Не шедевр! Как -то нудно
Обворожить графа - Берд НикольЭля
26.04.2015, 7.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100