Читать онлайн Обворожить графа, автора - Берд Николь, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обворожить графа - Берд Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обворожить графа - Берд Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обворожить графа - Берд Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Николь

Обворожить графа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

– Лорен! – разгневанно воскликнул сквайр Харрис. – Ты и в самом деле здесь. И с этим человеком! Я боялся этого, но мне трудно было в это поверить.
Граф повернулся и сделал знак служанке и вошедшему вслед за нежданным гостем лакею:
– Вы можете уйти.
Друг за другом они вышли из комнаты, только служанка с явным любопытством оглянулась на них. Затем лакей закрыл за собой дверь.
Лорен приподнялась со стула, но тут же снова села, ухватившись за него. У нее подгибались колени, и она подумала, что с ней может случиться обморок, а этого за всю ее жизнь не случалось.
– Почему… как…
– Как я нашел тебя? Ты еще можешь об этом спрашивать, дитя! Уехала, не сказав ни слова своей родной семье. Можешь мне поверить, твои сестры насмерть перепугались!
– Но я оставила Офелии записку! – попыталась возразить Лорен.
– Она не получила ни слова, уверяю тебя, – возмутился сквайр.
– Но я оставила, я отдала записку ее дочери, чтобы она передала ее матери, – дрожащим голосом настаивала Лорен. – О Боже, она, должно быть, потеряла ее. Мне так жаль, что я заставила вас всех волноваться. Мне следовало написать… я просто не подумала…
Она подумала о другом. О том, какая она эгоистичная и несуразная женщина.
– Как же вы догадались, что ваша невестка находится здесь? – спокойно спросил Маркус.
Сквайр повернулся к нему, и выражение его лица изменилось.
– Я случайно встретился с человеком, с которым мы с вами, Саттон, играли в карты. Он сказал, что потом он побывал в вашем имении, когда вы представляли свою новую фаворитку, женщину с белой кожей, золотисто-рыжими волосами, очень красивую. Описание уж слишком, похоже.
Старик сделал глубокий вдох, как будто с огромным трудом сдерживал себя. Он достал из внутреннего кармана пачку бумаг и с силой швырнул ее на стол.
– А когда я получил от вашего человека документы на мое имение… – Он мрачно свел брови. – Не знаю, за кого вы меня принимаете, Саттон, но я не слабоумный! Какую дьявольскую сделку вы убедили заключить мою невинную невестку из-за ошибки, которую совершил только я один!
– Нет-нет, – вмешалась Лорен. – Вы неправильно поняли!
– Конечно, нет, – почти одновременно с ней произнес Маркус. Возникшая пауза позволила сквайру снова с бычьим упрямством и с единственной мыслью в голове пойти в наступление.
– Я не стану стоять в стороне и смотреть, как вы губите ее доброе имя. Я приехал сюда, чтобы вырвать ее из-под вашего влияния и вернуть ее отцу-калеке, которому здоровье не позволяет встретиться с вами самому и ради спасения ее чести вызвать вас на дуэль, Саттон!
– Нет. Нет, вы не сделаете этого! – Лорен подумала, что умрет, прямо здесь и сейчас. Она ведь хотела только помочь свекру, а не окончательно уничтожить его! Если он убьет на дуэли Маркуса, он попадет в тюрьму или его повесят, а Маркус, о Боже, Маркус умрет. А если будет убит сквайр, приговорят Маркуса, и смерть сквайра останется на ее совести, на всю жизнь. Как можно с этим жить?
– Сквайр Харрис, вы должны меня выслушать, – сказал Маркус в ответ на гневный взгляд старика. – Вы слишком торопитесь делать выводы.
– Когда я застаю вас двоих наедине в укромном месте, какой иной вывод я могу сделать? – грозно спросил сквайр.
– Но они не одни! Кто сказал, что они оставались наедине? – послышался с порога голос с сильным французским акцентом. – И кто этот грубый и шумный человек?
Лорен вскочила. Во время жаркого спора она не заметила, как открылась дверь. Она повернулась к двери, как и мужчины, и увидела графиню, одетую, как всегда, с европейской элегантностью, которая стояла в дверях и смотрела на сквайра так, как будто он был крестьянином, вывалявшимся в амбаре в соломе. На Лорен накатила волна истерического смеха, но она сумела сдержаться.
– Графиня, это мой свекор, сквайр Харрис. – Она обернулась. – Сквайр, это моя подруга, графиня д'Элей.
– И ваша милая невестка не была здесь одна, нет. Разве я плохая дуэнья? Разве я не была в имении графа вместе с ней? Как можно слушать грязные сплетни, когда в них нет и капли правды? – Графиня посмотрела поверх своего удлиненного изящного носа на сквайра, который, казалось, смутился. Если страстная речь графини не совсем убедила его, то, по крайней мере, он перестал кричать. Лорен с благодарностью взглянула на графиню.
Маркус, воспользовавшись паузой в потоке обвинений старика, вмешался:
– Как я уже пытался сказать вам, сквайр, у вас нет повода поднимать шум, и вам не следует подозревать меня в гнусных намерениях. Я отослал вам документы, которые не представляли для меня никакого интереса, потому что, едва ли я мог принять вашу собственность, когда скоро мы будем родственниками.
– Что? – изумленно посмотрел на него сквайр Харрис. Что было весьма кстати, поскольку и Лорен смотрела на него широко раскрытыми глазами, надеясь, что ее свекор не заметит ее изумления.
– Я надеюсь убедить миссис Харрис принять мое предложение выйти за меня замуж, – спокойным тоном закончил Маркус.
– Вы рассчитываете, что я поверю в эту чепуху? – покраснев от возмущения, спросил сквайр. – Я уже сказал вам, что я не дурак!
Лорен вскочила на ноги.
– О, как вы можете!
Потирая скулу, свекор взглянул на нее.
– Вы не должны так оскорблять ее! – вмешалась графиня. – Почему Саттон не может попросить ее выйти за него замуж? Почему в это невозможно поверить?
– Я только имел в виду различие в положении и состоянии, вот и все. Конечно, Лорен милая и добрая, но… но…
Графиня презрительно сморщила нос, а Лорен отвернулась, закрыв лицо руками. В отчаянии она думала, что ей следовало бы послать обоих мужчин к дьяволу!
– Лорен… – сказал граф.
Она покачала головой и подошла к окну, хотя смотрела в него невидящими глазами.
– Я думаю, – услышала она слова графа, обращенные к сквайру, – что мы продолжим этот разговор в моем кабинете.
– Ладно, – проворчал сквайр. – А с тобой я еще поговорю, моя дорогая, – сказал он ей.
Она знала, что он имел в виду, и представила сцену, в которой ее свекор будет выглядеть так же неуклюже, как слон в посудной лавке.
Когда она услышала, как они вышли из комнаты и закрыли за собой дверь, она глубоко вздохнула и, наконец, отошла от окна. Графиня сидела за столом и ела холодную ветчину.
– Приказать подать горячего чаю? – спросила Лорен. – Вы так благородно поступили, графиня. Чем я могу отблагодарить вас?
– Ах, non, – отмахнулась графиня. – Какой шумный человек ваш свекор. Он бьет вас?
– Нет-нет, – ответила Лорен с несколько истерическим смешком и снова села. Неожиданно у нее ослабели колени. – Он просто… пытается, чтобы все было согласно его представлениям о морали – правильно. Я не хотела, чтобы они тревожились. Я действительно оставила записку. Не знаю, куда она исчезла. И мне следовало бы написать сразу же после отъезда. Но я знала, что произойдет, когда они узнают, где я нахожусь.
И так именно и произошло, подумала она. И, несмотря на то, что граф выдал эту невозможную ложь, неужели сквайр поверит во всю эту неправдоподобную историю? Сравнение реальности с иллюзией причинило ей острую боль.
Она поднесла руку ко лбу.
– По-моему, я должна пожелать вам счастья? – сказала графиня.
Лорен посмотрела на нее. Не смеялась ли над ней графиня? Но, конечно же, она не была настолько жестокой, чтобы насмешничать в такой момент.
– Мне надо подняться наверх, – тихо сказала Лорен. – Пожалуйста, извините меня. – И выбежала из комнаты.
В кабинете мужчины все еще стояли друг против друга, поскольку сквайр отказался от предложения хозяина дома сесть в кресло и по-прежнему мрачно сверлил графа глазами.
– Если вы думаете, что я поверю в ваше неожиданное и вызванное обстоятельствами предложение о браке, к тому же сделанное человеком, имеющим репутацию одного из самых распутных повес Лондона…
Маркус глубоко вздохнул. Он не мог, как бы ему этого ни хотелось, влепить пощечину покрасневшему от гнева сквайру.
Он был старше и имел законное основание для своего недовольства; он пытался защитить Лорен, даже если делал это в такой грубой манере.
– Иногда репутации бывают ложными, – сдержанно заметил Маркус. – Я буду хорошим мужем, даю вам слово. И полагаю, вы позволите Лорен самой решать свою судьбу.
– Как будто вы делаете это предложение серьезно. – Сквайр презрительно фыркнул. – Вы так легко не отделаетесь, милорд. Я намерен поступить так, как задумал. Я приехал сюда, чтобы вызвать вас на дуэль.
Маркус снова напомнил себе, что должен сохранять спокойствие. Предположение сквайра, что он лжет, делая предложение, выводило его из себя. И он сожалел, что был вынужден сделать предложение в неподходящий момент, заранее не подготовив Лорен к этому. Прошлой ночью он раздумывал, как постепенно привести ее к мысли о браке, и самым лучшим моментом для этого была бы такая же вспышка их страсти.
Возможно, он просто боялся, что она откажет ему… Он повернулся к не утратившему своих подозрений сквайру.
– Называйте меня как вам угодно, – сказал ему Маркус. – Я просто не приму вашего вызова. – Он подошел к письменному столу и, выдвинув ящик, достал какие-то бумаги.
– Вот. – Он жестом предложил сквайру подойти поближе и посмотреть.
Харрис подошел, наклонился и, прищурившись, стал разбирать отпечатанный текст и вписанные имена.
– Но это… это… – попытался сказать он…
– Да, это особое разрешение, – подсказал Маркус. – Я получил его, когда ездил в Лондон, мы с Лорен можем пожениться, как только она примет мое предложение. Эти разрешения недешевы, и едва ли я приложил бы столько усилий и обращался к епископу, если бы не относился к этому с полной ответственностью.
У сквайра, казалось, истощился запас обвинений. Он тяжело опустился в кресло.
– Я думаю… Да, я поражаюсь, как я мог так ошибаться.
– Сожалею, что у меня такая плохая репутация, – сказал ему Маркус, подходя к подносу у окна и наливая в бокал вина. – Полагаю, мне следовало бы интересоваться сплетнями и знать, как они искажают действительность. Раньше казалось, о них не стоило беспокоиться.
– А теперь? – спросил сквайр, наблюдая за ним испытующим взглядом.
– Теперь? – Маркус протянул ему бокал, и, слава Богу, старик взял его и, казалось, стал, наконец, склоняться к заключению перемирия. – Теперь мне придется думать о семье, и конечно, я буду осторожнее. – В случае если она примет мое предложение. Извините меня, сэр, мне следует сначала убедиться в этом!
Кивнув сквайру, он, как и собирался сделать с самого начала, быстро вышел и направился в столовую.
Но, к его разочарованию, он застал там только графиню, неторопливо заканчивающую завтрак. Она поднесла к губам чашку и поверх нее посмотрела на Маркуса.
– Если вы ищете свою предполагаемую невесту, посмотрите наверху, мой дорогой Саттон. Я бы отнеслась к предложению вступить в брак с несколько большей радостью.
Он поморщился. Неужели Лорен рассердилась? Ее обидело, что он не поговорил сначала с ней, наедине? Действительно, было неприлично делать предложение на людях… Предложения, как ему всегда говорили, очень важны для женщин. С тревожно бьющимся сердцем он взбежал по лестнице и поспешил в свою спальню. Дверь была закрыта, и он постучал.
Он услышал тихое «войдите» и, повернув ручку, вошел.
Она сидела, подобрав ноги, у камина, глядя на огонь, и не сразу повернулась к нему.
Неужели она и вправду сердилась… у него упало сердце. Он выдвинул низкий стул и сел буквально у ее ног, готовый, если ей этого хотелось, униженно просить извинения.
– Простите, что так получилось, – произнес он, беря ее руку. – Мне следовало сказать вам об этом заранее.
Она позволила ему взять ее руку и поднести к губам.
– Мы не ожидали, что мой разгневанный свекор ворвется в комнату, – сказала она, как будто это было всего лишь неудобством.
– И все же то, что я сказал, должно быть, потрясло всех.
– Да, в достаточной степени, – согласилась она; по ее тону было трудно понять ее, к тому же она избегала смотреть ему в глаза. – Как чувствует себя сквайр? Вы смогли успокоить его?
– Думаю, что да.
– Хорошо, – заметила она. – Значит, вы поступили умно, сказав это.
Он ждал, что она скажет что-то еще, но она молчала. Он сжал ее руку и прижал к своей щеке, решая, что он должен сделать, чтобы загладить свою вину.
– Да, это очень умная уловка, – продолжала она, покашливая. – Но рано или поздно он обязательно заметит…
Неожиданно он понял…
– Здесь нет никакой уловки! – Он приподнял ее подбородок и заставил посмотреть ему в лицо. И только тут он заметил слезы, блестевшие на ее ресницах. – Дорогая моя Лорен, неужели вы думаете, что я превращу в шутку такой важный вопрос, чтобы умиротворить кого-то?
Она опустила глаза, но не ответила.
– Я уже давно хотел попросить вас стать моей женой, но я боялся…
Она широко раскрыла глаза.
– Да, боялся, мне стыдно в этом признаться, но я боялся услышать ваш ответ. – Ему трудно было продолжать. – Мне было страшно, что вы можете уехать…
Она едва заметно улыбнулась.
– Будьте серьезны, Маркус. Сколько женщин отказывали вам, даже в менее значительных вещах?
– Ни одна из них не была вами, – просто ответил он. У нее перехватило дыхание.
– Но…, – начала она и замолчала. – До появления сквайра вы никогда не говорили об этом…
– Я уже сказал, я боялся рисковать. – Он на минуту закрыл глаза, а затем снова посмотрел на нее. – Должен ли я повести вас вниз и показать особое разрешение, которое показал сквайру?
– Вы уже получили его? – изумилась она.
– Конечно. Когда я ездил в Лондон, – объяснил он. – Это была одна из главных целей моей поездки.
– До появления сквайра? – почти неслышно повторила она, и ее глаза заблестели. – Так это не только моя честь…
– Не сомневайтесь, ваша честь мне очень дорога. Но я хочу, чтобы вы вся принадлежали мне. Вы, конечно, это уже знаете.
– У меня были свои опасения, – очень тихо сказала она. – Я тоже не была уверена, Маркус. Вы знали многих красивых женщин, очаровательных женщин, талантливых женщин…
Покачав головой, он прижал ее к себе и тихо повторил:
– И признаюсь, ни одна из них не была такой, как вы. Некоторое время они сидели, пользуясь возможностью побыть наедине. Лорен сидела тихо, положив голову ему на грудь. Затем он еще раз поцеловал ее и поставил на ноги.
– К сожалению, нам, вероятно, следует вернуться вниз.
– О Боже, конечно, – краснея, согласилась Лорен. – Сквайр Харрис подумает… Бог знает, что он подумает.
Она задержалась у зеркала, висевшего над столиком, чтобы убедиться, что ее платье и прическа в полном порядке, и они вышли из комнаты.
В столовой за поздним завтраком сидели сквайр и графиня и мирно беседовали.
Поэтому Маркус и Лорен снова сели за стол, им принесли свежий чай, и сквайр рассказал Лорен, как жили в ее отсутствие сестры.
– Как я понимаю, Офелия ставит новую пьесу. Не представляю, как ее муж викарий мирится с такой ерундой. – Сквайр, придерживавшийся старомодных взглядов, покачал головой. – Я считаю, у нее, и так хватает дел, особенно теперь, с ребенком и со всем прочим.
Лорен пожала плечами.
– Джайлз понимает, как важна для Офелии ее работа, – заметила она спокойным тоном. – К счастью.
Послышался стук в дверь: еще кто-то пришел?
Господи, какие еще незваные гости неожиданно явились к ним? Лорен взглянула на графа. Маркус повернул голову к двери, ожидая, когда вернется лакей. На этот раз он появился с серебряным подносом, на котором лежало письмо.
Кивнув, граф взял письмо и, извинившись перед своими гостями, сразу же вскрыл его.
Он нахмурился.
– Что-то случилось? – спросила Лорен.
– Письмо от полковника Свифта, – сказал Маркус. – Убит начальник порта. Я должен ехать в город.
– Я могу поехать с вами, – предложил сквайр. – Хотя я и намерен вскоре вернуться в Лондон, мне надо снять комнату в гостинице.
– Я бы предпочел, если вы не возражаете, чтобы вы оставались с дамами до моего возвращения. Мне будет спокойнее, когда кто-то побудет с ними. – Маркус с беспокойством посмотрел на них. – Недавно здесь произошел странный случай. Мне не хотелось бы оставлять их с одними слугами.
– Конечно, – ответил старик. – Буду рад помочь.
– Но где ваш брат? – спросила графиня, как будто только что заметила, что за столом не было Картера.
– Это еще одна моя забота, – помрачнев, ответил Маркус. Лорен взглянула на него и увидела, что он встревожен.
Когда он, извинившись, оставил их, она вышла следом за ним в холл.
– Можно я поеду с вами?
– Мне бы этого не хотелось, – тихо сказал он. – Кажется, очень опасные люди создают эту атмосферу страха, окружающую нас. Я только надеюсь…
Она посмотрела ему в глаза и дотронулась до его руки.
– Вы же не думаете, что в этом замешан Картер?
– Не знаю, – честно признался он. – Надеюсь, что нет; мне бы не хотелось думать, что он способен на такое. Но возможно, его заманили, прежде чем он понял, как глубоко он увяз в этом деле и, с какими жестокими людьми связался… не знаю. Но я должен найти его.
Лорен обняла его и со вздохом отпустила.
– Будьте осторожны, – прошептала она.
Он поцеловал ее, наслаждаясь прикосновением ее мягких губ, и увидел тревогу в ее глазах.
– Я вернусь, как только смогу, – заверил он. – И я пришлю пару людей Свифта сюда для охраны. Мне не нравится чья-то привычка убивать любого, кто, как ему кажется, мешает ему!
Как только оседлали его коня, Маркус выехал и быстро добрался до города, благо небо было безоблачным, а дорога сухой и твердой. Он поехал прямо к дому полковника Свифта.
К счастью, полковник был дома и ожидал его. Маркуса сразу же впустили и провели в библиотеку.
– Рад, что вы приехали, Саттон, – сказал отставной военный, поднимаясь из-за стола навстречу Маркусу. Вид у полковника был мрачный. – Скверное это дело.
– Меня удивила ваша записка. Уже доказано, что это убийство? – Он сел на предложенный полковником стул. – Нет сомнений в том, что это не несчастный случай, а не естественная смерть?
Свифт налил в два бокала вина и, поставив их на поднос, предложил один из них Маркусу.
– Нет, если только вы знаете, как человек может удушить самого себя.
– Понятно, – сухо произнес Маркус. Он приподнял бокал, показывая, что пьет за здоровье полковника.
– Обнаружены какие-либо признаки борьбы?
– Почти никаких. На столе несколько разбросанных бумаг, но замок на двери не взломан. А тело найдено на полу позади письменного стола. Начальник порта, казалось, не очень сильно сопротивлялся.
– Что заставляет предполагать, что он не чувствовал опасности до последней минуты и, очевидно, знал своего убийцу. Вы со мной согласны?
– Да, я тоже так думаю, – согласился Свифт. Маркус сделал еще глоток и задумчиво сказал:
– Я все думаю, не может ли это убийство быть каким-то образом, связано с грузом, снятым с моего корабля.
У полковника сузились глаза.
– Что вы имеете в виду?
– У меня там возникла проблема; кто-то тайно перевозил на моем корабле особый товар, о чем до последнего времени мне не было известно. Сейчас я пытаюсь выследить негодяев, занимавшихся контрабандой. Я думаю, не брал ли начальник порта взятки за то, что закрывал на это глаза… или даже имел долю в прибыли.
– К сожалению, должен признаться, это не удивило бы меня, – покачал головой полковник. – Этот начальник порта имел не очень хорошую репутацию.
– А что с нашими людьми, следящими за лавкой на улице Двух куриц? Есть что-нибудь новое?
– Одна интересная вещь, нет, две. Знаете ли вы, что вашего брата видели, когда он входил туда?
Маркус скрипнул зубами.
– Да, он говорил мне. Мой братец не отличается умом. Боюсь, он мог навести их на мысль, что мы следим за ними, но нам остается только надеяться. Что еще?
Свифт поджал губы.
– Они два раза побывали на корабле, недавно вошедшем в гавань, – «Синем драконе». Мы осторожно навели справки, и оказалось, он заходил в некоторые порты, включая Гонконг и Калькутту.
Маркус насторожился.
– Да, это новость, в порты, где можно что угодно купить и что угодно продать.
Они обсудили, как дальше охранять склад, и решили, что должны наблюдать и за появившимся кораблем. Маркус еще попросил прислать двух человек для охраны охотничьего домика.
После этого он проверил гостиницу и крупные таверны, но нигде не нашел своего брата.
Где же, черт бы его побрал, Картер?!
Не мог же брат быть связан с бандой контрабандистов?
Тем не менее, Маркус испытывал беспокойство. Взглянув на окрасивший небо закат, он решил, что слишком долго отсутствовал. Ему хотелось вернуться в охотничий домик и убедиться, что там все в порядке; хотелось увидеть Лорен. Он подумал, не заехать ли в ювелирную лавку, но в Лондоне магазины были лучше, да и не было особой спешки. Лучше сразу же поехать домой. Ему снова захотелось обнять Лорен, просто чтобы убедиться, что ее присутствие никогда не оставляет его равнодушным.
Он пришпорил коня, и еще не успело стемнеть, как Маркус прибыл на место. Забросив поводья на шею лошади, он постучал в дверь. Ему показалось, что лакей слишком долго не открывает, и почувствовал, как холодок пробежал по его спине.
Что-то случилось… Но слуга открыл перед ним дверь, и Маркус выругал себя за слишком живое воображение.
Он велел слуге отвести коня в конюшню и быстро вошел в дом. Так же быстро взбежал по лестнице и заглянул в гостиную. Там он увидел только графиню, но она протянула к нему руку.
– Маркус!
Что-то в ее голосе насторожило его.
– В чем дело? – спросил он и на этот раз похолодел от страха. – Что случилось? Где Лорен?
Она смотрела на него, и ему стало страшно, когда он увидел жалость в ее глазах.
– Мадам Лорен здесь нет. Она ушла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обворожить графа - Берд Николь



Накакого ''обворожения'' , скучно.
Обворожить графа - Берд НикольЛЕНА
7.08.2013, 21.57





Да, Граф сам "обворожился"..
Обворожить графа - Берд НикольМилена
5.10.2014, 20.15





Не шедевр! Как -то нудно
Обворожить графа - Берд НикольЭля
26.04.2015, 7.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100