Читать онлайн Красавица в черном, автора - Берд Николь, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красавица в черном - Берд Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красавица в черном - Берд Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красавица в черном - Берд Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Николь

Красавица в черном

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Да, – промолвил Джейми Макнэр, – это было, прямо скажем, забавно.
Марианна сердито сверкнула на него глазами. После того как половина ее гостей откланялась, она попросила Луизу поиграть оставшимся гостям на фортепьяно. Луиза согласилась с присущим ей благодушием, села с готовностью за инструмент, и ее пальцы, забегав по клавишам, извлекли веселую мелодию. Сейчас никому не мешало немного разрядиться, но у Марианны было такое ощущение, что Джейми, любитель всяческих проказ, не слишком-то прислушивался к Луизиной игре.
– Будьте внимательнее, – прошептала она ему и с улыбкой присоединилась к аплодисментам гостей. – Прекрасно, Луиза! Еще, пожалуйста.
– Может быть, балладу? – спросил Джейми. – Я знаю одну… о двух братьях, которые убили друг друга из-за старой распри…
– Может быть, песню Генделя, которую мы купили в нотном магазине на прошлой неделе? – перебила его Марианна. – А если мистер Макнэр желает балладу, попроси его подпеть. У него приятный тенор.
Джейми несколько смутился.
– Ну, какой там приятный…
Но Луиза дружески улыбнулась пожилому холостяку.
– Прошу вас! Вы сможете петь вторым голосом. Одернув сюртук, Джейми подошел к фортепьяно и взял лист с нотами. Марианна с облегчением вздохнула.
Боже, ну и вечер! И почему она не посоветовалась с маркизом перед тем, как пригласить его брата на обед? Ей казалось это таким естественным. Но в семьях далеко не все так просто. Отношения в них бывают часто весьма и весьма запутанными.
Луиза и Джейми запели дуэтом, и Марианна постаралась сосредоточиться на их пении. Но вот вечер естественным образом подошел к концу, и Денверы вместе с Джейми стали прощаться.
– В следующий раз, как у вас будут братья Синклеры, непременно пригласите меня тоже, – игриво сказал Джейми, склоняясь к ее руке. – До чего я люблю семейные распри!
Марианна хлопнула его по руке веером.
– Помните, я просила вас быть сдержаннее, – предостерегла она.
Он с усмешкой взял у лакея шляпу. Когда же дверь за ним закрылась, Марианна скорчила энергичную гримасу. И хотя Джейми уже не мог ее увидеть, зато Мастерс несколько опешил. Чувствуя себя словно выжатый лимон, она пошла наверх. Луиза поспешила за ней.
– Тетя Марианна, что такое произошло между маркизом и его братом? У лорда Гиллингема был такой мрачный вид! Я не знала, с какого бока к нему подступиться.
– Мне ровным счетом ничего не известно про их отношения с братом, – ответила Марианна. – Не знаю, в чем там дело. Но отношения между ними явно натянутые, это несомненно.
– Лорд Габриель потрясающе красив! Мы разговаривали с ним за столом. Но как только я пыталась расспросить его о детстве, он немедленно менял тему. Он рассказал несколько забавных историй о своих путешествиях, но мне-то хотелось узнать о детстве лорда Гиллингема. Может быть, лорд Габриель вовсе не такой милый, каким кажется? Если между ними и была ссора, то произошла она не по вине лорда Гиллингема, я уверена в этом, – решительно сказала девушка, верная своему избраннику.
Марианна слишком устала, чтобы даже пытаться сложить мозаику, из которой она располагала только несколькими частями. Она пожала плечами.
– По крайней мере маркиз обещал завтра зайти, да? – спросила Луиза, помедлив в дверях своей спальни.
– Да, он хотел повезти нас на выставку итальянской живописи, – сказала Марианна, несколько приободряясь при этой мысли. – Иди спать и ни о чем не волнуйся, Луиза.
– Не буду, – пообещала девушка. – Спасибо за то, что устроили этот званый обед, тетушка. Вы так ко мне добры! – Она порывисто обняла Марианну.
«Хорошая она все-таки девушка, – думала Марианна по пути к себе в комнату. – И заслуживает хорошего мужа. Но почему она остановилась именно на маркизе?»
Марианна с непонятным раздражением вытянула шпильки из прически, выдернув несколько волосков. Потирая больное место, она несколько раз глубоко вздохнула и позволила Хакетт расстегнуть ей платье.
Джон открыл глаза и увидел, что лежит лицом в грязной луже, пахнувшей лошадиной мочой. Крошка отчаянно лизала ему шею.
– Все, все, хватит.
Он поднялся. Ноги держали его с трудом, голова дьявольски болела. Что такое? Он споткнулся?
Но тут же к нему вернулось воспоминание. Его ударили, а перед этим спаниель яростно рычал и лаял на кого-то, содрогаясь всем маленьким тельцем. Некто прятался в темноте, только Джон не успел понять, кто именно…
Джон качнулся вперед. Кто-то его ударил по голове! Если нападавший до сих пор здесь, он все еще в опасности. Глупо было не осмотреться как следует, ведь он не у себя в имении, а на задворках Лондона, где бродят множество преступников в поисках добычи. Вот результат того, что он выбрал эту маленькую гостиницу на самой окраине. Джон настороженно огляделся, но только услышал, как где-то проехал экипаж, – гостиничный двор и улица были пусты.
Он достал платок и стер грязь с лица. Новая шляпа валялась на земле. Нагнувшись, он подавил стон. Голова от резкого движения так закружилась! Он медленно выпрямился. Шляпа была безнадежно испорчена. Теперь ее едва ли узнают в шляпном магазине, где она была приобретена, но жесткая тулья зато смягчила удар, это главное.
Крошка тоже сыграла свою роль. Джон смутно помнил, как собака бросилась с рычанием на неизвестного злоумышленника. Он похлопал себя по карманам. Вроде ничего не пропало. Неужели отважная собачка напугала вора? Джон прошел немного вперед по улице, оглядываясь кругом, и Крошка побежала за ним. Остановившись, она принялась обнюхивать какой-то лоскут.
Несмотря на головокружение, Джон снова нагнулся и подобрал его. Лоскут был мокрый и пахнул кровью. Никак Крошка вонзила зубы в чью-то щиколотку?
– Хорошая девочка, – сказал он, надеясь, что вору сейчас так же больно, как и ему. – Теперь домой, хватит с нас на сегодня приключений.
«Достойное завершение неудачного вечера», – подумал он.
Стоит ли сообщать о происшествии в гостинице? Вряд ли. Преступник успел скрыться, а Джон был не в том состоянии, чтобы выслушивать ахи и охи хозяина.
Бокал вина, холодная примочка на голову, ванна и постель – вот все, что ему надо. По крайней мере все это он сможет сейчас получить. Но нужна-то ему была очаровательная женщина с темными волосами, серо-голубые глаза которой смотрели ему в самую душу. Однако она была для него недоступна, по крайней мере сейчас.
Он щелкнул Крошке пальцами и пошел к себе в номер.
На другой день лорд Гиллингем приехал, как и обещал. Луиза, нетерпеливо его поджидавшая все утро, ворвалась в гостиную, чтобы сообщить тетушке приятную весть.
– Он уже здесь! – сказала она запыхавшись. – Идемте же, тетя!
Марианна бросила взгляд в зеркало. Поправив капор, она неторопливо спустилась вниз. Может быть, она и выглядела невозмутимой, но не могла ничего поделать с охватившей ее радостью.
Маркиз помог им сесть в ландо. Ей показалось, что он несколько бледен. Неужели это результат неприятного вечера?
– Доброе утро. Надеюсь, вы себя хорошо чувствуете? – поинтересовалась она не только из обычной вежливости.
– Голова болит немного, – проговорил он.
И Марианне вдруг показалось, что, надевая старую широкополую шляпу, маркиз слегка поморщился.
– Может быть, отложить поездку? – озабоченно спросила она. Но Луиза обиженно раскрыла глаза, и лорд Гиллингем покачал головой:
– Нет, сейчас все пройдет. – Он окликнул кучера, и экипаж влился в транспортный поток.
В Галерее искусств собралось множество народу. Марианна немного отстала, чтобы пропустить вперед Луизу и маркиза. Они смешались с толпой поклонников итальянской живописи, восторгавшихся красивыми деревушками и сельскими пейзажами.
Пейзажи и впрямь были очаровательны. Созерцая их, Марианна снова испытала тоску, ведь мечты ее юности так никогда и не сбудутся! Она с детства мечтала побывать в Венеции, повидать долины Франции! Теперь, когда ужасная война с Наполеоном закончилась, это стала снова возможно. Мечтала Марианна посмотреть и на величественные пирамиды, и на легендарную Китайскую стену. Она сознавала, что это довольно странные, даже неприличные мечты для юной барышни. Она никогда не говорила о них вслух, потому что мать немедленно прочла бы ей нотацию. Но как и ее тихий, погруженный в книги отец, она грезила о большем, чем чаепития на газоне в сельском поместье или даже модные лондонские собрания.
Марианна полностью погрузилась в созерцание пейзажей, а Луиза тем временем беспрестанно улыбалась маркизу, ведущему ее под руку, болтала о достоинствах картин, написанных маслом и акварелью, а лорд Гиллингем кивал в ответ и вставлял вежливые реплики. Но вот Луиза увидела барышню, с которой познакомилась на чаепитии у леди Сили, и остановилась, чтобы перекинуться с ней парой слов. Джон приотстал и оказался рядом с Марианной.
– Не хотите ли присесть? – спросил он.
– Но здесь вроде бы негде, – заметила практичная Марианна.
Маркиз взял ее под руку и повел в конец зала, взял там два стула, а смотрителя послал за чаем.
– Ваша головная боль все еще не прошла? – спросила она, обеспокоенная его подавленным видом.
– Пустяки, – ответил он. – Должно быть, мне просто приелись эти крестьяне, смахивающие на манекены.
– Мне тоже не верится, что в жизни они бывают такими беспечными и веселыми, – усмехнулась Марианна. – Я подозреваю, что в действительности и сельские коттеджи вряд ли настолько привлекательны и уютны, как на этих картинах в золоченых рамах.
– Где никогда не идет дождь и не протекают крыши, – согласился он, – хотя моим арендаторам и не приходится жаловаться на прохудившиеся крыши. Я стараюсь следить, чтобы их исправно чинили, уверяю вас.
– Я и не сомневаюсь, – сказала Марианна.
Она и в самом деле не сомневалась, что он ответственный землевладелец. Несмотря на его резковатые манеры, которые, впрочем, становились тем мягче, чем больше времени он проводил в обществе, Марианна все больше убеждалась, что у него доброе сердце. Он казался ей человеком, на которого можно положиться в беде и с которым можно разделить радость.
Ей вспомнился покойный муж. В трудную минуту Гарри обычно отходил в сторонку и предоставлял действовать другим. Он ждал, что Марианна успокоит разозленного кредитора, после того как проиграл четверть своего годового дохода за карточным столом, предоставлял ей увольнять нерадивых слуг. Пожалуй, чаще она чувствовала себя его матерью или старшей сестрой, чем женой…
Она вздохнула. С тех пор как Марианна оставила родительский дом и вышла замуж, покинула терпеливого, погруженного в книги отца и деловито-суетливую мать, она не имела возможности рассчитывать на помощь мужчины. Вначале Марианну приводили в отчаяние нежелание мужа брать на себя ответственность, его нерешительность и готовность всякий раз уклониться от активных действий. Но замуж она выходила «на горе и на радость» и, строго отчитав себя, преодолела разочарование, убедила себя в том, что обыденная жизнь не похожа на волшебную сказку, что легенды о доблестных рыцарях, спешащих на выручку прекрасным дамам, – всего лишь поэтический вымысел. Эти сильные героические мужчины существуют только в историях для молоденьких девушек, чтобы им было о ком мечтать, но не в реальном мире.
И все же в глубине души она продолжала гадать: может ли мужчина быть одновременно сильным и добрым, чутким и решительным? Лорд Гиллингем казался ей человеком, на которого можно рассчитывать, даже если речь идет только о чашке чая, чтобы утолить жажду, или о руке, на которую можно опереться на неровной дороге. Да и прикосновения его ни в коей мере не казались ей братскими!..
– Спасибо, – поблагодарила Марианна служителя, который принес им чай.
Но смотрела-то она при этом на маркиза! Она заранее решила, что не станет вспоминать о вчерашнем обеде, хотя, к ее удивлению, маркиз первый заговорил о нем.
– Надеюсь, не испортил вам вечер, – произнес он несколько ворчливо. – Я чувствую себя очень неловко в дамских гостиных.
Она собралась было его разуверить, но тут с ними поравнялась какая-то дородная дама. Бросив взгляд на маркиза, она переменилась в лице и уставилась на него в упор. Он вспыхнул и только ниже надвинул шляпу, а дама прошла мимо и что-то зашептала компаньонке. Марианна сердито сжала губы и импульсивно положила руку ему на локоть.
– Не обращайте внимания, – сказала она твердо. Маркиз заглянул ей в глаза, но не сумел отгородиться привычным барьером. Марианна сразу же почувствовала, как тяжело ему выносить любопытные взгляды праздных незнакомцев.
– Я их не обвиняю, – сказал он с усмешкой, – ведь я прекрасно знаю, что далеко не красавец.
– А я обвиняю! – воскликнула Марианна. – Они грубы и слишком придирчивы к таким пустякам, как внешность неизвестного им человека.
Марианна подумала вдруг, что сама уже давно не замечает оспин на его лице, а видит на нем только темные глаза, прямой нос и губы. Джон, конечно же, пытается не выдавать сокровенных чувств, хотя ему не всегда удается скрыть обиду или редкие моменты веселья.
– Пустяк? – возразил он, посмотрев на нее с некоторым удивлением.
Марианна уже собралась было объяснить ему, что он не должен придавать такого значения следам давней болезни, как он вдруг положил ладонь ей на руку, которая все еще лежала на его локте. Какая сильная у него рука! Даже сквозь перчатку Марианна ощутила тепло и энергию его тела, и эта энергия пробудила мгновенный отклик в ее теле. Все внутри задрожало от желания, давно уже забытого, и от жажды, которую почти не утолил ее недолгий брак.
Но в то же время Марианна почувствовала, что с этим человеком все было бы иначе. Если бы маркиз наклонился к ней и прижался губами к ее губам, она ощутила бы властную мужскую силу, которой лишь в незначительной степени обладал ее юный супруг. По коже у нее забегали мурашки, томление внутри возросло. Она невольно придвинулась к нему…
Рядом захихикала какая-то дама. Вздрогнув, Марианна вспомнила об окружавших их людях. Болтающая, смеющаяся толпа, наполнявшая зал, не способствовала тому, чтобы предаваться опасным фантазиям. Как могла она так забыться? Вспыхнув, Марианна выпрямилась и отняла у него руку, хотя и с большой неохотой…
– Мне больше всего понравился тот большой горный пейзаж, – проговорила она, быстро хватаясь за безопасную тему. – От панорамы просто дух захватывает.
– И от размеров картины тоже, – пробормотал он. Марианна вскинула брови, сомневаясь, что правильно расслышала его слова. На его лицо словно набежала тень.
– Вас утомили картины, милорд? Можно позвать Луизу и вернуться домой.
– Мне бы хотелось послать Луизу, мисс Крукшенк, к… – Он запнулся, и Марианна изумленно уставилась на него.
– Мне бы хотелось, чтобы она была счастлива, – неловко договорил он после некоторого молчания. – Да, кстати, я собирался сказать вам кое-что наедине. Я посылал в Шотландию человека, чтобы тот побольше смог собрать сведений об Олтоне Крукшенке… Мой посланец только что вернулся.
У Марианны часто забилось сердце.
– И что же?
– Ему не удалось встретиться с этим человеком. Ему сказали, что мистер Крукшенк уехал в Лондон, и надолго.
– Боже мой! – Марианна испуганными глазами уставилась на нарядную толпу, скрывавшую от нее Луизу. Она вдруг осознала, что желание посмотреть выставку пересилило заботу о безопасности девушки. О чем только она думает, позволяя Луизе ходить одной в такой толкотне?
– Надо немедленно найти Луизу и увезти ее домой, – с тревогой сказала она, горько упрекая себя за беспечность. Маркиз кивнул, и они поднялись.
Луиза и мисс Тальберт приятно обменялись мнениями о своих портнихах, о вошедших в моду укороченных жакетах и новой галантерейной лавке, открывшейся на Бонд-стрит. Потом юная леди и ее мать попрощались с Луизой и пошли досматривать выставку, а Луиза ощутила приступ разочарования. Ей надо было вернуться в общество маркиза. Луиза не хотела, чтобы он почувствовал себя заброшенным, но она начинала немного уставать от своего подвига.
Сколько девушка ни пыталась заразить его своим весельем, сколько ни льстила ему, ни подзадоривала, он упорно не спешил проникнуться ее настроением. Разумеется, он отвечал ей всегда с неизменной вежливостью, но их беседы никогда не доставляли ей той радости, не были такими живыми и забавными, как беседы с Лука… с одним давним знакомым. А что, если так будет продолжаться и после того, как они поженятся?
Эта мысль весьма огорчала. Луизе пришлось некоторое время даже собираться с духом, прежде чем она сумела изобразить на лице подобие улыбки, собираясь отправиться на поиски лорда Гиллингема и тетушки Марианны.
Но тут ее внимание привлекло мелькнувшее в толпе знакомое лицо.
– Лукас? – воскликнула она от неожиданности. – Что вы здесь делаете? – Прошла целая неделя с тех пор, как она видела его последний раз. – Я рада снова видеть вас, сэр. – Она огляделась, но на этот раз не заметила никакой цеплявшейся за него барышни.
Одно чудесное мгновение ей казалось, что он обрадовался, увидев ее, но его лицо тут же приняло подчеркнуто равнодушное выражение, которое так ее злило. Красивые ореховые глаза стали настороженными, но Луиза невольно залюбовалась его гладким лбом с очаровательным локоном, который так забавно выбивался из его гладкой прически. Когда-то ей даже разрешалось приглаживать его, но не теперь… Луиза словно впервые испытала горечь от того, что они расстались, и проглотила подступивший к горлу комок.
– Мисс Крукшенк. – Лукас сдержанно поклонился, а девушка грациозно присела в реверансе, успев за это время собраться с мыслями. Луиза не хотела показывать, как она рада их встрече. Пусть его лицо ей и снилось каждую ночь, у нее еще осталась гордость.
– Сегодня здесь, должно быть, собралась добрая половина Лондона. Вам понравилась выставка? – спросил он с официальной вежливостью.
– Мне – очень. А вам? – поинтересовалась она.
– Мне тоже очень.
– Не помню, чтобы вам прежде нравились выставки живописи, – не, могла не напомнить ему Луиза. – В прошлый раз, когда мы ходили смотреть передвижную выставку испанских пейзажей, вы сказали, что такое обилие произведений искусства вызывает в вас желание напиться.
Он посмотрел на нее в замешательстве.
– Я тогда был еще очень молод, Лу… мисс Крукшенк. С тех пор я значительно повзрослел.
– Несомненно, – сухо согласилась она.
– Людям вообще свойственно меняться, – заметил он наставительно. – Я просто решил расширить свои культурные горизонты, знаете ли.
– А заодно расширить горизонты общения, – съехидничала она. – Каждый раз, как я вас встречаю, вы сопровождаете новую барышню.
Он уже готов был ответить колкостью на колкость, но, к ее разочарованию, удержал первое побуждение и произнес с достоинством:
– Да, я стараюсь знакомиться с молодыми леди. Собираюсь скоро жениться. Вырастаю из детского возраста, знаете ли.
– Ясно. – Луиза с трудом сохраняла самообладание. Ей захотелось горько зарыдать, но она тоже научилась сдержанности. – Очень зрелая мысль.
– Кроме того, вас постоянно сопровождает этот злосчастный лорд… забыл, как его там.
– Невежливо так плохо отзываться о чужой внешности, Лукас, – сказала Луиза. – Лорд Гиллингем – исключительно достойный мужчина.
Она слегка выделила последнее слово, и, возможно, именно поэтому ее бывший кавалер заметил:
– Несомненно, пусть он даже годится вам в дедушки.
– Не смешите меня, – упрекнула его Луиза. – Он вовсе не так уж стар.
– Какая разница! Если есть в наличии титул, поместье и куча денег, возраст не имеет никакого значения.
Луиза втянула в себя воздух. Прежде Лукас никогда не был таким жестоким. Что нашло на него?
– Я вожу знакомство с маркизом не из-за его титула и денег, – отчеканила она, забыв о своем прежнем интересе к высокому положению жениха. Она ведь никогда не относилась к этому всерьез. – Он заслуживает лучшего, чем насмешки со стороны любопытной, дурно воспитанной публики, и не виноват, что болезнь оставила на его лице такие страшные отметины. Но зато он обладает качествами, которые делают его достойным восхищения.
– Ну, тут вы переборщили, Луиза. – Казалось, сэр Лукас разом потерял всю свою хваленую возмужалость. – Хотите, чтобы я поверил, будто вы всерьез увлечены этим человеком? Ведь он совсем не вашего типа.
– Но он готов сопровождать меня куда угодно: в театры, картинные галереи… Гуляет со мной по парку, что для вас было бы слишком скучно. Это человек с тонким вкусом, и вообще… он мужчина, а не мальчишка!
– А я, значит, не мужчина? – Обычно веселые глаза Лукаса сердито сощурились.
– Ну, этого я не сказала, но…
– Если ваш маркиз и правда такой утонченный, то он и впрямь заслуживает лучшую невесту, чем ветреную эгоистку, которая бросит его из-за самого ничтожного повода!
– Вы несправедливы! – От обиды на глаза Луизы навернулись слезы, и она отчаянно заморгала, пытаясь их удержать.
– Сэр Лукас? – Откуда-то вдруг рядом с ними возникла какая-то маленькая барышня с блекло-рыжими волосами и остреньким личиком. – Простите, что заставила вас ждать.
Итак, он здесь не один, в конце концов! И кажется, он сказал, что собирается жениться? Для Луизы это была последняя капля. Она изо всех сил пыталась справиться с нахлынувшими на нее эмоциями, чтобы не опозориться прилюдно.
Лукас тоже, как видно, боролся с противоречивыми чувствами, явно растерявшись. Секунду спустя он сумел выдавить вежливую, слегка кривоватую улыбку:
– Мисс Ромни – мисс Крукшенк, моя старая знакомая по Бату.
Луиза наклонила голову, чтобы спрятать лицо. Она пробормотала что-то вроде приветствия (позже она так и не могла вспомнить, что именно) и добавила:
– Прошу простить, но боюсь, что мои друзья меня хватятся.
Луиза повернулась и почти бегом бросилась в толпу. Она не знала, куда подевались маркиз и тетушка, – разглядеть их в такой толчее не представлялось возможным, – но она увидела выход на улицу… И внезапно ей отчаянно захотелось сбежать отсюда. Если она сейчас разрыдается перед этой любопытной толпой, она уже точно этого не переживет! Довольно и того случая в парке, что так омрачил ее первый сезон.
Девушка протиснулась мимо группы дам, что-то оживленно обсуждающих, вышла из галереи, сделала несколько шагов по тротуару и остановилась.
Она должна во что бы то ни стало справиться с сердечной болью! Лукаса она больше не интересует, это ясно. И если все, что ей предстоит, это скрасить старость лорда Гиллингема, – а мысль эта вызывала в ней бесконечное уныние, – так тому и быть! По крайней мере Лукас увидит, что и она способна вести себя как взрослый, ответственный человек. Пусть знает, что она вовсе не такая уж эгоистка, какой он ее считает. А что касается его зрелости, на которую он так претендует, то по-настоящему зрелый человек всегда даст другу шанс загладить вину. Так думала Луиза, кусая губы, чтобы не расплакаться. Но если бы только…
Лукас не всегда был таким непреклонным с ней. Она вспомнила, как Лукас нежно брал ее за руку, как впервые поцеловал ее… Слезы неудержимо хлынули из глаз. О Боже, только бы никто не увидел ее в таком виде. Надо отыскать маркиза и тетю, сказать, что у нее разламывается голова…
Она сделала несколько шагов и натолкнулась на что-то твердое.
– Пардон, мисс, – произнес грубый голос. Девушка моргнула и увидела перед собой уличного продавца с тележкой.
– Ничего, – пробормотала Луиза. – Это я виновата. – Теперь слезы уже вовсю струились по ее лицу. Она отвернулась и едва не столкнулась с полной дамой, изучающей ее с сочувственным любопытством.
– Милочка, вы хорошо себя чувствуете? Смущенная Луиза с усилием кивнула.
«Только бы уйти подальше отсюда. Где же тетушка?» И что она скажет маркизу, когда он увидит ее заплаканной?
Пока Луиза, зажмурив глаза, старалась придумать оправдание своим слезам, рядом раздался знакомый голос:
– Луиза! Что случилось?
Тетя Марианна! И с маркиз, разумеется, с ней. Он подошел к Луизе с поспешностью, которая в другое время весьма бы ее обрадовала. Но теперь… Луиза только покраснела и попыталась удержать слезы.
– Это все тот грубиян! Он приставал к бедняжке, – вмешалась дама, выражая Луизе сочувствие. – Он что-то сказал ей, такое… ужасное. Неудивительно, что бедняжка расстроилась.
– Нет, вовсе нет, – выговорила Луиза. Дама, без сомнения, хотела помочь, но все было не так.
– Где этот человек? – грозно спросил маркиз. Луиза огляделась, но уличного торговца и след простыл. И слава Богу! Бедняк ни в чем не виноват, а его еще обвинят напрасно. Но ей не хотелось здесь, в этом людном месте, объяснять истинную причину своих глупых слез.
– Подумать только! Он улизнул, – воскликнула готовая помочь дама. Марианна переглянулась с маркизом и взяла Луизу под руку.
– Думаю, нам пора возвращаться.
– Да, вернемся, пожалуйста, – согласилась Луиза. – Я хочу домой.
В экипаже Марианна попыталась мягко расспросить девушку, но Луиза только качала головой и смотрела на нее умоляюще, и Марианна оставила ее в покое. К тому времени, как они подъехали к дому, Луиза почти успокоилась. Прощаясь с маркизом, она мило поблагодарила его за экскурсию.
– Я не заслуживаю благодарности, раз позволил какому-то негоднику вас напугать, – сказал он мрачно. Она покраснела.
– Это правда пустяк. Но спасибо за ваше участие. Когда вы рядом, я чувствую себя в безопасности.
Быстро присев, девушка поспешила наверх в свою комнату, чтобы избежать новых вопросов. В спальне она заперла дверь и упала лицом в подушки. Слезы только того и ждали, чтобы хлынуть снова в два ручья. По ее собственной вине сэр Лукас навсегда для нее потерян! Наверное, она и в самом деле такая эгоистичная и ничтожная, какой считает ее Лукас. В тот несчастный день в Бате ей следовало придать больше значения его ушибу. Сейчас же ей казалось, что это случилось очень-очень давно. Ей следует научиться думать о других. Маркиз, конечно, не такой забавный и веселый, как Лукас, но он хороший человек и заботится о ней. Все-таки не так уж плохо стать его женой.
Ни за что она не откажется от его ухаживаний, несмотря на его внешность и резковатые манеры. Она не будет эгоисткой и докажет, что переросла свою детскую поверхностность. В конце концов (Луиза была почти твердо уверена в этом) она сумеет полюбить маркиза.
Тут слезы одержали над ней полную победу, и она отдалась во власть безудержных рыданий.
А в это время внизу Марианна спросила маркиза, сдвинув брови:
– Вы считаете, это было новое нападение на Луизу? Надо как можно скорее отыскать этого Олтона Крукшенка.
Джону неудержимо хотелось поцелуями стереть с ее лба эти тревожные морщинки, но он не посмел. Если он сейчас выдаст себя, она сочтет его просто подлецом. Обладай он светскими манерами, не стоял бы сейчас перед такой дилеммой. Не надо было так поспешно искать невесту, чтобы поскорее сбежать от любопытных глаз, из многолюдных мест…
Марианна подняла на него испуганные глаза, а ему так захотелось привлечь ее в свои объятия и… Он оборвал эту мысль, несмотря на то что болезненно-острое желание пронзило все его тело и наполнило таким мучительным томлением, которого он прежде и не ведал.
– Марианна… миссис Хьюз… – начал он в смятении.
– Да? – Она смотрела ему прямо в глаза, и смелость покинула его. Нет, он не в силах высказаться, только не сейчас. Если бы устранить эту неведомую угрозу, нависшую над мисс Крукшенк, возможно, он сумел бы выпутаться из западни, в которую сам столь опрометчиво угодил.
– Мы найдем этого человека и выясним, что угрожает вашей племяннице, – пообещал маркиз. – Я не успокоюсь, пока не узнаю.
Марианна улыбнулась ему. Уголки ее губ приподнялись так очаровательно, что он снова ощутил эту сладкую боль. Если бы наклониться ближе и попробовать на вкус эту пухлую нижнюю губку, как это было бы божественно, какое облегчение принесло бы ему!
Но едва эта мысль промелькнула, как он понял, что она ложная. Стоит ему хоть раз поцеловать ее соблазнительные губы, как за этим последуют новые и новые поцелуи… в стройную белую шею, в грудь, прикрытую лифом шелкового платья. Его бросило в жар. Он не может выдать себя, не может даже намеком дать ей понять, как жаждет ее прикосновений, ее любви…
Марианна легонько дотронулась до его руки. Джон вздрогнул и с большим усилием овладел собой. Она что-то говорила, а он, как мог, старался вникнуть в ее слова.
– Я вам так благодарна за вашу помощь, милорд. Не знаю, что бы я без вас делала.
Джон позволил себе только похлопать ее по руке, словно почтенный старец, в чьих жилах кровь безнадежно уже остыла. Его же кровь сейчас бурлила, как огненная лава. Лакей отворил перед ним дверь, и тут Джон, прежде чем выйти, неожиданно бросил взгляд в зеркало: рябое, неприглядное лицо, посмотревшее на него оттуда, вернуло его к реальности, суровой и беспощадной.
Какая же женщина способна полюбить мужчину с такой убогой внешностью?
Он торопливо сел в экипаж, проклиная свою несчастную судьбу. Экипаж тронулся вперед, и он угрюмо уставился на пустое противоположное сиденье.
Разве какая-нибудь женщина в здравом уме захочет выйти за него замуж? Да, мисс Крукшенк приняла его предложение, но он подозревал, что это его титул и состояние очень способствуют тому, что она как бы не замечает его уродливого лица.
А что, если миссис Хьюз тоже руководствуется этими же соображениями? Может, он не считает ее способной на подобное? Да, она отнеслась к нему с дружелюбием, но она и не предлагала ему ничего, кроме дружбы.
А что, если бы он попробовал ее поцеловать? Его пугала мысль, что она может отпрянуть назад, ужаснувшись, что такое безобразное лицо приблизилось к ее лицу. Так повела себя та девушка из деревни, последняя, которая ввела его в соблазн…
Но испуг девицы, ее явное отвращение сковали ему язык до того, как он успел назначить ей встречу. Он отослал бедняжку домой и затворился в кабинете со своими книгами, опустив шторы, пытаясь скрыться от людских глаз.
Мисс Крукшенк моложе той девицы и, возможно, ужаснется еще сильнее, если он захочет ее поцеловать. Но отчего-то его не слишком огорчала мысль, что она принуждает себя общаться с ним.
Не она была нужна ему… Сейчас он знал это точно! Но он боялся разочаровать миссис Хьюз, не смея поверить, что и она способна испытывать к нему хотя бы малейшее влечение. И он не будет рисковать до тех пор, пока не убедится в том, что мисс Крукшенк не грозит опасность. После этого он попытается распутать сети, в которые по глупости угодил, а потом, потом…
Об этом лучше пока не думать. Пробормотав несколько слов, не предназначенных для дамских ушей, он стукнул в стенку экипажа, чтобы поторопить кучера. Но ландо, зажатое другими экипажами на оживленной лондонской улице, не могло двигаться быстрее.
Скрипнув зубами, Джон бессильно откинулся на подушки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Красавица в черном - Берд Николь



Хороший роман, мне понравилось, читайте.
Красавица в черном - Берд НикольЛора
14.03.2012, 6.50





Миленько...
Красавица в черном - Берд Никольтая
9.04.2012, 19.20





Скучно
Красавица в черном - Берд НикольКсения
25.08.2012, 15.44





Мне тоже понравился роман. Герои выдержаны, достойная любовь.
Красавица в черном - Берд НикольИрина
14.12.2012, 6.43





Прочесть можно,но не зацепило...
Красавица в черном - Берд НикольНИКА*
17.08.2013, 23.28





Первый роман ,,дорогой притворщик,, - класс, этот- не дотягивает явно
Красавица в черном - Берд Никольелена:-)
30.06.2014, 19.36





Мне тоже понравилось, хотя перечитать боюсь не возникнет желание..
Красавица в черном - Берд НикольМилена
30.09.2014, 22.36





Скучные все герои ..нет ичего захватывающего. Надо было бросить читать с первой главы.. Автор вводит столько имен , даже детей , которых мы до конца романа и не встретим. Все предсказуемо с самого начала , нет ни одного положительного персанажа , у всех печальное прошлое да и в настоящем все резину тянут .. 5/10
Красавица в черном - Берд НикольVita
22.10.2014, 7.07





Понравился роман, читала с интересом, достойные герои, любовная линия великолепна.
Красавица в черном - Берд НикольЕлена
17.03.2015, 1.31





скучно
Красавица в черном - Берд НикольЖеня
6.05.2015, 6.37





Сначала надо прочитать "Вдовушку в алом". Есть общие герои .
Красавица в черном - Берд Никольиришка
1.02.2016, 8.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100