Читать онлайн Дорогой притворщик, автора - Берд Николь, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой притворщик - Берд Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой притворщик - Берд Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой притворщик - Берд Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Николь

Дорогой притворщик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Он вернулся как раз к обеду. Встретивший его Джоурс одобрительно кивнул. Гейбриел снял шляпу и перчатки и протянул дворецкому только что приобретенную красивую трость. Как он с приятным изумлением обнаружил, известие о его «помолвке» с богатой мисс Хилл удивительным образом открывало ему неограниченный кредит.
– Принесли мою одежду, рубашки, галстуки? – спросил он.
– Да, милорд, все в вашей комнате, – заверил его дворецкий. – Вы еще успеете переодеться, милорд. Дамы в гостиной.
Гейбриел поднялся наверх и застал в своей комнате Бриксона, ожидавшего его, чтобы помочь переодеться.
Бегство из Англии, изгнание научили его понимать, что жизнь заставляет принимать куда более важные решения, чем выбор жилета или галстука. Но, глядя в зеркало на результаты своих трудов, Гейбриел понимал, что ему по-прежнему нравится быть хорошо одетым. Бриксон смахнул с его плеч пылинки и в восхищении отступил назад. Гейбриел, скрыв улыбку, поблагодарил его.
– Не надо меня ждать, – добавил он. – Я привезу дам домой, а затем, может быть, отправлюсь искать других развлечений.
Лакей не удивился.
– Удачи вам, милорд, в картах или в любой другой игре, которую вы предпочтете.
Гейбриел усмехнулся:
– Никаких женщин сегодня, Бриксон, если ты об этом подумал. Человек, помолвленный с мисс Хилл, должен быть сумасшедшим, чтобы искать булыжники, когда у него перед глазами чистый бриллиант.
В гостиной он увидел Психею и Цирцею, которой разрешалось обедать в столовой, когда не было гостей, а также тетю Софи с бокалом вина рубинового цвета. «Никакого жалкого хереса для тети Софи», – подумал Гейбриел.
– Добрый вечер, – сказал он, поклонившись сначала тете Софи, как старшей даме, затем Психее и Цирцее. Он уже собирался налить себе виски, когда неожиданно, словно проснувшись, увидел, как выглядит Психея. Не смущаясь, он уставился на нее. Гейбриел не обратил внимания ни на хриплый смешок Софи, ни на широко раскрытые от удивления глаза Цирцеи. Он не замечал ничего, кроме видения ангельской красоты, стоявшего перед ним. Психея, в серебристо-голубом платье, буквально светилась.
«Нет, – подумал он, подыскивая подходящее слово, – она сияет».
Ее золотистые волосы были собраны на макушке в каскад локонов. Шелковое платье плотно облегало пышную грудь и спускалось на округлые бедра и длинные-длинные ноги. В ушах, на шее и в волосах сверкали бриллианты. Белые, выше локтей, перчатки тоже украшали бриллианты. Гейбриел никогда еще не видел такой ослепительной красоты. Ему показалось, что с небес спустился ангел!
Нет, у ангелов не бывает такого холодного настороженного взгляда, такой вызывающе гордой осанки. Его Психея слишком надменна и в то же время полна таинственной страстности, чтобы быть чьим-то ангелом. И с чего это он, черт побери, начал думать об этой своевольной девице как о своей?
Гейбриел подошел к Психее, взял за руку и – только для того, чтобы прогнать с ее лица отчужденное выражение – прижался губами к тыльной стороне ее запястья. Синклер с удовлетворением увидел, как губы девушки раскрылись, словно ей не хватало воздуха.
В эту минуту он бы без сожаления отказался от ново-приобретенного имения и даже от покровительствующей ему удачи ради того, чтобы схватить это очаровательное создание отнести в свою спальню и заставить забыть о ее безупречных манерах.
– Вам очень подходит ваше имя, дорогая мисс Хилл, – тихим и проникновенным тоном произнес он. – Вы – настоящая богиня.
Психея не ответила, а только опустила длинные ресницы, чтобы Гейбриел не увидел выражения ее глаз. Он подозревал, что она не столько смущенна, сколько обеспокоена, не затевает ли он новую игру. Гейбриел усмехнулся. Он начинал понимать ее, и, как ни странно, это радовало его.
– Надеюсь, вам больше повезло, – холодно сказала она, – с портным, которого вы сами выбрали, милорд.
– Да, вы были очень добры, стараясь помочь мне, но есть вещи, которые мужчина должен делать сам.
– Такие, как получение собственного титула? – К Психее вернулось ее обычное спокойствие, но она говорила тихо, чтобы не привлекать внимания окружающих.
– Актеры привыкли менять имена, как и костюмы, – так же тихо ответил Гейбриел. – Этим искусством я прекрасно владею.
– Не сомневаюсь! – Ее глаза угрожающе сверкнули, и он подумал, что уже достаточно дразнил ее.
Из-за такого пустяка не стоит пробуждать в ней страсть, таящуюся под внешней холодностью. Для этого еще найдется подходящее время и место, подумал Гейбриел, взглянув на Софи и Цирцею, с интересом наблюдавших за ними.
Софи большим глотком осушила хрустальный бокал и поставила его на маленький резной столик.
– Психея, – сказала она, приходя на помощь внучатой племяннице, – сходи распорядись насчет обеда. В этом доме можно умереть с голоду.
Гейбриел видел, что Психея с облегчением отошла от него, собираясь выполнить распоряжение тетки. Но к его радости, ее опередил Джоурс.
– Обед подан, – объявил дворецкий.
Гейбриел предложил руку Психее. Это было всего лишь проявлением обычной вежливости, но он остро ощущал ее близость, легкий аромат розового масла, исходивший от ее кожи, шелест шелкового платья. Они разжигали его чувственность и желание остаться с ней наедине.
– Надеюсь, сегодня снова будет пудинг с жженым сахаром, – сказала Цирцея, не подозревавшая о том, какие страсти кипят вокруг нее. Она подождала, пока тетя Софи возьмет свою палку.
Вспомнив о своих обязанностях, Гейбриел предложил Софи другую руку, но она отмахнулась.
– Я не люблю торопиться, – сказала пожилая женщина. – Пойдем, Цирцея.
В присутствии слуг за обедом говорили о незначительных вещах. Психея рассказывала о людях, с которыми им предстояло встретиться на вечере.
– Вероятно, вы еще познакомитесь с Томасом Аткинсом, вторым сыном графа Уиткина, у его жены темные волосы и…
– Бог с тобой, дитя, – покачала головой Софи, – ты хочешь перечислить всех светских людей, которые сейчас в Лондоне? Да мы уснем, прежде чем доберемся до Форсайтов.
– О, простите, – смутилась Психея. – Я только хотела, чтобы лорд Таррингтон имел представление о том, что его ожидает.
По правде говоря, чем ближе был его дебют в английском высшем обществе, тем сильнее она волновалась. Психея успокаивала себя тем, что Гейбриел прекрасно сыграл свою роль перед ее родственниками. Да и ее горничная несколько часов подробно рассказывала ему, кто есть кто, кто что любит и каких тем следует избегать. Но там он будет один. Она не успела как следует подготовить его, а Психея слышала, что актер ничего не может, если не знает своей роли. Что, если Гейбриел замкнется в себе или допустит такую бестактность, что опозорит не только себя, но и Психею и всю ее семью?
Протянув руку за бокалом, Психея заметила, что рука дрожит. Нет, они справятся, должны справиться, она будет рядом, она подскажет ему, их не разоблачат, они не будут унижены…
Гейбриел видел, как волнуется его «нанимательница», и прятал улыбку. Беспокоится о его первом появлении в свете? У него самого были причины для беспокойства, но он старался не думать о них. Гейбриел внимательно слушал, как она перечисляла гостей. Некоторые имена были ему знакомы, но поскольку до своего изгнания он редко бывал в Лондоне, то не думал, что его сразу же узнают. Там могут оказаться школьные приятели, но не у всех такая зоркость и память, как у Фредди.
После обеда Цирцея пожелала сестре спокойной ночи и остановилась перед Гейбриелом.
– Приятного вечера, – с серьезным видом пожелала она ему, – но будь осторожен.
– Это еще почему? – с подозрением спросила Софи. Цирцея покраснела, она не предполагала, что тетя ее услышит.
– Только потому, что Психея говорит, что есть сплетницы, которые замечают все подозрительное… то есть в любом необычном слове находят только плохое.
– Я уверена, Таррингтон выдерживал бури и пострашнее, чем общение со стаей болтливых старых куриц, которым нечем заняться, – усмехнулась Софи. – А теперь отправляйся в постель, дитя мое.
Цирцея кивнула и вышла из комнаты, а Гейбриел почувствовал, что Психея с тревогой смотрит на него. Сам Гейбриел почти не испытывал беспокойства.
– Пойдемте, дорогая.
Лакей подал Психее накидку. Гейбриелу еще не прислали плаща, но вечер был теплый, а шляпу и перчатки он успел купить. Он помог Софи сесть в карету и протянул руку Психее.
Девушка на минуту заколебалась. Даже сквозь перчатку он ощущал тепло ее пальцев и ту искру, что проскочила между ними, и неожиданно ему захотелось поехать на этот вечер. Там могут быть танцы, а он жаждал обнять Психею, прижать ее к себе и…
– Милорд! – напомнила Психея, щеки которой подозрительно раскраснелись.
– Да. – Опомнившись, Гейбриел помог ей устроиться в карете и занял место напротив нее.
Он предпочел бы сидеть рядом с ней, но так он имел возможность наблюдать за ее лицом, то скрывавшимся в тени, то освещенным светом фонарей. Свет падал на ее высокие скулы и твердый упрямый подбородок. Чувствуя его взгляд, Психея упорно смотрела в окно.
– Надеюсь, на этот раз у Салли будет стол получше, – ворчливо сказала Софи. – Просто позор, что у нее пекут. Ей надо уволить своего повара. – Она ласково потрепала Психею по плечу. – Не у всех есть в доме такая хозяйка, как ты, дорогая. Салли следовало бы у тебя поучиться.
Гейбриел увидел, как выражение лица Психеи смягчилось от удивления и удовольствия. Она с нежностью пожала руку тети.
– Спасибо, тетя Софи.
– Чепуха! Хорошо, что ты наконец выходишь замуж, Психея. Я смогу теперь сидеть дома у камина, а не таскаться за тобой на все эти светские сборища.
Психея улыбнулась, она слишком хорошо знала свою тетю, чтобы обижаться.
– Но тебе же нравятся Салли и ее муж, тетя.
– Они мне больше нравятся, когда погода стоит хорошая и мои кости не болят, – ответила Софи.
Подъехав к дому Форсайтов, перед которым стояло множество карет и фаэтонов, они поняли, что гостей будет немало.
В доме вереница гостей поднималась по лестнице. Гейбриел слышал голоса и звуки настраиваемой скрипки. Они тоже начали подниматься, но медленно из-за тети Софи, которая, когда они добрались до верха, совсем запыхалась. Психея успела шепнуть Гейбриелу:
– Не забудьте сначала поздороваться с хозяйкой и поблагодарить за приглашение и… – Она замолчала, встретив подозрительный взгляд Софи.
Лакей, лишь взглянув на них, объявил их имена, и гости повернули головы. Хозяйка поспешила к тете Софи.
– Ужасная толкотня, – заявила старая дама. – Найди мне кресло поуютнее, Салли. Я уж не так молода, как раньше.
– Конечно, дорогая Софи, – улыбнулась Салли Форсайт. – Вас сейчас устроят поудобнее и принесут вина.
Проводив старую даму, Салли обратилась к Психее:
– Моя дорогая, наконец мы увидим этого таинственного человека! Я сгораю от нетерпения.
Психея изобразила на лице улыбку, но в этом не было необходимости. Салли уже отвернулась от нее и с нескрываемым любопытством разглядывала человека, стоявшего перед ней.
– Дорогой лорд Тарриигтон, добро пожаловать. Гейбриел склонился к ее руке.
– Как любезно с вашей стороны позволить мне приехать почти без приглашения, – сказал он, как ему было велено.
Но Психея не просила его так улыбаться! Его глаза весело блестели, как будто они с Салли состояли в восхитительном заговоре. Он был неотразим.
– Я счастлива познакомиться с вами, – сказала Салли, очарованная его непринужденностью и привлекательностью. – У нас скромный вечер, но я бы не хотела, чтобы вы, как жених дорогой Психеи, упустили случай познакомиться с ее старыми друзьями.
– Ни в коем случае, – с готовностью согласился Гейбриел.
Психея скрипнула зубами. Он выполнял ее указания, этого она не могла отрицать. И его поведение было приятным, но удача может изменить ему. В конце концов он совершит ошибку, проговорится о своем происхождении или фальшивом положении, и что тогда будет с ней? О, почему только он не исчез после обеда, как она ранее предполагала?
В то же время Психея видела зависть в глазах других женщин и в глубине души признавалась, что не так уж плохо, что ее видят с таким красивым, очаровательным, остроумным мужчиной после того, как слишком долго ее охранял кузен Перси.
Словно материализовавшись в ответ на ее мысли, тот возник перед ней, как злой гений.
– Добрый вечер, – любезно поздоровалась с ним Психея. – Ты, конечно, помнишь лорда Таррингтона?
Гейбриел вежливо поклонился. Но Салли, нисколько не смущаясь, продолжала оживленно болтать с ним, не обращая внимания на вновь прибывших гостей. К тому же она стояла очень близко к нему, почти прижимаясь к его плечу, как заметила Психея. Неужели Салли думает, что может забыть о приличиях, если она замужем за степенным, скучным, лысеющим мужем? Возмутительно, какое впечатление Гейбриел производит на женщин. Психее следовало бы предупредить Салли…
А Перси тем временем скулил не переставая:
– Как его можно забыть, когда ты разбила мое сердце, пренебрегла моей любовью…
Психея решила последовать примеру тети Софи и притвориться глухой, это изумительно помогало тете сохранять спокойствие.
– А где дядя Уилфред? Я послала ему письмо об условиях помолвки… – начала она.
Это отвлекло Перси.
– Отец дома, у него разыгралась подагра. Но нам об этом надо поговорить.
– У моей экономки есть рецепт превосходного мясного желе, очень помогает. Она с удовольствием пришлет его, – с невинным видом предложила Психея.
– Нет, нет, – перебил ее Перси, – не о подагре! А о твоей помолвке, конечно. Давай отойдем на минутку.
– Если у дяди появились вопросы, пусть он обсудит их с моим поверенным. Отпусти меня, Перси. Не имею никакого желания…
Но Перси, не слушая возражений, схватил ее за руку и потащил в угол. Психея с трудом сдерживалась. Ей необходимо было оставаться рядом с Гейбриелом. Вдруг он совершит ошибку?
– Что это с тобой? – возмутилась она. – Сейчас же отпусти меня и не раздражай моего будущего мужа.
Перси издал неприятный звук, напомнив Психее свинью, страдающую расстройством пищеварения.
– Он – самозванец, Психея.
– Не говори глупостей, – возразила она, чувствуя, как пол уходит у нее из-под ног. – У тебя появилась навязчивая идея, и только потому, что ты не знаешь семью лорда Таррингтона.
– И никто не знает, – настаивал раскрасневшийся от возбуждения Перси. – Кого бы я ни спросил, никто не слышал ни о каком Таррингтоне. И, Психея… – Он сделал театральную паузу, но она не хотела слушать.
– Я бы выпила лимонаду, Перси. Ты не будешь так добр…
– Я опрашивал всех, кого знаю, и никто, никто, Психея, не слышал о таком титуле!
– О, чепуха, Перси! Просто его семья малоизвестна. Это ничего не значит.
Перси совсем побагровел от досады.
– Ладно, но я прошу тебя подумать. Этому человеку нужны только твои деньги.
– Но, Перси, ты, кажется, находил меня красивой? – Психея удивленно посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
– Конечно, без сомнения, конечно, но…
– Так почему лорд Таррингтон не может полюбить меня ради меня самой? Ведь и тебя интересовало не только мое богатство, не правда ли?
– Э… нет, разумеется, нет. – Перси чувствовал, что его перехитрили, но не понимал, как это могло случиться.
Он замахал руками, и Психея, воспользовавшись моментом, выскользнула из-под его руки и поспешила к гостям.
Девушка огляделась. Она увидел Салли, отпустившую наконец фальшивого лорда и теперь беседовавшую с двумя пожилыми дамами. А где же этот человек? Надо найти его, помочь, подсказать… Психея сердито подумала, что скорее всего он болтает с очередной хорошенькой незнакомкой. Стыда нет у этого актера!
Однако когда она его увидела, он стоял с бокалом вина у стола и дружески беседовал с тетей Мэрис и кузиной Матильдой.
Кузина Матильда раскраснелась от удовольствия, и даже Мэрис оттаяла под влиянием мужских чар Гейбриела.
– А вот и вы, дорогая! Я как раз рассказывал кузине Матильде и тете Мэрис как безжалостно вы меня покинули, – обратился к подошедшей Психее Гейбриел.
– Я вас покинула? Да вы просто прилипли к нашей хозяйке, – возмутилась Психея. – Я ходила на кухню за топором, чтобы разъединить вас.
Матильда перепугалась, а Мэрис криво усмехнулась.
– Уже воюете? – сказала она. – Можно подумать, что вы уже женаты.
Психея покраснела, меньше всего ей хотелось показаться ревнивой.
– Нет, конечно, – сказала она. – Просто я боялась, что Гейбриел лишится возможности познакомиться с другими. Салли очень мила, но немного легкомысленна.
– Да, она не обладает острым умом, не то что вы, дорогая, – согласился Гейбриел. – Но я должен был выразить признательность нашей хозяйке за приглашение.
Она сама велела ему это сделать, напомнил Психее его насмешливый взгляд.
– Но вы ведь не собирались отвлекать ее внимание от других гостей?! – спросила тетя Мэрис.
– Конечно, нет, – с невозмутимым видом согласился Гейбриел. – Здесь так много приятных леди и джентльменов, с которыми мне надо познакомиться, и все они, очевидно, друзья моей дорогой Психеи.
Она представила, что он будет разговаривать с каждым из гостей, и ей стало страшно. Психея чуть не произнесла слово, которое она услышала в тринадцать лет от конюха на конюшне и от которого ее тетушка упала бы в обморок.
Музыканты уже настроили инструменты, и вот-вот должны были начаться танцы. Она взглянула на Гейбриела: он наблюдал за ней с таким видом, словно прекрасно понимал, какие чувства ее терзают. Психея упрямо сжала губы. У кого-то должна быть ясная голова в этот вечер!
– Нам предстоит танцевать первый танец, моя дорогая…
Но ей надо было еще многое объяснить ему.
– А… нет, почему бы нам не сесть в сторонке и не поговорить?
– От нас ожидают первого танца. Мы же только что помолвленные влюбленные голубки.
Психея прикусила губу. Он издевался над ней, но был прав. Не следовало оставлять его одного.
Гейбриел пообещал покрасневшей от удовольствия Матильде пригласить ее на танец позже и, взяв за руку Психею, повел ее в центр зала. Она бросила на него обеспокоенный взгляд.
– Да, я умею танцевать, – успокоил он ее, и Психея с облегчением вздохнула, но тут ей в голову пришла другая мысль.
– Теперь вам придется это сделать, – шепотом сказала она, когда они занимали свои места в кругу танцующих.
– Сделать что? – Поклонившись, Гейбриел отступил, выполняя фигуру танца.
– Танцевать с Матильдой! – шепотом пояснила она.
– Разумеется, неужели вы подумали, что я сознательно не сдержу свое слово? – удивленно и немного обиженно посмотрел он на Психею.
Она, не зная почему, почувствовала себя виноватой. Она только пыталась помочь ему. Психея не знала, понимает ли он, как неукоснительно надо соблюдать правила поведения в высшем обществе. Его манеры были достаточно хороши для семейного обеда, но Гейбриел едва ли мог знать все тонкости, связанные с обладанием титулом. Он, безусловно, превосходный актер, но была ли у него возможность изучить светское общество изнутри?
Фигуры танца то соединяли, то разлучали их. Гейбриел смотрел на Психею с безмятежной улыбкой, и собственное беспокойство показалось ей глупым. Его не интересовало, что она о нем думает, зачем ему это? Все игра, цель которой – получить кошелек потолще. Обида, которую она увидела в его синих глазах… это ее разыгравшееся воображение, убеждала себя Психея.
Она должна была признать, что он танцевал прекрасно, со сдержанной грацией фехтовальщика. Этому, без сомнения, он научился, играя в трагедиях Шекспира. Затем Психея представила, как Гейбриел со своим безукоризненно красивым лицом выглядит в старинных одеждах времен Елизаветы, трико, плотно облегающее его мускулистые бедра и… Эти мысли заставили ее покраснеть.
Господи, что на нее нашло? Ничего удивительного в том, что благоразумные женщины теряют голову от его улыбки. Она больше не сердилась на Салли. Ни один мужчина не имел права иметь такое прекрасное лицо, такую мужественную красоту, такие широкие плечи, словно изваянные скульптором руки и ноги, такой неотразимый блеск синих глаз. Гейбриел был таким умным и красноречивым и… в то же время насквозь фальшивым.
С грустью размышляя о несовершенстве Вселенной, Психея молчала. Когда музыка стихла, она сделала реверанс, и Гейбриел – немного дольше, чем принято, – задержал ее руку в своей.
– Вы недовольны мной, моя милая Психея? – тихо спросил Гейбриел.. – Вы так молчаливы.
– Нет, просто я волнуюсь. Давайте найдем пару стульев, и я объясню вам…
Но им снова помешали! К ним направлялась Салли. Психея напряженно выпрямилась. Жить во лжи было страшно утомительно, все время приходилось быть готовой ко всему.
– Софи хочет видеть тебя, Психея, – весело сказала Салли. – А несколько человек жаждут познакомиться с твоим женихом.
«И все они – женщины!» – подумала Психея. Ей хотелось схватить его за рукав и не отпускать от себя. Вместо этого она ограничилась тем, что бросила на Гейбриела предупреждающий взгляд и отправилась в другой конец зала.
Тетя Софи, удобно расположившаяся в мягком кресле, беседовала с пожилыми дамами.
– А вот и ты, дитя, – сказала Софи. – Я хотела, чтобы ты поздоровалась с моими друзьями.
Психея изобразила на лице вежливый интерес.
– И кроме того, – недовольно добавила тетушка, – не цепляйся за своего молодого человека как влюбленная дурочка, как бы смазлив он ни был.
Психея застыла под зорким взглядом старой дамы. Конечно, она не могла допустить, чтобы над ней смеялись. Девушка отвернулась от остальных гостей и принялась болтать с тетушкиными приятельницами. Прошло четверть часа, прежде чем она смогла вернуться в зал. Где же Гейбриел? Она отыскала его в окружении молодых девиц, раскрасневшихся, смеющихся и строящих глазки ее предполагаемому жениху.
«Что, они совсем потеряли рассудок?» – с раздражением подумала Психея. Может ли она вмешаться? Психея встала в нерешительности. Рядом с ней остановилась мать одной из собеседниц Гейбриела.
– Я поражена, что вам наконец это удалось, Психея, – сказала миссис Моннат.
– Что? – нахмурилась Психея. – Вы думали – я безнадежная старая дева?
– Нет, дитя, с вашим богатством вы всегда могли выйти замуж. Но я думала, вы никогда не избавитесь от вашего мерзкого кузена, – со смешком заметила матрона.
– О! – Психея тяжело вздохнула. – Это было непросто.
– И нашли такого обворожительного молодого человека, в нем что-то есть… Все женщины будут вам завидовать. Он намного интереснее вашего кузена.
– Ваша Люсиль, кажется, тоже так думает, – усмехнулась Психея.
Мать Люсили улыбнулась и заговорила уже серьезно:
– У нее хватит ума не увлечься джентльменом, который помолвлен, но он так владеет искусством флирта, что ей полезно попрактиковаться. Она немного застенчива и неуверенно чувствует себя в обществе, ее приданое не сравнить с вашим, оно не соблазнит расчетливого человека. Мы, конечно, не мечтаем о маркизе, но мне бы хотелось устроить ее счастье.
Психее стало стыдно.
– Люсиль – очаровательная девушка, и я надеюсь, она встретит достойного человека.
– Благодарю вас, моя дорогая, я тоже на это надеюсь.
Когда музыканты заиграли новую мелодию, Психея увидела, как Гейбриел, извинившись, покинул девиц и направился в другую сторону зала. Он извлек из общества старых дам Матильду и повел ее к танцующим. Матильда светилась от счастья, и Психея неожиданно почувствовала прилив гордости. Он не забыл; она была довольна, что пока он вел себя подобающим образом, и радовалась за свою славную толстушку кузину.
Когда танец закончился, Гейбриел подвел Матильду к группе молодых людей и через пару минут оставил ее с очень молодым человеком с пышным галстуком, почти скрывавшим его подбородок. Как Гейбриелу удалось вовлечь застенчивую Матильду, обычно сидевшую с пожилыми дамами, в разговор с джентльменом ее возраста, было непостижимо, но Психея невольно восхищалась Гейбриелом.
Он подошел к ней. Наконец она сможет преподать ему еще один урок хороших манер. Гейбриел поклонился ей и стоящим рядом с ней дамам.
– Если позволите, леди, – сказал он. – Моя невеста обещала мне этот танец.
Психея не говорила ничего подобного.
– Нет, нет, – запротестовала она. – Давайте найдем тихое местечко. Мне так много надо сказать вам, и…
– Разговоры могут подождать, – улыбнувшись дамам, неожиданно сказал Гейбриел не терпящим возражений тоном. – На этот раз вы должны слушаться меня, дорогая Психея.
Она не успела ничего сказать, как очутилась среди танцующих гостей, и Гейбриел, обняв ее за талию, прижимал к себе так близко…
– Я… не… я не хотела, я… – Психее почему-то стало трудно дышать.
– Я получил разрешение тети Софи на вальс с вами, – прервал Гейбриел ее попытки что-то объяснить. – Вы не робкая дебютантка, а светская дама и прекрасно танцуете. А я получил уже достаточно указаний для одного вечера.
– Я всего лишь пыталась помочь вам, – сказала Психея и тут же пожалела о своих словах. Приходилось признать, что она думала только о себе, но ведь и он не желал провала.
Но в этот момент Гейбриел, казалось, совершенно не беспокоился о приличиях. Он крепко держал ее в своих сильных руках, и ей ничего не оставалось, кроме как послушно кружиться в вальсе вместе с ним.
Это было странное ощущение. Психея, конечно, и раньше много танцевала с разными кавалерами, включая и неуклюжего Перси, наступавшего ей на ноги. Но никогда она не испытывала этого чувства наслаждения, отдаваясь во власть своего кавалера, осторожно и уверенно ведущего ее. Независимую и своевольную мисс Хилл должно было бы беспокоить это новое ощущение. И беспокоило, уверяла себя Психея.
Но неожиданная смена настроения, почти радость и облегчение от того, что хотя бы на минуту можно переложить свои заботы на кого-то другого…
О чем это она думает? Этот слишком ловкий актер влияет на нее, как и на остальных женщин, приближавшихся к нему. Она должна оставаться равнодушной. Но это было невероятно трудно сделать. Он с такой непринужденной грацией кружил ее в вальсе, его невероятно красивое лицо, ясные темно-синие глаза, казавшиеся полными страсти, были слишком близко…
Она не должна о нем думать. Не должна уступать его чарам. Этот человек был не только актером, он был чародеем. С огромным усилием Психея отвела глаза от его лица и уставилась на его галстук.
– Я называю этот галстук Синклером, – небрежно сказал Гейбриел. – Я придумал его, когда учился в Оксфорде и мечтал стать настоящим денди.
– Что? – Психея так удивилась, что снова посмотрела ему в глаза. Это оказалось ошибкой. На этот раз она уже не смогла вырваться из плена его ясных синих глаз. В горле у нее пересохло. – О чем вы говорите?
– О том, как я завязываю галстук, конечно. Мне показалось, вас интересует мужская мода. – Гейбриел добродушно подсмеивался над ней, но Психея покраснела от напоминания об их недавнем споре.
– Я только пыталась помочь, – сохраняя чувство собственного достоинства, ответила она, – посоветовать, как вам себя вести…
– Я знаю, мне не следовало терять самообладание.
– И поэтому вы пригласили меня на вальс?
– Нет, дорогая. – Гейбриел притянул ее к себе еще ближе. – Я мечтал об этом вальсе еще по дороге сюда.
– Правда, – она хотела возразить, – вы слишком…
– Потому что мне хотелось обнять вас, – с нежностью в голосе закончил Гейбриел, – и если я должен играть роль вашего возлюбленного, то вы должны позволить мне вести себя, как подобает влюбленному.
Психея не знала, что ему ответить. Он, конечно же, снова дразнил ее, но в его глазах было столько теплоты, выражение лица так серьезно, а музыка обволакивала их словно ласковые волны южного моря, унося из шумной комнаты куда-то далеко-далеко. Возможно, где-то у нее мелькнула мысль, что этот человек – актер и нельзя верить ни единому его слову.
Но в эту минуту, когда они были так близко, что она ощущала его мужской, чуть мускусный запах, самообладание покинуло Психею. Она даже не пыталась вернуть присущую ей настороженность. Она позволила себе забыть обо всем, кроме очарования минуты. Да, вероятно, Синклер все-таки был чародеем.
Когда музыка смолкла, ей было трудно вернуться в реальную жизнь. Они еще постояли, застыв на месте, и Психея с удивлением поняла, что ей не хочется покидать его объятий. Гейбриел смотрел на нее с непроницаемым выражением лица. Психее оставалось только надеяться, что ее замешательство не будет замечено любопытными, без сомнения, наблюдавшими за ними.
– Благодарю вас за вальс. Вы – прекрасный танцор. «А актер еще лучший, чем я предполагала», – с грустью подумала она.
– Вы вдохновляете меня, – понизив голос, сказал Гейбриел.
Ее сердце громко стукнуло в груди раз, другой. Психея сознавала, что это пустые слова, он также танцевал и с Матильдой, но она все равно была к нему неравнодушна. Ей вдруг так захотелось верить ему, верить, что его внимание было искренним. Если бы только…
Если Психея нуждалась в напоминании о жестокой действительности, то она получила его слишком скоро.
– Этот человек мошенник! – раздался чей-то громкий голос.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой притворщик - Берд Николь



Прекрасный роман. С юмором.Смеялась от души. Всем советую почитать.
Дорогой притворщик - Берд НикольВ.З.-64г.
16.07.2012, 13.37





Ни какого юмора в этом романе я не нашла,полная ерунда,чушь собачья, даже дочитывать не хочется.
Дорогой притворщик - Берд НикольНаталья
20.07.2012, 22.11





Роман потрясающий, очень понравился, насмеялась по ходу чтения, хотелось побыстрее дочитать, узнать как закончится все у них...
Дорогой притворщик - Берд Никольлика
18.01.2013, 13.35





Комедия ошибок, которая изменила жизнь двух людей, сначала всё интересно и увлекательно, но потом как-то скучновато
Дорогой притворщик - Берд НикольItis
7.11.2013, 22.34





Согласна с Itis, начало интересное, а потом как-то так себе... 6 б
Дорогой притворщик - Берд НикольМери
21.05.2014, 12.00





Замечательная история, понравилась идея автора о ггерое с пустыми карманами. Читайте/
Дорогой притворщик - Берд Никольелена:-)
29.06.2014, 21.16





Хороший роман, юмора я как-то тоже не обнаружила.
Дорогой притворщик - Берд НикольМилена
30.09.2014, 8.55





Прикольный романчик, и герой и героиня понравились, редко такое бывает. Вполне можно почитать на досуге.
Дорогой притворщик - Берд НикольЕлена
17.03.2015, 22.49





Читайте.
Дорогой притворщик - Берд НикольКэт
1.10.2015, 9.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100