Читать онлайн Романс о Розе, автора - Берд Джулия, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Романс о Розе - Берд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Романс о Розе - Берд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Романс о Розе - Берд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Джулия

Романс о Розе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Пять месяцев спустя, у берегов Кведаба.
– Дрейк, – сказал капитан Джеймс Хиллард, – в вашей каюте посыльный с одного из кораблей Леви.
Ротвелл, замерев в неподвижности на борту своего флагмана «Роза», покачивавшегося на якоре вместе с двумя другими его галеонами у острова Буто, словно и не слышал. Он не отрывал взгляда от бочек на берегу, полных бесценного черного перца.
– Дрейк… – повторил Хиллард.
– Да! – рявкнул Дрейк. – В моей каюте посыльный. Прости, я очень рассеян. Вот, размышляю сейчас над чертовскими шуточками фортуны. Передо мной на берегу Буто столько перца, что я мог бы насытить им весь Лондон и стать богатым человеком. – Дрейк неопределенно махнул в сторону берега. – К несчастью, у меня не осталось ни фартинга, чтобы купить этот чертов груз. Удивительный поворот событий, а, Хиллард?
Этот полный сарказма крик души не услышал никто, кроме капитана Хилларда. Слишком шумно было на берегу – звучала причудливая гортанная речь местных жителей; перекликались тянувшие сети рыбаки, хохотали пьяные матросы, жаждавшие вернуться из этого двухлетнего плавания домой, и хорошо бы побогаче.
– Полагаю, сэр, вы найдете способ доставить перец в Англию.
Дрейк многозначительно хмыкнул и хмуро взглянул на худощавого седобородого моряка.
– Мне бы твою уверенность, Хиллард.
Дрейку несвойственно было впадать в отчаяние. Освоившись на море еще юнгой, он затем стал боцманом и лоцманом Турецкой компании, ныне кампании «Левант». Спустя какое-то время он уже командовал собственным кораблем. Прекрасно проявив себя в морских сражениях с испанской армадой, он решил заняться другим делом, освоить новые торговые пути подобно своему ментору и идолу сэру Фрэнсису Дрейку. Деньги он занял у своего старого друга лорда Даннингтона.
Казалось, подобное предприятие невозможно осуществить без помощи синдиката, финансирующего многолетнее плавание, но Мандрейк Ротвелл не собирался отступать. Он хотел доказать всему миру, что с Ротвеллами следует считаться. Начав с одного корабля, Дрейк построил флотилию из шести судов. Зачастую пиратствуя более дерзко, чем испанцы, он открыл новые рынки. Вслед за ним туда проникала и компания «Левант», используя те отношения, которые Дрейку удалось установить с местными королями и вождями племен, и неплохо наживаясь на этом.
Однако недавно на его завоевания посягнула новая компания, дерзкая и могущественная, не чета компании «Левант». Называлась она «Компания лондонских купцов, торгующих в Ост-Индии. Матросы Дрейка сразу же окрестили ее «Ост-Индской». Двести ее инвесторов, добивавшихся сейчас разрешения королевы, имели такие средства, что под угрозой было все, чего с таким трудом добился Дрейк. Они способны были увести у него из-под носа перец, мускатный орех и другие специи, купить которые он, к сожалению, был не в состоянии.
Такими вот причинами объяснялось его нынешнее отчаяние. Несколькими месяцами ранее адмирал Пил, командовавший одним из кораблей королевы, ошибочно принял попытки Дрейка наладить отношения с аборигенами за пиратский акт по отношению к британскому кораблю. Энтони Пил не замедлил открыть огонь по флотилии Дрейка и потопил три его корабля. К несчастью, на двух из них находилось золото, серебро и безделушки, которыми Ротвелл намеревался расплатиться за груз, несомненно, принесший бы баснословную прибыль в Лондоне.
После стоянки в Буто Дрейк намеревался вернуться в Англию, о чем и сообщил на родину. Но вернуться с пустыми трюмами?! Нет, нужно каким-то образом раздобыть деньги и купить новые корабли до прибытия в Буто судов Ост-Индской компании. И кроме того, доставить в Лондон перец, прежде чем адмирал Пил сообщит о его так называемом налете на корабль ее величества.
Оторвав взгляд от дока, где лежали тонны черного перца, Дрейк повернулся к капитану Хилларду.
– Что же мне, черт побери, делать? – спросил он, скрипнув зубами и откинув длинные, до плеч, волосы, в которых сверкнула серьга, висевшая в левом ухе. Дрейк провел широкой ладонью по загорелому лицу и тяжело вздохнул.
– Сэр, я советую вам выслушать посыльного. Может статься, у него хорошие новости.
Дрейк с грустной улыбкой посмотрел на преданного капитана.
– Моли Бога, чтобы свершилось чудо, – сказал он и направился к своей каюте. Хиллард последовал за ним.
Навстречу ему поднялся кривоногий матрос, нервно крутивший в руках две странички пергамента.
– Капитан Ротвелл?
– Да в тем дело? – Дрейк закинул ноги на письменный стол.
– Послание от леди Розалинды Карбери из Лондона, Розалинда! Дрейк, мгновенно посерьезнев, выпрямился.
– Леди Розалинда? О, она найдет меня и у врат ада, лишь бы поизводить! Ну, что там? – Матрос передал пергамент.
Дрейк встал, пробежал письмо глазами и глубоко вздохнул.
– Какие новости? – спросил капитан Хиллард, наполняя чашки крепким местным напитком. Дрейк глотнул содержимое и поморщился: крепкая жидкость обожгла горло.
– В послании говорится, что моя мать умерла.
В каюте воцарилось тягостное молчание, прерываемое лишь размеренным плеском воды о борт.
– Очень сожалею, – выдавил наконец Хиллард. – Значит, мы все-таки отправимся домой?
– Нет, уже слишком поздно. Мою мать похоронили пять месяцев назад. Я узнал об этом от капитана Гудолла Но и тогда я бы уже не успел на похороны. В общем, послание не стало для меня неожиданностью.
Дрейк проглотил комок, появлявшийся в горле каждый раз, когда он вспоминал о кораблекрушении. Он не стеснялся признаться, что пролил немало слез, оплакивая гибель матери и дорогого его сердцу лорда Даннингтона.
– Я не знал, – сказал Хиллард. – Чертовское невезение! Мне очень жаль, сэр.
Скомкав первую страницу – послание Розалинды, Дрейк принялся изучать письмо, под которым стояла подпись Тедиеса.
– Боже милостивый и все святые! – удивленно прошептал он, закончив чтение.
– Что такое, сэр?
– У меня в голове не укладывается… – Сердце Дрейка стучало в груди, словно штормовые волны о борт корабля. – Совсем не ожидал…
– Опять плохие новости, сэр?
Море научило Дрейка сохранять непроницаемое выражение лица при любых обстоятельствах, но сейчас, когда до него вдруг дошел смысл послания Тедиеса, его красивое лицо расплылось в улыбке.
– Я передумал, капитан. Мы возвращаемся.
– Когда? – оживился Хиллард.
– Через час.
– Через час, сэр? Половина матросов на берегу, пьяные в дым. Они протрезвеют только через несколько дней.
– Значит, мы пойдем на флагмане, а остальные последуют за нами. Да, один корабль надо оставить здесь для охраны перца. Мои планы удивительным образом изменились. Я вернусь сюда за грузом.
– Вы вернетесь, сэр? – радостно переспросил Хиллард.
– На корабле, полном золота.
– Золота? Но где вы его возьмете?
Дрейк широко улыбнулся, сверкнув белыми зубами. Впрочем, глаза его остались непроницаемыми.
– Я все объясню в свое время, капитан. А сейчас надо спешить. Наверняка до Англии мы доберемся не ранее чем через пять месяцев.
– Да, сэр, – ответил явно растерянный Хиллард и, почтительно склонив голову, покинул каюту вместе с посыльным.
Стоило лишь капитану закрыть дверь, как Дрейк издал торжествующий клич. Представив же, в какой ужас придет от его появления Розалинда, он просто зашелся от смеха.


Пять месяцев спустя.
После смерти отца Розалинда умудрилась почти на год отложить вопрос о замужестве, умело используя свой траур, чтобы пресечь расспросы о будущем.
Не выезжая из Торнбери, она вела активный образ жизни – занималась садом, принимала у себя близких друзей, развлекая их постановками труппы господина Шекспира. И продолжала сочинять пьесы, разумеется, тайно. Ни одна из трех завершенных пьес стоящей не была, но Розалинда уже начала четвертую, возлагая на нее большие надежды.
Однако по прошествии года пришло время заняться поисками претендента. Розалинда попросила Франческу подобрать подходящего воздыхателя-иностранца среди знакомых ее покойного мужа, а сама взялась за постановку грандиозной комедии масок.
От этого вечера зависело все ее будущее. Всего за одну ночь ей предстояло изменить общественное мнение о себе. Отныне она не просто придворная дама, находящаяся под сенью королевы, она – целеустремленная женщина, личность, с которой следует считаться. Потребуются лишь незаурядный актерский талант, небольшой скандал и великолепный пир.
И вот на исходе лета Розалинда в вычурном зеленом платье с глубоким вырезом, нервничая, наблюдала из окна гостиной, как в Торнбери съезжается знать, придворные и самые богатые торговцы Лондона. Одна за другой к дому подъезжали кареты, процессия длилась почти час.
Главным событием приема должен был стать пир в главном зале и фейерверк. Пока же гостям предлагались разнообразные развлечения, чтобы не скучать.
Кое-кто из приехавших с удовольствием отправился верхом охотиться на оленей. Менее крепкие предпочли игру в шары в западном крыле дома. Другие прогуливались в саду, среди цветов, под звуки лютни. Оставшиеся в доме наблюдали, как молодые актеры из «Глобуса» разыгрывали сцены посреди длинной галереи. Остальные просто болтали, смеялись и пили.
Огромная галерея с высокими потолками и большими окнами, тянущаяся вдоль всего дома, была просторнее и светлее парадного зала. Зимой Розалинда частенько прогуливалась но ней, чтобы размяться и порадоваться солнцу.
Именно здесь постоянно собирались дамы. Каждая влиятельная матрона занимала свой уголок, в то время как остальные крутились рядом с целью добиться расположения, дружбы, услуги или узнать последние придворные сплетни. Именно туда Розалинда и отправила Франческу послушать, что говорят о ней, хозяйке дома.
Франческа как нельзя лучше подходила на роль шпиона. Она так долго пробыла в Йоркшире, что мало кто при дворе ее вспомнил.
Прогуливаясь по галерее, Франческа услышала голоса в юго-западном крыле. Поглощая цукаты с таким усердием, словно приехала из голодного края, леди Уиллоуби проскрипела:
– Говорят, несколько лет назад леди Розалинда шпионила за пуританами. – Слушавшие ее дамы заметно оживились, – Она, переодевшись, выскользнула из дома и проехала в другой конец Лондона только для того, чтобы подслушать разговоры Святой Простоты.
– Святой Простоты? – переспросила тщедушная молодая леди, лицо которой было Франческе незнакомо. – Вы имеете в виду того пуританина, который настаивает, чтобы королева сожгла всех католиков и закрыла театры?
– Его самого, – фыркнула леди Уиллоуби. – Очевидно, Роза Торнбери решила добиться, чтобы актеры лорда-гофмейстера
type="note" l:href="#n_2">[2]
пережили и чуму, и нападки протестантов.
– Какой скандал! – ужаснулась еще одна дама. – Так недолго услышать и о том, что она промышляет вместе с карманниками в соборе Святого Павла!
Франческа подавила смешок и, довольно улыбнувшись, направилась дальше. Розалинда будет в восторге! К счастью, слухи более долговечны, нежели любовь. Возможно, подруге не так уж и трудно будет составить о себе мнение, что она не боится скандалов.
Пройдя в юго-восточную часть галереи, Франческа увидела леди Гузенби, известную своими связями с Судом опеки. Она развлекала группу молодых дам, правда, не слишком внимательных; время от времени они оглядывались в поисках поклонников, словно голодные кошки среди ничего не подозревающих мышей. Франческа быстро спряталась за штору – не дай Бог, леди Гузенби ее узнает.
– Говорят, леди Розалинда сегодня будет играть в собственной комедии масок, и ее наряд заставит покраснеть даже самых распущенных повес, – заявила леди Гузенби с явным неодобрением.
– Играть в собственной комедии масок? – удивилась молодая леди, явное увлечение сладостями которой было заметно по ее беззубой улыбке. – Что ж, королева Шотландии давно играет в собственных комедиях масок.
– Да, – откликнулась леди Гузенби. – Но не в костюмах, которые так и побуждают уложить ее в постель, Обязательно посмотрите! Знаете, леди Розалинда проявляет особый интерес к театру. Говорят, господин Шекспир даже просил свою труппу разрешить ей играть вместе с ними.
– Боже! – воскликнула пожилая дама, на обширной груди которой свободно уместился бы кубок с вином. – Женщина на сцене? Какой скандал!
– Да уж, – отозвалась леди Гузенби. – Мы и оглянуться не успеем, как она будет развлекаться с актерами и еще какими-нибудь мерзкими типами. Просто возмутительно! Она позорит имя своего отца – да упокоит Господь его душу! Ему не следовало оставлять свое состояние женщине.
Сплетни в северо-восточной части галереи были более обыденными. Дамам там явно нечего было обсуждать, и они пересказывали старые слухи.
– Леди Розалинда никогда не выйдет замуж, – заявила леди Дарборо. – Она проклята, ведь на се совести гибель семи мужчин и юношей! Я всех их хорошо знала. Как бы ни была она богата, ей никогда не найти того, кто рискнет на ней жениться. Какой прок от горшка с золотом, если он стоит на твоей могиле?
Дамы, окружившие виконтессу, одобрительно засмеялись.
Франческа решительно двинулась дальше. Виконтесса была страшной занудой, неспособной распространить те шокирующие сплетни, на которые надеялась Розалинда. С надеждой посмотрев в северо-западную часть галереи, Франческа расплылась в улыбке. О да! Леди Блант ее не разочарует.
Пятидесятипятилетняя вдова знаменитого рыцаря, леди Блант владела словом, как оружием, и ее словесные выпады обладали определенным шармом. Хотя сама она особым расположением королевы не пользовалась, приближенные ее величества считали вдову закоренелой сплетницей по части плохих новостей.
Вечно затянутая в изобилующие чрезмерными украшениями лифы и юбки, словно колбаса в кишку, леди Блант носила ужасный черный парик. По слухам, она вынуждена была надеть его после неудачной попытки покрасить свои волосы в рыжий цвет, как у королевы. Чернота парика представляла собой жуткий контраст с белилами, которые она без устали накладывала на свое лицо.
– Итак, – вдова, по всей видимости, продолжала свой явно затянувшийся монолог, – станет ли королева оказывать давление на леди Розалинду, дабы та вышла замуж? – Вопрос повис в воздухе, а проницательная придворная сплетница погладила тем временем мальтийскую болонку, сидящую у нее на коленях. – Ну, что скажешь, Коклз? – обратилась она наконец к своей собаке.
– Если королева заставит одну из своих фрейлин выйти замуж, это будет что-то новенькое, – осмелилась высказать свое мнение высокая элегантная дама.
– Неужели, леди Эшенби? – воскликнула леди Блант с притворным удивлением. – Что вы имеете в виду?
– Вспомните сэра Уолтера Ралея. Его жену, бедняжку Бесс Трокмортон, бросили в Тауэр за то, что она без разрешения ее величества оставила свой пост на время бракосочетания.
– Да, но бедняжка Бесс носила ребенка Ралея, будучи еще на службе у королевы и задолго до того, как брачная клятва слетела с ее губ, – возразила леди Блант с торжествующим блеском в глазах. – Розалинду королева отпустила. Непонятно почему, но королева очень хочет, чтобы эта богатая наследница вышла замуж…
И снова вдова сделала многозначительную паузу.
– Да ведь наследница проматывает свое состояние! – вступила в разговор другая дама. – Говорят, она передала тысячи фунтов театру лорда-гофмейстера.
– Тысячи фунтов? – Леди Блант, словно коршун, набросилась на эту новость.
– Чтобы покрыть те потери, которые актеры понесли во время чумы. Года два назад они не в состоянии были играть в Лондоне на протяжении всего сезона. А если еще учесть расходы на строительство «Глобуса»…
Леди Блант задумчиво забарабанила пальцами:
– Она чересчур заинтересованно относится к господину Шекспиру. Хотелось бы узнать почему. Говорят, она стала склонной к чудачествам. Возможно, смерть отца вызвала у Розалинды приступ глубокой меланхолии. Но как бы то ни было, она по-прежнему богатая наследница и обладает одним из прекраснейших замков в Англии. Я, пожалуй, согласна с королевой. Девушка должна выйти замуж.
– Она не девушка, она – женщина, – хладнокровно поправила ее леди Эшенби. – И потом, разве вы забыли? Над ней висит проклятие.
– Фи, – отмахнулась леди Блант. – Умный мужчина не станет тревожиться из-за подобной глупости. Я-то уж знаю, за кого ей следует выйти замуж, невзирая ни на какое проклятие.


Розалинда пыталась прикрепить грозди винограда к выступавшим точкам на лифе платья, или, если говорить без обиняков (что она мысленно и сделала), – к своей груди. Край лифа, отделанный жемчугом, едва прикрывал ее соски. Рыжие волосы были спрятаны под замысловатый головной убор, увенчанный резными фигурками совокупляющихся херувимов.
Вызывающе вульгарный костюм резко отличался от ее обычных туалетов. Как придворная дама, она всегда была сдержанна в нарядах, чтобы не отвлекать внимания от изысканно одетой королевы. Теперь же все взоры будут прикованы к ней. При этой мысли руки Розалинды задрожали, отчего задача, которую она перед собой поставила – прикрепить виноградные грозди к груди, – чрезвычайно усложнилась.
– Ох! – воскликнула она, уколов булавкой палец.
– Помочь? – спросила Франческа, поднявшись на балкон, возвышавшийся над галереей. И стоило ей как следует рассмотреть костюм подруги, как ее фиалковые глаза радостно вспыхнули. – О, Розалинда, ты выглядишь… потрясающе!
– По-моему ты слишком дипломатично выразилась. Слава Богу, что пришла, Фрэнни. Я почему-то разволновалась, а мой костюм еще не завершен. Как там гости?
– Все только и говорят о твоем последнем скандале.
– Вот и хорошо!
– Да, слежка за пуританами была просто гениальным ходом. Ты непременно должна мне обо всем рассказать.
– Ах это, – пожала плечами Розалинда. – Нет ничего такого, чего бы я не сделала для дорогого друга.
– Собравшиеся не поверят, что ты, переодевшись, имела наглость отправиться в город.
– Иначе труппа Уилла оказалась бы в беде. Тем более что при дворе они впали в немилость.
– Пожалуй, ты и впрямь чудачка, – с восхищением сказала Франческа. – Тебе все по плечу…
– Мужчине позволительно шпионить, а мне почему нельзя?
– Может, тебе и не стоит сегодня шокировать всех участием в представлении. Ты и без того считаешься достаточно чудаковатой.
– Нет, я зашла уже слишком далеко, чтобы поворачивать назад. Ты ведь не перестанешь любить меня, как бы ни обернулось дело?
– Конечно! – Франческа порывисто обняла подругу. – Знай, в этом нелепом наряде я полюбила тебя еще больше. А теперь надо посмотреть повнимательнее. Повернись.
Розалинда так и поступила. Вытянув руки, она продемонстрировала гроздья винограда на груди и фиговый листок, вызывающе красовавшийся на ее юбке. Из-за обручей кринолина листок был не совсем на месте, но намерение Розалинды угадывалось вполне определенно. Из-под ее головного убора свисали клубнички. Теперь, когда Розалинда повернулась, стаю совершенно ясно, что она – ходячий рог изобилия.
Сзади, пониже талии, к платью крепились две булочки, да так хитро над кринолином, что не мешали Розалинде садиться. Не нужно было обладать богатым воображением, чтобы понять и значение фиг, украшавших низкий вырез платья сзади. Франческа безудержно расхохоталась.
– О, дорогая, ты вульгарнее самого последнего шута в лондонском театре!
– Я не переусердствовала? Ведь предполагается, что я изображаю богиню урожая.
Франческа тотчас успокоила подругу:
– Все исключительно уместно, Розалинда. Тебе ведь надо шокировать публику! Так пусть ни у кого не останется сомнений, что ты хозяйка своей жизни, и никто не сможет заставить тебя покориться.
– Пусть попробуют, – усмехнулась Розалинда и радостно чмокнула подругу в щеку. – Спасибо за поддержку. Не напрасно я считаю тебя своей самой лучшей подругой.
– Тогда слушай внимательно. Только что прибыл некий сеньор де Монтейл. Я сказала ему, что ты очень хочешь с ним поближе познакомиться.
– Сеньор де Монтейл. Он…
– Очень стар, – деловито сообщила Франческа. Розалинда задумалась лишь на мгновение.
– Хорошо. Он стар и иностранец, а значит, подходящий претендент на мою руку. Я встречусь с ним в саду после представления.
– Тайные встречи в саду? – произнес кто-то у нее за спиной. – Какие же новые интриги вы задумали, негодницы?
При звуке бодрого, хорошо поставленного мужского голоса обе дамы обернулись.
– Уилл Шекспир! – Розалинда порывисто бросилась к нему навстречу. – Я так рада что вы пришли!
Осмотрев ее с ног до головы, джентльмен с каштановой бородкой, в шикарном черном камзоле скрестил руки на груди и ухмыльнулся.
– Ваш вид напомнил мне о том, что я не ел с тех пор, как покинул Стратфорд.
– Господин Шекспир, неужели это неудачный намек на столь изобильный наряд хозяйки вечера? – игриво поинтересовалась Франческа.
Поднеся руку Фрэнни к губам, Шекспир галантно поцеловал ее.
– Леди Халсбери, я не позволил бы себе такой неучтивости. Розалинда – одна из самых добрых покровительниц моего театра. – С сомнением покачав головой, он добавил: – Однако должен заметить, дорогая Роза, вы удивили даже меня, мастера непристойностей.
Решимость Розалинды растаяла на глазах.
– Я переусердствовала? – испуганно спросила она.
– Для богини урожая? Нисколько. Пойдемте, вам надо подышать свежим воздухом. У нас еще есть время. Мы с вами пройдемся по саду и, возможно, подыщем подходящую травку в качестве колосков. Вам наверняка понадобится веер, чтобы охладить тот пыл, который вы, дорогая богиня, без сомнения, вызовете у окружающих.
– Пыл… – с трудом повторила Розалинда, когда Шекспир увлек ее к лестнице, ведущей на террасу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Романс о Розе - Берд Джулия



отлично! ненавязчиво и приятно! Десять!
Романс о Розе - Берд Джулияgeranium
4.04.2012, 18.38





Классный роман, отличные диалоги и описания. Все понравилось, кроме одного - зачем этот роман в категории Пираты? Пиратского-то в принципе ноль!!!
Романс о Розе - Берд ДжулияТаня
9.05.2012, 15.54





Очень мрачно
Романс о Розе - Берд Джулияирина
1.07.2013, 20.04





Нормальный роман, героиня молодец. ..
Романс о Розе - Берд ДжулияМилена
27.09.2014, 15.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100