Читать онлайн Полуночный Ангел, автора - Берд Джулия, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полуночный Ангел - Берд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полуночный Ангел - Берд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полуночный Ангел - Берд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Джулия

Полуночный Ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Первое, на что обратил внимание Хью, был женский голос. Ее голос!
Он стоял возле камина и любовался чудесными часами. Их мерное тиканье настроило его на меланхолический лад. Часы были богато украшены бронзовой ковкой и вставками из слоновой кости. Циферблат располагался над рядом дверок, которые служили фоном для крошечной скульптуры музыканта, сидевшего за фортепиано. Хью как раз заметил маленькую щербинку на часах, когда вдруг в холле раздался ее голос. Это было похоже на оживший сон.
Хью прикрыл глаза, полагая, что он просто еще не сбросил опиумного дурмана или, возможно, принял слишком много обезболивающей настойки опия сегодня утром. Он потер затылок, отказываясь обернуться и поискать ее глазами. Как же часто за последние пять лет он прочесывал взглядом толпу, когда ему казалось, что он слышит ее красивый глубокий голос! Или бросался вслед за обладательницей густых роскошных темных кудрей, полагая, что это она, и неизменно испытывая жестокое разочарование! Ах, эти ее прекрасные длинные темные волосы, как же он любил их…
– А вот и они, – сказал Тодд, поднимаясь с дивана, стоявшего напротив входа. Двери распахнулись, пропуская в комнату двух женщин. – Очень рад видеть вас, леди Боумонт. Клара, дорогая, как хорошо, что и ты здесь, – улыбнулся Тодд.
Хью продолжал рассматривать часы, не соизволив повернуться к вошедшим. И вдруг он снова услышал такой знакомый голос:
– Я тоже рада встрече, сэр Тодд.
Хью похолодел. Да, это был ее голос! Он повернул голову, чтобы взглянуть на женщину, и у него перехватило дыхание. Медленно повернувшись, он впился в нее взглядом. Боже правый, это действительно была она!
– Ты же умерла, – отказываясь верить в то, что видит ее, ошарашенно произнес Хью.
Лидия едва не расхохоталась. Как это похоже на него. Коль скоро за последние пять лет он ни разу не испытал потребности увидеть ее, то просто решил для себя, что она умерла!
– Если бы это было так легко, лорд Монтгомери. К сожалению, жизнь не всегда бывает только черной или белой, как это, должно быть, принято считать в вашем мире, мире преступников и сыщиков. А я, к вашему сведению, вполне еще жива.
Тодд с изумлением переводил взгляд с одного на другую.
– Так вы знаете друг друга?
– Весьма поверхностно, – поспешно ответила Лидия. – Да и было это давно. В те времена я еще не была графиней Боумонт. Как приятно снова видеть вас, лорд Монтгомери.
Она протянула ему руку, с вызовом глядя на него. Отважится ли Хью прикоснуться к ней? Лидия искренне надеялась, что он не осмелится сделать это. Ведь даже и сейчас она по-прежнему чувствовала напряжение между ними. Хью медлил. Он, судя по выражению его лица, все еще не мог прийти в себя.
– Неужели это и в самом деле вы? – Хью все еще не верил, что видит ее.
Лидия пожала плечами, опустила руку и обратилась к Кларе с насмешливой улыбкой:
– Как по-вашему, леди Лич, похожа я на привидение?
– Да нет, вы самая настоящая живая женщина, из плоти и крови. – Клара улыбнулась Лидии.
На мгновение Лидия испытала укол вины, заметив боль во взгляде Хью. К лицу его внезапно прилила кровь – так часто бывало, когда эмоции переполняли его. Она помнила эту его особенность еще с тех давних времен, когда они были знакомы. Разочарование. Именно оно светилось сейчас в его глазах. Он ненавидел ошибаться и признаваться себе в своих упущениях. А что могло быть обиднее для него, чем знать, что женщина, которую он любил когда-то и чью жизнь погубил, убежала от него, исчезла? Она не нашла ничего лучшего, чем выбрать для того, чтобы скрыться от него, общество, к которому принадлежал он сам и к которому она по рождению не имела никакого отношения – ведь она была всего лишь бедной гувернанткой. И это больше, чем что-либо другое, терзало его. Юная невинная гувернантка, на которой отец запретил ему жениться, стала теперь графиней Боумонт и скоро будет весьма и весьма обеспеченной вдовой, которая сама сможет распоряжаться собственной жизнью.
– Сожалею, если вам не удалось отыскать меня, – произнесла Лидия с дерзким вызовом, что оценить, правда, мог здесь только один человек.
Медленная ироничная улыбка тронула губы Хью.
– Жизнь не перестает удивлять меня и преподносить сюрпризы, леди Боумонт. – Он неторопливо двинулся к ней, лаская взглядом, а затем, протянув руку, дотронулся до ее ладони, которую она прятала в складках пышной юбки.
Лидии оставалось лишь терпеливо выносить его прикосновение, стараясь не устроить сцену. Когда Хью прижался губами к тыльной стороне ее ладони, Лидию словно ударило током.
– Если жизнь слишком часто обманывала вас, – сказала она довольно спокойным тоном, – то не стоит ли обратить свой взгляд на смерть?
Хью выпрямился и устремил на нее долгий пристальный взгляд:
– Нет. Боюсь, пока это не для меня. Но возможно, со временем так оно и будет.
– Вы считаете себя бессмертным? Мне странно это слышать.
– О нет, я вполне обычный человек. – Он смотрел на нее, казалось, целую вечность. Но потом рассмеялся и сказал: – Увы, я такой же, как и все, леди Боумонт. И не важно, что про меня пишут в газетах. Мне удается раскрыть отнюдь не все дела, за которые я берусь.
Лидия вздернула подбородок и сказала:
– Тогда почему вы уверены, что вам удается найти дочь моего мужа?
– Мне удавалось разгадывать многие загадки, и я намерен не ударить в грязь лицом и на этот раз. У меня есть свой особый интерес в том, чтобы вызволять из беды детей. И я использую все свое умение, чтобы помочь вам, леди Боумонт.
Лидия вздохнула. Она должна приложить все свои силы, чтобы найти дочь Бо, и не важно, какого эмоционального напряжения это будет ей стоить. Возможно, им с Монтгомери придется объединить свои усилия.
– Я надеюсь, у вас это получится, – сказала она. – В противном случае я ни за что бы не согласилась встречаться с вами.
Лидия отвернулась. Сердце ее бешено колотилось. Она чувствовала себя сейчас так, словно попала под колеса мчащегося с бешеной скоростью экипажа. Стоило ли с такими мучениями обретать спокойствие, чтобы в один момент его лишиться? Лидия подошла к креслу, как можно дальше от Хью, и оперлась на высокую спинку.
– Не хотите ли подкрепиться? – спросила она тоном радушной хозяйки.
– Нет, благодарю, – ответил Хью.
Она украдкой бросила на него взгляд. Хью снова иронично ухмылялся. И Лидия вдруг почувствовала, что сумеет справиться с собой. Едва ли она сможет забыть, что он отверг ее из-за различия в их социальном положении. И пусть он уже не тот эмоциональный юноша, каким она его помнила, он определенно не изменил своего отношения к этому вопросу и сейчас.
Тодд наблюдал за ними со все усиливающимся любопытством.
– Ну что ж, – заговорил он наконец, – коль скоро вы хорошо знаете друг друга, предлагаю отбросить формальности и обсудить детали предстоящего дела.
– Превосходная мысль, – поддержала его Клара и встала рядом с Лидией.
Тодд изложил все, что ему было известно. Хью внимательно выслушал, а затем задал ряд интересовавших его вопросов: в какое именно время произошло похищение? Были ли на месте преступления свидетели? Опрашивал ли кто-нибудь их? Какого рода отношения связывали Софи и ее мать? Когда он спросил про отношения девочки с ее отцом, Лидия сочла необходимым вступить в разговор:
– Мой муж узнал, что у него есть дочь, только когда явилась ее мать и сообщила о том, что девочка пропала.
Хью принялся ходить по комнате из конца в конец. В какой-то момент он остановился перед Лидией и пристально посмотрел на нее:
– Его не смутило это известие?
– Нет, он был рад узнать, что у него есть дочь. Бо всегда был человеком, лишенным предрассудков. Он относится к женщинам с немалым уважением, и, я полагаю, дочь у него или сын – для него не так уж и важно, равно как и то, рожден ли был ребенок в законном браке или это дитя любви. Бо хотел бы встретиться с вами, но он серьезно болен. Я провожу вас к нему, если вы пожелаете, но вам не стоит слишком задерживаться у него.
Хью нанес короткий визит графу Боумонту, а затем отбыл. Прошло немало времени, прежде чем Лидия отправилась в комнаты мужа, чтобы пожелать ему доброй ночи. Когда она наклонилась, чтобы поцеловать его, он отыскал ее руку и мягко удержал Лидию рядом с собой. Она часто, сидя на краю его постели, рассказывала о событиях, которыми был наполнен ее день. Однако сейчас сердце ее подскочило от волнения к самому горлу, так что Лидия даже не была уверена, что вообще сможет говорить.
– Тебе было очень тяжело, милая? – спросил граф, не выпуская ее руки.
Она сделала глубокий вдох и постаралась отогнать подступающие слезы.
– Очень, – дрожащим голосом призналась она.
Муж не мог видеть выражение ее лица, но повернул голову так, словно бы попытался посмотреть на нее.
– Ты по-прежнему чувствуешь…
Лидия кивнула, хоть и знала, что он не может заметить движение ее головы. Да, она по-прежнему любила Хью. Да, она вспомнила его прикосновения и жаркие ласки, стоило ей увидеть этого мужчину.
– Мне будет очень трудно работать вместе с ним.
– Но ты вовсе не обязана. Наймем сыщиков ему в подмогу. Можно даже обратиться в Скотленд-Ярд.
– Никто не сможет провести расследование столь тщательно, как знаменитый лорд Загадка.
– Ты такая храбрая женщина, моя дорогая!
– Вовсе нет. Просто я очень решительно настроена. Мои чувства теперь не в счет. У меня был шанс, воспользоваться которым я не сумела. Теперь мы должны сделать все, чтобы Софи смогла воспользоваться своим шансом на лучшую жизнь. И надежда только на Монтгомери, Бо. Я в этом уверена. Мне известно, как он работает. Если кто-то и способен найти Софи, то только он.
Боумонт кивнул, однако сомнения не оставляли его.
– Хорошо, моя дорогая. Но если вдруг в какой-то момент ты изменишь свое мнение, только скажи. Я не хочу, чтобы тебя кто-нибудь обидел, тебе и так слишком многое пришлось испытать.
Лидия усмехнулась:
– Не думаю, что так уж легко выбить почву у меня из-под ног.
– Мне кажется, ты ошибаешься, – мягко возразил Бо. – В любом случае время покажет.
Лидия снова поцеловала мужа. Пока она шла к себе, его слова не выходили у нее из головы. Оказавшись в своей гостиной, Лидия, повинуясь минутной прихоти, подошла к письменному столу, открыла небольшой ящичек, запертый на ключ, и извлекла предмет, который не доставала вот уже почти пять лет. Свой дневник. Ощущения ее, когда она открыла его, были такими же, как сегодня утром, когда она распахнула двери гостиной, в которой находился Хью. Вздохнув и собравшись с силами, Лидия принялась читать.
3 апреля 1875 года
Сегодня я встретила самого удивительного человека. Хотя слово «встретила» едва ли можно в данном случае счесть подходящим.
Это лорд Хью Монтгомери, старший брат моей подопечной Кэтрин. Ему, кажется, столько же лет, сколько и мне, – двадцать четыре. В первый месяц моего пребывания здесь, в Уиндхейвене, я его не видела и даже начала сомневаться, что такой человек вообще существует.
Его портрет висел в галерее. На нем он выглядел как французский аристократ при дворе короля Людовика XIV. Только теперь я понимаю, что это просто так постарался художник, вероятно, очень модный, выписанный в поместье отцом лорда Монтгомери, графом Боксли. Прекрасно могу себе представить высокомерного седовласого графа Боксли. Ему наверняка хотелось, чтобы его сын был в точности таким, как его изобразил портретист. Однако Хью Монтгомери был человеком уникальным, абсолютно ни на кого не похожим.
Я встретила его в дубовой роще, вблизи границы владений их семьи. Высокие деревья росли на вершине холма у самого обрыва, наверное, поэтому холм этот назывался Девилс-Пик. В тот день я была свободна от своих ежедневных обязанностей, поскольку моя ученица – Кэтрин – уехала со своим отцом в Лондон. Я и не догадывалась, что забралась в такую даль, пока не увидела, что стою на самом краю обрыва. Передо мной раскинулось изумрудно-зеленое море. Когда я поняла, на какой высоте нахожусь, мне едва не стало дурно.
– Осторожно! – вдруг раздался сзади чей-то громкий голос.
От неожиданного окрика я вздрогнула и с трудом удержалась на ногах. Сердце мое ушло в пятки. Я чуть повернулась и прикрыла рукой глаза от слепящего весеннего солнца. И тут я увидела его. На мужчине, который стоял передо мной, были длинный твидовый сюртук, доходящий почти до колен, и коричневые сапоги. Шейный платок его был повязан свободно, а густые темные волосы он не удосужился прикрыть шляпой. Я, казалось, разглядела все подробности его внешности. И конечно же, не могла не заметить его мощного квадратного подбородка и благородного носа патриция. Ну, в общем, он был необычайно красив, как все эти герои-повесы, про которых я читала в романах.
Он производил впечатление человека сильного и необычайно умного. Правда, эти наблюдения я сделала чуть позже. Тогда же я была настолько потрясена его появлением, что только и могла молча смотреть на него.
– Отойдите от края скалы, – резко приказал он мне.
В его голосе звучало явное раздражение – ведь я нарушила его уединение и, должно быть, прервала размышления. Черные брови его сошлись на переносице. Длинные густые волосы в беспорядке падали на высокий лоб.
– Я сказал, чтобы вы ушли с того места, где стоите!
По какой-то причине, которой теперь вспомнить не могу, я буквально вросла в землю на том самом месте, где стояла. Помню только, что дул сильный, порывистый ветер. Я отвернулась от мужчины и невольно качнулась назад – к нему, но потом, чтобы удержать равновесие, мне пришлось сделать шаг вперед – к пропасти.
– Ради всего святого! – выкрикнул он и бросился ко мне. – Вы что, решили покончить жизнь самоубийством?
Какими бы иррациональными ни были мои чувства, но в тот момент я куда больше боялась его, чем ветра, который с каждым яростным порывом толкал меня все ближе к краю пропасти.
– Простите, – пробормотала я.
– Не смейте извиняться! – вспылил он и сделал еще один шаг по направлению ко мне.
В его ярких живых глазах полыхал гнев. Пусть он и был человеком молодым, однако в его поведении по отношению ко мне чувствовалось едва ли не отеческое желание опекать и защищать. Я уже больше не боялась его – скорее, я опасалась разочаровать его. И тогда – о Боже, зачем? – он потянулся, чтобы схватить меня, а я отступила в сторону, как и полагалось добропорядочной дочери викария.
И тут мои ноги заскользили. Я попыталась отпрыгнуть от края пропасти, но камни подо мной начали осыпаться. С легким шуршанием они скатывались по склону и уже с глухим стуком падали далеко внизу. Я запаниковала и, взглянув на мужчину, увидела, что он смертельно побледнел. На его лице отразился ужас, но он быстро взял себя в руки и крикнул мне:
– Хватайтесь за меня!
Я протянула руку, и он мгновенно вцепился в мое запястье мертвой хваткой. И именно в этот момент кусок скалы подо мной обломился. Я рухнула на острые камни и закричала от нестерпимой боли. Мне казалось, что сейчас мы оба полетим в пропасть и разобьемся насмерть. Я услышала, как он выругался и плашмя упал на землю. Моей руки он не выпускал, и это удерживало меня от неминуемого падения в пропасть.
Я ощущала острую боль в плече и во всем теле – удар от падения оказался весьма чувствительным.
– Помогите! – закричала я, когда сумела выровнять дыхание.
– Постарайтесь успокоиться, – приказал он мне. – Найдите место, на которое сможете встать. Упритесь в него ногами и попробуйте подтянуться.
Я судорожно пыталась отыскать, на что бы можно было встать.
– Подо мной ничего нет! Ах нет, кажется, нашла! – Моя нога нащупала какую-то расщелину. Подо мной была пустота, а метрах в двадцати внизу я каким-то образом разглядела довольно плоское каменное плато. Я поняла, что если сейчас упаду, мне грозит неминуемая смерть. – Получилось! – крикнула я, как только сумела упереться нотами в расщелину.
– А теперь тянитесь вверх, – велел он.
Сам он начал отползать назад и тем самым тянуть меня, а я всячески помогала ему и подтягивалась что было сил. И вот наконец я была в безопасности. Он прижал меня к себе, а я вцепилась в него, точно испуганный котенок.
Объяснить то, что произошло потом, мне крайне трудно. Когда мы попытались встать и отойти от края скалы, земля снова стала осыпаться, но теперь уже под его ногами. Лорд Монтгомери оттолкнул меня, а сам исчез за выступом скалы. На лице его заиграла усмешка, иронично выражавшая согласие с неизбежным, своего рода смирение.
– Нет! – закричала я и протянула к нему руки. Но было уже поздно. Он скрылся из виду.
Из того, что произошло потом, я упомяну лишь о самом важном. Лорд Монтгомери приземлился как раз на то небольшое плато, которое я заметила внизу, когда висела на краю пропасти. Это обстоятельство и уберегло его, пусть и не самым гуманным образом, от дальнейшего падения вниз. Но он сильно разбил голову, из раны его хлестала кровь. Я понимала, что времени бежать к дому и звать на помощь нет. И потому предпочла отправиться вниз, к нему. Преодолевая страх высоты, я нашла путь, каким можно было спуститься к нему, держась за выступающие корни деревьев, которые росли одному Богу известно каким образом прямо в камнях.
Едва добравшись до него, я опустилась рядом и прижала его голову к своим коленям.
– Ах, милорд, простите меня!
Он пошевелился и, схватив мою руку, сильно ее сжал. «Не беспокойся!» – словно бы хотел тем самым сказать он. Я тут же поклялась себе, что ни за что не дам ему умереть.
Оторвав от своей нижней юбки полоску ткани, я обмотала ее вокруг его головы. Теперь можно было отправляться за помощью. В какой-то момент я ощутила в душе ликование. Я героически спасла человека, который, впрочем, и сам проявил себя как истинный герой.
6 апреля 1875 года
Лорд Монтгомери постепенно поправлялся после своего ужасного падения. Доктор сказал, что у него сотрясение, но никаких других серьезных травм нет. Виконт явно был уже расположен принимать посетителей и, вероятно, именно по этой причине послал за мной. Я была счастлива – ведь я так об этом мечтала.
Я вошла в кабинет графа и увидела его наследника, сидевшего в удобном кресле. Он был облачен в угольно-черный смокинг, а ноги его укрывал теплый плед. Голова его по-прежнему была обмотана белой повязкой. Он показался мне похожим на сарацина.
– Вы слишком пристально разглядываете меня, мисс Паркер, – нарушил затянувшуюся паузу виконт Монтгомери. Он устремил чуть насмешливый взгляд поверх книги. Подобная манера общения была для него, по всей видимости, весьма характерна. И я, хотя и ожидала несколько иного приема, решительно шагнула вперед. После всего, через что мы с ним прошли, мне казалось, будто бы мы стали кровными братом и сестрой.
– Ваша повязка делает вас похожим на… – Я оборвала себя на полуслове. Простой гувернантке не положено было высказывать свое суждение по поводу внешнего вида ее нанимателя. Но, побывав на волосок от гибели, я чувствовала, что могу на какое-то время забыть о социальных различиях, разделяющих нас. Интересно, а в загробной жизни эти различия тоже сохраняются? – Вы выглядите потрясающе. Как герой Крымской войны.
Улыбка тронула уголки его губ, стоило мне сказать это.
– Я рад, что даже в такой ситуации вы сумели найти в моей наружности что-то, чем можно восхищаться!
– А я рада была услышать, что вы вскоре полностью поправитесь.
Он состроил недовольную гримасу:
– Ну не стойте же в дверях, словно горничная. Подойдите ближе. Присядьте. И скажите, каково ваше самочувствие.
Я вспыхнула от смущения, но, как он и просил, подошла ближе и села на стоящий рядом с ним стул с высокой спинкой.
– Я вполне здорова, и это благодаря вам, сэр, – сказала я.
– Вы безрассудная женщина, – произнес он, а потом едва заметно улыбнулся. – Очень храбрая и все же безрассудная женщина.
– Вас я тоже могу назвать безрассудным смельчаком, который не раздумывая бросился спасать меня, – сказала я, возвращая ему комплимент.
Некоторое время он молча смотрел на меня. Затем нахмурился. Подозреваю, он никогда еще не слышал, чтобы гувернантка разговаривала столь смело. Я невольно задержала дыхание, понимая, что снова оказалась на краю пропасти, только теперь уже несколько иного рода.
– Вы отужинаете сегодня со мной, мисс Паркер? – спросил меня он.
Сказать, что я была удивлена, значит не сказать ничего. Вот это да! Уж такого я никак не ожидала!
– Да, – сумела выдавить из себя я и расплылась в глуповато-счастливой улыбке. – Да, конечно!
12 апреля 1875 года
Несколько дней я ничего не писала в свой дневник. Это все потому, что Хью… Только что поймала себя на том, что называю его слишком уж фамильярно – пусть даже и на бумаге! Ну вот. Теперь каждый, кто когда-либо прочтет мои записи, поймет, какая я дурочка. Но когда мы одни – разумеется, такого никогда не происходит при слугах! – я называю его Хью, а он меня – Адди. Знаю, это кажется невероятным. Но когда дело касается нас двоих, то это так естественно! Мы же спасли друг другу жизнь. У меня такое ощущение, будто я знаю Хью, как никого другого в этом мире, а он превосходно знает меня.
Мы стараемся скрывать нашу необычную и очень крепкую дружбу, но, боюсь, те ниточки, которые связывают нас, стали заметны уже и другим. Когда мы вместе, мы словно бы переносимся в мир, где нет никого, кроме нас. Словно вдруг вокруг нас вырастает стена, скрывающая нас ото всех. Однако миссис Бертам, экономка, поглядывает на меня с явным осуждением. Знаю, она что-то подозревает. Она недовольна тем, что мы проводим наедине слишком много времени. Должно быть, напридумывала себе бог знает чего… Хотя… Ни одна добропорядочная женщина не стала бы вести себя так, как я.
А можно ли назвать меня добропорядочной? Не знаю. Да, впрочем, не слишком и забочусь об этом. После того как я едва не рассталась с жизнью, все во мне переменилось. А что, если завтра я умру? Да и жила ли я когда-либо? Рядом с Хью я чувствую себя необыкновенно живой, какой не чувствовала себя никогда раньше. И как же я хочу теперь жить полной жизнью!»
Лидия закрыла дневник. Она лишь разбередила свои давние душевные раны. Сердце защемило от боли. Она действительно жила тогда необыкновенно полной жизнью. Но сколько боли ей довелось испытать потом. Да, все верно, Хью Монтгомери спас ей жизнь, но ведь после он едва не убил ее. Но тогда на сцене появился граф Боумонт, и теперь уже он сыграл роль ее спасителя. Похоже, мужчинам в ее жизни была отведена роль именно спасителей.
Лидия едва ли могла припомнить все обстоятельства, которые повлияли на соединение их судеб. Но началось все именно с происшествия на Девилс-Пик. Потом были и другие моменты, которые сблизили их. Хью признался ей в своем страстном увлечении криминологией и поведал, что уже – когда ему было двадцать – написал на эту тему книгу.
Это потрясло Лидию. Ее искреннее восхищение не могло остаться не замеченным им. Отец отказывал Хью во внимании и весьма скептически относился ко всем его начинаниям. Успехи сына нисколько не волновали отца. А вот Лидия – для него Адди – говорила о них с неизменным восторгом. Она была нужна Хью. Он ценил ее мнение и ее привязанность.
Он полюбил ее. Сейчас Лидии необходимо было убедить себя в этом, иначе все совершенные ею впоследствии ошибки будут непростительными и она не сможет вместе с Хью заниматься поисками Софи. Про тогдашнего Хью Лидия знала немало. Но остался ли он таким сейчас? Существовал лишь один способ проверить это… Если только ей достанет смелости.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полуночный Ангел - Берд Джулия



Понравилась аннотация к роману, думала он заинтересует меня...Ошибалась... (((
Полуночный Ангел - Берд ДжулияЕлена
14.03.2014, 11.59





Так себе.. В последнее время меня ни один роман не удовлетворят...
Полуночный Ангел - Берд ДжулияМилена
16.09.2014, 20.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100