Читать онлайн Мой прекрасный лорд, автора - Берд Джулия, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой прекрасный лорд - Берд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Джулия

Мой прекрасный лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

После знаменательного разговора с леди Джермейн Лукас оставил Кэролайн уладить вопрос с Джорджем и Пруденс. Она должна была во что бы то ни стало убедить своего брата и его жену вернуться вместе с ней в Фаллингейт. Чувствуя, что Лукас каким-то образом добился уступки со стороны графини, они, хоть и неохотно, приняли предложение Кэролайн. В конце концов ей удалось уговорить их, заверив, что муж собирается сообщить им нечто весьма интересное. Она не сомневалась, что так и будет, хотя представления не имела, какой сюрприз он готовит.
Когда они прибыли в Фаллингейт, Кэролайн оставила их на попечение дворецкого, а сама побежала вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Пробежав по коридору прямиком в библиотеку, она распахнула дверь и остановилась, увидев Лукаса в дальнем углу комнаты. Он стоял около горящего камина, сцепив руки за спиной, и пристально смотрел на портрет Баррета Гамильтона.
Сердце Кэролайн подкатило к горлу, и она заморгала, пытаясь удержать счастливые слезы.
– Мой лорд! – только и сказала она.
Он не отреагировал на ее обращение, и она позвала:
– Лукас!
Он медленно повернулся, светясь полной восхищения улыбкой.
– Когда ты назвала меня лордом, я сначала не понял. Я подумал, что ты обращаешься к кому-то другому, может быть, к нему?
Он указал на портрет, и Кэролайн вдруг увидела необыкновенное сходство Лукаса с его далеким предком. Замечала ли она это прежде? Да, но раньше оно казалось ей простым совпадением. Не больше… Сейчас, оглядываясь назад, она сочла это предопределением.
– Если бы Баррет был сейчас жив, я бы его поцеловала, – мечтательно улыбаясь, сказала Кэролайн.
Глаза Лукаса озорно заблестели.
– Это был бы поцелуй прапрапраправнучки, так, кажется?
– Это был бы поцелуй благодарности. – Она подошла ближе. – Лорд Гамильтон привел тебя ко мне, я уверена в этом.
Лукас вопросительно приподнял брови. Он смотрел на нее, думая, что она неотразимо привлекательна. Когда Кэролайн остановилась в нескольких дюймах от него, он подошел и намотал на палец локон, выбившийся из-под ее чепца.
– Ты опять становишься суеверной?
– Да. – Она взяла его руку и, поцеловав ладонь, прижала ее к щеке. – Как иначе все это могло произойти? Как случилось, что ты оказался в единственной тюрьме Крэгмира, и не где-нибудь, а рядом со своим родовым имением? Почему именно тебя доктор выбрал для нашей авантюры?
Когда он с некоторым сомнением снова поднял на нее глаза, она обняла его за талию.
– Если бы ты не приехал именно в этот момент, ты никогда не имел бы возможности даже вспомнить свое прошлое! Если бы все пошло по-другому, ты вернулся бы в Лондон и никогда не узнал, кто ты на самом деле. Разве все это умещается в разумные рамки? Нет, я убеждена, это дело рук призрака.
Лукас жадно поцеловал ее. Она отвечала ему так, словно от этого зависела ее жизнь. Он возбуждал ее, упивался ею, и, наконец, насладившись, взглянул на нее с видом победителя.
– Кэро, мы сделали это. Мы смогли дойти до конца!
– Ты уверен, что мы получили одобрение? – Она повернулась, и глаза обоих остановились на портрете. – Я чувствую, Лукас, что его больше здесь нет. Баррет обрел покой, его душа покинула этот дом. Я читала в его дневнике, что проклятие будет действовать, пока в его честь не сделают что-то хорошее. Теперь, когда ты законный наследник Джермейн-Хауса, призрак Баррета может спокойно оставить это место. А его потомок будет счастлив!
– Но я еще не обрел это право, – напомнил ей Лукас, поворачиваясь и беря ее руки в свои. – Бабушка еще не признала меня.
– Она сделает это, я уверена! Лидия вовсе не такая жестокая, какой хочет казаться. С виду она чопорная, но в душе мягкая, как инжирный пудинг.
Он улыбнулся не без сарказма.
– У тебя тоже острый язычок, дорогая. – Он рассмеялся. – Не меняйся, Кэрол. Обещай мне.
– Обещаю. – Новый поцелуй был сладок и краток. Она с обожанием взглянула на Лукаса. – Ты когда-нибудь простишь меня за то, что я заставляла тебя пройти через этот обряд?
Он разразился смехом.
– Как я могу не простить тебя? Никто еще не любил меня так, чтобы пытаться изгнать из меня дьявола.
– Я бы чувствовала свою полную глупость, – сказала она, между прочим поправляя его галстук, – если бы я не думала, что призрак причастен ко всем этим невероятным событиям. Вчера я узнала, что его не было. И задумалась…
– Кэро, никакого призрака не существовало. Я докажу тебе это.
Она надула губы.
– Я не хочу, чтобы ты доказал…
– Я должен. Только тогда мы действительно получим возможность жить спокойно. И именно об этом я собираюсь поговорить с Джорджем.
– Он и Пруденс ждут тебя в кабинете.
– Я хотел бы пригласить доктора Кавендиша и миссис Пламшоу. Должны же мы раз и навсегда закончить наши дела с Джорджем? – сказал он, предлагая ей руку.
Кэролайн кивнула и приняла ее, готовая услышать последний секрет Лукаса.
Лукас ждал, пока Кэролайн наливала чай каждому из присутствующих. Он наблюдал, как Теодор уселся на кушетку рядом с Амандой, и улыбнулся про себя. Воистину, несмотря на скверную погоду, в старых стенах Фаллингейта цвела любовь! Устрашающе ревел ветер, предрекая очередную грозу. Легкий дождь ударял в окна, но, вне всякого сомнения, эти редкие капли означали приближение ливня.
– Выкладывайте, что у вас там? – раздраженно произнес Джордж. – Я не расположен сегодня к пустой болтовне. Погода меняется, и я хотел бы вернутся в Джермейн-Хаус, пока не хлынул дождь. Дороги и так сплошное месиво. О чем вы хотите поговорить, Лукас?
Закончив разливать чай, Кэролайн присела рядом с мужем. Джордж стоял у камина, держа блюдце в одной руке и чашку в другой. Пруденс устроилась на маленьком диванчике и выглядела необычно притихшей. И Лукас понял почему: она буквально исходила слюной при виде аппетитных булочек, лежащих на сервировочном столике.
– Может быть, хотите перекусить, миссис Уэйнрайт? – вежливо поинтересовался он.
Пруденс с обиженным видом взмахнула ресницами.
– Я полагаю, что могу заставить себя и сделать приятное хозяйке. Я всегда учу своих девочек с благодарностью принимать гостеприимство, даже если обстоятельства не совсем располагают к этому.
Джордж жестко одернул ее:
– Миссис Уэйнрайт, как вы можете есть в такой момент?
Кэролайн тем не менее предложила ей блюдо с булочками и вернулась на свое место. Лукас приступил к заключительному акту их драмы.
– Я просил всех прийти сюда, чтобы сообщить вам то, что я недавно рассказал своей жене. Я узнал наконец свое настоящее имя.
– Настоящее имя? Не думал, что оно под вопросом, – усмехнулся Джордж, затем добавил с глумливой усмешкой: – Но полагаю, что человек вашего круга никогда не может быть уверен в своем происхождении.
– Что вы узнали, Лукас? – нетерпеливо перебил Теодор. Он и Аманда ловили каждое его слово.
– Оказывается, желание помочь сиротам глубокими корнями уходит в мое прошлое. Я сам был сиротой. Меня воспитал слуга, грум из Джермейн-Хауса. После смерти моей матери он подобрал меня и спас мне жизнь.
Сжав руки в кулаки, Аманда положила их на колени.
– Ваша мать служила у графини Джермейн?
Лукас обменялся улыбками с Кэролайн.
– Нет, Аманда. Моя мать была графиней Джермейн.
Пруденс, которая в этот момент откусила кусочек булочки, тут же поперхнулась. Ее лицо стало багровым, и она закашлялась, плюясь крошками на свое дорогое платье. Когда она снова смогла дышать, то прошипела:
– Л… леди Джермейн? Вы имеете в виду Лидию?
– Нет, жену ее сына, Элизабет, – холодно сказал Лукас. – Моя мать была женой четвертого графа Джермейн. Она умерла вскоре после смерти моего отца. Вдовствующая графиня – моя бабушка.
– Так, так, так! – воскликнул доктор своим гулким голосом. – А что я вам говорил? Я знал, старина, что наступит момент и я обнаружу что-то в этом роде. В вашем лице всегда чувствовалось нечто аристократическое!
Лукас не мог не улыбнуться, видя искреннюю радость доктора. Теодор больше заботился о месте Лукаса в высшем обществе, чем он сам. Он бы вообще не придал этому значения, если бы не судьба Кэролайн.
– Я верю, – продолжал Лукас, – что сделанное мной открытие положит конец вашему беспокойству по поводу нашего брака, мистер Уэйнрайт. Ваша сестра замужем за аристократом, и мы поженились в ее двадцатипятилетие. Это означает, что, согласно воле вашего отца, Фаллингейт переходит в ее владение.
– О Боже! – запричитала Пруденс, прижимая пухлые руки к груди. – Граф! Подумать только! Я должна немедленно сообщить девочкам!
– Миссис Уэйнрайт! – осадил жену Джордж. – Успокойтесь!
– Но, мистер Уэйнрайт, подумайте, что это означает для девочек! Выходит, они в родстве с голубой кровью! Только представьте, что будут говорить в салоне мадам Ларош.
– Говорить будут очень мало, так как без Фаллингейта у наших дочерей нет приданого.
– Но, мистер Уэйнрайт, у вас есть доход от фабрики.
– А вот с этим проблема, – перебил Лукас. Джордж повернулся к нему со злобным взглядом.
– Что вам известно о моей фабрике?
– Уверяю, вполне достаточно, – сказал Лукас с мягкой улыбкой. – Я становился все более подозрительным по поводу ваших намерений и обстоятельств, мистер Уэйнрайт, когда наблюдал, как озадачило вас мое присутствие, еще тогда, когда вы ничего обо мне не знали. Мне довелось на пикнике побеседовать с управляющим Кэролайн, мистером Доррисом. Он упомянул, между прочим, что один из его родственников потерял работу на вашей фабрике, потому что она на грани банкротства.
Пока Лукас говорил, он чувствовал растущий интерес со стороны дам. Кэролайн переводила взгляд с него на Джорджа и обратно.
– Меня заинтересовал тот факт, что ваш бизнес не процветает, то есть у вас была причина стараться получить Фаллингейт в свое полное распоряжение.
– Как вы посмели совать свой нос в чужие дела! – процедил Джордж.
Лукас улыбнулся:
– Приходится, когда необходимо. Вчера по пути в Лондон я задержался в Ноултон-Парке и произвел некоторые расследования. Я узнал, что ваша фабрика действительно близка к разорению.
– Что? – ахнула Пруденс, отставляя тарелку с булочками. – Джордж? Скажи же ему, что это не так.
Лицо Джорджа стало багрово-красным. Он втянул щеки и в ярости поднял брови.
– Никто в Ноултон-Парке не мог сказать вам такого.
– Никому и не пришлось говорить, я сам прочитал ваши бумаги, лежащие в ящике письменного стола на втором этаже.
– Но это абсурд, я запираю свой кабинет и уверен, никто из наших слуг никогда не открыл бы его вам.
– Вы забыли о вашем госте – Смайли Фиггенботтеме, которому вы пригрозили, дабы добыть от него компрометирующие меня факты. Так вот, Смайли, к вашему сведению, лучший взломщик среди всех, кто мне известен. Он открыл для меня ваш кабинет, когда все улеглись спать.
– Как вы смели!
– К счастью для вас, я убедил Смайли, что он добьется большего, продолжая пользоваться вашим гостеприимством, чем если просто вас ограбит. Но я советовал бы вам без промедления поспешить, Ноултон-Парк и проверить, не сбежал ли он вместе с вашими драгоценностями.
– Джордж! Ты сказал, что этому отвратительному коротышке место в тюрьме!
– Помолчи, Пруденс…
– В вашей конторе, Джордж, – можно, я назову это так? – просматривая бухгалтерские книги, я нашел доказательства вашей финансовой несостоятельности. Из чего смог сделать заключение, что вы не остановитесь ни перед чем, желая прибрать к рукам Фаллингейт.
– Как вы смеете судить о моих делах!
– Видишь ли, Кэро, без дохода от Фаллингейта твой брат остается нищим.
Кэролайн не сводила глаз с Лукаса, стараясь воспринять эту потрясающую информацию. Затем обратила растерянный взгляд к брату.
– Джордж, я могла бы помочь… Я бы с радостью разделила доход между нами. Почему ты ничего мне не сказал?
– Потому что он не так благороден, как ты, Кэрол, – ответил Лукас, расхаживая взад и вперед. – Твой брат хотел, чтобы весь доход от рудников доставался ему. Он не имел ни малейшего желания делиться с тобой.
– Это правда, Джордж? – спросил Теодор, недоверчиво хмурясь. – Если так, то ваш отец перевернулся бы в гробу.
– Да, это правда, – крикнул Джордж. – Этот дом должен был принадлежать мне. Я сын. Я родился первым. Это все сентиментальность матери, которая считала, что наследницей должна стать дочь.
– Но ты унаследовал особняк на Стрэнде и Ноултон-Парк, – возразила Кэро, изумление и чувство обиды подогрело ее возмущение. – И тебе достались все сбережения отца. Неужели этого недостаточно?
– Хватило бы, – заметил Лукас, – если бы Джордж знал толк в бизнесе. Но он сделал неразумные инвестиции и даже не платил своим служащим. В результате его бизнес прогорел, и ему понадобился Фаллингейт, причем настолько, что он готов был нарушить обещания, чтобы убедиться, что в конце концов он его получит.
Все молчали. Лицо Джорджа из красного стало белым.
– Видите ли, Джордж так хотел получить Фаллингейт, что не погнушался распустить слухи, будто в доме обитают привидения.
– Как вы смеете обвинять моего мужа в подобном вздоре! – вскрикнула Пруденс.
– Очень просто, – ответил Лукас. Он позвонил, и Генри, который, по-видимому, был в курсе дела, тут же явился на его зов с холщовым мешком в руках. Он передал его Лукасу без единого слова. – Благодарю, Генри, – сказал Лукас, вытаскивая из мешка маску, парик и простыню. Дамы дружно ахнули. – Не пугайтесь! Я еще никого не убил. Кэрол, ты помнишь это лицо?
Он поднял маску, и у Кэролайн вырвался возглас изумления:
– Пресвятая Дева, это же призрак лорда Гамильтона!
– Так это его вы видели в окне? – спросила Аманда.
– Ну да, – еле слышно проговорила Кэролайн. – И еще в ночь изгнания нечистой силы.
– Я нашел эти любопытные предметы в конторе Джорджа, – объяснил Лукас, запихивая свидетельства маскарада назад в мешок. – Выслушав все рассказы, я понял, что всякий раз очередной соискатель руки Кэролайн видел призрак лорда Гамильтона, причем это случалось после визита Джорджа. Пока Джордж доставлял молодых людей из Лондона, у него было достаточно времени, чтобы внушить им мысль, будто в доме обитают привидения. А затем оставалось организовать появление самого призрака. Когда приехал я, Джордж ничего не знал об этом, по крайней мере до того, как Физерс не послал гонца в Ноултон-Парк. Физерс, я уверен, одевался в костюм, когда мистер Уэйнрайт был занят. Я прав?
Джордж взглянул на него с неприкрытой ненавистью.
– Но почему Физерс участвовал в таком неблаговидном деле? – поинтересовалась Аманда.
– Он всегда благоволил к Джорджу, – сказал Теодор. – Я предупреждал Кэролайн…
– Слуги обычно немного старомодны, – добавил Лукас. – Он мог не согласиться с тем, что женщина унаследует такое большое поместье. Меня по крайней мере не удивило бы, если он хотел восстановить наследование Фаллингейта по мужской линии. Что, по его разумению, ставило все на свои места.
– Именно так он и думал, – мрачно подтвердил Джордж. – И он был прав. Он единственный считал несправедливым, что отец завещал рудники женщине. Не говоря уже о том, что считал Лукаса Дэвина недостойным Кэролайн.
– Так это Физерс появлялся в окне той ночью во время изгнания дьявола? – спросила Кэро брата.
– Да, – кивнул он, – но я тоже был там.
– И это вы ударили меня в саду, – сказал Лукас.
– Да, я. Я все больше убеждался, что вы можете заподозрить меня после того, как я не сдержался во время нашего первого разговора. Вы появились в доме без моего ведома, я разозлился и решил внушить всем, что ваша жизнь в опасности. Довольно неблагоразумно для меня. Я хотел исключить любые подозрения и собирался сам войти в комнату минуту спустя. Я думал, это послужит доказательством, что я не причастен к появлению призрака. Джордж вытер пот со лба.
– Но вы неожиданно собрались в комнате с дверями, выходящими на террасу. Откуда мне было знать, что Дэвин кинется преследовать призрак в этот ужасный ливень? Чтобы спасти Физерса и снять с него костюм, мне пришлось выйти в сад через боковую дверь. Я не имел представления, чем вы там занимались. Только я успел раздеть Физерса и спрятать костюм в кустах, как наткнулся на Дэвина и ударил его прежде, чем он меня узнал.
– И ты бросил бедного Физерса умирать? – спросила Кэролайн.
– Я не думал, что он болен! Его перенесли в западное крыло дома. Он еще…
– Он еще жив, – прошептала Кэролайн, – и это чудо. Но ему осталось недолго. Зачем ты пошел на такой обман? Ты когда-то любил меня, Джордж. Я знаю, что любил.
Джордж тяжело опустился на стул и провел обеими руками по растрепанным волосам. Она никогда не видела его в таком беспорядке.
– Дэвин прав, – глухо заметил Джордж. – Я специально гнал от тебя поклонников. Прости меня, Кэро. Я делал это для Пруденс и девочек. Я не знал, как еще спасти их будущее.
Его длинные ноги внезапно показались ей неуклюжими, и Кэролайн вспомнила, каким неловким он был в детстве. Несмотря на свою красоту, Джордж никогда не имел понятия о чувствах. Пока жизнь шла без особых потрясений, он всегда производил на людей благоприятное впечатление. Это стоило ему непомерных затрат, больших, чем он мог позволить себе, исходя из доходов. Он жил выше своих возможностей, стараясь ублажить вдову полковника Халлауэлла, и, стремясь к этому, отбрасывал любые сожаления о предательстве собственной сестры.
– Как ты мог, Джордж? Разве ты не знал, как мне было больно, когда ты выпроваживал моих женихов?
– Я не думал о тебе, Кэро, – усмехнулся он, поглядывая на нее со смесью сожаления и злости. – Ты сама начала это. Ты первая придумала легенду о привидении, когда к тебе сватался сын графа. Мальчишка вернулся в Лондон, напуганный до смерти, и поползли слухи… Несколько лет спустя, помня о странном завещании отца, я увидел возможность воспрепятствовать тебе унаследовать Фаллингейт. Я просто воспользовался тем, что ты сама придумала.
– Ах, Джордж, – с горечью вздохнула Кэролайн.
Он поглубже уселся в кресле, на его красивом лице появилось виноватое выражение.
– Но почему я видела призрак? – спросила его Кэролайн. – Ты ведь не собирался пугать меня, Джордж?
Он нахмурился:
– Конечно, нет. Однажды, узнав о появлении здесь Дэвина, я решил напугать его, но он и бровью не повел.
– Потому что он никак не ждал увидеть привидение, – пояснил Теодор.
– Я думал, если я напугаю тебя, Кэрол, ты расскажешь Дэвину и он поверит. Не говоря о том факте, что я был зол на тебя. Я хотел отомстить моей маленькой Мышке.
– Никогда больше не смей называть меня так! – холодно произнесла она.
– Прекрасно, – воскликнул он и встал. – А ты не проси меня остаться. Я не позволю тебе жалеть меня или смеяться надо мной. И что бы вы там ни говорили, Дэвин, в моих глазах вы по-прежнему конокрад!
– Мистер Уэйнрайт! – сказала Пруденс, поднимаясь следом за мужем. – Он граф. Вы не можете говорить с ним в таком тоне.
– Помолчи, Пруденс, и лучше поторопись. Мы уезжаем. – Джордж повернулся и вышел из комнаты.
Поджав губы, униженная и подавленная, Пруденс Уэйнрайт поспешила за мужем. Пожалуй, Кэролайн впервые видела ее такой растерянной. Проводив их до двери, она наблюдала, как они шли под дождем к карете, а потом вернулась к своим друзьям, совершенно не в состоянии говорить.
Лукас между тем продолжил:
– Я только что объяснил мою связь со Смайли Фиггенботтемом. Это именно он украл лошадь графини. Мы приехали, задумав ограбить Джермейн-Хаус и Фаллингейт. Я собирался выйти из дела, когда вернусь в Лондон. А Смайли, который жил, как лорд, в Ноултон-Парке, тоже не представлял собой опасности. Шайка не пойдет на такое без Смайли. Сказать по правде, Кэро, вожаком шайки был я. Ты должна знать это.
– Мы знаем, – просто сказала Кэролайн.
– Ты не сердишься, что я планировал тебя ограбить?
– Грабят грабители.
– Значит, ты простила меня?
– Нечего прощать, мой дорогой, – обнимая его, сказал Теодор. – Мы знали, кто вы, когда вытащили вас из тюрьмы.
– Нет, тогда еще нет, – поправила Аманда с радостной улыбкой. – Но теперь знаем.
И словно в подтверждение ее слов вошел Генри с серебряным подносом, на котором лежал конверт.
– Мистер Дэвин, – сказал он, – лакей леди Джермейн только что доставил это письмо.
– Спасибо, Генри. – Кэролайн открыла конверт, быстро пробежала листок глазами, и ее лицо просияло от радости. – Это от твоей бабушки. Она пишет, что даже старая женщина может совершать ошибки. Она изменила свое решение и выражает желание признать тебя своим наследником, если ты соблаговолишь посетить ее завтра.
Прижимая письмо к груди, она бросилась в его объятия.
– О, мой лорд, я так счастлива за тебя.
– Моя леди, – прошептал он, – ничего бы не произошло, если бы не твоя любовь!
Теодор и Аманда подошли поздравить их, и доктор попросил Генри принести шампанское.
– Мы хотим поделиться с вами хорошей новостью, – сказала Аманда, – мы собираемся пожениться.
– Неужели? – воскликнула Кэролайн, обнимая подругу и плача от радости. – Никак не ожидала такого потрясающего известия! Я счастлива за вас!
– Ну уж не больше, чем я, дорогая, уверяю вас, – рассмеялся Теодор, целуя Аманду в щеку.
Лукас пожал руку доктора и поцеловал миссис Пламшоу.
– Даже не знаю, что сказать. Не могу поверить во все эти чудесные свершения. О… – Он вдруг осекся. – Еще один, последний вопрос, касающийся Джорджа. – Лукас сунул руку в карман. – По всему видно, он основательно продумал интригу. В его конторе я нашел квитанцию о покупке дневника лорда Гамильтона. По-видимому, он купил его и положил на чердаке, надеясь, что когда ты обнаружишь его там, твои мысли приобретут определенное направление. Так оно и случилось. Ты поверила, что он лежит там со времен постройки Фаллингейта.
Теодор взял квитанцию и принялся с изумлением ее изучать.
– У этого парня гораздо более развитое воображение, чем я мог предположить. Он, должно быть, рассчитал, что Кэрол не сможет отказаться от дневника, если ее жизнь будет зависеть от этого. А учитывая ее романтические взгляды, он, без сомнения, надеялся, что она сама вообразит привидение. И не ошибся.
– Да, – сказала Кэролайн, с удивлением покачивая головой. – Удивительно, я попалась на его уловку! Я искренне поверила, что призрак действительно обитает в Фаллингейте.
– Вы чересчур сентиментальны, Кэро, – улыбаясь, заметила Аманда.
– Я люблю ее такой, какая она есть, – возразил Лукас.
Кэролайн тяжело вздохнула:
– Мне казалось, будто я лично знаю Баррета и Рейчел. Мне немножко грустно, что это все лишь плод моего воображения. Я верила, что именно они соединили меня с Лукасом.
– Что? – возмутился Теодор, вынимая изо рта сигару. – Ну уж нет, это я свел вас. Отдайте должное тому, кто это заслужил. Вот так, моя девочка!
– Нет, Тедди, – сказал Лукас, подходя к Кэролайн. Он обнял ее за талию и притянул к себе. – Поверьте мне, это сама судьба.
Он наклонился и нежно коснулся ее губ. Это был поцелуй, достойный графини, которой она теперь стала. Пока они упивались взаимной нежностью, доктор и бывшая гувернантка незаметно покинули комнату, оставив их в одиночестве. Кэролайн гладила щеки Лукаса.
– Я боюсь, мне всегда будет не хватать тебя.
– Ты не должна бояться, любимая. Теперь, когда все наши проблемы решены, тебе не удастся от меня избавиться. – Он рассмеялся. – Мне никогда не нравилась идея относительно Индии. Говорят, там тяжелый климат. Чересчур жарко.
Она кивком указала на окно, где густой туман поглотил последние проблески света, превратив сумерки в кромешную тьму.
– Ты думаешь, у нас погода лучше? Дождь льет и льет…
– Да, – пробормотал он. Покусывая ее губы, он начал расстегивать пуговицы на ее платье. – Бог с ним, с этим дождем… Я люблю тебя, Кэро. Я думаю, что любил тебя с самого первого дня. Мне хотелось лишь быть достойным тебя. И так и случилось.
– Так было всегда, – сказала она, смеясь сквозь слезы. – Мне все равно, граф ты или вор. Ты мой! И я тебя люблю.
Он целовал ее глаза. Затем прошептал ей на ухо:
– Я люблю тебя. Навсегда.
Его рука проникла в вырез ее платья и легла на упругую грудь. Она вздохнула, сопровождая вздох тихим стоном, но остался еще один вопрос, который она должна была ему задать.
Кэролайн взяла руку Лукаса, подняла голову и заглянула в темные глаза.
– Почему ты назвал меня Рейчел? Он заморгал и нахмурился.
– Я назвал тебя Рейчел?
– Да. Когда мы занимались любовью. Разве ты не помнишь?
– Во время…
– Да.
– Нет. Нет, моя любовь. Клянусь.
Он пожал плечами и виновато улыбнулся.
Она тоже улыбнулась и прижалась к нему. Глядя через его плечо в окно, она вдруг увидела, как за ним промелькнули две тени. А может быть, ей показалось…
– У меня невероятное воображение, – призналась она, улыбаясь.
– А ты не могла бы вообразить, что занимаешься любовью со своим мужем? – спросил он, усиливая свои ласки.
– О да, мой лорд! Мой прекрасный лорд! – добавила она и, прикрыв глаза, подарила ему поцелуй, который он запомнит навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой прекрасный лорд - Берд Джулия



вполне сносный роман..интересный сюжет
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияЕлена
31.03.2012, 18.08





Не плохо, а то надоело все время про одно и то же читать..
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияМилена
11.09.2014, 22.29





Очень даже неплохо, захватывает с самого начала. И, что интересно, перед этим прочла нечто похожее (Дженис Беннет "Защитник прекрасной дамы"), тоже про "привидения", и главное, герои получают хорошую порцию адреналина практически не выходя из дома. Есть интрига, предательство, разоблачения, но главное добрая, нежная любовь. И еще, в обеих романах герои второго плана тоже женятся.
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияТаня Д
16.08.2015, 12.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100