Читать онлайн Мой прекрасный лорд, автора - Берд Джулия, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой прекрасный лорд - Берд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Джулия

Мой прекрасный лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

Стоя перед парадными дверями Джермейн-Хауса, Лукас и Робин ждали, когда им откроют.
– А ты уверен, парень, что хочешь и дальше разбираться в этом? – приглушенным голосом спросил Роджер. Он то сжимал, то разжимал кулаки.
– У меня нет выбора, Робин, – произнес Лукас, молясь про себя, чтобы сердце билось потише.
Дверь скрипнула и медленно отворилась, и в этой неспешности было что-то, что ясно указывало – с каким бы делом они ни пожаловали к графине, они могут подождать, пока дворецкий не убедится, насколько оно достойно ее внимания.
Как только дворецкий появился в дверях, его лицо скривилось, словно он проглотил лимон. Изогнутые брови взмыли вверх, как два крыла, причесанные и ухоженные. Секунду-другую он смотрел на Лукаса и Робина, затем недоверчиво заморгал, будто не мог сообразить, почему конокрад одет как джентльмен.
– Да? – все, что он сказал.
– Я приехал повидать леди Джермейн, – сказал Лукас. – Проведите меня к ней сейчас же. – Он говорил с такой уверенностью, что Робин взглянул на него с невольным уважением.
– Молодчина, Лук! Поддай ему жару…
– Мое имя мистер Лукас Дэвин, – продолжал Лукас, не обращая внимания на Робина. – Графиня меня ждет.
Дворецкий прищурил глаза, принюхиваясь, словно уловил неприятный запах.
– Минуту, сэр. Пожалуйста, пройдите в гостиную. Я узнаю, готова ли ее сиятельство принять вас.
Он повернулся и зашагал через восьмиугольный мраморный холл. Лакей закрыл за ними дверь. Озираясь кругом, Робин вдруг тяжело задышал, и глаза его наполнились слезами. Лукас протянул ему руку.
– Держись, старина, мы должны пройти через это вместе, – прошептал он.
Дворецкий оставил их в гостиной, изысканно оформленной в китайском стиле. Узорчатые шторы были явно старинными. Стены, обитые китайским шелком, украшали картины: портреты дам времен Реставрации, в белых напудренных париках и с собачками на коленях, потемневшие от времени лица прадедушек и прапрадедушек. Чувство горестного умиления переполняло Лукаса, когда он вглядывался в каждую деталь обстановки. Сочетание старого и нового придавало комнате необыкновенную элегантность. Лукас переводил взгляд с одного портрета на другой, каждый из которых, казалось, символизировал вечность, но тут появился дворецкий. Высокие дуги его бровей слегка опустились.
– Ее сиятельство ждет вас.
– Спасибо, Харвуд, – кивнул Лукас с покровительственной улыбкой.
Дворецкий удивленно заморгал. Откуда конокрад может знать его имя?
Лукас подавил усмешку и терпеливо ждал, когда его проведут к графине. Харвуд вновь обрел высокомерный вид и, повернувшись, гордо зашагал по коридору.
Лукас и Робин молча последовали за ним, стараясь разглядеть комнаты, через которые проходили. Сначала это была маленькая гостиная, потом комната для игры в бильярд, библиотека, и так без конца, одна за другой, каждая более роскошная, чем предыдущая. Сердце Лукаса зашлось от боли, его охватило странное чувство, которое посетило его, когда он впервые увидел Джермейн-Хаус, чувство узнаваемости и невероятного волнения, которое сейчас почти выбило его из колеи.
– Мэм, – провозгласил дворецкий, свернув наконец в комнату в конце коридора, – мистер Лукас Дэвин.
Лукас и Робин переступили порог и остановились, пораженные видом графини. Величественная, словно королева, она сидела у противоположной стены на софе, обитой парчой. Кэролайн расположилась подле нее. Обе женщины прекрасно смотрелись на фоне окружающей их роскоши. Стены комнаты были обиты темно-красным шелком. На этом фоне выделялось несколько картин, судя по контрасту тени и света, принадлежавших мастерам итальянской школы. Вся комната так и светилась позолотой, портреты, маленькие и большие, следовали один за другим. На круглом потолке сияла нежными красками великолепная фреска: ангелы и херувимы парили посреди облаков на фоне нежно-голубого неба. Лукас взглянул на нее и почувствовал, как что-то перевернулось у него в груди. Он вспомнил, когда в последний раз видел эту комнату. Он вспомнил все.
– Чего вы хотите от меня, мистер Дэвин? – спросила леди Джермейн, и ее тонкие губы тронула презрительная улыбка. – Я принимаю вас только из уважения к вашей жене. И надеюсь, аудиенция будет краткой.
Лукас вышел вперед, таща за собой Робина. Дворецкий с поклоном удалился.
– Благодарю, леди Джермейн, – поклонился Лукас. – Позволите сесть?
Кивком головы она указала на два позолоченных стула, стоявших напротив нее на турецком ковре. Лукас сел, но ему пришлось подождать, пока Робин неуклюже устраивался рядом. Во время этой паузы он не отрываясь смотрел на Кэролайн. В прозрачной голубизне ее глаз читалась робость, но гордая улыбка приподняла уголки губ. Он ощутил невероятный прилив смелости, и, собравшись с духом, начал:
– Леди Джермейн, позвольте представить вам господина, который меня вырастил, мистера Робина Роджера Дэвина.
Холодные глаза остановились на сгорбленной фигуре старика. Пожилой господин был одет, как полагается джентльмену, но проницательный взгляд графини сразу распознал в нем слугу. Она повернулась к Лукасу.
– Возможно, вы помните мистера Дэвина, – настойчиво произнес тот, – он служил у вас грумом, здесь, в Джермейн-Хаусе.
Где-то в глубине ее глаз мелькнула первая искорка подозрения. «О чем это он?» – видимо, размышляла она. Лукас не спешил с разоблачением. Он так долго ждал этого момента! Можно сказать, всю жизнь. И он не станет торопить события.
– Тогда его звали просто Роджер. Прозвище Робин
type="note" l:href="#note_11">[11]
он заработал позже, когда стал воровать, пробивая себе путь в этом мире. Но это случилось уже после того, как он сбежал из вашей конюшни.
– Сбежал? – сердито переспросила леди Джермейн. – Вы так говорите, мистер Дэвин, словно у меня не дом, а тюрьма! Уверяю вас, если этот человек не пожелал здесь служить, то не потому, что с ним дурно обращались. Если вы приехали сюда в надежде сфабриковать против меня обвинение, вы зря тратите время.
Лукас вспыхнул от злости, но быстро овладел собой.
– Роджер ушел от вас не потому, что с ним плохо обращались. Он сбежал, опасаясь за свою жизнь.
– Это какой-то абсурд, – проронила графиня, обращаясь к Кэролайн.
– Расскажи ее сиятельству свою историю, Робин. Расскажи ей все так, как рассказывал утром мне.
Робин кашлянул, приложив кулак ко рту. Он сейчас выглядел значительно старше своих шестидесяти лет.
– Так вот, значит… ваше сиятельство. Я с пятнадцати лет служил здесь грумом, я хочу сказать, в этом имении. Когда умер четвертый граф, то есть ваш сын Бэзил, упокой Господи его душу, мне уже стукнуло сорок пять. Несмотря на мой возраст, для жены его сиятельства леди Элизабет я был все равно как мальчишка.
Услышав эти слова, графиня поджала губы.
– Не то чтобы я возлагал какие-то надежды на ее особенное внимание, но я старался изо всех сил и заботливо ухаживал за ее лошадью. И она стала замечать меня и даже разговаривала и всегда была очень добра, и тогда, и потом, в отличие от вас. Когда ее муж, граф, умер и вы выгнали леди Элизабет и маленького Том-Тома, я предложил ей взять меня в слуги.
Надменное лицо графини смягчилось.
– Вы помните маленького Томаса?
– А как же, мэм! Ай-ай-ай… Вы выгнали их, дав денег, но леди Элизабет некуда было идти. Бедняжка, ничто не связывало ее с высшим светом. Она не очень понимала, что к чему. Теперь-то я знаю.
– И никогда бы не поняла.
– Да-да, мэм, она была такая добрая. Не от мира сего, как говорится… Хрупкая, как птичка. Я говорил ей, что отвезу ее в Лондон в прекрасной карете, но леди Элизабет только плакала. Она не хотела посещать никого из тех знатных людей, с которыми встречалась, когда ее граф был жив. А без своих именитых друзей, без семьи она не могла рассчитывать на помощь. Я поместил ее в небольшой гостинице, но она впала в меланхолию, даже не заботилась о Том-Томе. Спустя две недели она умерла. От разрыва сердца, я думаю.
И не осталось никого, кроме меня, кто позаботился бы о парнишке. Я не решился вернуться в поместье, ваше сиятельство, и поэтому сам растил Том-Тома. Ну вот, я вырастил его, и это конец истории.
Леди Джермейн сидела неподвижно, глядя в одну точку. Морщина на переносице стала еще глубже. Ее напудренное лицо напоминало сейчас посмертную маску. Наконец тяжелые веки поднялись, она взглянула сначала на Робина, потом на Лукаса. И тут что-то дрогнуло в ее лице. Она узнала. Посмотрев ему прямо в глаза, она в ужасе воскликнула:
– О Боже! Это ты. Ты Томас! Кэролайн прижала руки к груди.
– Лукас! Это правда?!
– Да, любимая. – Он улыбнулся ей, затем вновь повернулся к графине.
– Томас, – повторила она.
Когда он услышал, как она назвала его по имени, холод волной прокатился по телу, заставив Лукаса вздрогнуть. Он вернулся назад, в океан болезненных чувств и переживаний. Но эти воспоминания явились из далекого прошлого. Он не был больше тем мальчиком, которого она выгнала на улицу. С тех пор прошло немало лет.
– Я сын Бэзила и Элизабет. И я был бы пятым графом Джермейн, если бы не ваши жестокие деяния, бабушка.
Она поморщилась, глядя на него через монокль. Затем неожиданный вихрь эмоций прошелся по ее лицу. Здесь было все: шок, любопытство, изумление, ужас, сожаление, любовь и, наконец, откровенный цинизм.
– Я долго думал, как прокормить Том-Тома в Лондоне, и наконец нашел способ, – продолжал Роджер, забыв о других. Он потер руки, словно они могли помочь ему воспроизвести детали. – Когда деньги закончились, я научился воровать. Я не мог искать настоящее место, так как должен был прятать мальчика. Вот так я и стал знаменитым карманником, этим и занимался, а когда парнишка подрос, я и его обучил этому ремеслу.
Робин гордо вскинул голову, ища одобрения.
– Зачем? – прошептала Кэролайн, изумленная этими откровениями. – Робин, почему вы не вернулись в Джермейн-Хаус и не постарались помочь Лукасу получить наследство после смерти матери?
– А-а-а… – промычал он, махнув рукой в ответ на ее замечание. – Все знали, что леди Джермейн считает мальчишку ублюдком. Она никогда бы его не признала.
– Но вы ведь так не думали? – настаивала Кэролайн. – Вы верили в добродетель леди Элизабет. Почему вы не обратились к королю, чтобы добиться справедливости?
Робин ухмыльнулся и покачал головой:
– Вы полагаете, что мне стоило пошевелить мизинцем и король тут же бы меня принял? – Он снова покачал головой. – Кроме того, я не мог никому сказать, кто такой Лукас на самом деле. Ни-ни, разве ж я мог? – Этот последний вопрос старик задал своей бывшей госпоже.
Она опустила глаза.
– Нет. Вы не могли.
– Вот видите, – обратился Робин к остальным. – Второй сын ее светлости, Торнтон, хотел быть пятым графом Джермейн. Мне передали, что он замышлял убить Лукаса, если тот вернется и потребует справедливости. Поэтому мне пришлось заставить мальчишку позабыть, кем он был. – Он печально вздохнул. – Прости меня, парень, но я должен был это сделать. Ради тебя же самого…
Лукас повернулся к Кэролайн:
– Теперь я понимаю, почему у меня так много шрамов. Робин добивался, чтобы я забыл, кто я есть. Он колотил меня всякий раз, как я вспоминал Джермейн-Хаус или называл себя Томасом. Он хотел доказать мне, что я никто и чтобы я не вздумал вспоминать свое настоящее имя и искать семью. Он боялся, что меня убьют. Стоило мне ослушаться, и я получал вожжами по спине. А так как я был упрям, то он частенько бил меня. Я не хотел забывать отца и мать и поэтому хранил воспоминания так долго, как мог. Я и бабушку тоже помнил, хотя знал, что она меня ненавидела. Но в конце концов я все забыл. Я понял, что не смогу больше выносить побои. Все, что я оставил, отзывалось болью при встрече с подобными мне сиротами и ненавистью к богачам.
– Я не ненавидела тебя, – возразила графиня, слезы наполнили ее глаза. – Я всего лишь хотела сохранить честь семьи и наше доброе имя.
– И из-за этого вы лишили меня дома, оставив боль и одиночество?
– Я не верила, что ты на самом деле сын Бэзила. Ты можешь меня понять? Когда же я узнала правду, то измучилась, разыскивая тебя, но все мои усилия были напрасны. Мистер Дэвин, надо отдать ему должное, очень хорошо тебя прятал. Видишь ли, твой дядя Торнтон умер спустя два года после того, как стал графом, и не оставил наследника. И тогда же я обнаружила, что он ввел меня в заблуждение по поводу твоего рождения. Узнав, что у Бэзила есть сын, я хотела вернуть тебя домой, но не смогла найти.
– Так, значит, Лукас шестой граф Джермейн! – воскликнула Кэролайн, широко раскрыв изумленные глаза.
Выражение лица графини приобрело ушедшую было жесткость.
– Он сможет стать им при определенных обстоятельствах.
– Ну разумеется, раз я вор, то вы не пожелаете, чтобы я унаследовал титул. Я так хорошо знаю вас, бабушка! Вы скорее согласитесь вернуть титул королю, нежели признать меня. Не так ли, ваше сиятельство?
Величественным движением она чуть приподняла голову, но медлила с ответом. Она не знала, как поступить, понял Лукас. И это само по себе было невероятно! Он никогда прежде не видел, чтобы его бабушка в чем-то сомневалась.
– За что вы так ненавидели мою мать? – спросил он, вставая со стула. – Почему находили ее настолько неприемлемой, что выкинули за дверь, несмотря на то что она носила титул графини?
– Эту излишне легкомысленную простолюдинку? – Графиня выпрямила спину, поднимаясь и опираясь на палку. – Ее муж был у нее не первым мужчиной. Дочь бакалейщика не способна соответствовать высокому титулу графини. Ее плебейское происхождение, молодой человек, скрыть было невозможно. Отсутствие породы чувствовалось не только в ней, но и в тебе тоже. Когда я искала тебя, то надеялась, что смогу стереть ее влияние. Но сейчас вижу, что эта возможность упущена. Ты весь в мать, не в отца, что делает тебя абсолютно неподходящим для унаследования титула графа.
– Я ни на кого не похож! – возмутился Лукас. – Я едва остался в живых после чудовищного предательства со стороны своей семьи, которая должна была меня защищать. Как вы можете думать, что я не сын своего отца? Меня можно выставить вон, но нельзя лишить зова крови. Я помню этот дом, помню это место, черт бы вас побрал! Я помню охоту с отцом, и как меня представляли королю.
Он начал ходить из угла в угол.
– Месяц назад, приехав в Крэгмир, в ту ночь, когда вы приняли меня за конокрада, я увидел Джермейн-Хаус, и во мне пробудилось непонятное желание обладать этим домом. О, Робин со всем усердием выбивал из меня воспоминания, но я ощутил что-то родное, знакомое… А когда Кэролайн начала учить меня верховой езде, я знал уроки до того, как она объясняла. Я усваивал все с удивительной легкостью, потому что уже однажды делал это. Но тогда мне не удавалось понять – почему? И только когда картина ударила меня по голове, воспоминания ожили. Ребенок не может забыть свои первые годы, они навсегда остаются в его памяти… или в сердце.
Лукас покачал головой и, сделав паузу, приложил руку ко лбу, где, мучая его, жили картины прошлых лет. Потом, вернувшись к действительности, он с укором посмотрел на свою бабушку:
– Вы выгнали мою мать только потому, что она не вписывалась в вашу жизнь, а это влекло за собой некоторые затруднения. Она не умела быть очаровательной и остроумной в великосветских салонах Лондона…
– Нет, – ответила графиня и снова опустилась на софу. – Все оттого, что ее родители не были официально женаты. Она родилась вне брака, а до нее тянулась еще долгая цепочка таких же бастардов. Где-то у истоков ее рода существовали благородные предки, но очень, очень далеко. Ее отец говорил, что их род происходит от Гамильтонов.
– Гамильтон? – вздрогнула Кэролайн, внимательно глядя на графиню.
– Да. Больше чем два века назад любовница виконта Гамильтона, леди Рейчел Хардинг, родила ему сына. После смерти родителей жизнь мальчика складывалась не очень успешно. Его вырастил дед по линии матери, но он потерял свое состояние. Несчастный отпрыск, без денег и рожденный вне брака, сделал незавидную партию. Его потомки постепенно опустились до купеческого класса, и с тех пор в роду то и дело появлялись новые внебрачные дети. Я сомневаюсь, что подобная родословная подходит для графини.
– И вы не приняли ее, – горько сказал Лукас. Она посмотрела на него с вызовом:
– Да. Бэзил женился на Элизабет, не подумав не только о ее семье, но и о своей собственной ответственности перед ней. Графский титул не сделал ее счастливой.
– Ваша забота обижала ее, я уверен, – заметил Лукас.
– Но они были женаты, – возразила Кэролайн, – и ребенок родился от законного союза. Как же вы могли настаивать на своем неприятии Элизабет?
– Она ненавидела обязательства Бэзила перед семьей. Она была сентиментальна, романтична. Элизабет вышла за него по любви, но, быстро поняв, что для графа на первом месте титул и род, настаивала, чтобы он оставил все ради нее. Я не могла не вмешаться. Мне пришлось напомнить ему, что, как граф, он не должен пренебрегать своими обязанностями ради любви. – Леди Джермейн посмотрела на Лукаса и грустно улыбнулась: – Ты судишь мои действия слишком строго, потому что ничего не знаешь о той высокой ответственности, которую накладывает титул на его обладателя. Если бы ты знал, то понял бы, почему я поступила так, а не иначе.
– Откуда же мне знать об этой ответственности? Я лишился такой возможности благодаря вам, мадам.
– Не говори со мной нагло, Томас.
– Я не Томас, я Лукас. И им и останусь.
Ее морщинистые губы растянулись в улыбке.
– Я вижу, молодой человек так же упрям, как его отец. Хорошо, Лукас, и что же дальше? Ты хочешь денег?
Поморщившись, он покачал головой:
– Нет. Мне не нужны ваши деньги. Все, что я хочу, – это спокойно жить со своей женой. Я хочу, чтобы вы прекратили меня преследовать. Я не крал вашу лошадь, хотя должен признать, что это сделал один из моих товарищей. Но вы ведь получили назад вашу проклятую клячу! Заберите и свои обвинения. Я клянусь, что не переступлю порога вашего дома, если вы сделаете это для меня. Но я не стану унижать свою жену своим присутствием, если вы намерены погубить мою репутацию!
– Лукас! – вскрикнула Кэролайн, вскакивая на ноги. – Я не отпущу тебя только ради того, чтобы избежать затруднений.
– Не затруднений, моя любовь. Крушения… Ты сентиментальна и романтична, как моя мать. Она вышла замуж по любви, и это ее погубило. Я не позволю нашему союзу погубить тебя. Если моя репутация не будет восстановлена, я оставлю тебя, Кэро. Как мы планировали сначала.
– Нет! – Она бросилась к нему, в ужасе ломая руки. – Я думала, ты меня любишь.
Он смотрел на нее своими умными темными глазами, и ямочка на левой щеке стала еще заметнее.
– Любовь странная штука, Кэрол. Настоящая любовь не видна, пока не уйдет далеко-далеко… Поверь, мне со стороны виднее, что лучше для тебя.
– Я думаю, сэр, вы ошибаетесь.
– Моя бабушка права в одном. Одной любви недостаточно, чтобы компенсировать потерю репутации.
– Любовь такого мужчины, как ты, стоит целого мира, – пылко возразила Кэролайн, сдерживая слезы. Боже, неужели он все-таки хочет ее оставить? – Кроме того, ты не вор. Ты граф!
– Не совсем, – вмешалась графиня. – Я еще не признала его своим наследником. А что касается его воровского прошлого, то, боюсь, без моего вмешательства его притязания будут отклонены.
– Меня не волнуют ни ваш проклятый титул, ни ваши чертовы деньги! Все, чего я хочу, – спокойно жить со своей женой, будучи уверенным, что не запятнаю ее репутации.
Графиня молча смотрела на Лукаса. Она откинула голову, чтобы лучше рассмотреть его, глубокая морщина прорезала ее лоб, а одна бровь приподнялась, выражая крайнее удивление.
– Ты серьезно?
– Вполне.
По лицу леди Джермейн пробежала гримаса, и странный свет вспыхнул в ее глазах.
– Тогда мне придется еще раз обдумать свою позицию. Я рассмотрю твою просьбу и завтра сообщу свой ответ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой прекрасный лорд - Берд Джулия



вполне сносный роман..интересный сюжет
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияЕлена
31.03.2012, 18.08





Не плохо, а то надоело все время про одно и то же читать..
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияМилена
11.09.2014, 22.29





Очень даже неплохо, захватывает с самого начала. И, что интересно, перед этим прочла нечто похожее (Дженис Беннет "Защитник прекрасной дамы"), тоже про "привидения", и главное, герои получают хорошую порцию адреналина практически не выходя из дома. Есть интрига, предательство, разоблачения, но главное добрая, нежная любовь. И еще, в обеих романах герои второго плана тоже женятся.
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияТаня Д
16.08.2015, 12.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100