Читать онлайн Мой прекрасный лорд, автора - Берд Джулия, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой прекрасный лорд - Берд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Джулия

Мой прекрасный лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

На следующее утро Кэролайн в полном одиночестве стояла посреди галереи, купаясь в серебристом свете, проникавшем сквозь дюжину окон. Она смотрела на подрезанные кусты роз, одинокие и печальные на фоне тронутого осенним умиранием сада. Вряд ли ей нужна была эта печальная картина для того, чтобы напомнить, что она может потерять Лукаса Дэви навсегда.
Она действительно совсем не знала его. Ирония заключалась в том, что он сам себя не знал, и это делало ее любовь еще сильнее. Она не оставит его, кем бы он ни оказался, чем бы он ни занимался в прошлом и что бы он ни вздумал делать дальше. Скромная, тихая, незаметная миссис Дэвин чувствовала, что обладает драгоценным даром, способностью любить без ограничений и невзирая на условности. Правда, она втайне надеялась, что ее мужу нужен такой подарок.
Дверь внезапно отворилась, прерывая ее размышления.
– Миссис Дэвин, – сказал Генри. – Карета мистера и миссис Уэйнрайт уже подъезжает к дому. – Он помолчал. – Я считал своим долгом предупредить вас.
– Спасибо, Генри. – Черт, что же дальше? Ей предстоит иметь дело с Джорджем и Пруденс. Они, без сомнения, что-то задумали, но она выдержит их присутствие, если Лукас будет рядом.
Кэролайн осторожно постучала в дверь гардеробной. Ответа не последовало. Она постучала снова, более настойчиво. После долгой паузы послышалось недовольное:
– Кто там?
– Мне нужно поговорить с тобой, Лукас. Пауза.
– Входи.
Она вошла и остановилась в ногах постели, где стоял большой дорожный саквояж. Лукас, стоя спиной к ней, укладывал вещи. Он не спеша сложил рубашку и попытался убрать ее в саквояж. Когда что-то у него не заладилось и рубашка не пожелала укладываться так, как ему хотелось, он резким движением швырнул ее на постель.
– Тебе вовсе не нужно собирать вещи, – сказала Кэролайн. – С этим прекрасно справится Невилл.
Он бросил на нее раздраженный взгляд и вернулся к своему занятию.
– Лучше я сделаю это сам, работа отвлекает меня от беспокойных мыслей.
– Но ты расстроишь Невилла.
Он неразборчиво проворчал что-то и снова склонился над саквояжем.
– Что ты скажешь об этом галстуке? Он модный или безнадежно устарел?
Улыбка тронула уголки ее губ.
– Он просто роскошный. Дядя Тедди привез его вчера из Хазерли. – Она наблюдала, как он засунул галстук в сумку. – Куда ты собираешься, что так заботишься о своем виде?
Он повернулся к ней:
– Куда бы я ни собирался, теперь я всегда буду думать о том, как выгляжу. Я должен благодарить за это тебя. Похоже, я почувствовал вкус к подобным вещам. А что касается моих намерений… я собираюсь в Лондон поговорить со своим папашей… – Он иронически приподнял бровь. – Повидать Робина Роджера. Я не могу больше оставаться в неведении. Необходимо узнать правду о моем происхождении. И единственный человек, который может помочь мне, – это он, Робин Роджер.
Шагнув вперед, она положила руку на спинку кровати.
– Что ж, поезжай. А я буду считать минуты до твоего возвращения. Бог тебе в помощь!
Его лицо смягчилось.
– Прости, что причиняю тебе боль, но я должен узнать, кто я на самом деле.
– Твоя жизнь драгоценна сама по себе, вне зависимости от того, какое имя ты носишь.
– Не уверен. Знаешь, я даже начал задаваться вопросом, прав ли я был, помогая мальчикам? Я делал это для них или использовал их, ища оправдания своим действиям против богачей, вроде тех, что бросили меня?
– Разве дело в мотивах? – сказала Кэролайн. – Главное, что ты им помогал.
– Все это так, но должен быть лучший способ сделать жизнь более справедливой, нежели воровство.
– Я согласна. Но взгляни на дело по-другому. Ты сейчас имеешь лучшее и сразу из двух миров, Лукас. Ты обладаешь преимуществами джентльмена и пока сохраняешь смелость и честность человека, свободного от условностей света. Не прибегая к воровству, ты можешь утолить свой справедливый гнев и позаботиться о своих подопечных. У тебя достаточно денег, чтобы оказать им помощь любым приемлемым для тебя способом.
Он оторвался от своего занятия и задумчиво взглянул на нее:
– Ты права. Это еще одна причина, по которой мне нужно в Лондон, – учредить опекунский фонд для сирот. Мне необходим кто-то, кто мог бы присматривать за ними, когда я уеду из города. Кто-то, кто знает их нужды. Если я останусь здесь, я не смогу заботиться о них, как раньше.
– Может быть, это сделает Монти Троули? Он перехватил ее взгляд и улыбнулся.
– Ты умница, Кэро. Монти – как раз то, что нужно. Он сам сирота, и он честный. Я так горжусь им! – Он снова стал паковать веши. – Поговори с ним, когда я уеду. Хорошо, моя дорогая?
Она прикусила губу, затем не удержалась и спросила:
– Надолго?
Его руки замерли, и он сжал губы.
– Не знаю. Мне нужно время, чтобы все уладить.
– Не оставляй меня, Лукас, возвращайся. Пожалуйста… Он повернулся к ней и, притянув поближе, погладил по волосам.
– Я сделаю все, чтобы поскорее вернуться домой. К тебе, Кэро. Я многим тебе обязан, и я должен быть мужчиной, настоящим мужчиной, не приживалом, не мальчиком на посылках, с котором ты могла бы разогнать скуку. Иначе ты недолго будешь любить меня. Понимаешь?
Нет, она не понимала. Единственное, чего она хотела, – чтобы он никуда не уезжал. Но Кэролайн знала, что гордость не позволит ему остаться, и согласно кивнула:
– Конечно.
Она погладила его по лицу, стараясь запомнить каждую черточку на тот случай, если судьба сыграет с ней злую шутку, и он решит сбросить золотые оковы и стать прежним. Она не будет чувствовать себя спокойно, пока он не вернется.
– До того как ты уедешь, я прошу тебя о последней услуге – довести до конца нашу затею. Мой брат и его жена только что прибыли в Фаллингейт. Необходимо встретить их вместе. Они удивятся, если узнают, что муж так скоро покинул свою жену. Ты останешься?
– Конечно, – ответил он. – Мы обязаны закончить этот спектакль. Нет смысла прерывать его, когда мы почти у цели.
Кэролайн привстала на цыпочки и поцеловала его в щеку. Лукас быстро повернул голову, и их губы соединились. Ее лицо вспыхнуло от внезапного желания. Они не дотрагивались друг до друга, но поцелуй красноречиво говорил о чувствах, которые переполняли их обоих. Наконец он оторвался от жены и посмотрел на нее с интересом:
– Меня всегда удивляло, как сильно я хочу тебя, Кэро!
Она загадочно улыбнулась, полностью успокоившись. Он вернется. Невозможно забыть такой поцелуй! И это приведет его к ней, в дом, который теперь стал и его домом.
Они стояли рука об руку, когда в кабинете появилась чета Уэйнрайт.
– Прекрасно, – сказал Джордж, быстро окинув их взглядом, – какой неожиданный сюрприз, мистер Дэвин. Я никак не ожидал увидеть вас сегодня здесь. Я думал, вы отправились… по делам…
– Здравствуй, Джордж, – холодно прервала его Кэролайн. – Мои приветствия, миссис Уэйнрайт.
Полная матрона заняла боевую позицию рядом с мужем.
– Добрый день, Кэролайн, – сказала она сухо, отказываясь замечать Лукаса.
Кэролайн спросила:
– Я полагаю, вы усомнились, что я действительно исполнила волю отца?
– Ты угадала, Мышка, – сказал Джордж. – Именно так. Видишь ли, мы узнали некоторые факты, касающиеся мистера Дэвина, которые ставят под сомнение ваш брак.
Она слегка покачнулась, и Лукас крепко сжал ее руку. Пока он рядом, ей нечего опасаться.
– Лично меня ничто не беспокоит, – заявила она.
– Что же такое вы узнали, мистер Уэйнрайт? – поинтересовался Лукас.
– Я думаю, лучше всего на этот вопрос сможет ответить вдовствующая графиня Джермейн.
Эта новость лишила обоих дара речи. Лукас и Кэролайн стояли, молча глядя друг на друга. Губы Пруденс дрогнули в ехидной улыбке.
– Что такое, моя милочка? Вы побледнели. Вы, случайно, не больны?
– Гр… графиня Джермейн приехала с вами? – запинаясь, проговорила Кэрол.
– Она появится здесь с минуты на минуту, – ответила Пруденс. – Графиня следует в своей собственной карете. Мы провели ночь в Джермейн-Хаусе. Нас так мило там принимали!
Кэролайн не обращала внимания на полные сарказма комментарии Пруденс. Ее занимало сейчас совсем другое – что скажет графиня? Подняв растерянный взгляд на Лукаса, она заметила его необычайную бледность и то, как стиснуты его губы.
– Она вспомнила, где мы встречались, – спокойно произнес он.
– Именно, – подтвердил Джордж. – Можно мне присесть, Кэро? Я привык чувствовать себя здесь как дома.
– Да, пожалуйста.
Все сели. Когда напряженная тишина стала невыносимой, Джордж вдруг спросил:
– Где, черт возьми, Физерс?
– Он серьезно болен, – твердо сказала Кэро. – У него пневмония, и вряд ли он поправится. Долгое время Физерс не приходил в сознание. Ты можешь попрощаться с ним, если он захочет тебя видеть.
Какое-то мгновение Джордж выглядел совершенно потерянным, но быстро взял себя в руки и, хмурясь, произнес:
– Жаль. Однако он прожил хорошую жизнь.
Кэролайн не ответила, и они продолжали молчать, пока Генри не доложил о прибытии графини. Она вошла со своей обычной улыбкой, на каждом шагу опираясь на трость.
Все встали. Кэролайн присела в реверансе, а Лукас склонился в поклоне. Леди Джермейн остановилась, увидев его, и ее синие глаза сузились.
– А вас, сэр, я бы не желала видеть здесь.
– Простите, ваше сиятельство. – Кэролайн без промедления бросилась в бой. – Я не хочу показаться грубой, но мой муж хозяин в этом доме. Если вы не соблаговолите считаться с этим фактом, мне придется попросить вас уйти.
Графиня поморщилась, не в силах скрыть удивление.
– Что вы сказали?
– К чему эти увертки, – выходя вперед, произнес Лукас. – Что касается меня, я готов принести извинения. Кэролайн, графиня хочет сказать что-то важное, и вы должны ее выслушать.
– Что бы она ни хотела сообщить мне, она должна сказать это и вам тоже.
– Если вы на этом настаиваете, – нетерпеливо проговорил Джордж, – тогда пусть так и будет. Позвольте мне начать первому: твой муж, дорогая моя сестра, конокрад. Леди Джермейн вспомнила, где она его видела. Она опознала его в том мужчине, которого арестовал констебль за кражу одной из ее лошадей.
– И что из этого? – парировала Кэролайн.
– Как? Значит, вы, милочка, даже не отрицаете? – удивилась Пруденс.
– А почему я должна отрицать?
– Дэвина могли повесить за подобное преступление, Кэро, – хмуро произнес Джордж.
– Нет, если леди Джермейн прекратит это дело.
– Это еще почему? – возмутилась Пруденс.
– Он не вор. Просто он однажды совершил ошибку, – возразила Кэролайн, не сводя глаз с графини. – Он даже не крал эту лошадь. Лукас взял на себя чужую вину. И вы готовы настаивать, чтобы человека за это повесили?
– Подожди, Кэро, – нетерпеливо перебил Джордж. – Он заводила в воровской шайке. Может, он планировал ограбить Фаллингейт?
Джордж встал и начал ходить взад и вперед по комнате, заложив руки за спину.
– Дэвин, вы планировали ограбление Фаллингейта?
Кэролайн повернулась к Лукасу, уверенная, что он станет отрицать, но когда она увидела его виноватый вид, ее сердце упало.
– Видишь, Кэро, он не отрицает. Бедная Мышка, до чего же ты наивна.
Лукас встретил взгляд Кэролайн. Она видела его раскаяние и от всей души сочувствовала мужу. Если он и был вором, то по крайней мере совестливым! Это первое, что она отметила в нем, – совесть и характер. Разумеется, он собирался ограбить Фаллингейт. Он был бы дураком, если бы не сделал этого! Но когда они встретились, все переменилось. Как она могла на него обижаться?
– Мне все равно, даже если мой муж собирался украсть колье с моей шеи. Я люблю его, Джордж, и ты не заставишь меня его прогнать.
– Как вы узнали о моих планах? – спросил Лукас, сжимая ее руку.
– Мистер Фиггенботтем оказался очень словоохотливым, – с довольной ухмылкой сообщил Джордж.
– Вам рассказал Смайли? – удивился Лукас. – Но как он вас нашел?
– Слуги леди Джермейн схватили его, когда он вынюхивал что-то, бродя вокруг поместья. Я приехал по ее просьбе и сам учинил допрос. Выпив бутылку виски, он разговорился. Все допытывался, есть ли у меня сестра в подходящем для брака возрасте. Кое у кого явно плохо с мозгами.
Лукас хмыкнул. Черт с ним, с этим Фиггенботтемом… Маленький злобный коротышка!
– Я бы хорошо подумала, бедное дитя, прежде чем защищать вора, который во всем признался, – сказала графиня, поворачиваясь к Кэролайн. Строгость ее аристократического облика, казалось, придавала словам особый вес. – Вы не должны забывать о чести своего рода. Забудьте о любви, дитя мое, поверьте, это не главное. Ваш род продолжится. – Графиня взглянула на Джорджа. – И фамилия Уэйнрайт будет переходить от поколения к поколению…
– Простите, графиня, но теперь я ношу имя Дэвин, – твердо сказала Кэролайн.
– Не будьте глупой. Мне больно видеть, как вы не дорожите своей репутацией. Она висит на волоске.
– Как? Разве я уже не все сделала, чтобы погубить ее, леди Джермейн? – спросила Кэрол. – Как я могу теперь отступить?
– Есть много способов уладить недоразумение вроде этого. Вы должны думать о завещании отца, дитя мое, больше, чем думаете о желании своего сердца. Помните, кузен вашей матушки был лордом его величества. Вы должны принести эту жертву ради великой цели – чести семьи.
– Что вы можете знать о самопожертвовании, Лидия? – Кэролайн бросила графине открытый вызов, называя по имени.
В комнате воцарилась мертвая тишина, пожилая леди приподняла тяжелые веки и махнула рукой.
– Оставьте нас. Я должна поговорить с этой упрямицей наедине.
Пруденс первая поспешила к дверям, с гордым видом придерживая свою тяжелую грудь.
– Я подожду в карете. Ничто не заставит меня оставаться в одном доме с этим… этим… конокрадом. Пойдемте, мистер Уэйнрайт.
– Мы подождем вас, леди Джермейн, – сказал Джордж, – и потом проводим в Джермейн-Хаус.
Они покинули комнату первыми, Лукас последовал за ними, взглянув на Кэролайн, словно хотел сказать, что все будет хорошо. Она кивнула, и он закрыл за собой дверь.
– Я хочу рассказать вам одну историю, Кэролайн, – сказала графиня. – Позвольте мне присесть?
– Конечно, ваше сиятельство, – виновато отозвалась та. – Простите мою невнимательность. Но вы задели больную тему.
– Это более чем очевидно, моя дорогая. – Графиня величественно опустилась на софу, Кэролайн присела рядом с ней. Положив обе руки на набалдашник трости и уперев ее в пол, графиня устремила взгляд в никуда. – Когда-то, давным-давно, – начала она, – у меня было два красивых сына. Младшего, очаровательного ребенка, звали Торнтон. Старший, Бэзил, был наследником титула, четвертым графом Джермейн. Естественно, мы в основном занимались Бэзилом, старались воспитать в нем чувство ответственности, присущее старшему сыну. И надо сказать, он не разочаровал нас, по крайней мере пока он не привел в дом женщину, которую представил как свою жену.
Графиня покраснела и сжала дрожащие губы.
– Даже сейчас это глубоко огорчает меня. Эта… эта… девка, ее звали Элизабет. Дочь бакалейщика, – сказала графиня, не скрывая презрения. – Весьма неудачный выбор для будущей графини. Плебейского происхождения, далека от нашего круга… Мне следовало в тот же день, как она появилась в поместье, выставить ее прочь, но она была в положении.
– Она носила под сердцем вашего внука? Лидия кивнула.
– Я терпела эту женщину и ее ребенка шесть лет. Я умоляла Бэзила оставить ее и развестись. Она была его позором, но он не слушал меня. Он твердил, что обожает ее. Мой бедный сын, он потерял голову, совсем как вы.
Кэролайн заморгала.
– И что же с ними случилось? – Она очень смутно помнила историю о старшем сыне леди Джермейн.
– Бэзил умер в тридцать лет. После того как умер его отец, он в течение двух лет ужасно пил. Я думаю, все из-за женитьбы. Хотя Бэзил любил Элизабет, она ему не подходила. Она не была счастлива в Джермейн-Хаусе, часто плакала. Она была… не в себе. Я считала, что ее место в доме для душевнобольных, но Бэзил отказывался отправить ее туда.
– Что же случилось с Элизабет и ее мальчиком после смерти Бэзила?
– Я выгнала их обоих, – холодно и ровно сказала графиня. – Я дала ей много денег и просила никогда не возвращаться назад.
– Вы выгнали собственного внука? – в ужасе прошептала Кэролайн. – Но как вы могли?
– Очень просто. Я думала о репутации семьи.
– Но по праву первородства он должен был стать пятым графом?
– Торнтон предъявил письма, убедившие меня, что ребенок не связан с нами кровными узами. Сын заставил меня поверить, что его отцом был один из любовников Элизабет. Естественно, при подобных обстоятельствах я не могла допустить, чтобы этот бастард унаследовал титул пятого графа Джермейн. Поэтому пятым графом стал Торнтон. Трагедия в том, что он погиб два года спустя от несчастного случая на охоте и сейчас нет никого, кто бы унаследовал титул, продолжив наш род.
– Вы сожалеете, что выгнали этого ребенка?
– Да. Но только потому, что, как выяснилось, он был законным наследником. Уже после смерти Торнтона я узнала, что он подделал письма, которые бросали тень на происхождение мальчика.
– Как грустно.
– Да. – Графиня заморгала, словно внезапно ощутила тяжесть прожитых лет. – Как это ни печально, милый Торнтон не имел ни малейшего понятия о честности. В любом случае, дорогая, если ребенок на самом деле не был сыном Бэзила, я поступила правильно.
– А где сейчас ваш внук? Графиня закрыла глаза.
– Я не знаю. Я приказала своему адвокату разыскать его, но после нескольких лет безрезультатных поисков потеряла надежду. Между тем у меня нет сожалений, – резко добавила она. – И это мое убеждение. Иногда мы совершаем верный выбор, а иногда ошибочный, но честь семьи превыше всего. Я ваша соседка и друг и не могу спокойно наблюдать, как вы поступаете со своей жизнью. Разорвите этот брак, если не ради себя, то хотя бы ради мистера Дэвина. Он никогда не приживется здесь, так же как Элизабет. Я помогу вам замять это маленькое недоразумение в свете. Общество примет любые объяснения, если они будут исходить от меня. Позвольте помочь вам, вместе с Джорджем мы восстановим вашу репутацию, пока еще не поздно. Что вы скажете, моя дорогая, вы согласны?
Стоя за дверью кабинета, Лукас привалился к стене и провел дрожащей рукой по онемевшему лицу. На верхней губе выступил пот, и он торопливо смахнул его. Он слышал почти все, что рассказала графиня. И этого было более чем достаточно.
Да, пришло время ехать. И сейчас он точно знал, что должен спросить у Робина Роджера. Этот старик – единственный, кто может рассказать ему то, что он хочет знать: правду о его происхождении. «Неужели я наконец приблизился к разгадке?» – подумал Лукас, и возникшие подозрения потрясли его до глубины души.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой прекрасный лорд - Берд Джулия



вполне сносный роман..интересный сюжет
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияЕлена
31.03.2012, 18.08





Не плохо, а то надоело все время про одно и то же читать..
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияМилена
11.09.2014, 22.29





Очень даже неплохо, захватывает с самого начала. И, что интересно, перед этим прочла нечто похожее (Дженис Беннет "Защитник прекрасной дамы"), тоже про "привидения", и главное, герои получают хорошую порцию адреналина практически не выходя из дома. Есть интрига, предательство, разоблачения, но главное добрая, нежная любовь. И еще, в обеих романах герои второго плана тоже женятся.
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияТаня Д
16.08.2015, 12.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100