Читать онлайн Мой прекрасный лорд, автора - Берд Джулия, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой прекрасный лорд - Берд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Джулия

Мой прекрасный лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Два часа спустя Кэролайн стояла в полном одиночестве посреди старой елизаветинской галереи. Она только что приняла ванну и переоделась. На ней было платье из зеленого муслина с высокой талией и длинным рукавом, волосы забраны наверх и заколоты на макушке, и только два локона спускались вдоль щек.
С трех сторон этой просторной комнаты тянулись высокие двухсветные окна, четвертую стену покрывали дубовые панели. Ремонтировать и поддерживать окна стоило огромных денег, но затраты оправдывали себя. Зимой лишь в этой комнате можно было прогуляться и понежиться в солнечных лучах.
По правде говоря, сейчас все это мало занимало Кэролайн. Она стояла подле окна, напряженно разглядывая солнечные часы, установленные в саду. Солнце проглядывало сквозь просветы между тяжелыми тучами, совсем как на картине, изображающей Вознесение Христа. Его яркие лучи падали на гномон
type="note" l:href="#note_2">[2]
, он блестел и переливался, отбрасывая тень, указывающую на час дня. Удивительно, как часто тень сопровождает свет.
– Так же и у меня, – еле слышно прошептала Кэролайн. Разве она когда-нибудь испытывала столь сильное отчаяние и надежду одновременно?
– Кэролайн! Вот вы где! – воскликнула Аманда, стремительно входя в галерею. Она поспешила к подруге, легко ступая по натертому до блеска паркету и приговаривая на ходу: – А я ищу вас… ищу… Время обедать. Повар приготовил сегодня легкий обед, так что у нас останется время, чтобы обсудить план занятий с мистером Дэвином. Я боюсь, предстоит большая работа. Мне рассказали, что сегодня ему пришлось убедиться, как неразумно применять силу, управляя лошадью. Слуги только и судачат о вашей свадьбе. Это полностью затмило то, что произошло ночью. Ну, вы понимаете…
Подойдя совсем близко к Кэролайн, Аманда вдруг резко прервала свой монолог и поднесла ладонь ко лбу бывшей воспитанницы.
– У вас жар? Вы продрогли во время прогулки? Ничего удивительного, вас не было слишком долго.
– Я совершенно здорова, уверяю вас, Аманда.
– Да? Но выглядите вы неважно. Почему? Моя дорогая, можно предположить, будто вы пребываете в трансе.
Кэролайн заморгала и вдохнула терпкий аромат французских духов. Любовь к резким запахам, пожалуй, была единственной слабостью бывшей гувернантки.
– Простите, вы что-то сказали? – Когда Кэролайн наконец подняла на нее глаза, Аманда еще больше нахмурилась.
– Вы уверены, что с вами все в порядке?
Девушка покачала головой, ее взгляд стал более осмысленным.
– Да, физически я здорова. Но вот мой ум страдает некоторым расстройством, и я до сих пор не могу понять, что это… – Она снова повернулась к окну, разглядывая пейзаж, такой знакомый, но вместе с тем другой.
– Не впадайте снова в транс, дорогая. Лучше скажите мне, что вас так беспокоит?
– Я расстроена, – начала Кэролайн строгим сухим голосом, – потому что поняла, что больше не смотрю на портрет лорда Гамильтона. Ни разу не взглянула с тех пор, как проснулась утром! Ни разу!
Аманда улыбнулась:
– Так это же замечательная новость и полностью объяснимая. Просто вы были очень заняты, так как в доме появился мистер Дэвин.
– Нет. – Надев очки, Кэролайн принялась сосредоточенно разглядывать сквозь них свою ладонь, потом подняла глаза на подругу с таким выражением, словно только сейчас по-настоящему увидела жизнь. Во всей ее реальности, без всякого романтичного флера или фантазий. – Я ни разу не взглянула на портрет, потому что… я не хочу. Это так… как будто его очарование ушло.
Аманда нахмурилась, глаза смотрели внимательно и серьезно.
– То есть вы хотите сказать, что были одержимы легендой о лорде Гамильтоне, а сейчас…
– Да, именно так… я жила ею до сегодняшнего дня.
– Так это же превосходно! Честное слово, Кэро. Я успокоилась.
– Нет, не превосходно.
Губы Кэролайн задрожали, когда в памяти ожило воспоминание о поцелуе Лукаса. Как это было прекрасно! Она оттаяла рядом с ним. Он зажег внутри ее огонь, сверкающий и опасный. И кто способен погасить его? Не она! Теперь она могла думать только об одном: когда же он снова поцелует ее? Нет, больше это не повторится. Она не может так зависеть от чувств и желаний какого-то жалкого воришки. Это не входит в ее планы.
Она нервно заходила из угла в угол.
– Аманда, вы даже представить себе не можете, как это ужасно!
Снисходительно-мягкая улыбка миссис Пламшоу начала потихоньку угасать, по мере того как приходило понимание.
– Кэро! Но не хотите же вы сказать… Нет, это невозможно… О Боже, неужели вы увлеклись мистером Дэвином? – И тут же добавила едва слышно: – Возможно ли?
Слыша, что кто-то другой разделяет ее страхи, Кэролайн задрожала еще больше.
– Я? Нет, я… никогда! – Она резко повернулась к Аманде и схватила ее руки. – Всю свою жизнь я грезила о замужестве. Я представляла себя романтической героиней, спутницей мужественного, сурового лорда. Меня угораздило влюбиться в мужчину, который жил больше двух столетий назад, потому что он единственный соответствовал моему идеалу. И сейчас я оказалась замужем за человеком, который похож на моего романтического героя, сильного и опасного. Но… он не герой. Он опасен, Аманда. Когда он целовал меня…
– Он целовал вас?! – Серьезность и озабоченность в глазах Аманды мгновенно сменились озорным огоньком. – И как это было?
Кэролайн начала говорить, затем остановилась, чтобы подумать. Когда она заговорила снова, она была совершенно спокойна. Ее страх превратился в восхищение.
– Незабываемо. Такого со мной никогда не случалось. За всю свою жизнь я не испытала ничего подобного! Ах, Аманда, земля уходила из-под ног… И уж теперь мне никогда не обрести равновесия.
– Ну почему же! Напомните себе, что он всего-навсего преступник. Вы не можете позволить ему действовать на вас подобным образом. Один поцелуй, другой – это еще ничего, но не дайте ему затронуть ваши чувства. И потом, дорогая, не надо забывать о возможных последствиях. Не хватает еще, чтобы Лукас Дэвин оставил вам пожизненное напоминание о себе! Если хотите знать мое мнение…
Кэролайн подняла глаза и перехватила взгляд Аманды.
– Да, конечно, вы абсолютно правы. Разумеется, я не хочу ничего подобного. И все же он хороший человек. Я чувствую это. Разве он не заслуживает шанса?
– Возможно, но только не от вас. Из него никогда не получится дворянин. Не верьте доктору Кавендишу, что его возможно переделать. Никто не уважает доктора так, как я, но он мужчина! Разве он способен понять, что творится в сердце женщины? И нечего ждать, что Лукас Дэвин превратится в джентльмена за какой-то определенный промежуток времени. А если откровенно, то в конце концов его настоящее естество возьмет свое. Это обман, Кэролайн, а обман не может продолжаться долго. Изображая мужа и жену, вы будете испытывать судьбу. И случится так, что кто-то раскроет вашу игру и все усилия пойдут прахом.
– Вы так думаете! А что будет с Лукасом? Аманда раздраженно пожала плечами:
– Он только выиграет от этой затеи. Он станет богатым.
– А как же его сердце? Что, если я влюблюсь в него и найду ответное чувство?
– Вы действительно думаете, что этот жалкий воришка способен отдать вам свое сердце?
Вопрос подобно острому ножу больно ранил Кэролайн. Она закусила нижнюю губу и заморгала, принимая удар.
– Вы считаете, что влюбиться в меня невозможно?
– О, Кэро, такой мужчина вообще не задумывается о любви. Он всего лишь возьмет то, что ему нужно, и вы только его и видели… даже если он добр по натуре. Это профессиональная черта.
– Вы ошибаетесь, Аманда, – возразила Кэролайн, стараясь сдержать обиду. Медленно, словно обдумывая дальнейшие слова, она сняла очки, протерла стекла батистовым платком и снова надела их. – У него есть сердце. Я чувствую это. Я не хотела, но поняла… я не могу использовать его. Просто не могу.
Она выбежала из галереи, и Аманда поспешила за ней.
– Кэрол! – воскликнула она. – Будьте благоразумны! «Быть благоразумной, – подумала Кэролайн с тихим смехом. – И никогда больше не ощутить радость в своем сердце, никогда больше не попробовать сладкой опьяняющей страсти… Быть благоразумной и больше никогда не испытать ничего подобного».
Лукас стоял голый в ванне. Вода согревала ноги. Он жмурился от удовольствия. Что и говорить, чертовски приятное ощущение после этой идиотской прогулки верхом. После того как его лошадь ускакала, он возвращался в Фаллингейт со своей хозяйкой – то есть женой! – и, извинившись, прошел пешком пару миль через пустошь, причем один. Он хотел вновь испытать знакомые ощущения: бьющий в лицо ветер, от которого покалывало в руках, холод, пронизывающий до костей и еще более укрепляющий его решимость. Одиночество, его старый друг, подсказывало: эта женщина нереальна. Ее мягкость, ее целомудрие – все это лишь сон. А если даже и не так, она все равно никогда не будет принадлежать ему.
Да ему и не нужна Кэролайн Уэйнрайт! Его сердцу, одиноко дрожащему на ветру, вообще не нужна женщина. Все они хрупкие и требовательные, непрактичные, как ненужные вещи. Иззи тоже была с червоточинкой. И за это он любил ее, но она ушла. Это лучшее, что она могла сделать. Он запомнил урок старого Робина на всю жизнь. Ты никто. И так никем и останешься. Ничего тебе не светит, парень. Так что лучше займись своим ремеслом.
Лукас закинул руку через плечо и потрогал шрамы, которые остались от «уроков» Робина. Кожа была гладкой и мягкой на ощупь. Он опустился в воду. «Господи, очисти меня раз и навсегда! Господи, сделай меня чистым!»
Он сидел на корточках, пока его закоченевшее тело не согрелось. Черт, он все еще думал о ней. Проклятие, он хотел ее. Эта чопорная мисс! Великолепная богатая леди в его объятиях! Эта мучительно сладкая женщина. Кэро, Кэрол, Кэролайн. Мисс Уэйнрайт. Миссис Дэвин.
– Черт возьми! – Он выругался и сел в ванне, блаженно вытянув ноги. Вода с плеском поднялась до краев. Она омыла его плечи, и он опрокинулся на спину со вздохом удовольствия. Он никогда не чувствовал себя так хорошо. А приятное ощущение комфорта и воспоминания об удивительной женщине подогревали его чувства, заставляя хотеть большего. Заставляя задуматься, ради чего он жил. Мальчики. Возможно, он был не прав все эти годы? Жил, нарушая закон? Или он действительно делал что-то стоящее? С позволения Господа он принял на себя это наследство и дал клятву много лет назад, но не это ли привело его в тюрьму?
Он глубоко вздохнул и опустился в воду, она сомкнулась над его головой. В этом странном немом молчании, при полном отсутствии звуков, он начал вспоминать.
Приглушенный голос. Из другой комнаты. Из комнаты, в которую ему не позволено входить. Мне не нужен здесь этот маленький щенок… Не здесь. Торнтон говорит, что ребенок не ваш, Бэзил. Ваш отец, спаси Господи его душу, умер. Помните, кто вы, Бэзил. Не проклинайте меня, юноша. Что вы сказали? Да, я говорил, чтобы она убиралась. Она не достойна быть вашей женой! Она дочь бастарда. Что вы говорите?
И затем послышался другой, родной голос. Нежные руки, которые купали его маленькое мальчишеское тельце, перебирали его волосы. Она плакала. Мы никто здесь, мой дорогой. И так будет всегда. Твоя мама любит тебя. Не надо плакать, малыш. Все это скоро кончится.
Любящие руки опускали его в воду. Он думал, это игра. И начал смеяться, но она опускала его все глубже, не позволяя вынырнуть и глотнуть воздуха. Он начал беспомощно бить по воде руками… Мама! Мама! Мне нечем дышать! Он барахтался, стараясь вынырнуть на поверхность, сделать один-единственный вдох, он желал этого больше всего на свете. Даже больше материнской любви. Он выжил бы. Не имеет значения, что Нана говорила о нем. Он хотел жить!
Лукас вынырнул из воды, как заряд из пушки, хватая воздух так жадно, что едва не задохнулся от усилий. Что это? Кто была его мать? Почему она пыталась утопить его? И почему никогда прежде он не вспоминал о ней? Никогда. Он поежился, внезапно его пробрала дрожь, и рука снова потянулась к шраму на спине. Старина Робин Роджер учил его не предаваться воспоминаниям. Он ничто. Никто. А если вы никто, вам нечего вспоминать.
Воспоминания – а были ли они у него, его собственные воспоминания, – начали таять. И привычная пустота заполонила его мысли. Что-то явно случилось с его головой, иначе откуда все эти фантазии? Этот проклятый дом совсем сбил его с толку. «Может, это привидения», – подумал он, посмеиваясь про себя.
Или во всем виновата она? Она, эта странная мисс, его жена. Она расшевелила его мысли, его душу. Ну уж дудки! Он не позволит ей. У него есть о ком думать. Мальчики. Мальчик.
После обеда, выждав, когда доктор Теодор направился к себе, Аманда пошла следом за ним. Она накинула светлую пелерину, завязала ленты и выскользнула через боковую дверь, надеясь перехватить доктора на полпути. Но видимо, он шел слишком быстро, и она сумела разглядеть лишь его спину, которая вскоре скрылась за дверью его флигеля.
Аманда разочарованно поджала губы. Окликнуть доктора она не могла, боясь, что Кэролайн может услышать. Ах, Боже мой, нельзя упустить этот единственный шанс поговорить наедине, когда Шабала уехал в Девон встретиться с адвокатом по поводу брачного соглашения. Аманда прикрыла глаза, и легкая волна головокружения омыла ее, как океан омывает далекий материк. Ветер бил в лицо с немилосердным упорством, но она едва ли замечала это. В любом случае ветер был ничто по сравнению с мучительными воспоминаниями, которые не оставляли ее все последние дни. Она так живо помнила тот последний раз, когда осталась наедине с мужчиной. Почему снова всплыли эти воспоминания, из-за приезда Лукаса Дэвина или доктора Кавендиша?
Аманда поежилась и обхватила себя за плечи, стараясь спрятаться от холодного ветра и еще раз обдумывая свое решение. Она хотела поговорить с доктором, это более чем очевидно. В конце концов, она взрослая женщина. И вряд ли существует такой мужчина, которому она позволила бы обидеть себя, как это случилось в ее юные годы. И ей не надо опасаться за свою репутацию. Все думают, что она вдова. В любом случае чужие мнения ее не страшили. Нет, Аманда боялась другого – собственного чувства к нему.
Она до крови прикусила губу и тихо заплакала, проклиная собственную слабость. Она-то думала, что уже не способна на это, что Господь дал женщине так много слез, чтобы однажды она могла выплакать их и тем самым освободиться от них навсегда. Ну почему она так эмоциональна! Доктор Кавендиш совсем другой.
Аманда вытерла мокрые щеки. Она должна держать себя в руках, иначе не сможет помочь Кэролайн. Нужно удержать Кэрол от роковой ошибки, столь же глупой, как та, что совершила она сама много лет назад. Аманда накинула капюшон и решительно направилась к флигелю.
Постучав пару раз и так и не получив ответа, она толкнула дверь.
– Доктор Кавендиш! Вы здесь?
– Милости просим! Милости просим! – раздался неожиданно резкий голос.
Аманда решила, что эти слова позволяют ей войти, хотя и принадлежат кому-то другому, не доктору. Жаль, значит, им не удастся поговорить наедине.
– Здесь кто-то есть? – спросила она, оглядываясь по сторонам и чувствуя некоторый трепет от окружавшего ее удивительного мира доктора. Развязывая ленты пелерины, она пыталась найти обладателя этого странного гортанного голоса.
– Милости просим! Просим, просим, просим…
Голос, казалось, шел от дальней стены. Аманда внимательно оглядела большое двухэтажное помещение, ее глаза прошлись по стенам, увешанным плетеными циновками, отметили два стула около камина и стол, уставленный пробирками и колбами, а также открытую лестницу, которая подпирала стену и вела наверх, по-видимому, в спальню доктора. Наконец она обнаружила источник странного звука: клетку с попугаем, стоящую в углу.
– Не может быть! – смеясь, воскликнула она. – Попугай!
Аманда встречала таких птиц на рисунках в книгах, но никогда не видела их воочию. Она подошла поближе к клетке, и тут что-то внезапно обрушилось на ее плечи. Две руки вцепились ей в шею.
– Ради Бога, помогите!
Аманда быстро повернулась посмотреть, кто же напал на нее, но никого не увидела. А цепкие руки продолжали сжимать ее шею.
– Миссис Пламшоу? – послышался голос Теодора с верхней площадки лестницы. – Что за приятный сюрприз! Я вижу, вы подверглись нападению со стороны мистера Пикл-суэрта. А ну-ка пошел отсюда, наглое животное!
Теодор легко сбежал с лестницы, и атакующий оставил свою жертву. Злое существо подтянулось на стропила, с которых свисали африканские знамена и щиты, и повисло под потолком. Только тогда Аманда смогла разглядеть, кто же это был.
– Обезьянка! – воскликнула она, вздохнув с облегчением и даже некоторым удовольствием. – Мистер Пиклсуэрт обезьяна?
– Обезьяна-паук, если быть точным. – Теодор встал рядом с гостьей и, вежливо поклонившись, поднес ее руку к своим губам. – Добро пожаловать в мое убежище, мэм!
Его губы коснулись ее ладони, теплое дыхание согревало запястье, и дрожь пробежала вверх по руке. Ах, Боже праведный, сколько же времени прошло с тех пор, когда мужчина выказывал ей такую любезность! Но жест доктора не означал чего-то особенного, он по натуре был галантен и способен на экстравагантные поступки. Каждое мгновение доставляло ему радость, и он старался прожить жизнь как можно полнее. Она не рискнула бы вообразить, что он оказывает ей особое внимание. Однажды она уже ошиблась в намерениях мужчины и жестоко поплатилась за это. Стоит ли повторять ошибки?
Она повернулась к клетке с птицей, изображая повышенный интерес.
– Ваш попугай уже тепло поприветствовал меня, доктор Кавендиш. Он компенсирует вам отсутствие дворецкого? И как же его зовут?
Карие глаза Теодора зажглись неподдельным восхищением, мягкие полные губы, едва заметные между бородой и усами, дрогнули.
– Это Профессор Снипплуит. Он готов приветствовать вас без всякой компенсации. Живя в Африке, я в течение нескольких лет обучал его английским обычаям, поэтому, если он вздумает пронзительно кричать, словно он в джунглях, мне придется пустить его на жаркое.
Легко рассмеявшись, Аманда подошла к лабораторному столу. Его гладкая дубовая поверхность была завалена разными бумагами, заставлена множеством мензурок, колб и пузырьков, с которыми соседствовали ступка с пестиком, а также коробки с травами всевозможных цветов и запахов. Ее ноздри затрепетали, втягивая ароматы мяты, тмина и трав, названия которых она не знала, да, впрочем, и не видела раньше. Ее взгляд упал на огромную толстую книгу, которая наверняка хранила множество секретов.
– Что вы тут готовите? Похоже на варево дикарей.
– Клянусь Юпитером, это так! Я привез некоторые из этих растений из Африки. Когда смешиваешь их вместе в должной пропорции, они способны произвести определенный эффект на сознание. Более того, они способны изменить человеческую натуру.
Аманда положила ладонь на раскрытую книгу, ее пальцы странствовали по толстому слою пыли, покрывавшей пожелтевшие страницы рукописи. Книга была написана на латыни.
– Если бы я не знала вас достаточно хорошо, то могла бы подумать, что вы алхимик.
Она улыбнулась ему через плечо, и он коротко рассмеялся.
– Я понимаю, почему вы пришли к такому выводу. Но заверяю вас, я не испытываю ни малейшего интереса к тому, чтобы превращать обычный металл в золото. Трудиться над улучшением человеческой натуры – это другое дело.
Его замечание напомнило Аманде о ее миссии, и она печально вздохнула.
– Что такое, миссис Пламшоу? Вас что-то беспокоит? Она кивнула:
– Вы правы. Мне кажется, что мистер Дэвин… уже поцеловал Кэролайн.
Он радостно захлопал в ладоши, и улыбка осветила его бородатое лицо.
– Чудесно!
– Чудесно? – Она в полном недоумении смотрела на него. – Как вы можете говорить такое! Они провели вместе всего лишь один день, и она уже так уязвима! Кэролайн не собиралась выполнять супружеские обязанности на самом деле.
– Именно не собиралась… – Доктор задумчиво почесал бороду и начал расхаживать по комнате. – Это весьма обнадеживающий знак, который говорит о том, что между ними возникло естественное влечение, способное привести к настоящей привязанности.
– Привязанность? – воскликнула Аманда, не веря своим ушам. – О чем вы говорите? Ну да, я знаю, вы лелеете мечту перевоспитать этого злоумышленника. Ну конечно, для вас, возможно, это и хорошо, учитывая ваше пари с сэром Артуром. Но вы забываете, что Лукас Дэвин должен уехать, как только право Кэролайн на Фаллингейт будет вне опасности. Вы понимаете, доктор Кавендиш, ведь от этого союза могут быть дети! А этого нельзя допустить! Ребенок испортит Кэролайн жизнь, уверяю вас.
Доктор нахмурился. Его густые брови сошлись над добрыми карими глазами.
– Миссис Пламшоу, прошу прощения, мне больно слышать это от вас. Я всегда придерживался мнения, что дети – существа благословенные, хотя мы с женой и не имели счастья узнать это на деле.
Его мягкий укор заставил ее ощутить собственную низость. Она покраснела до корней волос и быстро отвернулась.
– Я люблю детей, как всякая другая женщина. Но Кэролайн не может обременять себя последствиями этого… этого нелепого брака. Я согласилась помочь, но только на том условии, что мистер Дэвин покинет Фаллингейт, когда для Кэрол отпадет угроза потерять имение.
– Ну, это мы еще посмотрим! – с добродушным озорством грозя в воздухе пальцем, проговорил доктор. – А что, если мне удастся изменить его до неузнаваемости? Возможно, тогда он станет вполне подходящим мужем, как любой другой? И сердце Кэролайн, к всеобщему удовлетворению, не будет разбито?
Он встал позади нее. Совсем близко. Так близко, что она могла чувствовать идущее от него приятное тепло. Это угрожало растопить лед в ее сердце, и слезы снова подступили к глазам. Но в нем было то, что вселяло надежду, и ее печаль неожиданно уступила место тихой радости. Она доверяла этому мужчине. Он знал о жизни нечто очень важное, и она хотела, чтобы он поделился с ней своим знанием. Может быть, он научит ее, как склеить разбитое сердце? Она медленно повернулась и ответила ему взглядом, полным мучительной нежности.
Приподняв голову, словно изучая его, она старалась понять, неужели и вправду он такой безупречный?
– Доктор Кавендиш, вы действительно такой добросердечный, как кажетесь?
Он взглянул на нее с восхищением и заботой.
– Прекрасная леди всегда пробуждает лучшее во мне, миссис Пламшоу. Женщины способны укротить самого дикого зверя. – Он прижал руку к сердцу.
– Как, вероятно, была счастлива ваша жена!
– А как повезло вашему покойному мужу!
Она опустила глаза и отвернулась. Даже если доктор питает к ней самые лучшие чувства, как сможет она рассказать ему, что никогда не была замужем? Что он подумает о женщине, которая жила с этой ложью с тех пор, как появилась в Фаллингейте? То есть в течение многих-многих лет?
– Вернемся к нашему делу, – сказала она напряженным голосом. – Я боюсь, если Лукас Дэвин задержится здесь на продолжительное время, он окончательно разобьет сердце Кэро.
– Моя дорогая миссис Пламшоу… – начал доктор.
Он взял ее руку и мягко потянул, пока она не повернулась к нему. Его прикосновение пробудило в ней давно забытые желания, которым, увы, не дано осуществиться.
– Не понимаю, почему вы так строги к Лукасу Дэвину. Боюсь, я что-то упустил, – сказал он. – Мы уже не можем переделать наш план, но я обещаю прислушиваться к вам и отнестись с вниманием к вашим опасениям. Не только потому, что я заключил пари с сэром Артуром, я готов поспорить и с вами. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы превратить Лукаса в идеального мужа, а вы сделаете все, что в ваших силах, чтобы Кэролайн, не дай Бог, не влюбилась в него.
Ее глаза широко распахнулись и встретились с его взглядом. Она рассмеялась, несмотря на все свои страхи.
– Предупреждаю вас, что в этом споре я могу победить.
– Отлично. – Его лицо засияло добродушной улыбкой. – Я не собираюсь отбирать преимущество у столь достойной леди.
Она позволила себе расслабиться, страх утих. Отчего она думала, что он может ее обидеть? Она должна прогнать все подозрения. И все-таки она знает наверняка – ему неведомо, на что способны мужчины.
– Зачем прилагать столько усилий и делать мистера Дэвина таким привлекательным? Неужели вы не понимаете, какую опасность представляет собой закоренелый мошенник для такой наивной и романтичной девушки, как Кэрол?
– Если Кэролайн не найдет в его лице подходящего компаньона, она не найдет его ни в ком, – серьезно заметил он. – И мы должны постараться ради самой Кэрол, миссис Пламшоу. Я не могу сделать это один. Вы поможете мне?
Она отняла у него свою дрожащую руку и отошла на безопасное расстояние.
– Хорошо, я полагаю, мы должны принять меры, чтобы подготовить его к встрече с Джорджем. Если мистер Дэвин не сможет грамотно изъясняться и вести себя надлежащим образом, миссис Уэйнрайт первая это заметит.
– Осмелюсь сказать, что здесь вы совершенно правы.
– А если мы хотим, чтобы он хорошо говорил, то должны взяться за него немедленно.
– Я начну сегодня же с правил поведения за столом, – предложил Теодор.
Она кивнула, когда новая идея пришла ей в голову.
– А завтра я покажу ему, как танцевать кадриль.
– И вместе нам удастся не только сделать из него джентльмена, но и превратить его в настоящее сокровище!
Она улыбнулась энтузиазму доктора. Он был старше ее на пятнадцать лет, но его природное жизнелюбие заставляло ее чувствовать себя более взрослой. Внезапно в ней проснулось желание вновь ощутить себя юной. Она кивнула:
– Очень хорошо, доктор Кавендиш, я принимаю ваш вызов.
– Прекрасно, моя дорогая. Нам лучше поскорее взяться за дело.
Он поправил пелерину, сползшую с ее плеча. Она вздрогнула, почувствовав прикосновение его пальцев, и приказала себе уйти, как будто ничего между ними не произошло, кроме светской беседы. Но прежде чем она взялась за ручку двери, он окликнул ее:
– Миссис Пламшоу!
Она повернулась.
– Да?
– Я говорил вам, что вы сегодня замечательно выглядите?
Ее сердце замерло и тут же застучало быстро-быстро.
– Нет, я уверена, что запомнила бы такой комплимент.
– Да, уж пожалуйста… Вы очаровательны!
– Спасибо, – ответила Аманда.
Но, отойдя от флигеля на приличное расстояние, она остановилась и подставила лицо холодному дождю, чувствуя, как впервые за многие годы удивительное тепло согревает ее душу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой прекрасный лорд - Берд Джулия



вполне сносный роман..интересный сюжет
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияЕлена
31.03.2012, 18.08





Не плохо, а то надоело все время про одно и то же читать..
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияМилена
11.09.2014, 22.29





Очень даже неплохо, захватывает с самого начала. И, что интересно, перед этим прочла нечто похожее (Дженис Беннет "Защитник прекрасной дамы"), тоже про "привидения", и главное, герои получают хорошую порцию адреналина практически не выходя из дома. Есть интрига, предательство, разоблачения, но главное добрая, нежная любовь. И еще, в обеих романах герои второго плана тоже женятся.
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияТаня Д
16.08.2015, 12.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100