Читать онлайн Мой прекрасный лорд, автора - Берд Джулия, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой прекрасный лорд - Берд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой прекрасный лорд - Берд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берд Джулия

Мой прекрасный лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Примерно два часа спустя в маленькой часовне Норкирк на самом краю Крэгмира состоялся обряд венчания. Почти целый час ушел на то, чтобы добраться сюда в карете, у «молодых» даже не было времени подумать о соответствующих туалетах, как, впрочем, не было и желания скрепить союз поцелуем. Всему событию сопутствовало не больше сентиментальности, чем любому официальному мероприятию. Когда они ставили свои подписи в регистрационной книге церкви, то со стороны это выглядело скорее как подписание делового соглашения. Кэролайн оставила быстрый красивый росчерк, тогда как Лукас долго трудился над своим именем, вспоминая урок, полученный от Аманды. Высунув кончик языка, он старательно выводил каждую букву, внимательно следя, как бы не допустить ошибки, иначе подпись окажется недействительна.
Возвращаясь в Фаллингейт, Кэролайн пребывала в приподнятом настроении. Убедившись, что Лукас не станет настаивать на интимных отношениях, она почувствовала, как тяжелая ноша спала с ее плеч. Теперь она сохранит Фаллингейт. Но Кэролайн еще не успела подумать, что она станет делать с мужем, который помог ей сохранить имение.
Во второй половине дня, когда дождь наконец поутих и на хмуром осеннем небе проглянуло солнце, Теодор предложил Кэролайн взять Лукаса на верховую прогулку и показать ему поместье. Ему ведь предстоит встреча с Джорджем и поэтому необходимо знать, что к чему.
С помощью слуги Лукас быстро оделся в костюм для верховой езды и пришел в конюшню раньше Кэролайн. Всегда быть первым. Всегда быть готовым. Так учил его Робин Роджер. Но вскоре Лукас убедился, что правила, принятые в высшем обществе, ничто по сравнению с законами воровского мира. И то умение, которое он приобрел в «Семи лунах», не сможет ни на йоту пригодиться ему в мире сентиментальных сквайров.
– Добрый день, сэр, – приветствовал его грум, стоило Лукасу пройти во двор, выложенный булыжником. Парнишка, одетый в бриджи, собранные у колен, и смешную шапочку, с уважением поклонился ему.
Лукас, окончательно сбитый с толку, остановился, оглянувшись через плечо. К кому обращается этот малый?
– Лошади почти готовы, сэр, – добавил парень, снова занимаясь своей работой.
Ну и ну… Конюх обращался к нему! Со странным чувством, которое, честно говоря, нельзя было назвать неприятным, Лукас повернулся и поправил галстук.
– Доброго здоровья. – Он кашлянул в кулак и, гордо выдвинув подбородок, подумал, что впервые говорит не как последний бродяга из Лондона.
Парень, кажется, ничего не заметил, спокойно продолжая прилаживать седла к двум лошадям. Со слов грума Лукас узнал, что одну из лошадей – белого крупного мерина с тонкими щиколотками и удивительно голубыми глазами зовут Гермес. Другая, великолепная черная кобыла, звалась Маргаритка. Хвост и гриву ей аккуратно заплели в косички. Лукас невольно подошел ближе, пораженный красотой кобылы.
– Ух ты, ну и красавица! – Он погладил шею лошади, удивительно блестящую и гладкую на ощупь. Она выглядела так же безупречно, как те грациозные статуэтки, которые ему доводилось видеть в богатых домах. Шерсть мягкая и шелковистая.
Лукас не очень-то разбирался в лошадях, но некоторые из этих удивительных животных были настолько хороши, что даже полный идиот без труда мог распознать породу. Он видел это так же ясно, как видел благородную породу в мисс Уэйнрайт, хотя она и не походила на тех леди, которых ему не раз довелось наблюдать у здания оперы. Они выходили из своих карет с таким высокомерным видом, словно сами являлись главной и лучшей частью представления. Лукас ласково похлопал Маргаритку по теплому черному боку.
– Прекрасные у тебя лошади.
– Спасибо, сэр, – ответил грум, и его грубое простое лицо засветилось от похвалы. – Эта самая красивая. На Маргаритке ездит сама госпожа.
– О! – Лукас потер подбородок и озадаченно повернулся к белому мерину. Так, значит, этот предназначен для него? Какого черта он должен влезать на этого гиганта? Чего доброго, порвет штаны! Да, деньги имеют и плохие стороны. Попробуй-ка заберись на такую лошадь, а потом она тебя сбросит, как безумного короля Георга. Лукас ездил на лошади всего несколько раз, когда приходилось удирать из Лондона после крупного грабежа.
– Послушай, пар… дружище, – проговорил он, похлопывая парня по спине, как частенько делал доктор Кавендиш. – Как тебе удается не свалиться с этих чертовых лошадей? Я говорю… хм-м… как сделать так, чтобы вышло как у джентльменов?
Миловидный парнишка с непониманием уставился на него, и Лукас добавил:
– Дело такое… видишь ли, мне… ну да, мне не пришлось поездить верхом в Лондоне. Я предпочитал наемный экипаж, понимаешь ли… или ездил в собственной карете. – Он откашлялся, дабы его голос звучал более убедительно. – В Лондоне… я по горло занят делами… чтобы позволить себе праздно кататься по Гайд-парку.
К великому изумлению Лукаса, парнишка, очевидно, принял все за чистую монету и улыбнулся ему с нескрываемой симпатией.
– Понятно, сэр. Вот что вам нужно сделать, видите? – Он переплел пальцы обеих рук. – Вам нужно только поставить сюда ногу, и я подсажу вас. И потом вам только остается закинуть другую ногу, и вы в седле. Все очень просто, сэр.
Лукас кивнул.
– Конечно, конечно. – Он видел это сотни раз, почему же сейчас перспектива казалась ему такой сложной?
«Потому что я не хочу опростоволоситься».
– Добрый день.
Он круто обернулся на звук ее голоса, его каблуки чиркнули по булыжнику. Кэролайн так спокойно подошла к ним, как будто собиралась на пикник, хотя он сомневался, что такое случается в этом пустынном месте.
– Вы нашли конюшню? – приветливо спросила она. Он тоже улыбнулся в ответ на ее теплую улыбку, хотя и более сдержанно. Он не хотел, чтобы она нравилась ему, но ничего не мог с собой поделать. Она была так обезоруживающе бесхитростна. Ее душа не запуталась в кружевах, как у большинства леди. И вместе с тем она не выглядела пугливой пташкой, разбивающей свои крылышки о железные прутья клетки. Как делала Иззи…
Иззи… Какая ирония! Кэролайн, хотя и стояла, несомненно, на более высокой ступени социальной лестницы, казалась проще и скромнее. И уж конечно, менее амбициозной, чем Иззи. Но между тем при явном отсутствии амбиций она сумела-таки подцепить мужа.
– Вы заслуживаете большего, – вырвалось у Лукаса, когда она подошла к нему.
Его слова задели ее, словно он осудил новое платье, которое ей особенно нравилось, и улыбка моментально растаяла. Затем голубые глаза блеснули, и она нанесла ответный удар:
– Так же, как и вы, мистер Дэвин. Вы тоже заслуживаете большего. Но порой нам приходится довольствоваться тем, что мы имеем.
Ее губы снова тронула улыбка, хотя на этот раз более сдержанная, и она надвинула шляпу на лоб, что вышло немножко косо. Шляпа была с высокой тульей, черная и схожая с теми, что носят мужчины. Шелковый платок глубокого синего цвета бантом повязан на шее. Ее узкое, с завышенной талией платье расширялось книзу трапецией. Синий цвет определенно шел к ее голубым глазам.
Он знал, что в дворянских кругах принято одеваться по-разному к каждому случаю, но странная мысль закралась ему в голову. А не нарядилась ли она так чуточку и для него?
– И вы собираетесь отправиться в этом? – сказал он, кивая на ее роскошное платье.
Она утвердительно склонила голову, но в ее необычайно прозрачных глазах промелькнула тень сомнения.
– А что, если лошадь сбросит вас? Вы рискуете испачкать это прекрасное платье.
Она застенчиво улыбнулась:
– Я неплохой наездник, мистер Дэвин.
– Лукас.
Она приняла поводья из рук грума и подошла поближе к Дэвину, чтобы, кроме него, никто не мог услышать ее слова.
– Видите ли, – прошептала она, – в присутствии слуг «мистер Дэвин» более принятая форма обращения. Брак не освобождает нас от соблюдения правил хорошего тона. Только когда мы одни, мы можем позволить себе называть друг друга по имени, и то только тогда, когда чувствуем особенную… как бы это сказать… расположенность.
Ее щеки зарделись, и ему внезапно захотелось поцеловать ее, положить руки на ее тонкую талию и прижать к груди.
– Как вы умудряетесь жить со всеми этими правилами? – прошептал он, качая головой.
– А как вы умудряетесь жить без них? – парировала она, натягивая лайковые перчатки.
Когда он ничего не ответил, она вызывающе подняла глаза и встретила его взгляд.
– Неужели свобода настолько хороша, что стоила лишений, которые вы терпели?
– Я всегда верил в это, но теперь сомневаюсь…
Она говорила с ним так, как не говорила ни одна леди. Из всех женщин, что он встречал за свою жизнь, она единственная была напрочь лишена предрассудков и хитрости.
Он хотел, чтобы она узнала о нем побольше, узнала о его мечтах о величии, о его уверенности, что в этом мире больше доброты, чем он до сих пор видел. И поняла, в чем заключается смысл его жизни.
– Считайте, что вы не жили, если никогда не спали под звездами, мисс Уэйнрайт, хм-м… миссис Дэвин, – прошептал он, усмехнувшись иронии своих слов. – Вы жалеете меня, но я по крайней мере свободен, а вы не можете даже выйти из дома без этих дурацких перчаток.
Она наконец натянула темно-синие, длиной до локтя перчатки и начала застегивать мелкие пуговки, исподлобья поглядывая на него.
– Меня обижали и раньше, мистер Дэвин, но всякий раз незаслуженно. Не уверена, что вы справедливы. Вы едва ли можете назвать мое поведение зависимым от светских приличий.
Она улыбнулась уголками губ, и он ощутил, как в его груди стало горячо от удивительного обаяния этой благородной леди.
– Лошади готовы, мисс Уэйнрайт, – объявил слуга.
– Спасибо, Дэви. Вы можете называть меня теперь миссис Дэвин. Мистер Дэвин и я поженились сегодня утром. Вот почему нам понадобилась карета.
– О, мисс! То есть… миссис… Мои поздравления!
– Спасибо, Дэви. – Она направилась к лошадям, и Лукас быстро последовал за ней.
– Мне не больно часто приходилось ездить верхом, – предупредил он.
– Я научу вас.
Он расслабил узел ненавистного галстука, который, казалось, существовал специально для того, чтобы задушить его, и процедил сквозь зубы:
– Итак, балбес и учительница. Хорошенькая парочка из нас получилась.
– Я должна убедить брата, что вы именно тот, за кого я вас выдаю. А человек нашего круга прекрасно владеет искусством верховой езды. Ну, вот, мистер Дэвин, знакомьтесь, это Гермес, и он предназначается для вас.
– Ну и денек! Не было печали, да… – проворчал он, беря поводья из рук грума, любезность которого начинала его раздражать. – Не уроните меня, Дэви.
– Не беспокойтесь, сэр, – ответил парнишка.
Лукас ухватился за кожаные ремешки прекрасной, отделанной серебром уздечки и подумал, может ли что-то из этого великолепного снаряжения остановить лошадь, если она вздумает умчаться куда ей заблагорассудится.
– Ну, я готов, дружище. Помоги-ка мне…
Дэви подставил руки, и Лукас, упираясь ногой в его ладони, подтянулся и закинул другую ногу через седло. Юный грум подсадил его с таким усердием, что он чуть не перелетел через лошадь.
– Эй, поосторожнее, парень! – крикнул Лукас, стараясь удержаться в седле.
– Держитесь, мистер Дэвин, – сказала Кэролайн, пряча улыбку. – Это только начало!
Лошади тронулись в путь легкой иноходью. Лукас с важным видом выпрямился в седле. Он не раз видел, что именно так делали многие великолепные джентльмены, сидя на не менее великолепных лошадях, но как только грум скрылся из виду, он облегченно вздохнул и крепче ухватился за седло, ища надежной опоры. Красавец мерин покачивался под ним, создавая ощущение неуверенности, и Лукас чувствовал, что в любой момент может свалиться на землю. Когда Гермес неожиданно задрал голову и заржал, Лукас в страхе выкатил глаза.
Кэролайн снова улыбнулась, прикрыв губы затянутой в тугую перчатку ладонью.
– Вы такой белый, мистер Дэвин, совсем как Гермес. Расслабьтесь, все будет хорошо. Вы ведь сидите на лошади, а не на огнедышащем драконе.
– Вам легко говорить… это чудовище только и думает, как бы поскорее избавиться от меня.
– Ничего, ничего, мистер Дэвин, знание приходит с опытом.
– Вам хорошо…
– Я вижу, вы мало разбираетесь в лошадях.
– Но обычно я опираюсь на свою интуицию, она никогда меня не подводит. Почему, черт возьми, вы не дали мне лошадку поменьше, вроде вашей? Она пониже и бежит себе, как Христос по воде.
– Мистер Дэвин!
– Лукас, – поправил он. – Вы можете называть меня по имени, когда кругом нет слуг. Хотя кто его знает, может, они прячутся в кустах, мимо которых мы проезжаем? Черт побери, должно быть, все население Крэгмира работает на вас.
– Мистер Дэвин, – снова начала она, – я ничего не имею против вашего неумения ездить верхом, но пожалуйста, не выражайтесь так грубо.
– Я такой, какой есть! Вы знали это, когда затевали дело. Не я потащил вас к алтарю.
– Да, будьте таким, какой вы есть! Но не надо употреблять такие выражения, как «черт побери», во всяком случае, не в присутствии леди. И не стоит упоминать имя Господа всуе. Вы выглядите почти как джентльмен, теперь осталось научиться говорить соответствующим образом. Кое-кто из наших деревенских слуг, может, и простит вам недостаток хороших манер, но мой брат – никогда! И все же не бойтесь! Вы быстро научитесь. Смотрите-ка, вы уже делаете успехи! Со стороны можно подумать, что вы всю жизнь ездили верхом!
У него вырвался недоверчивый смешок, но втайне он был обрадован ее похвалой. Ему удалось немножко расслабиться, и теперь езда казалась более естественной. Почти инстинктивно сжимая седло коленями, он слегка откинулся назад и управлял лошадью, легко натягивая поводья. И вдруг это занятие показалось ему таким же привычным, как вид Джермейн-Хауса.
Возможно, он все это время в глубине души завидовал богатству и старался убедить себя, что считает его ниже своего достоинства. Лучше с презрением относиться к тому, чего не можешь иметь сам, чем тщетно желать этого.
В полном молчании они ехали через нескончаемую пустошь Крэгмира. Лукас на вид ничем не отличался от местного сквайра, который выехал осмотреть свои владения. Кэролайн сидела в дамском седле и, несмотря на его кажущееся неудобство, управляла Маргариткой с изяществом и легкостью. Они огибали болото. Холодный ветер трепал одинокие камыши.
– Это болото Мертвецов, – сказала Кэролайн, – уж пожалуйста, будьте повнимательнее, если хотите остаться в живых. Трясина тянется далеко, почти до сада за нашим домом.
Лукас разглядывал заросли вереска и болотной пушицы, которые покрывали пустошь, впитывая влагу. Они перемежались островками яркой травы, а кочки мха блестели в тумане, как серебро. Неожиданно каркнул ворон, словно подавая кому-то знак из туманной мглы, и Лукас невольно вздрогнул.
– Веселенькое местечко, – усмехнулся он. Кэролайн улыбнулась, зябко поежившись.
– В этой части Крэгмира нет ничего привлекательного, за исключением дома, который расположен рядом. Моя мать получила Фаллингейт в наследство от кузена, барона из северной Англии. Эта часть собственности была в нашей семье почти сто лет. Ее приобрели у потомков сэра Тоби Киллиама, который построил дом во время правления Генриха VIII. Мама влюбилась в Фаллингейт с первого взгляда. Отец, в свою очередь, влюбился в доход от рудников. Сохранив наш лондонский дом, он предпочитал оставаться там, но я, как только представлялась возможность, приезжала сюда. Что касается моего брата Джорджа, он тоже не любил Фаллингейт. Вот почему мне кажется несправедливым, если он унаследует имение.
– И у вас всегда существуют… как это называется, светские сезоны, кажется? То есть приемы и балы, на которых все только и делают, что чешут языки и перемывают друг другу кости, ну и тому подобное…
Она улыбнулась его определению светских раутов.
– Да, наверное, кому-то вроде вас это может казаться средоточием глупости.
– Хм-м, пожалуй.
– Если честно, то на самом деле это вовсе не так приятно, – задумчиво проговорила она, – мне тоже зачастую это кажется глупым времяпрепровождением. И я довольно небрежно относилась к моим выходам в свет. В душе я скорее провинциальная девушка, мистер Дэвин. Меня тяготит общение с лордами и леди, которые воротят от меня носы. Я рада, что распрощалась со своими надеждами сделать блестящую партию и таким образом занять прочное место среди аристократов.
Она философски улыбнулась ему, демонстрируя тихий вызов, определявший ее жизнь, несмотря на внешне мягкую манеру поведения. Кэролайн сама не знала, почему разоткровенничалась с ним. Может быть, потому, что он казался добрым человеком, который в состоянии читать в ее душе, хочет она этого или нет. Она верила в то, что он говорил о своей интуиции. Наблюдая за ним исподтишка, она заметила, что он постоянно думает, сопоставляет, присматривается. Она всегда восхищалась умными мужчинами, но, увы, они редко встречались в Лондоне, где внешние манеры и деньги значили больше, чем здравый смысл. Теперь она нашла человека, с которым могла беседовать, которому готова была открыть душу.
– А вы решительный человек, – сказала Кэролайн и нахмурилась, концентрируя внимание на дороге, которая сворачивала в небольшую долину, окруженную старыми вязами. Свежий осенний ветер шелестел редкими листьями, уцелевшими на ветках. – Почему бы вам с вашим умом не прекратить творить беззаконие и не стать полезным членом общества?
– А вы не знаете?
– Откуда мне знать? Я думаю, вы попали в преступную среду, потому что была какая-то червоточина в вашем характере. Как человек может решиться на воровство? Но вместе с тем я не вижу в вас ничего такого…
Он рассмеялся:
– О, неужто? До чего же вы наивны!
Она сердито взглянула на него и крепче сжала поводья.
– Едва ли… Я бы так не сказала.
– Поверьте, миссис Дэвин, если бы я даже был невинен, как только что выпавший снег, я никогда не сумел бы вырваться из самых грязных трущоб Лондона. Во всяком случае, ненадолго. Вы понимаете, у меня нет связей, нет рекомендаций, нет образования, нет денег. И все же не это заставило меня воровать.
Ее лошадь три раза вскидывала голову и ржала. Кэролайн всякий раз ласково поглаживала ей шею, успокаивая не только лошадь, но и себя.
– Тогда что же? Что привело вас в преступный мир? – спросила она, распрямив плечи и глядя прямо в лицо своему попутчику.
Глаза Лукаса сверкнули, и он криво усмехнулся:
– Стремление к справедливому распределению.
– Распределению чего?
– Богатства. Она улыбнулась:
– Понимаю. А вас совсем не беспокоит, что вы отнимаете у одних, чтобы передать другим и при этом не забыть про себя?
– Нет, потому что я ничего себе не оставляю.
– Тогда кому же? – Ее сердце дрогнуло при внезапной мысли, что он действительно может иметь гуманные мотивы для преступления. Тогда все встает на места. – То есть вы хотите сказать, что вы что-то вроде Робин Гуда? Украсть у богатого и отдать бедняку?
Его пристальный взгляд сверкал иронией, затем сфокусировался на дороге впереди.
– Пусть бедняки сами позаботятся о себе.
– Тогда для кого вы крадете? Лукас глубоко вздохнул:
– Для своих близких.
– И кто же дал вам право творить беззаконие только потому, что вам так нравится?
– Позвольте вам сразу возразить, я не считаю справедливым закон, по которому все принадлежит сытым богачам только потому, что они такими родились.
– Я могу сказать, мистер Дэвин, что не согласна с вашим методом решения проблемы, хотя и признаю, что такое неравенство несправедливо. Меня не раз обвиняли в том, что я чересчур либеральна. Чуть ли не поборница равноправия.
– Вы хотите сказать, что заботитесь о бедняках? Что вы думаете о каждом, даже если он влачит свое существование вне вашего поместья?
Ее сердце затрепетало, и она кашлянула.
– Могу только сказать, что вы несправедливы. Мои слуги и арендаторы расскажут вам, что я очень заботливая хозяйка.
– Это достаточно просто, когда вы живете только ради себя. Просто сочувствовать бедным и больным, когда они где-то далеко, а не перед вашими глазами, когда вам не нужно ничего для них делать.
Они проезжали по узкой, усыпанной опавшей листвой тропинке. Она нахмурилась и наклонила голову, чтобы не зацепиться за ветки деревьев над головой.
– Я так понимаю ваше замечание, что мне не свойственно чувство сострадания, потому что я сама богатая? У меня несколько арендаторов, которые переживают сейчас тяжелые времена. И я помогаю им, чем могу. Это правда, что я пью чай с графиней Джермейн, поддерживая добрососедские отношения. Но я в доброй дружбе и с мисс Кинникотт, отец которой всего-навсего скромный арендатор рудников. Я вовсе не кичусь своим благородством.
В деревне, мистер Дэвин, мы живем иначе, чем в Лондоне. Все стараемся заботиться друг о друге, и социальные разграничения не такие жесткие. Вот почему есть надежда, что мы сможем представить вас здесь как моего мужа. Но ничего не получится, если вы будете смотреть с ненавистью на кого-то, у кого больше денег, чем у вас. Не забывайте, мистер Дэвин, что благодаря нашей женитьбе вы теперь тоже богатый человек. Мне даже страшно подумать, неужели вы станете ненавидеть себя за это?
– Я уже испытываю к себе отвращение, – усмехнулся Лукас.
Она с досадой натянула поводья. Ее лошадь остановилась, и Лукас тоже придержал своего мерина. Лошади подняли головы и протестующе заржали.
– Как вы смеете? – воскликнула она. – Я предлагаю вам целый мир на тарелочке с голубой каемочкой, а вы позволяете себе смеяться над этим! Разумеется, я не много могу предложить джентльмену, если говорить о чисто женских добродетелях. Я не обладаю блестящими манерами или особенным остроумием, но поверьте, у меня есть деньги. Почему меня угораздило выйти замуж за единственного в своем роде мужчину в мире, которого они совершенно не интересуют? Невольно на память приходят слова: «Стоит ли метать бисер перед свиньями?»
Его черные глаза вспыхнули неожиданной злостью.
– Выходит, я свинья? Что ж, я был прав. Вы и вправду откровенны. Но я тоже в долгу не останусь.
Его злость передалась лошади, он дернул поводья и ударил скакуна каблуками сапог. Только Кэролайн могла понять, какую ошибку он совершил. Она побледнела, увидев, что глаза Гермеса зажглись сумасшедшим огнем.
– О, нет… – простонала она. – О, нет, нет…
Она успела заметить запоздалое сожаление в глазах Лукаса, когда Гермес рванулся вперед, как будто его атаковали осы. Лукас резко опрокинулся назад, но успел ухватиться за седло и продолжал гонку, стараясь во что бы то ни стало удержаться и не упасть, чтобы спасти свою жизнь.
– Держитесь крепче, Лукас! – закричала Кэролайн, пришпорив свою лошадь. Несмотря на неудобство бокового седла, ей удалось устремиться галопом за взбесившимся мерином. Когда она догнала его, то увидела, что поводья Гермеса свисают вниз вдоль покрытого пеной живота. О Боже! Лукас никогда не сможет остановить лошадь, и потребуется еще несколько миль, чтобы та остановилась сама.
Кэролайн стала лихорадочно соображать, увидит ли она еще когда-нибудь Лукаса Дэвина, и тут вмешалась судьба. Обе лошади – первая быстро, вторая почти следом за ней, повинуясь изгибу дороги, с максимальной скоростью приближались к огромной луже. Гермес замер, сбросив Лукаса через голову, и тот упал вниз лицом, поднимая брызги грязи.
Мгновение спустя Кэролайн остановила Маргаритку и с удивительной грацией соскочила на землю.
– Вы в порядке, мистер Дэвин? Очень ушиблись?
Убедившись, что он цел и невредим, она вздохнула с облегчением. Вытирая запачканное грязью лицо, Лукас сел и взглянул на нее.
Поняв, что ничего страшного с ним не случилось, Кэролайн не смогла удержаться от смеха. Звонкий, словно колокольчик, он смешивался с шуршанием желтых и рыжих листьев, пляшущих на дороге.
– Что вас так рассмешило? – спросил Лукас. – Вы назвали меня свиньей? Что ж, поделом мне, я вышел из такой дыры, что иначе не назовешь.
– Нет, мистер Дэвин, я вовсе не это имела в виду. Хотя, должна признаться, была близка к…
Она не договорила и снова закатилась смехом. Как, оказывается, прекрасно просто смеяться! И как давно она не делала этого и боялась, что никогда не сможет так свободно смеяться, выйдя замуж за незнакомца. Но сейчас ей казалось, что она знает его давно.
Лукас неохотно присоединился к ней и сказал, подсмеиваясь над собой:
– Неплохо для начала? – Он ухватился за галстук и, сорвав его с груди, бросил в грязь. – Помогите мне подняться, если это вам не противно.
Он поднял руку, и она отрезвела. По спине пробежал холодок. Она хотела коснуться его руки, но почему-то это казалось ей невозможным. Она должна была напомнить себе, что они женаты. Нет ничего неприличного в том, что она поможет ему.
Встретив взгляд его темных глаз, Кэролайн увидела в них лукавый огонек. Очарованная, она потянулась к нему. Но прежде чем она успела что-то сообразить, он схватил ее за руки и изо всех сил рванул к себе.
– Нет! – вскрикнула она, но, увы, было поздно. Не удержавшись на ногах, она шлепнулась в грязь рядом с ним. – О-о-о! – вырвалось из ее груди, хотя она не ушиблась. Холодная, грязная жижа поднялась фонтаном тяжелых брызг.
Она попыталась встать на колени, хватаясь руками за воздух, не в состоянии сообразить, как такое могло с ней приключиться! Бессвязно бормоча что-то, она вытирала лицо и часто моргала, глядя на него с уничтожающим осуждением.
– Как вы смеете?
Он улыбнулся, и на его щеках появились ямочки, чего она никак не ожидала. Он взглянул на нее с озорством, и ее гнев моментально испарился.
– Мое платье пропало!
– А что я вам говорил? Нечего было так наряжаться! У вас все равно нет такого платья, которое бы сразило меня, – сказал он смеясь. – Я бы скорее предпочел увидеть вас вообще без платья. – Он озадаченно уставился на нее. – Или я уже видел?
Она замерла, чувствуя себя так, словно он раздевал ее своим внимательным взглядом. Она хотела отодвинуться, но он поднялся на колени и сильным движением руки обнял ее за талию, притягивая к себе так просто, как если бы она была тряпичной куклой.
– Господи! – ужаснулась она, понимая, что должна оттолкнуть его, но почему-то не делая этого. Он был таким теплым. Она могла ощущать каждый мускул, прикасаясь к его груди. Он обнимал ее! Понимая опасность, она попыталась высвободиться, но он еще крепче обнял ее за талию, придерживая другой рукой ее голову. Чувствуя, как его пальцы блуждают в ее волосах, она вздрогнула. Где шляпа? Ах, она давно потеряла ее.
– Не бойтесь, Кэролайн, – прошептал он.
– Не бойтесь? А я и не боюсь, с чего вы взяли?
Почему он говорит так тихо? Так напряженно, как будто на самом деле хочет ее? Конечно, такое не может прийти ему в голову, разве лишь чтобы удовлетворить свое вожделение. Деньги, и только деньги – вот чего хотел от нее каждый мужчина, а ему даже это не нужно.
– Не бойтесь, и потом, как-никак я ведь ваш муж.
От его пылких слов мурашки побежали по ее рукам. Она попыталась отодвинуться от него, упираясь ладонями ему в грудь.
– Вы понимаете… вам придется остаться надолго, чтобы убедить моего брата, что мы на самом деле женаты… Я-то решила, что вы ускачете за горизонт и я никогда больше вас не увижу.
Он неодобрительно хмыкнул и смахнул кусочек грязи с ее носа.
– Даже после этой дикой поездки вы все еще думаете, что я конокрад? Право, дорогая, это не моя специализация. Ваши конюшни в безопасности.
Она чуть не обняла его в порыве благодарности, но решила, что лучше вовремя остановиться.
– А теперь отпустите меня, мистер Дэвин.
Не тут-то было… Он привлек ее к себе, осторожно обвив руками, словно диковинную птичку, которую он боялся упустить, но с которой следовало обращаться с великой осторожностью, чтобы не повредить хрупкие крылья.
– Почему вы так любите это имение? – пробормотал он, почти касаясь ее уха губами. – За что вы так любите Фаллингейт, что для его спасения рискнули выйти замуж за такого мужчину, как я?
Она замерла в его руках. Он обнимал ее! Невероятно, но он действительно обнимал. Его объятия сильные и вместе с тем очень нежные… Разве это возможно? Ах, как странно и как… хорошо. Она никогда не читала в своих книжках, что мужчина может быть таким… таким…
– Почему? – прошептал он.
Почему она так отчаянно привязана к Фаллингейту? Это ее спасение, ее доход и ее независимость. Но вместе с тем это и нечто большее. Место, где зарождались ее романтические мечты. Где она лелеяла надежду выйти замуж по любви. Где она поглощала любовные романы, чтобы утолить жажду сердца, и где нередко размышляла о жившем когда-то давным-давно лорде, увидеть которого, увы, ей не суждено.
– Я не могу точно объяснить вам, почему мне так необходим Фаллингейт, – вырвалось у нее. – Но я попробую. Он у меня в крови.
Он подумал о Джермейн-Хаусе, о том, как безудержно и как внезапно возникло в нем желание обладать им, и понимающе кивнул. А может быть, они не такие уж разные?
– Вернемся в Фаллингейт, нам нужно переодеться, – предложила Кэролайн, сопровождая слова мимолетной улыбкой.
Он ответил ей поцелуем. Долгим, медленным, страстным поцелуем, полным пыла и нетерпения. Будь что будет, подумала Кэролайн, но она не в силах сопротивляться! Она закинула голову, сопровождая свое согласие слабым возгласом протеста, который превратился в стон удовольствия, и тогда он еще настойчивее приник к ее губам, а его язык пробрался в глубину ее рта. Она таяла в его руках и не могла не признаться себе, что если бы он захотел ее в этот момент, она бы уступила. Внезапно между ними пролетел холодный ветерок, и она поняла, что он ее отпустил. Он, должно быть, перестал целовать ее, потому что ее губы похолодели от желания. На какой-то момент она оцепенела, испуганная неожиданным взрывом эмоций. Придя в себя, она с изумлением взглянула на Лукаса.
– З-зачем вы это… сделали? – запинаясь, пролепетала Кэролайн.
Он улыбнулся с видом триумфатора.
– Чтобы раскрыть обман.
– Обман? – Она непонимающе смотрела на него.
– Я подозревал, что ночью между нами ничего не было, хотя вы утверждали обратное. А теперь я знаю это наверняка.
Она нахмурилась, больше не заботясь о том, куда может завести это выяснение.
– Почему вы так говорите?
Его глаза загорелись дьявольским весельем.
– Потому что запомнил бы такой поцелуй, будь я даже пьян, как скотина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой прекрасный лорд - Берд Джулия



вполне сносный роман..интересный сюжет
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияЕлена
31.03.2012, 18.08





Не плохо, а то надоело все время про одно и то же читать..
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияМилена
11.09.2014, 22.29





Очень даже неплохо, захватывает с самого начала. И, что интересно, перед этим прочла нечто похожее (Дженис Беннет "Защитник прекрасной дамы"), тоже про "привидения", и главное, герои получают хорошую порцию адреналина практически не выходя из дома. Есть интрига, предательство, разоблачения, но главное добрая, нежная любовь. И еще, в обеих романах герои второго плана тоже женятся.
Мой прекрасный лорд - Берд ДжулияТаня Д
16.08.2015, 12.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100