Читать онлайн Под золотым водопадом, автора - Беннетт Глория, Раздел - III в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под золотым водопадом - Беннетт Глория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.88 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под золотым водопадом - Беннетт Глория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под золотым водопадом - Беннетт Глория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннетт Глория

Под золотым водопадом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

III

В самолете, летящем в Осло, Линда еще долго не могла прийти в себя. Эдвард был подобен вихрю, сметавшему все на пути. Его идея поехать кататься на горных лыжах была воспринята Линдой как обычный словесный шум для создания настроения. Но, вернувшись из, своей деловой поездки, Эдвард развел бурную деятельность. Он заявил, что они поедут кататься на лыжах в конце февраля. И хотя он любит Швейцарию, но на этот раз они поедут в Норвегию. По двум причинам: там уж точно не будет Торнов, которые имеют обыкновение в это время тоже кататься на лыжах. И еще – в Норвегии замечательные условия для семейного и детского отдыха. Было решено взять с собой Оливера и Джованну. Батлера согласился приютить на время сэр Уильям. Линда сообщила, что последний раз каталась на лыжах еще студенткой и вообще она выросла в Калифорнии и больше любит плавать в теплом океане. Но Эдвард ответил, что это все ерунда. Он купил лыжное снаряжение не только ей, но и даже Оливеру и Джованне. Хотя Линда была уверена, что все это можно было бы взять напрокат.
Осло поразил их своей патриархальной тишиной, чистотой и уютом доброй, размеренной жизни. Там не было американского размаха, чувства бесконечности и затерянности. Линде показалось, что горизонт в Норвегии уходит не в даль, а в глубь, в волшебный мир, в сказочное царство прошлого, в необычные перевоплощения.
Эдвардом был выбран старинный курорт Яйло.
Линда со страхом встала на лыжи, но очень быстро освоилась. Она поняла, что есть такие навыки, от которых не избавляются с годами, – вождение машины, плавание, лыжи. Скоро она начала смело съезжать с небольших склонов. Но бедная Джованна так и не решилась на этот подвиг. Она ходила по пятам за Оливером, который лыжам все-таки предпочитал санки. Джованна водила его каждый день в какой-то детский клуб «Троллей», а Эдвард и Линда наслаждались своим высокогорным медовым месяцем.
В то утро они подошли к подъемнику неожиданно для обоих рано. Было только десять часов утра. Чудесный горный воздух действовал на Эдварда благотворно. Он хорошо спал и рано просыпался. А может, Линда так хорошо на него влияла.
В это утро Эдвард решил съехать с самого высокого склона. Но Линда сошла с фуникулера раньше, не решаясь освоить новые высоты. Помахав ему рукой, Линда приготовилась совершить свой прыжок в белую даль и какое-то время собиралась с душевными силами. Вдруг ее окликнули. Она обернулась и с изумлением увидела Тимоти.
– Линда, что ты здесь делаешь?
– А как ты думаешь? Собираю цветы на лужайке...
– Я имел в виду, как ты сюда попала?
– Это так сложно?
– Ты раньше никогда не увлекалась горными лыжами.
– Ты тоже.
Тимоти был полностью экипирован, как и Линда. Но Линда с удовольствием и даже с некоторым злорадством отметила, что ее костюм стоит гораздо дороже. Тимоти, не скрывая, окинул ее оценивающим взглядом и еще больше изумился.
Внешне он сам очень изменился. Загорел, похудел, немного осунулся. В его глазах появилось какое-то иное, незнакомое Линде выражение. Еще раз окинув его взглядом, она подумала: совершенно чужой мужчина. Неужели у нас что-то с ним было? Она уже собралась съехать с горы, как он спросил:
– Ты здесь одна?
– Нет. А ты?
– С компанией. Никогда раньше здесь не были.
Решили апробировать. А где ты остановилась?
– В «Бардоле», – нехотя ответила Линда. Это встреча уже начала ее тяготить. И ей очень не хотелось ничего о себе рассказывать.
– Мы тоже. Вечером можем увидеться.
– Прощай. – Линда оттолкнулась и съехала с горы. Приятное волнение от быстрого спуска было нарушено каким-то тревожным настроением. Ей почему-то стало не по себе.
Внизу ее уже ждал Эдвард. Возле него топтались несколько человек.
– Бланш, познакомься... Винсент Тори. Вин, это Бланш.
– Очень приятно.
Легендарный Винсент Торн оказался очаровательным молодым блондином со светлыми глазами и энергичным рукопожатием. Он был красив отполированной голливудской красотой богатого и ухоженного мужчины. Был он очень светским, вел себя просто и даже слегка застенчиво. Линда подумала, что это скорее всего маска хорошо воспитанного человека. Обычно все бойцовые собаки выглядят очень печальными и лиричными, хотя и считаются собаками-убийцами. А может, она зря так думает. Может, он и вообще такой: милый и простой золотой мальчик, ворочающий миллиардами. Правда она вдруг почувствовала, что ее оценивают, но это была лишь секунда.
– Я думал, ты в Швейцарии, – сказал Эдвард.
Судя по всему, они встретились несколько минут назад.
– Пришлись уехать. Из-за Джуди. Ей что-то там не показалось. Решили не нагнетать обстановку своим присутствием. Слишком много знакомых.
А здесь, как видишь, только ты...
– Ты с Джуди? Так и возишь ее за собой?
– Нет, я с Андре. Ты ее не знаешь, мы уже вместе две недели. Это Джуди захотела ехать с нами. И ее мужу пришлось тоже присоединиться, хотя, кажется, он не в восторге от, всего.
– У Джуди все в порядке?
Винсент молча покачал головой. Потом сказал:
– Сам увидишь.
– Мне вас оставить? – спросила Линда.
– О нет, что вы! Извините, мы отвлеклись. Вы здесь впервые?
– Я впервые на горных лыжах!
– Неужели?! Тогда у вас просто талант горнолыжницы. Я вас поздравляю.
В это время с горы съехал Тимоти. Линде стало не по себе. Винсент обратился ко всем:
– Познакомьтесь, это мой зять Тим Раймон. Тим, это Эдвард и Бланш.
Тимоти удивленно посмотрел на Линду.
Линда решила внести ясность.
– Вообще-то Бланш мое второе имя. Но Эдварду оно больше нравится.
– Мне тоже, очень красивое имя! – воскликнул Винсент. – Предлагаю вечером собраться и посидеть в баре. Ну, я пошел искать свою герлфренд, по-моему она заехала в очередные кусты. – Винсент отправился к фуникулеру.
Тимоти стоял, не зная, что ему делать.
Эдвард быстро нашелся.
– Дорогая, пойдем поищем троллей, – непринужденно обратился он к Линде.
Они с нарочитой сердечностью простились с Тимоти и отправились по боковой аллее в сторону детского клуба.
– Я не учел странной особенности этой семьи.
Они не могут сидеть на одном месте. За неделю проедут по нескольким курортам. Так это твой бывший муж?
– У меня такое чувство, что мы с ним даже не знакомы.
– Вот и познакомились. Теперь такого чувства уже не будет.
– Ты злишься? Тебе все это не нравится?
– Я сам не Пойму. Лучше бы ты мне ничего про него не говорила. Я бы и не узнал.
– Я не люблю обманывать.
– Это тоже правильно. Извини. Я несу какую-то чушь. Забудем.
А Линда вдруг вспомнила давние слова Тимоти «мы теперь будем вращаться в разных кругах» и усмехнулась.
Вечером Эдвард предложил Линде надеть платье для коктейля. Линда пожала плечами. Она вообще-то собиралась обновить новый норвежский свитер с серебряными застежками. Но Эдвард уже бросил ей на кровать черный корсет с короткой пышной юбкой, напоминающей балетную пачку.
Линда небрежно откинула волосы и уже привычными движениями нанесла на лицо тон, румяна и блеск для губ.
Когда они спустились в просторный бар, там уже собрался народ. Они сели за один из столиков, и скоро к ним присоединился Винсент с очень красивой стройной девушкой, мило щебечущей по-французски.
Ни Тимоти, ни его жены Линда не заметила и облегченно вздохнула.
Но на самом деле Тимоти был в зале и с удивлением наблюдал за Линдой. Эта встреча никак не укладывалась у него в голове. Это было для него так же невероятно, как встретить привидение. Около него за стойкой сидела его жена, болезненно худая и высокая девушка с падающей на глаза каштановой челкой, с красиво подведенными глазами и нарочито подчеркнутым капризным ярким ртом. Она допила коктейль из высокого бокала и жестом показала бармену, что хочет еще. Тимоти внимательно посмотрел на жену. После третьего бокала ее следовало остановить. Он заказал себе виски со льдом и решил этим и ограничиться на сегодня.
– Смотри-ка, у Эда новая телка, – громко сказала Джуди, неожиданно низким для ее ангельской внешности хрипловатым голосом. – Кто она, не знаешь?
Тимоти что-то промямлил, глядя в стакан.
– Слушай, я тебя, кажется, нормально спросила, – начала заводиться Джуди, – вынь наконец член изо рта и ответь мне: ты ее знаешь? Это случайно не та актриса, что играла в «Адвокате дьявола»?
– Думаю, нет. Это всего лишь моя бывшая жена...
– Это мы так пытаемся пошутить. Смешно получилось! Ха-ха-ха! Мне еще один...
– И последний....
– Заткнись, придурок! А я пока пойду поздороваюсь.
– Не стоит мешать людям...
– Это они мне все мешают, начиная с тебя. Джуди, слегка покачиваясь, подошла к столику, за которым сидели Линда, Эдвард и ее брат с юной Андре. Тимоти с убитым лицом шел рядом. – Привет, Эдди! Что же ты не знакомишь меня с новой девушкой из твоего гарема? Привет, я Джуди! И она протянула руку Линде.
– Очень приятно! А я Шахерезада.
Джуди осеклась и не нашлась с ответом.
Винсент встал и обнял Джуди за талию.
– Иди погуляй с Тимом, проветрись. Тим, отведи ее куда-нибудь. Я тебе настоятельно советую! – Последнюю фразу он произнес очень тихо, но она прозвучала как приказ.
Джуди сразу сникла, взяла Тимоти под руку и позволила себя увести. За столом повисла пауза.
Линда тут же нашлась:
– В Норвегии принято очень много алкоголя добавлять в коктейли. Большое испытание для малопьющих американцев. Имейте это в виду! На первый взгляд кажется – ерунда, а потом с ног валишься!
Винсент посмотрел на нее с благодарностью.
Старясь загладить общую неловкость непринужденной любезностью, Линда спросила Андре, чем та занимается. Девушка оказалась начинающей фотомоделью. Она и в самом деле выглядела как картинка с глянцевой обложки. Возможно, ей была отведена роль всего лишь красивого украшения поездки или удобной секс-куклы. Окрыленная вниманием Линды, девушка вдруг разговорилась и стала воодушевленно рассказывать о причудах мэтров высокой моды, о своих изнурительных занятиях балетом и фитнесом, о многочасовых съемках крошечных эпизодов рекламных роликов.
– Вы не представляете, мы недавно снимали рекламу сыра...
– Сыра? – с серьезной насмешливостью переспросил Винсент. – Это интересно. И что он делал? – Судя по всему, его этот разговор пока еще забавлял.
– Нужно было установить правильный свет, на это ушло целых восемь часов!
– Какая у вас тяжелая работа! – воскликнула Линда. – А сколько минут шел этот эпизод?
– Ты так спрашиваешь, будто речь идет о блокбастере под названием «Война сыров», – улыбнулся Эдвард. – Я могу точно сказать – минут пять от силы. Я, кажется, видел эту рекламу. А что вы там делали, Андре?
– Вот и не угадали. Три минуты двадцать секунд, А я этот сыр пробовала, но потом оставили только мои руки и ворону. Она его уносит. Но все равно было прикольно. Мы этим сыром просто объелись.
И нам еще фирма подарила целый набор сыров и красивую фарфоровую досочку...
Винсент с улыбкой переглянулся с Эдвардом.
Они делали усилие, чтобы не рассмеяться.
В душе бывшей феминистки проснулась обида за весь женский род.
– Андре, большое вам спасибо! Вы просто открыли мне глаза на эту профессию! Я-то думала вот красивая девушка, пришла, улыбнулась, получила деньги и ушла. А это довольно изнурительный и серьезный труд.
– Малышка Андре, а зачем тебе все это? Хочешь, я куплю тебе целое рекламное агентство?
– Винсент, если вы купите балерине целый театр, она все равно будет по шесть часов стоять у станка. Профессионализм надежнее вдохновения.
– Но мне правда нравится моя работа. Бланш верно говорит. Настоящих профи все уважают и охотнее имеют с ними дело.
– Вин, я забыл тебе сказать... Бланш известный социолог. Знаешь, как называется ее книга? «Женщины мирового терроризма». Будь с ней осторожен.
– Я потрясен. Это вам не сыр рекламировать.
А тебе, Бланш, присылают подарки от фирм – ну там, автомат Калашникова, взрывчатку...
– Могу договориться об этом лично с вами, минуя посредников. Но лучше расскажите про вашу новую киностудию. Я ведь родом из Калифорнии.
По дороге из бара Винсент отозвал в сторону Эдварда.
– Знаешь, мы очень мило посидели. У нас, по-моему, формируется новый стиль общения... – Винсент заговорщицки улыбнулся и похлопал Эдварда по плечу. – Ну что, Эдди, поменяемся девочками на ночь?
– В последнее время у меня перебои с чувством юмора. Разучился правильно реагировать на шутки: то смеюсь, то вдруг начинаю драться.
– Смотри, Эдди, женщины не выносят парней, теряющих чувство юмора. Твоя Шахерезада – та еще штучка. Сообщи мне, когда она тебя бросит и будет свободна. О'кей?
Войдя в номер, Эдвард упал на диван.
– Почему я раньше не замечал у этой семейки так много неприятных особенностей? Но ты хорошо умыла эту вонючку Джуди, она даже лишилась дара речи. Пожалуй, я тебя сделаю не только спичрайтером, но и пресс-секретарем. Знаешь, рядом с тобой я многое вижу другими глазами. Твое присутствие делает меня умнее. Я все время как бы смотрю со стороны на происходящее и спрашиваю себя: а что Бланш подумает об этом? Вот как ты мне это объяснишь? Я что, теряю индивидуальность?
– Я тоже так теперь думаю и вижу. Да, мы оба теряем индивидуальность. Эдвард Верстрейт! Мы с вами присутствуем при историческом событии!
Рождается новое сообщество – наша семья! И отныне я уже не смогу сказать – я хочу! Я говорю – мы хотим. А ты не можешь сказать – я решил! Ты говоришь – мы решили! А хорошо это или плохо?
Время покажет!
Утром, когда Эдвард, как обычно, крепко спал после бурной ночи, Линда спустилась в ресторан позавтракать вместе с Джованной и Оливером. Положив на тарелку тост, сыр и фрукты, Линда отнесла все это на их столик и отошла за кофе. Возле сверкающих кофейников она столкнулась с Тимоти.
– Линда! Извини за вчерашнее. Джуди очень переживает потерю ребенка... Поэтому иногда ведет себя неадекватно.
– Я уже и забыла. Не стоит беспокоиться. – Она уже хотела отойти, но не удержалась и добавила: Ты мне когда-то сказал, что мы едва ли встретимся в будущем из-за разницы социального статуса.
Выходит, политологи тоже ошибаются?
– Политологи всегда ошибаются, их спасает то, что никто не помнит, о чем они раньше говорили.
Только вредные социологи всю информацию сохраняют до поры до времени. И давно ты с этим Эдвардом?
– Давно. Как только ты ушел.
– Быстро ты, однако, утешилась. Просто не снося башмаков.
– Что можно ответить на эту бредовую претензию? Я понимаю, тебе бы хотелось прочесть обо мне в газете в разделе «Происшествия»: «Еще одна жертва суицида из-за несчастной любви». Это бы потешило твое мужское самолюбие, слегка опущенное неравным браком с бывшей наркоманкой и начинающей алкоголичкой, понукающей тобою. Но я не сделаю тебе такого подарка. Я даже благодарна тебе за твой уход. Теперь я хоть узнала, что такое настоящий мужчина в постели и просто в повседневной жизни. Прощай, Тимоти.
Линда с пылающими щеками пошла к своему столику. Ее руки слегка дрожали. Она как женщина была отомщена, ткнув Тимоти носом в его дерьмо. Но как разумный человек осталась очень собой недовольна. Она нанесла удар ниже пояса.
Била лежачего. Если раньше Тимоти чувствовал неловкость из-за своего ухода и был для нее не опасен, теперь он имеет полное право ее ненавидеть и строить ей козни. Зачем плодить врагов в мире, где так хрупко человеческое счастье? Всегда лучше благородно уйти, не сказав ни слова.
Зачем ее понесло?
Вдруг она почувствовала, что кто-то подошел к ней сзади. Тимоти встал возле их столика. Его лицо было бледным, щека дергалась.
– Какой прелестный мальчик, – произнес он сдержанно спокойным голосом. – Это твой ребенок, Линда?
– Это наш с Эдвардом ребенок, – четко и раздельно ответила Линда. И тут же начала говорить с Джованной, давая понять, что разговор окончен.
Тимоти отошел. Джованна испуганно посмотрела на Линду.
– Он вас так ненавидит. Что вы ему сделали?
– Это мой бывший муж.
– Святая Мария! Кто-то вам очень позавидовал! Что ему надо от вас? Или ему плохо сейчас живется?
– Боюсь, что да.
– Будьте осторожны, мэм. Уговорите мистера Эдварда уехать отсюда пораньше. Мне не понравилось, как он смотрел на вас и на Оливера.
Когда Линда поднималась по лестнице, отправив Джованну с малышом на лифте, Тимоти догнал ее.
– Линда, ведь это мой ребенок? Скажи правду!
– Нет, нет и еще раз нет! Мы прожили с тобой семь лет, и я ни разу не забеременела!
– Моя жена тоже врала мне так же, как ты врешь своему красавчику. Но я же умею считать. Линда, это судьба. Мы должны снова быть вместе. Да, я ошибся. Ты сама видишь, как я влип. Дай мне шанс.
Я готов простить тебя за этого парня, ты, наверное, нарочно сошлась с ним, чтобы меня уесть. Ты ведь меня любишь по-прежнему? Мы же так хорошо жили все эти годы. Я вспоминаю это время, как потерянный рай...
– Ты болен, Тим! Ты сам не понимаешь, какую чушь ты несешь! Все кончено между нами. Я люблю другого мужчину, и у нас с ним общий ребенок! Если ты будешь меня преследовать, я пожалуюсь твоему шурину.
– Ах вот как?! Раз ты хочешь войну, ты ее получишь. Все вы бабы шлюхи. Не думай, что я стану умиляться на твое семейное счастье с этим плейбоем. Я буду судиться с тобой и отниму у тебя ребенка! Вот что я сделаю! А если даже и не отниму, ты будешь в таком дерьме, что в жизни не отмоешься!
Линда с трудом сдержалась, чтобы его не ударить. Она вбежала в номер. Зубы у нее стучали. Господи, но кто бы мог подумать!
Она разбудила Эдварда.
– Давай уедем отсюда! Мой бывший муж устроил мне истерику в ресторане. Ему стало обидно, что я не одна и счастлива.
– Какого черта! Я сейчас скажу Вину, и пускай они катятся сами отсюда!
– Зачем поднимать скандал? Уедем, и больше никогда их не увидим, я надеюсь.
– Ну как хочешь. Думаю, Джуди его скоро бросит и он вообще исчезнет с нашего поля зрения.
Попроси Джованну заказать мне завтрак в номер, а потом будем собираться.
Прошло почти два месяца, как Линда вернулась из Норвегии в Фелтон. Несмотря на уговоры Эдварда, Линда не хотела бросать колледж, хотя бы до конца занятий. Договорились, что Эдвард будет приезжать каждую пятницу, а уезжать в понедельник утром.
Они по-прежнему страстно желали друг друга, и их встречи были такими бурными, словно между ними были не дни, а месяцы разлуки. Эдвард всерьез подумывал о политической карьере и обсуждал это со своим отцом. Казалось, ничто не могло помешать этой счастливой жизни. А единственным предметом их споров была предстоящая летом свадьба. Эдвард хотел что-то грандиозное, что Линда про себя называла «белые кони под водопадом» и всячески этому сопротивлялась. Они с Биллом облюбовали для свадебной церемонии фамильную церковь семьи Верстрейт, стоящую на территории колледжа. С родителями Линды сэр Уильям познакомился заочно по телефону. Но неугомонный папа Джим Хоппер прислал своему будущему свату видеокассету. На ней они с мамой были запечатлены в собственном доме с раскрытым фамильным альбомом в руках. Было уже решено после свадьбы пригласить сэра Уильяма и молодых погостить в Пало-Альто.
Но однажды в понедельник днем раздался телефонный звонок. К счастью, Эдвард был уже в Бостоне.
– Миссис Хоппер? Это говорит Бернард Дафти.
Вы меня помните? Мне кажется, у вас могут быть проблемы. Ко мне сегодня приезжал ваш бывший муж посоветоваться. Он хочет затеять с вами судебную тяжбу. Я его выслушал и, честно говоря, в растерянности. Вы меня слушаете?
– Да. Я только не понимаю, на чьей вы стороне?
– Я всегда на стороне закона и здравого смысла.
Просто я хорошо помню, как все было. И как Тимоти поступил с вами. Но, Линда, вы же понимаете, если это его ребенок, вы обязаны разрешить ему с ним видеться.
– Это бред его больного воображения. Это не его ребенок! Это ребенок моего бойфренда, с которым мы собираемся пожениться через три месяца! Объясните, зачем Тимоти хочет этого скандала? Это укрепит его второй брак?
– Его второй брак уже ничто не укрепит. Его жена хочет с ним развестись. Наверно, Тимоти решил как-то самоутвердиться. И потом, он уверен, что это его ребенок. Я думаю, единственное, что можно сделать, – это сдать всем троим анализы на ДНК.
– А зачем мне-то сдавать эти анализы?
– Не вам, а вашему жениху.
– Я не хочу посвящать в эту историю своего жениха.
– Тут я вам помочь ничем не могу. Если суд решит...
– Суд? О Боже! Какая гадость! Послушайте, Бернард, неужели нельзя обойтись без этого? Пускай он сам сдает эти чертовы анализы. Постойте, а группа крови? У нас у всех нулевая группа крови, а у Тимоти – вторая.
– И что из этого? У меня с моим отцом тоже разные группы крови. Это определяет только ДНК.
– Хорошо, куда надо идти сдавать эти анализы?
– Вам надо приехать в Нью-Йорк, в Кайзеровскую клинику. Какая у вас страховка?
– Кайзеровская.
– Уже легче. У Тимоти, кажется, тоже. Но эти анализы будут платные.
– Умоляю, уговорите его сдать эти анализы, не дожидаясь суда. Я... оплачу вам все ваши хлопоты.
– Я постараюсь. Но, если я соглашусь быть его адвокатом, я уже не смогу вам давать никакой информации о Тимоти.
– Так не соглашайтесь! Будьте моим адвокатом. Я вас нанимаю! Я сегодня же высылаю вам чек!
– Хорошо! Я подумаю и позвоню вам сегодня вечером или завтра.
Линда была в шоке. Все принимало какой-то фантастический оборот. Тимоти выплыл откуда-то из небытия и во второй раз начал ломать ее жизнь.
Сама мысль о его появлении теперь вызывала у Линды ужас и отвращение.
В среду у Линды в расписании стоял библиотечный день. В четверг у нее было назначено несколько консультаций, но она решила их перенести на следующую среду. Линда повезла Оливера в Нью-Йорк сдавать анализы. Впрочем, наверное, их можно было сдать и где-нибудь поближе, но лучше, чтобы об этом никто не знал. Она не стала говорить даже Джованне об истинной цели своей поездки, сказала, что у ее подруги важное событие и ее пригласили в гости.
Линда хотела снять номер в отеле, но Мэгги уговорила ее остановиться у них.
В среду вечером они уже сидели за столом у четы Липовски в их стильной и уютной кухне и обсуждали ситуацию.
– Давай я с ним поговорю по-мужски, – предлагал Кароль. – Что у вас, американцев, за манера – бегать по судам...
– Я и не хочу суда. Это будет такой скандал. Для Эдварда особенно. У нас были планы начать политическую карьеру. Это нам все испортит.
– Главное, чтобы это не испортило твоих отношений с Эдвардом, – авторитетно заявила Мэгги.
...В четверг утром, сдав анализы, Линда вернулась в Фелтон. Уже оттуда позвонила Дафти.
Тот выслушал ее и сказал:
– Знаете, Линда, мне кажется, все должно уладиться. Кажется, Тимоти помирился с женой. Может, это его успокоит. Мне он с тех пор больше не звонил. Если что, я вам сразу дам знать. А вы выслали мне чек, как обещали?
В пятницу поздно вечером, когда Оливер уже спал, приехал Эдвард. Он выглядел немного уставшим. Сказал, что ужинал с каким-то своим партнером по бизнесу и не голоден. Линда немного расстроилась, она любила ужинать с Эдвардом после его приезда. Но сегодня Эдвард даже не остался в столовой с Линдой, а ушел в библиотеку. Там Линда оборудовала для него кабинет, смежный с ее кабинетом.
Обеспокоенная Линда сразу потеряла аппетит.
Она вошла в библиотеку. Эдвард сидел на диване и листал какой-то журнал.
– Эдди, ты не заболел? – спросила Линда.
– Читать мужской журнал – это уже диагноз? усмехнулся Эдвард. – Тут иногда пишут довольно интересные вещи. Про женщин, например.
– Что знают о нас эти мужские шовинисты?
Лучше спроси у меня.
Эдвард со странной задумчивостью посмотрел на Линду.
– Хорошо, спрошу. Зачем ты ездила в Нью-Йорк?
– Встретиться с Мэгги... – Линда почувствовала, что краснеет.
– А зачем брала Оливера?
– Показать, как он вырос.
– И для этого даже отменила консультации?
Ты же очень дорожишь своей работой. Мы из-за этого даже видимся не каждый день. Что такое случилось в Нью-Йорке, что ты сорвалась туда как ошпаренная?
– Это что, допрос с пристрастием? Если женщина едет на любовное свидание, она не берет с собой ребенка. Я вот не пытаю тебя, почему ты ужинал в ресторане, а не со мной. Мне даже в голову не приходит подозревать в этом какой-то злой умысел.
– Иногда случаются такие свидания, на которые необходимо брать с собой ребенка. Для встречи с его родным отцом, например...
У Линды похолодело все внутри, а ноги стали как ватные.
– С каким отцом? Я ночевала у Мэгги, можешь позвонить ей... Хорошо, мы с Оливером ездили в больницу, сдавать анализы. Я не хотела сдавать их в Шервуде из-за Бекки Рубинштейн. Чтобы не было лишних разговоров...
– Можно было бы поехать в Бостон. Это на четыре часа ближе. И переночевать у нас дома. А кстати, что за анализы вы сдавали? И почему я об этом ничего не знаю? И почему ты сейчас продолжаешь мне врать?
Линда молчала. Она никак не могла собраться с мыслями. Голос у Эдварда был как из стали, а взгляд чужой и жесткий. Она никогда его таким еще не видела.
– Что тебя интересует? – спросила она, тихо. Я не хотела рассказывать тебе весь этот бред сумасшедшего. Тимоти увидел в Яйло Оливера и вообразил, что это его сын. Это полная ахинея. Этого не может быть. Я знаю на сто, на двести процентов.
Он начал плести какую-то чушь. Говорил, что хочет уйти от жены, что ошибся и жалеет о разводе. Я еле от него отделалась. Я решила, что он просто из-за нервного расстройства так говорит. – Линда перевела дыхание.
Эдвард молча сидел и слушал Линду. Он даже не смотрел на нее, словно думал о чем – то другом.
– И вдруг мне в понедельник звонит знакомый адвокат. Он занимался когда-то нашим разводом. И говорит, что Тимоти собирается подать на меня в суд из-за ребенка. Я пришла в ужас. И мы договорились, что просто сдадим анализы и определим все без суда. Я уверена была, что ничего не подтвердится, это полный бред. Мы сдали кровь, то есть у Оливера взяли. А потом я узнаю у этого Дафти, что Тим исчез куда-то и, скорее всего, все высосанное из пальца дело сойдет на нет. Как я и думала. Ну вот и все. Зачем надо было все это рассказывать, когда и так ясно, что ничего нет.
Эдвард усмехнулся.
– Значит, ты решила все это дело провернуть, не сообщив мне? Но, скажи мне, моя милая и любимая, почему твоему бывшему мужу вообще пришла в голову эта бредовая идея? У него наверно были какие-то основания так считать? Наверно, ты дала ему повод так думать? Ты спала с ним после нашей встречи?
– Послушай, не смей говорить со мной в таком тоне! Я ни в чем не виновата! Я не спала с ним после тебя! Я ни с кем не спала после тебя! Я спала с ним до тебя... Тогда он был еще мой муж и я тебя не знала! А потом я поехала в Париж, чтобы не свихнуться от всей этой истории, и встретила тебя!
– И какой отрезок времени был между этими трахами? Сутки или чуть больше? Неделя? Как быстро ты умеешь утешаться, однако!
– Ты... ты говоришь, как он... Вы оба подонки!
Я могла бы поклясться на Библии, что Оливер твой сын. Но я не буду тебе ничего доказывать. Моя вина только в том, что я не хотела сообщать тебе все эти бредовые идеи моего психованного бывшего мужа.
Я хотела разрулить эту дебильную ситуацию сама, не вдаваясь с тобой в ненужные подробности.
– Эти ненужные подробности мне сообщили другие. Мне позвонила пьяная Джуди и стала орать, что Тимоти хочет от нее уйти обратно к тебе, что у вас общий ребенок. Ну и так далее. Не буду повторять все ее слова. Сегодня вечером я ужинал с Вином. И он у меня допытывался, что я знаю. Я же ничего не знаю, как выяснилось. Торн безумно боится, что его сестра опять останется одна и начнется эта свистопляска с рокерами, рок-певцами, наркотиками... К своему зятю он уже привык, его все в нем устраивает, а кто придет на смену – неизвестно. Да и кому охота отдавать энное количество миллионов на развод чужому дяде? Торну глубоко наплевать на тебя и меня, его волнует только одно – нет ли угрозы его покою и, извините за выражение, семейному счастью его сестры. Но я во всей этой истории выгляжу как последний идиот.
И мне это очень не нравится.
– Скажи, что тебя больше всего в этом уязвило? Что тебя волнует?
– Да все, черт возьми. Я не могу тебе доверять, Бланш. Я вляпался с тобой в дерьмо, а у меня не было еще подобного опыта. Я опять повторяю – мне все это очень не нравится. Я... не знаю, как жить с этим дальше. Прости, боюсь, что у нас ничего не выйдет.
– Мы все рано или поздно хоть один раз, но вляпываемся в дерьмо. Нет человека, кто не пережил бы этот печальный опыт. Но у дерьма есть одна особенность – его всегда можно отмыть. В отличие от крови. Я тебя не задерживаю, Эдвард. Ты свободен. – Линда сняла кольцо и бросила его Эдварду на колени. Повернулась и пошла в спальню. Это была ужасная ночь. Линда не шевелясь сидела на кровати, тупо глядя перед собой. Она все надеялась, что Эдвард войдет к ней и они помирятся. Она глотала слезы, но это были сухие слезы боли, а не жаркие слезы облегчения. За окном стало светать. Линда прилегла на неразобранную кровать и задремала. Сквозь сон она слышала, как отъехала машина. Она сорвалась с постели к окну. Перед ней вдалеке мелькнул серебристый бок «порше» и тут же скрылся из виду. Она побежала в библиотеку. Там никого не было. Только на диване валялся журнал. Линда машинально пролистала страницы. Одна из статей называлась: «Почему они нас обманывают? Двенадцать испытанных способов вывести женщину на чистую воду». Линда в ярости швырнула журнал в угол. Потом упала на диван и зарыдала.
Суббота прошла в непрерывных слезах и часовых разговорах с Джованной. В воскресенье позвонил сэр Уильям и спросил, ждать ли их к обеду.
Линда сказала, что нет, и повесила трубку, не в силах продолжать разговор. Прошла еще одна неделя молчания. В один из дней Линда поняла, что она не может идти в колледж. Собственно, лекции уже кончились, оставались зачеты. Линда позвонила старосте ее группы и попросила зайти к ней домой с ведомостью. Она выставила всем подряд зачет.
Написала заявление-просьбу на имя ректора о позволении досрочно завершить курс. Попросила Джованну отнести это заявление через несколько дней сэру Уильямсу. Джованна пыталась ее остановить, но Линда ничего не слушала. Она решила уехать – дома оставаться было невыносимо. Все здесь напоминало ей о недавнем счастье, планах на будущее, безумном сексе, любви, нежности... По дому были разбросаны вещи Эдварда. В ванной пахло его одеколоном и гелем для душа. Постель хранила запах его тела. Линда боялась сойти с ума. Она взяла Оливера, Батлера, погрузила на машину вещи и поехала к тете Лин в Виргинию.
Путь был неблизкий – Бостон, Нью-Йорк, Филадельфия, Вашингтон, а там еще несколько миль на юг. Где-то там, у тетки на ферме, росли вишни, наливались яблоки, созревала клубника. Линда решила провести у тетки все лето, зализывая свои сердечные раны. А осенью надо будет опять искать себе новую работу. Ну ничего, она выдержит, она сильная женщина. От этих мыслей Линда зарыдала в голос. Оливер испуганно посмотрел на нее и тоже заплакал. Батлер жалобно заскулил.
После Бостона плакать вдруг расхотелось. Огибая город по скоростной автотрассе, Линда боролась с соблазном свернуть к Эдварду. Но гордость взяла верх. Он даже не вспомнил об Оливере, какой-то подонок сказал заведомую ложь, и этого оказалось достаточно. Достаточно, чтобы все перечеркнуть.
В Нью-Йорке решено было сделать остановку.
На этот раз Линда сняла номер в отеле. У Коры полным ходом шло приготовление к свадьбе. Рассказ Линды поверг всех в изумление. Мэгги ругала ее за невыдержанность. Кора, наоборот, винила во всем Эдварда. Айк и Кароль считали, что разбираться надо с Тимоти.
– Так я что-то не пойму, он-то сделал этот гребаный анализ? – вдруг спросил Айк. – И почему он вдруг так резко все свернул?
– Мне Дафти сказал, что сделал, – сквозь слезы сказала Линда. – Ну какое это теперь имеет значение?
– Мне кажется, самое неприятное для мужчины думать, что это не его ребенок, – заметил Кароль. – А все остальное ерунда. Нужны доказательства. Надо этот анализ найти.
– Мне его никто не выдаст. Только по решению суда.
– Где он его сдавал?
– В Кайзеровском центре.
Айк отозвал Кароля в другую комнату.
– Слушай, надо помочь девчонке, как ты думаешь?
– Я готов, но чем и как?
– Есть одна идея. Пройдусь-ка я по старым связям.
На следующий день, проводив Линду в путь, Айк и Кароль поехали в Гарлем.
– Слушай, а нас тут не убьют? – с опаской спросил Кароль.
– Со мной нет, у меня славное боевое прошлое.
Я в шестнадцать лет был грозой этого района. Так, незаметно заходим, тут темно, ноги не сломай.
Они прошли по коридору, постучали в железную дверь. Им открыл худой черный парень с полосатой банданой на всклокоченной голове.
В комнате был невообразимый беспорядок. Каролю показалось, что сюда высыпали содержимое всех мусорных баков, стоящих на улице.
Они боком прошли вдоль сломанной мебели и протиснулись в маленькую комнатку, всю заставленную аппаратурой. Перед ошарашенным Каролем синел космической бесконечностью новейший монитор последней модели. Лохматый парень сел перед экраном, засунул в рот жвачку и выжидательно посмотрел на Айка.
– Нужен Кайзеровский госпиталь. Данные лаборатории. Анализ на ДНК Тимоти Раймона.
– Мелко вы, ребята, плаваете. Я думал, вам Пентагон нужен. Двести баксов на стол – и все дела.
– Ты говорил – сто.
– Вас же двое...
– Анализ-то одного человека...
– Айк, не надо, я дам ему денег.
– Ты молчи, парень.
– Что мелочишься, братишка? Он же сказал, что денег даст.
– Делай свое дело, Бу. Бери сто, а остальные по результату.
– Так, идем, идем... Это просто задание для детского сада. Раймон? Есть такой. Ой, братишки, это прикольно. А анализ спермы вам не нужен?
– А что там?
– А там полный облом. У вашего клиента сперматозоиды очень медленно бегают, просто еле ползают. Короче, папашей ему быть в этой жизни не светит. Распечатать? За распечатку беру за каждый лист по десять баксов.
– Это почему?
– Бумага дорогая.
– Печатай на дешевой.
– Нельзя, это усугубляет амортизацию компьютера.
– Только пудрить мозги не надо, а?
Когда Айк и Кароль вышли на улицу, у них на руках было все, что нужно.
Бумаги послали Линде Федеральной экспресс-почтой на адрес тетки, заодно вложив туда приглашение на свадьбу.
Линда жила на ферме уже вторую неделю. Огромный участок земли был занят под вишневые деревья. Обычно в супермаркетах продавалась черешня. А настоящую вишню можно было купить только в специальных дорогих магазинах естественных продуктов, не испорченных химическими удобрениями. Кроме перекупщиков, за вишней приезжал обыкновенный народ. Платили десять долларов за ведро и набирали туда ягоды прямо с дерева.
Рядом стояла машина, вынимающая из вишен косточки. Потом очищенную вишню ссыпали в пластмассовые ведра и плотно закрывали. Довольные покупатели грузили ведерки в багажники и уезжали. В этом году урожай обещал быть хорошим. Сбор вишни намечался в конце июня. И тетя Линда со своими помощниками готовилась к наплыву желающих пособирать за свои деньги себе вишен. Линда тоже помогала тетке.
Но каждое утро Линда звонила в Фелтон и слушала сообщения на своем автоответчике. Каждую неделю Джованна должна была пересылать всю ее почту в большом желтом конверте. Но ни по телефону, ни по почте не было известий от Эдварда.
Несколько раз звонил сэр Уильям. Джованне не было разрешено говорить ему, куда уехала Линда.
Но, судя по всему, он особой настойчивости не проявлял. Наверно, сам доволен, что все так вышло, решила Линда.
Но, получив из Нью-Йорка пакет с результатами анализов, она все-таки отослала один экземпляр в Бостон на адрес Эдварда. Прошла еще одна неделя томительного ожидания. Никакого ответа не было.
– Дело не в том, кто отец Оливера. Просто он решил со мною расстаться. Он принял такое решение. И даже если с неба слетит ангел и споет ему песнь обо мне, он этого решения не изменит, говорила Линда своей тете.
– Ты бы все-таки съездила к нему или хотя бы позвонила. А может, он заболел.
– Да, конечно. Или его похитили инопланетяне.
А не звонит он потому, что банда террористов перерезала телефонные провода. Так, конечно, приятнее думать. Я не могу сделать первый шаг. Я не чувствую себя виноватой...
– Почему ты хочешь, чтобы последнее слово было всегда за тобой? Ну видишь, парень пришел не в себе. Промолчи. А потом подлезла бы ему под бочок, то да се, ласки, поцелуи... Ну и помирились бы, глядишь.
– Все не так просто.
– А по-моему, чем дольше тянешь, тем хуже для тебя.
На свадьбу Коры и Айка Линда полетела на самолете. Она твердо решила быть веселой и не портить убитым видом счастливый день своей подруги.
Свадьба и вправду была замечательная. В баптистской церкви, где пела по воскресеньям сама Кора, хор гремел и заливался. Невеста в белоснежном платье, усеянном маленькими белыми бусинками и блестками, была ослепительно красива.
Отец невесты, рано овдовевший и посвятивший себя воспитанию дочери, торжественно вел ее к алтарю. Он все еще не мог прийти в себя от ее выбора, но вида не показывал. Шафером Айка был Кароль, а Линда – одной из подружек невесты.
Она была в сиреневом платье, сшитом на заказ вместе с платьем невесты, и старалась не плакать в голос при звуках свадебного марша и слов священника.
На свадебном обеде один из тостов был за Линду, Рассказ о ее участии в возобновлении знакомства Коры и Айка уже стал семейной легендой.
Линда, сидящая рядом с Мэгги, шепнула:
– Боюсь, как бы родственники Коры меня не придушили за это в углу. Смотри, все ее тетки сидят с каменными лицами...
– Просто боятся, что краска посыплется. Расслабься. А мне Кароль рассказал по секрету, как они доставали твои бумаги. Считай, что Айк с тобой расплатился за Кору. Ответ получила какой-нибудь?
– Не спрашивай, а то заплачу.
– А может, тебе этому позвонить, родственничку, который все замутил.
– Тимоти? Ни за что!
– Да нет, самому Торну. Это же он сказал Эдварду. Ну и дай ему по роже этим анализом. Что ты теряешь?
Эта идея показалась Линде заманчивой. Торна она не боялась, но вдруг удастся узнать хоть что-то про Эдварда...
На другой день она позвонила в офис корпорации Торна.
– Кто его спрашивает? – изумленно поинтересовалась секретарь.
– Бланш Хоппер. Он меня знает, мы вместе отдыхали в Норвегии.
– Минуточку. – В трубке раздалась тихая музыка. Миссис Хоппер? Я вас соединяю.
– Алло, Бланш, как я рад тебя слышать! – Голос Торна по телефону был потрясающе красивым, словно голос диктора на радио.
– Мистер Торн, мне бы хотелось...
– О Господи! Зачем так официально? Для тебя я Винсент, Вин... И потом, ты не хотела бы сегодня поужинать со мною? Мы бы все и обсудили заодно? У меня просто через пять минут важное заседание... Отлично. Сегодня к половине восьмого за тобой придет машина. Как называется твой отель?
Записываю адрес... До встречи. Рад был тебя слышать, дорогая... – Все было решено быстро, без лишних слов и очень пристойно.
Высший пилотаж, подумала Линда. Зачем ему надо со мною ужинать, непонятно. Может, он хочет помирить нас с Эдвардом? Нет, это не в его стиле. Просто решил расслабиться со свежим человеком. А я ему как раз собираюсь испортить ужин.
Ничего, проглотит. Он мне жизнь испортил!
Вечером Линда долго выбирала, что ей надеть.
Собственно выбор был не так и велик. Она привезла всего три наряда. Не покупать же на один вечер новое платье. Да и Винсента Торна, наверно, мало чем можно удивить.
Линда подумала и остановила свой выбор на черном трикотажном шелковом платье от Дольче и Габбаны. Это платье ей купил Эдвард на Рождество, а к нему еще штук семь. Она его так и не надела ни разу, даже не оторвала бирку. Но именно для этого случая такое платье как раз и подходило. Вечер был жаркий и душный, шелк приятно холодил тело, обтекая его тяжелыми складками. За Линдой был послан черный «роллс-ройс» последнего года выпуска. Хорошо, что не лимузин, подумала она, садясь на заднее сиденье. Мой скромный отельчик этого бы не вынес.
Машина быстро подвезла ее к ресторану. Это был недавно открывшийся элитный ресторан-клуб «Бон Ви».
Метрдотель услужливо провел ее в затемненную нишу, где стоял столик. Винсент Торн встал и вышел ей навстречу. Он был одет с небрежной продуманностью, и даже легкая измятость его костюма смотрелась изысканно и элегантно.
– Ты потрясающе выглядишь! Как тебе идет это платье! Ты стала еще красивее с тех пор, как мы виделись. Давай сначала закажем что-нибудь.
Здесь делают прекрасные блюда из курицы, но фирменное у них – это дичь. Что будешь пить?
Можно и белое, и красное. Из белого здесь неплохой «Эрмитаж», а красное... Наверно, ты любишь «Флери»?
Линда слышала эти названия французских вин, но не помнила, пила она их с Эдвардом или нет.
Поэтому сразу согласилась на «Флери», чтобы не провоцировать дальнейших разговоров на эту темную для нее тему.
– Что хочешь на закуску? Икра? Устрицы? Салат?
– Я не голодна. Полагаюсь на ваш вкус, но пускай только будут небольшие порции.
– Здесь больших порций не бывает. Голодными сюда тоже не приходят. Разве вы с Эдвардом здесь не были? Как он, кстати?
– Так что мы будем заказывать?
– Извини. Я отвлекся... – Когда официант отошел, Торн с нежной улыбкой посмотрел Линде прямо в глаза. – Кажется, ты хотела мне что-то сказать? Решим этот вопрос сразу, чтобы потом спокойно отдыхать в обществе друг друга.
– Винсент, я бы хотела показать тебе один документ. Это не очень корректный поступок с моей стороны, но, похоже, многие неприятные темы в жизни наших семей сразу закроются. – И Линда протянула ему листок с медицинским заключением.
Он взглянул на бумагу, и лицо его сразу поскучнело.
– Ах вот оно что... Да, я это уже давно знал, И даже доволен этим обстоятельством. Джуди врачи не рекомендуют заводить детей, как выяснилось...
Наверно, они просто кого-нибудь усыновят в недалеком будущем.
Линда не ожидала такой реакции. Впрочем, это могла быть и игра. Я сижу с одним из самых влиятельных людей в мировом бизнесе. Я беседую с самым опасным противником для любого конкурента. Это акула, собака-убийца... А он мне так сладко и доверительно улыбается, словно мы в детстве вместе крестиком вышивали по одной канве. Зачем я только ему звонила? Все эти мысли быстро промелькнули у Линды в голове. Но раз она с ним встретилась, то назад пути нет.
– Тогда объясните мне, зачем вы морочили голову Эдварду вашими семейными проблемами? Я никогда не собиралась даже просто встречаться со своим бывшим мужем. Вашей семье с моей стороны ничто не угрожало.
Торн перестал скучать и снова оживился. Он опять нежно и заговорщицки улыбнулся Линде и вдруг, протянув через стол руку, взял руку Линды в свою.
– Со стороны моего зятя это был, так сказать, пиаровский ход. Их отношения с Джуди переживали кризис. И он решил ее немного встряхнуть. Ему это удалось, и теперь они снова счастливы. Ну а я...
Вы поймете меня, Бланш. Мы всегда соревновались с Эдвардом. Иногда он обгонял меня, иногда я его. Как в теннисе: его подача – моя подача... Ну и у кого больше очков... И вдруг он меня обходит – у него появляется потрясающая женщина. Не роскошная шлюшка для тонуса, как у меня, а настоящая женщина с большой буквы – красивая, тонкая, умная, остроумная, да еще и так любящая его.
Мне было обидно, честное слово. А вот я при всех своих огромных возможностях не могу найти себе ничего подобного. И как только мне представился случай слегка дать Эдди по носу, я это с удовольствием сделал. И теперь я в выигрыше, потому что ужинаете вы со мной, а не с ним. Знаете, Бланш, я был почему-то уверен, что вы мне позвоните.
Забудем об Эдварде. Он вас недостоин. Я могу дать вам большее. Сейчас мы выходим из ресторана и садимся в мой личный самолет. Мы летим на остров, где находится моя резиденция. Еще ни одна женщина не была там. Это место моих медитаций.
Вы будете там первая. И, если захотите, последняя...
– Это невозможно.
– Почему? Бланш, я ведь, по сути, делаю вам предложение руки и сердца...
– Позвольте мне рассказать вам исторический анекдот. Когда Наполеон проплывал мимо одного острова, он был очень удивлен и возмущен тем, что его не приветствуют салютом из пушек.
И тогда он грозно спросил губернатора острова: в чем дело? Тот ответил: «Сир, на это есть тысяча причин. Во-первых, у нас нет пороха...». «Достаточно», – прервал его Наполеон. Позвольте, Винсент, мне сказать вам то же самое. Я никуда не полечу с вами. И на это есть тысяча причин.
Во-первых, я люблю другого мужчину... По-моему, достаточно...
Торн внимательно смотрел на Линду. Его лицо чуть побледнело, но взгляд был спокоен.
– Я вижу, на этот раз победа за Эдвардом. Мы с ним квиты. Но с чем осталась ты? Как говорится, в приличный дом два раза не приглашают. Больше я тебя не позову. Но у тебя есть еще время подумать.
За десертом.
– Я не ем десерта после восьми вечера. Вы правы, «Флери» прекрасное вино. Обязательно попрошу Эдварда заказать его из Бургундии. А вот мы с ним очень любим «Сент-Амур».
– Бланш, вы меня восхищаете. Из-за вас я поменял свое мнение о сильных женщинах. Раньше я считал, что именно слабая женщина нужна мужчине. Но выяснилось, что, как только мужчина начинает переживать тяжелые времена, это очаровательное создание, утирая слезы, легко перелетает к другому мужчине, более удачливому. А вот сильная женщина никогда не оставит своего спутника, что бы с ним ни случилось.
С ней бывает иногда трудно жить, но она того стоит.
– Поверьте, вы обязательно встретите женщину, достойную вас. И хотя я очень на вас сердита, не хочу желать вам зла. Расстанемся друзьями.
Торн пожал Линде руку и отвез ее в отель.
Линда снова вернулась на ферму. Сбор вишен шел полным ходом. Оливер бегал по саду, перемазанный красным соком, и как зачарованный смотрел на Барри, управляющего очистительной машиной.
Когда она вспоминала Эдварда, сердце ее начинало болеть и слезы набегали на глаза. Она любила его, он был ее родной мужчина, в котором ей все нравилось и все привлекало. И как он может не быть с ней рядом? Не чувствовать, что происходит в ее сердце? Не отзываться на ее мысленный призыв? Значит, он ее не любит. И она плакала ночью, а утром вывешивала подушку сушиться на солнце.
В одно очень жаркое утро Линда вышла в сад, где под навесом стоял столик и где они с тетей любили завтракать, но Лин нигде не обнаружила.
Сара, жена Барри, ответила Линде, что мисс Хоппер уехала куда-то на несколько дней. Барри рано утром отвозил ее на автобусную станцию в Вашингтон. Линда удивилась и села пить кофе. На ферме шумел народ, шел сбор вишен. И она не могла понять, что за событие могло сорвать тетку с фермы в самое горячее время.
Тетя Лин больше не могла сидеть сложа руки.
И смотреть, как ее любимая племянница превращается в робот-скелет, генерирующий слезы.
Она решила действовать. Сложив на всякий случай в сумочку копию злополучного анализа, визитки с адресами Эдварда и его папаши, Лин отправилась наводить мосты. В свои пятьдесят четыре года тетя Лин не только хорошо выглядела, но и чувствовала себя молодой и способной свернуть горы.
От Вашингтона до Бостона Лин доехала на автобусе. Самый дешевый вид транспорта.
Лин решила начать все же с папаши. Надо надавить на его любовь к внуку. На этот случай она везла с собой маленький альбомчик с фотографиями Оливера. Она сравнила детскую фотографию Эдварда, которая была у Линды в серебряной рамочке, с фоткой внучатого племянника в том же возрасте – одно лицо! Это надо же быть таким идиотом, чтобы заподозрить обман! Она так и скажет этому Эдварду. Или лучше ничего не говорить? Может, наоборот, поплакать и взять на жалость? Ладно, приедем – разберемся на месте.
До Шервуда ходила электричка. А вот от Шервуда до Фелтона единственным транспортом могла быть только своя машина. Но Лин смело подошла на бензоколонке к парню-дальнобойщику и договорилась, что он довезет ее.
В Фелтоне Лин решила явиться к сэру Уильяму без всякого звонка.
Она постучала в бронзовый диск таким же бронзовым молоточком в виде маленького льва. Дверь ей открыл какой-то латинский мужик с тряпкой.
Вдалеке гудел пылесос.
– Хозяин в саду. Тут уборка. Идите направо в калитку. Он там сидит, читает.
Лин пошла, куда ей указали. В саду были заросли, словно на подступах к замку заколдованной принцессы. Где я его тут буду искать? Ладно, посижу на скамеечке. Передохну. Авось и сам найдется.
Она села на каменную скамью и решила съесть сандвич, купленный еще на вокзале. И вдруг за спиной раздался взволнованный голос:
– Линда! Ты вернулась? Какое счастье!
Лин вздрогнула, соображая, кому из ее бывших бойфрендов мог принадлежать этот бархатный голос. И вообще, кто ее здесь знает.
– Да, вот приехала... – Она обернулась и увидела высокого седовласого джентльмена.
Он очень растерялся и какое-то время не мог вымолвить ни слова.
– Простите, я вас принял за другую женщину.
Вы со спины очень похожи.
– Вы меня приняли за Линду Хоппер? Обознались, да не совсем. Я ведь тоже Линда Хоппер, ее родная тетушка. Только она Линда Бланш. А я Линда Хоуп.
– Очень приятно. Уильям Верстрейт, можно Билл. У меня сейчас закончат уборку, и мы пойдем в дом. А пока, не хотите ли погулять по саду?
– Сад тут одно название. У вас настоящие джунгли. Я ведь специалист по сельскому хозяйству. У меня диплом садовода. – Они пошли по дорожке. Но что я тут болтаю. Я не за этим приехала. Вот что, я человек простой и скажу прямо, без экивоков. Чем это вам не угодила моя племянница?
То, как я слышала, вы сами готовы были на ней жениться и усыновить чужого ребеночка. А потом оказалось, что ребеночек-то и не чужой, а ваш собственный внучок. Вот посмотрите – одно лицо с вашим сыном... И началась свистопляска.
Перед самой свадьбой ваш сыночек ее бросает из-за того, что ему кто-то что-то сказал! Он у вас такой нервный с детства или решил от женитьбы увильнуть?
– Подождите. Я ничего не понимаю. Это Линда его бросила! Выгнала из дома, а сама уехала без объяснений. Я пытался выяснить подробности, но мой сын как обезумел. Мы и раньше были не особенно близки, а сейчас он вообще меня игнорирует. А Линде я оставил три сообщения на автоответчике, но она мне не отзвонила. Я не знаю, что делать в таких случаях...
– Тогда я вам расскажу, что было на самом деле.
У вашего сына есть очень хороший в кавычках друг – Винсент Тори. Он увидел нашу Линду и запал на нее. И, чтобы наших голубков разлучить, наговорил Эдварду разные гадости – а главное, что сын это не его, а ее первого мужа. Хотя отлично знал, что у ее бывшего детей быть не может. Вот, кстати, вам и справочка. У меня все бумаги под рукой. Ее бывший тут тоже сыграл плохую роль. Задумал к ней вернуться... Короче, девка у нас стала нарасхват. А ей, кроме Эдварда, и не нужен никто. А ваш сыночек закатил ей скандал и заявил, что, дескать, при таком раскладе он не знает, стоит жениться ему или нет. Ну, я точно не знаю, что он сказал, но явно не серенаду спел под окном. Вот Линда и уехала с горя от всех своих женихов. Теперь она сидит на моей ферме и тает как свечка.
Боюсь, скоро наш с вами внук сиротой останется. И тут Лин начала плакать по – настоящему.
Сэр Уильям всплеснул руками.
– Я всегда знал, что Торну нельзя доверять.
А если бы вы имели счастье видеть его папашу!
Это был такой мерзавец. Говорят, он даже бил свою жену и детей.
– Да Бог с ними со всеми! Нам надо теперь думать, как нашим детям помочь. Вы мне скажите, Эдвард еще любит нашу Линду или нет?
Сэр Уильям вздохнул.
– Мне кажется, да. Но он такой упрямый и... ранимый. Послушайте, Линда, я решил взять ситуацию в свои руки. Поедем к нему. Я никогда ни во что в его жизни не вмешивался, но час пробил.
Я с ним сам поговорю по-мужски!
– Какой же вы молодец, Билл! Я вас расцелую за это! – Лин поднялась на цыпочки и, взяв сэра Уильяма за голову двумя руками, расцеловала его в обе щеки.
Он невольно обнял ее и вдруг рассмеялся.
– Какая вы забавная, леди! Такая непосредственность так редко встречается теперь в людях и меня просто восхищает!
– Вы лучше скажите, когда мы с вами выезжаем?
– А когда вы планируете?
– Да прямо сейчас!
– А вы не хотите перекусить, выпить чашечку чаю?
– А еще переодеться, принять ванну, написать воспоминания, сделать ремонт... Ладно, не смешите меня! Заводите вашу машину, сэр!
Через полчаса они уже ехали по дороге на Бостон.
– Я ему позвонил и сказал, что хочу приехать.
К счастью, он в городе. И, самое удивительное, даже не выразил никакого неудовольствия или изумления. Он, по-моему, так подавлен, что даже обрадовался мне.
– Билл, вы один идите. А я погуляю возле дома.
А если нужна вам стану как группа поддержки, позвоните мне на пейджер. И я сразу приду. Хорошо вы водите машину, сэр. Так надежно. Говорят, как мужчина водит машину, такой он и любовник...
Сэр Уильям чуть не выпустил руль из рук.
– Ой, я, кажется, что-то не то сказала. Я иногда сболтну что-то лишнее. Но вы как-то располагаете к откровенности.
– Нет, нет, ничего страшного. Это даже интересно. Просто я немного старомоден. А знаете, Линда, с вами удивительно легко себя чувствуешь. Вы мне напомнили одну девочку из моего класса. Она была такая же заводная. Мы однажды тоже с ней ехали вместе на машине – это было в десятом классе... Это была замечательная поездка.
Я так много больше никогда не смеялся и не дурачился.
– Ну и куда она делась?
– Уехала учиться в Европу. Там она вышла замуж, и я ее больше не видел. А потом я влюбился в свою будущую жену, мать Эдварда, женился на ней, и других женщин у меня больше не было. Так что ваша теория о связи вождения с сексом в моем случае, боюсь, не сработает.
– Как будто от количества «женщин зависит качество мужской доблести. Да все эти донжуаны самые слабаки и есть. Они почему женщин меняют?
Выкладываются в одну ночь и исчезают. Чтобы она, бедняжка, думала: ах какой мужчина! А если бы он с ней еще остался, тут бы и выяснилась его несостоятельность. А такие, как вы, любят одну женщину и всегда для нее стараются. Это гораздо труднее.
– Ну, вам виднее. Я в мужчинах не разбираюсь. В этом плане, разумеется... А что вас еще интересует кроме того, что мы обсудили?
– Какой вы обходительный мужчина. Мне нравится, как вы выражаете свои мысли... Я обожаю свою племянницу, она у меня одна. Маленького Оливера. Еще у меня три собаки. Люблю послушать музыку. Любую – джаз, кантри, Фрэнка Синатру и даже классику. Особенно я обожаю «Вальс цветов».
Я часто слушаю его по радио в машине. Вот уж настоящая музыка счастья. Хотелось бы на свадьбе его услышать. Я еще танцами занимаюсь. Хожу в клуб любителей танго. Хотела бы заняться парашютным спортом и освоить брейк-данс.
– Чего освоить?
– Ну, такие танцы на полу. Очень здорово смотрится.
– Да-да, вспомнил, я как-то случайно видел это на студенческой дискотеке. Простите, а сколько вам лет?
– Какое это имеет значение? Я не старая.
– Я вижу. Но просто, без обид. Мне интересно.
– Около пятидесяти. Пятьдесят с небольшим.
– И вы хотите освоить брейк-данс? Это не опасно?
– Послушайте, когда появились первые печатные машинки, то это считалось таким тяжелым делом, что нанимались здоровые мужики на них печатать... Все относительно.
– Вы прелесть, Линда! А готовить вы умеете?
– А то! Я закончила курсы экзотической кухни.
Но моя фишка – это мексиканская еда! Вы любите бурито?
Сэр Уильям весело засмеялся.
В квартире у Эдварда царил идеальный порядок.
Судя по всему, хозяин вообще ни к чему здесь не притрагивался. Сам Эдвард, мрачный и осунувшийся, сидел за компьютером и не стал его выключать, даже когда отец позвонил ему снизу.
– Эдди, мой мальчик, что у тебя за вид? Совершенно оловянные глаза. Послушай, у меня в машине сидит очаровательная забавная женщина. Я просто влюбился в нее, пока мы ехали к тебе.
– Я рад за тебя, папа. Ты нас хочешь познакомить? А можно не сегодня?
– Тебе придется с ней познакомиться рано или поздно. Это тетя нашей Линды, тоже, кстати, Линда.
И мы приехали за тобой, сын. Ты должен ехать к Линде и помириться с ней.
– Папа, это невозможно. Все слишком далеко зашло. Она меня не простит.
– Послушай, все объяснилось. Торн ей предлагал руку и сердце. Она ему отказала. Это все его интриги. Я тебе всегда говорил, что он тебя когда-нибудь подставит. Правда, я думал о деловых контактах. Оливер твой сын, я видел бумаги. Что еще тебе нужно?
– Я все знаю. И бумаги получил. Папа, я вел себя как последняя свинья. Я сам от себя не ожидал, что я такая сволочь. И мне от всего этого не легче. Я боюсь, прежних отношений уже не вернуть. Она всегда будет помнить тот наш разговор... И...
– Послушай, сынок. Мы были не лучшими отцом и сыном. Но я тебя всегда очень любил и люблю. А помнишь, как ты меня посылал куда подальше и не один раз? А однажды сказал, что ненавидишь меня...
– Ну это было еще в школе...
– Но я же знаю, что все это только слова. Просто не придумано в мире новых слов для обозначения плохого настроения, нервного срыва. Вот все и говорят слова, за которыми ничего не стоит. Но судить-то надо по делам. Мы придаем слишком большое значение тому, кто чего сказал. Говорить, общаться необходимо. Но нельзя заменять словами поступки. Если между вами есть любовь, то все обиды забудутся, как будто их и не было. Она отказала одному из самых богатых людей в мире, сказав, что любит другого мужчину. То есть тебя. Ну и что, ты будешь еще сомневаться в ней? И сутками сидеть, уставившись в свой компьютер! Собирайся, едем в Виргинию. Я без тебя не уйду отсюда.
Линда сидела на крыльце дома и смотрела, как Оливер прыгает с собаками и кидает им игрушки. Четыре собаки с визгом и лаем носились за резиновым мячиком, маленькой лопаткой и плюшевым кроликом. Дом стоял на холме, и прямо с крыльца была видна дорога. Вернее ее съезд к ним на ферму. Рядом с Линдой стояла миска вишен и пластиковый стаканчик для косточек.
Линда так объелась ими за эти дни, что брала вишню из миски просто по инерции. Вдруг она увидела, как какая-то незнакомая машина свернула к ним.
Для покупателей поздновато, подумала она.
Может, тетка вернулась на чужой машине?
Машина въехала в ворота и остановилась. Из нее действительно вылезла тетя Лин, потом сэр Уильям, потом... Эдвард!
Линда соскочила с крыльца и побежала к ним навстречу. Она случайно задела ногой за пластиковый стаканчик, и по крыльцу разлетелись восемь вишневых косточек.
Линда лежала рядом с Эдвардом в своей маленькой комнатке под крышей. Они только что оторвались друг от друга, все еще не веря, что снова вместе.
– Ты не представляешь, как мы неслись. Машина, самолет, машина. Я в прокате чуть не убил парня, который очень долго выписывал страховку.
Хорошо, Билл был рядом и все уладил. Мне вдруг стало казаться, что включился часовой механизм и через несколько минут все будет кончено. Я словно спал все это время – и вдруг проснулся.
– А мне кажется, я наоборот сейчас сплю и вижу волшебный сон!
В это время за столиком в саду сидела другая компания. Сэр Уильям держал на коленях Оливера и просил тетю Лин больше не потчевать его плодами ее райского сада.
– Линда, я так много вишен не ел никогда в жизни. Это может плохо кончиться для меня.
– Вы что, это самое полезное для организма.
У вас никогда не будет подагры, склероза, высокого давления и импотенции.
– Линда, я пока ни на что это не жалуюсь. О Боже, я не так хотел выразиться. Не так неприлично и самонадеянно. С тобой я становлюсь каким-то другим человеком.
– А может, наоборот, я тебя освобождаю от твоих комплексов. И ты превращаешься в свободного дикого зверя!
– Нет, Линда, ты не женщина, а сплошной Вальс цветов!
Бракосочетание между Линдой Бланш Хоппер и Эдвардом Фредериком Верстрейтом состоялось восьмого августа в маленькой церкви Фелтон-колледжа. Народу было много, церковь всех не вмещала. И большая часть людей толпилась на улице. Когда молодые показались в дверях – Линда в платье цвета слоновой кости с маленькими чайными розами по глубокому декольте корсета и Эдвард в элегантном светлом костюме, – все в восторге зааплодировали. Молодые спустились по ступенькам.
Линда оглянулась, раздумывая, кому бы кинуть свой букет. Ее лучшие подруги Мэг и Кора были уже замужем. Чтобы выдать замуж Джованну, нужно было еще лет десять ходить на демонстрации к Капитолию. Линда улыбнулась и запустила букетом в тетю Линду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Под золотым водопадом - Беннетт Глория

Разделы:
IIiIiiЭпилог

Ваши комментарии
к роману Под золотым водопадом - Беннетт Глория



Приятное чтиво. Изящное изложение с вкраплениями настоящего юмора. Довольна - 8 баллов!
Под золотым водопадом - Беннетт ГлорияКИРА
10.09.2012, 13.01





Ну, две удачные шутки - это еще не вкрапления юмора в весь рассказ. rnВ целом - имеет место быть и прочиталось без особого напряга, хотя ожидания были больше. По моему мнению - самое слабое звено - это главный герой, его мало, о нем мало, его характер, мысли и т.д. не раскрыты вообще. Он не гг, а любимый г г-ни, за что любим, кроме одной ночи секса в купе - непонятно.
Под золотым водопадом - Беннетт ГлорияОксана
14.10.2013, 16.18





Glavnuu gerou ochen ponravilsya,hocha osnovnuu akcent bul na geroine,no on proyavil sebya molodcom v lesy i ruby smog slovit i zauca ypoumat...neyverena chto bolshenstvo myjchin voobwe vujeli v podobnou sityacuu, a dama tak rozdrajala chto,kogda on lyapnyl ee y vody ya aj obradovalas)))))))) pravda v konce poradovala 7 s 10
Под золотым водопадом - Беннетт ГлорияVeter
17.07.2014, 16.38





Отлично написано, замечательно, читала с удовольствием, особенно нравится то, что за гг-ю борются сразу несколько человек
Под золотым водопадом - Беннетт Глориязлой критик
7.04.2015, 20.50





советую. Странно что обойден вниманием .Легко и с юмором
Под золотым водопадом - Беннетт Глорияне важно кто
12.04.2015, 7.09





Советую почитать.
Под золотым водопадом - Беннетт ГлорияЕлена
12.04.2015, 11.41





Девочки советую почитать немного юмора,единственное не понравился г.г-рой,какой-то он придурковатый.
Под золотым водопадом - Беннетт ГлорияЕлена к.
25.06.2015, 19.49





Отстой, герой с придурью, так к нему все и относятся - возвращать его к сыну и бывшей невесте пришлось папе и тетке. Нормального мужика за такое ни за что бы женщина не простила,а дурачку все с рук сходит.
Под золотым водопадом - Беннетт Глорияженя
9.03.2016, 12.53





Можно почитать.
Под золотым водопадом - Беннетт ГлорияКэт
21.03.2016, 15.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100