Читать онлайн Возлюбленный горец, автора - Беннет Сара, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возлюбленный горец - Беннет Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возлюбленный горец - Беннет Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возлюбленный горец - Беннет Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Сара

Возлюбленный горец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Элисон Форбс накрыла ужин в столовой наверху. Идеально гладкая поверхность массивного прямоугольного стола, отполированная до блеска за многие годы, сияла и переливалась. Стол был сервирован оловянной посудой и серебром; здесь были даже стеклянные бокалы, которые нечасто увидишь в Шотландии. Пламя свечей в канделябрах трепетало в потоке свежего воздуха, который вливался в открытые окна, принося с собой приглушенный шум воды из долины, где протекала небольшая речка, и шорох листьев, шепчущихся о чем-то в тисовой аллее. Мерцающий свет придавал портретам, которыми были увешаны стены, мрачный и несколько зловещий вид; якобиты Гранты мирно соседствовали с Макинтошами, как будто между ними никогда не существовало непримиримой вражды.
Когда Мег вошла в комнату, от нее не ускользнул этот иронический диссонанс, как и возникшая неловкость ситуации. Грегор Грант пришел первым и теперь стоял, ожидая ее появления, с бокалом кларета в руке. Он посмотрел на Мег, но его лицо оставалось бесстрастным; одежда, далеко не новая, но сидевшая безукоризненно, не могла скрыть его благородного происхождения.
В распоряжении Мег был почти целый день, чтобы до мелочей продумать свое поведение и обуздать эмоции. Она приветствовала его спокойной вежливой улыбкой, в то время как Грегор галантно отодвигал стул, чтобы она могла сесть, – пока все шло по намеченному плану. Сдержанно и достойно.
– Как прошел день, капитан? Вы довольны? – спросила она, усаживаясь за стол.
Он помолчал, затем, не покидая своего места за спинкой ее стула, наклонился, немного подавшись вперед, так что ей пришлось развернуться вполоборота и поднять голову, чтобы увидеть его лицо. В такой позе она чувствовала себя незащищенной, и ей стоило больших усилий сохранять самообладание. А Грегор обволакивал ее взглядом, который медленно скользил вниз; задержался на розовых губах; прошелся по изгибу изящной шеи; остановился у завитка рыжих волос, упавшего на плечо, и замер на пышной груди в обрамлении выреза зеленого платья. На этот раз Мег не надела полупрозрачный шарф, но само декольте было не очень глубоким. Но Грегор так странно смотрел на нее… будто шелк стал вдруг прозрачным или порвался, обнажив плоть.
Ей бы следовало разозлиться, возмутиться, но ее чувства были слишком сложны и слишком запутанны, чтобы просто отчитать его. Этот взгляд вызывал у нее странные и сильные ощущения, заставляя ее трепетать. Мег вся дрожала. Если бы Грегор наклонился чуть ниже, то его губы… В голове помутилось: она думала только о том, что вот сейчас обхватит его шею руками и прильнет к этим манящим губам и они сольются в долгом страстном поцелуе. Но явившиеся невесть откуда сомнения отрезвили ее.
Она же совсем не знает этого человека, он всего лишь наемник! И у него нет никакого права так жадно пожирать ее глазами, будто она дичь на тарелке. Слова негодования были готовы сорваться с ее губ, но в этот момент их взгляды встретились.
– Да, сегодня мы неплохо потрудились, – сказал он тихо, отвечая на ее вопрос.
Мег стоило огромных усилий унять дрожь, и сохранить невозмутимое выражение лица.
– Люди так рады, что вы вернулись в Глен-Дуи, и им не важно, из каких соображений вы это сделали.
– Наверное, я… должен поблагодарить вас. – Он коротко рассмеялся.
– Это не комплимент, капитан, – резко сказала она.
Но Грегор лишь улыбнулся, пропустив это замечание мимо ушей, и направился к своему месту справа от нее. Мег с облегчением вздохнула, когда он отошел на безопасное расстояние, и налила себе суп из кролика. На какое-то время в комнате воцарилась тишина, которую нарушали лишь ночные шорохи, доносившиеся сквозь открытое окно, да редкие тоскливые крики кулика на болоте. Мег подумала, что их молчание вполне могло быть приятным, если бы не напряжение, которое возникало каждый раз, стоило им остаться наедине. Как будто оба чего-то ждали.
– Я заметил у вас в саду американский картофель, – сказал Грегор, наполняя бокалы вином. – Это большая редкость даже в Англии, а здесь, на севере… Наверное, это была идея генерала выращивать его?
Мег взглянула на капитана, удивленная столь резкой переменой темы разговора.
– Нет, идея моя. О картофеле я услышала от майора Литчфилда и попросила, чтобы мне прислали немного сюда, в Шотландию. Я подумала, что это поможет людям, они будут меньше голодать. Картофель очень хорошо растет на наших землях. А что вы об этом знаете, капитан Грант?
– Только то, что у этого растения надо есть клубни, а не листья. Между прочим, я пробовал картофель.
– Это экзотическое растение – так считают в наших краях. Некоторые выращивают его из любопытства, и, хотя вкус у клубней довольно пресный, они очень сытные. Я совершенно уверена, что это поможет решить проблему голода в неурожайные годы. Я даже пыталась убедить некоторых фермеров выращивать картофель у себя на огороде, но они неохотно принимают нововведения. Надеюсь, со временем все изменится – удалось же мне уговорить их высаживать морковь и репу, так почему бы не заняться картофелем?
Мег улыбнулась. Она подозревала, что капитан Грант думает о ней так же, как и остальные мужчины в имении. Разве может женщина разбираться в подобных вещах, да еще указывать фермерам, как вести хозяйство в Глен-Дуи? Что знает она о лишениях и голоде? И вообще, какое ей до всего этого дело? Серьезными вопросами должны заниматься мужчины, ведь только они знают решение всех проблем, будь то земля или люди, – так уж повелось со времен Адама.
– Старые проверенные методы не всегда самые лучшие, – сказала она резко, накладывая на тарелку кусок пирога из баранины, злясь на себя за то, что для нее так много значит мнение Грегора. – Перемены нужны ради общего блага, а иногда просто жизненно необходимы. Ведь для того, чтобы выжить, надо смотреть вперед, а не оглядываться назад.
Быстро дожевав кусок овсяной лепешки, Грегор проглотил его и поднял на девушку удивленные глаза:
– Бог мой, не наскакивайте на меня так, леди Мег! Я полностью с вами согласен.
Мет перестала есть и смотрела на него во все глаза. Грегор положил вилку и наклонился к ней так близко, что она почувствовала знакомую дрожь и волнение.
– У вас широкие взгляды и ум открыт для новых и интересных идей, миледи. И генерал такой же. Вы оба не боитесь прогресса. Но к сожалению, когда мой отец был лэрдом Глен-Дуи, нововведения не приветствовались. Я пытался повлиять на него, но он и слышать ничего не хотел.
Мег потребовалось некоторое время, прежде чем она осознала, что Грегор вовсе не собирался поднимать ее на смех. Наоборот, он восхищался ею! И даже немного завидовал ее достижениям, сожалея, что ему в свое время не удалось найти общий язык с отцом и что-то изменить. Грегор был совсем не такой, как Дункан Форбс.
– Я… я так вам благодарна, – сказала она, слегка задыхаясь от волнения. – К сожалению, здесь много таких людей, которые ничего не хотят знать. Ко всему новому они относятся со страхом и подозрением. Я сама слышала, как некоторые священники называли чай сатанинским варевом! Я каждый день его пью за завтраком, а в Эдинбурге уже появилась традиция приглашать гостей на чай в четыре часа пополудни. Вспомните, то же самое говорили о кофе, когда он только появился у нас, а теперь все обожают этот напиток. Может быть, со временем ваш отец изменил бы свои взгляды…
– Не думаю. Я был слишком юн тогда и полон идей, поэтому решил не спорить с отцом, а воплотить свои мечты в жизнь, когда стану лэрдом Глен-Дуи. Но это время так и не наступило. – Грегор невесело улыбнулся.
Мег отбросила вилку, и та со звоном упала на стол.
– Мне искренне жаль, капитан Грант. Я всем сердцем сочувствую вам, но не моя вина, что вы потеряли Глен-Дуи. И я не могу чувствовать себя виноватой в том, к чему непричастна.
– Никто и не ждет от вас этого, – сказал он, изогнув черные брови. – Вы здесь ни при чем. Я просто объяснял, а не просил вашей жалости. Совсем не этого я хочу от вас, леди Мег. Неужели вы еще не поняли?
Что он имеет в виду? О чем говорят его глаза, в которых тонет ее взгляд?..
– Мег, я так хочу…
Но на этот раз Мег не суждено было узнать, чего имений хотел Грегор: он вдруг остановился на полуслове и посмотрел на дверь. Прислушавшись, Мег услышала громкие голоса, доносившиеся из большого зала. В этот момент крики стали громче, и можно было отчетливо различить два голоса – мужской и женский. Они спорили.
Грегор вскочил на ноги, опрокинув свой бокал и бросился к двери. Мег не отставала, но, когда она попыталась проскочить вперед, он положил большую теплую ладонь ей на плечо.
– Держитесь позади меня, Мег.
Будь на его месте кто-нибудь другой, Мег рассмеялась бы в ответ на такую заботу или просто отмахнулась, но серьезный, спокойный взгляд Грегора заставил ее подчиниться. Она послушно отступила назад. Он открыл дверь и вышел в коридор.
Грегор, а за ним Мег начали осторожно спускаться по лестнице, ведущей в большой зал, откуда доносились крики.
– Посмотри, сколько ты грязи притащил на своих сапогах!
Элисон стояла посреди зала, высокий потолок которого рождал сильное эхо, уперев руки в пышные бедра и свирепо уставившись на ноги Малькольма Бейна. Малькольм возвышался перед ней, повесив белокурую голову с растрепанными волосами, разметавшимися по плечам. Вид у него был несчастный. Высокий, сильный и бесстрашный горец в этот момент походил на провинившегося ребенка.
– Скажешь, я не права?
– Ох! Что ж ты хочешь, я ведь целый день работал.
– Тогда надо было снять сапоги и оставить их за дверью.
– Здесь пол ледяной, у меня бы ноги замерзли.
– Пусть у тебя лучше ноги отмерзнут, чем ты заляпаешь грязью мой пол!
– Ее пол, это надо же!
Грегор обернулся и смущенно посмотрел на Мег. Она улыбнулась: ее бравому защитнику явно требовалась помощь в столь щекотливой ситуации.
– Малькольм! Элисон! – громко и властно окликнула их Мег, ее голос эхом отозвался в полумраке огромного зала. Отстранив Грегора, она быстро преодолела оставшиеся ступени и предстала перед спорщиками.
Оба виновато смотрели на нее.
– Перестаньте ссориться, сейчас же! Я этого не потерплю, – сказала Мег. – Малькольм, что ты здесь делаешь?
Малькольм выпрямился во весь свой рост.
– Я хотел поговорить с капитаном Грантом, миледи.
Грегор подошел к Бейну, обнял его за плечи и мягко, но твердо подтолкнул к двери.
– Давай выйдем во двор, Малькольм, – сказал он.
Мег дождалась, пока мужчины вышли, и одарила Элисон долгим строгим взглядом.
– Ты выставляешь себя на посмешище. Это глупо.
Элисон тут же ощетинилась:
– Вовсе нет, миледи! Он не заслуживает другого обращения.
– Мне кажется, тебе давно пора оставить прошлое в покое.
– Я никогда не забуду о том, что он сделал, – упрямо сказала Элисон дрожащим от гнева голосом. – Он бросил меня.
– Он исполнял свой долг перед лэрдом.
– А долг передо мной? – В голосе Элисон было столько страдания и боли, что не оставалось ни малейших сомнений, как сильно она любила Малькольма Бейна.
Мег осторожно коснулась руки Элисон.
– Элисон, дорогая, ты права. Но тогда у него не было выбора. Нельзя изменить того, что уже случилось. Чтобы жить дальше, надо забыть о прошлом.
– Неужели? Но прежде я заставлю его страдать, как мучилась сама все эти годы.
– Ты ему сказала?
Элисон сделала вид, что не поняла вопроса, затем ее глаза округлились.
– Не-ет! Ни за что! И горе тому, кто хоть единым словом обмолвится об этом.
– Элисон, неужели ты не понимаешь, что все равно кто-нибудь ненароком проговорится? Или он сам догадается. Сходство Малькольма и Ангуса очевидно. Будет лучше, если ты сама ему об этом скажешь.
– Я не хочу, чтобы он знал. Ангус – только мой сын!
– Но Малькольм – его родной отец, и рано или поздно он узнает правду, – мягко возразила Мег.
Элисон бросила на нее быстрый взгляд, полный страха, боли и гнева, и, не говоря ни слова, удалилась на кухню. Мег осталась одна.
Когда они с отцом появились в Гден-Дуи, у Элисон уже был ребенок. Тогда она сказала Мег, что его отец принимал участие в мятеже и погиб, но со временем по обрывкам разговоров она поняла, что у Элисон был любимый, который уехал из имения еще до его рождения.
Дункан об этом никогда не говорил, но явно считал, что с его сестрой поступили жестоко и бесчестно, и его враждебность по отношению к Малькольму Бейну в Клашеннике была слишком очевидной. Скорее всего, примирение между ними было невозможно – неукротимый вспыльчивый нрав семейства Форбсов был притчей во языцех.
И все же Мег искренне надеялась, что выход из этой неразберихи найдется. Ведь если Элисон и Малькольм не смогут помириться, их жизнь станет просто невыносимой. Но пока эти двое не стремились наладить отношения: они лишь ссорились и кричали друг на друга.
Мег печально улыбнулась. Да, она была мастерицей давать советы! А сама со вчерашнего вечера, когда ее бесцеремонно выставили за дверь, так и не решилась поговорить с отцом. Как же ей найти с ним общий язык, если она боится этого разговора? Надо пойти наверх, сесть напротив генерала и спокойно во всем разобраться. Что бы ни сказали друг другу ее отец и Грегор, она имеет право знать.
Вдруг она осознала, что Грегор стоит у входной двери и наблюдает за ней. Его волосы, схваченные, как обычно, черной лентой, отсвечивали золотом в свете факела, закрепленного на стене. Вместо проницательных глаз зияли две черные впадины, игра света и тени резко очерчивала контуры его лица. В старом, поношенном килте и коричневой куртке он напоминал призрака какого-нибудь древнего горца, прекрасного предка Грантов.
Интересно, как долго он за ней наблюдает? По телу пробежала дрожь от ощущения, что за ней следили исподтишка, без ее ведома, что он осматривал ее дюйм за дюймом, пока она предавалась своим мыслям. Мег почувствовала смущение и еще что-то… подозрительно похожее на удовольствие.
– Малькольм ушел? – спросила она, скорее ради того, чтобы нарушить затянувшееся молчание и отвлечься от невеселых мыслей.
– Да. – Его голос разнесся тихим эхом по залу. – А Элисон?
– Она тоже ушла. – Мег грустно улыбнулась. – Боюсь, что их баталии никогда не закончатся.
– Думаю, вы правы, Мег.
Грегор сделал несколько шагов ей навстречу, и теперь его волосы заиграли золотыми бликами в пламени свечей; серебряные пуговицы ярко вспыхнули на фоне темной куртки; рубины старинной броши на плече брызнули яркими кровавыми каплями.
– Вы все еще голодны? – спросил он Мег тихим грудным голосом.
Мег вспомнила о незаконченном ужине. То ли она расстроилась из-за Малькольма и Элисон, то ли ее так взволновало присутствие Грегора, но внутри у нее все трепетало и дрожало, лишая аппетита.
– Нет, я не голодна.
– Тогда, может быть, прогуляемся немного? Сегодня чудесная ночь, и мне хотелось бы задать вам несколько вопросов. Я бы поговорил с вами здесь, но не могу избавиться от чувства… неловкости.
Неловкости? Возможно, он говорил правду. Мег не могла обвинять его в том, что было совершенно естественно. Она и сама испытывала неловкость и смущение от того, что он находился здесь. Вне этих стен они смогут вести себя более естественно, а ночная темнота даст некоторое ощущение свободы.
– Я только схожу наверх и проведаю отца, – сказала она, уже заранее понимая, что согласна. Мысль о прогулке с Грегором в благоухающем саду под луной была слишком соблазнительна, чтобы отказаться. Ее решение сохранять дистанцию, оставаться спокойной и уверенной, которое она приняла накануне, растаяло, как утренний туман.
– Только не сейчас, пожалуйста. Это не займет много времени, я прошу вас, Мег.
Мег сделала вид, что колеблется, затем кивнула и неохотно подошла к Грегору. Она взяла его под руку, чувствуя сквозь грубую ткань тепло его тела. Он наклонился, почти касаясь ее щеки.
– У меня такое чувство, будто я никуда не уезжал, но все-таки что-то не так. Знаете, такое бывает, когда совмещаешь две одинаковые с виду картинки, и все вроде бы похоже, но линии чуть-чуть не совпадают.
– Я понимаю, капитан Грант.
– Называйте меня Грегором. Я больше не капитан драгунского полка. Я теперь… Пожалуй, отныне я ничего собой не представляю.
– Думаю, жители Глен-Дуи не согласятся с вами.
– Но, как вы дали мне ясно понять, они не догадываются, что я стал совершенно другим человеком.
Мег промолчала. Этот мужчина вызывал страстное желание обнять его и прижать к себе, шепча слова утешения и любви.
Они вышли из дома, под ногами зашуршал гравий, которым была посыпана узкая дорожка, ведущая в сад, огороженный стеной из серого камня. В долине жизнь шла своим чередом: тут и там мелькали огни; легкий ветерок доносил сильный запах горящего торфа. Грегор толкнул деревянную калитку, и они вошли в мир головокружительного благоухания.
Мег сделала глубокий вздох, пытаясь различить запахи знакомых трав. Вот краем платья она задела лаванду, тут же окружившую ее облаком бодрящего аромата. А здесь великолепные розы, белые и красные: весенние сорта уже отцвели, летние были усыпаны яркими соцветиями. Чего здесь только не было: розмарин, укроп, тимьян, душистая жимолость и нежные лилии. Вокруг всей этой красоты кружились и жужжали ночные мошки; серые мотыльки вились над цветущими растениями, упиваясь сладким нектаром. В дальнем уголке сада у каменной стены журчал ручей, стремительно убегавший под старый мост и дальше в долину.
– В мою бытность этот сад был таким запущенным, – сказал Грегор, оглядываясь вокруг.
– Таким мы его и нашли, когда переехали в имение. Меня всегда привлекало садоводство, поэтому я приказала починить ограду, убрать погибшие растения и сорняки и посадить новые. Шона регулярно сюда приходит, чтобы пополнить запасы целебных трав для своих настоек.
Некоторое время они молча шли между клумб и грядок, пока не оказались у круглого прудика.
– Я вдруг подумала о герцоге Аберколди, – тихо сказала Мег. – Как вы думаете, я должна ответить на его письмо? Конечно, я могу снова написать, что не согласна выйти за него замуж, но он будет уверять, что я нахожусь во власти глупых страхов и сомнений, которые должна отбросить, как это сделал он. А потом герцог примется расписывать, как счастливо мы заживем после свадьбы.
Несмотря на ночной мрак, который почти скрывал лицо Грегора, Мег почувствовала, как меняется его выражение. Вот он хмурится, пытается заглянуть ей в глаза, смотрит очень внимательно, заставляя ее ощущать неловкость, но с пониманием и сочувствием. В отличие от герцога он действительно ее слушал.
– Он настроен решительно и не отступится от вас, Мег, не так ли?
– Именно так, – сказала она еле слышно, почти шепотом.
– Генерал сказал тоже самое. Мег, ваш отец раскаивается и очень переживает, что так поступил с вами. И он не сможет обрести покой, пока эта ситуация благополучно не разрешится.
– Но как это сделать? Я знаю, что он мучается, и мне его безумно жаль. Я уже давно простила его. Но где найти выход?
Вдруг он коснулся ее лица. Мег замерла. Грубой натруженной ладонью Грегор нежно провел по ее щеке, затем взял ее за подбородок и начал поглаживать большим пальцем кожу, будто хотел навсегда сохранить в памяти это ощущение. Он наклонился и зашептал:
– Я могу это сделать, Мег.
Его теплое дыхание щекотало ухо, и непроизвольная дрожь пробежала по ее телу. Его рука скользнула по огненным волосам и потревожила локон, покоившийся на плече.
– Вы теперь не одна, Мег.
Все мысли разом исчезли, время остановилось. Когда он был так близко и так ласково касался ее, она не могла думать. Надо бежать, спрятаться, взять себя в руки. Надо…
Она ощутила прикосновение его губ, осторожное, чувственное, мягкое, словно невесомый лепесток розы коснулся щеки. Легкие, едва ощутимые поцелуи неумолимо прокладывали себе путь к ее губам. Мег стало трудно дышать. Она подняла голову, чтобы… что? Приказать ему остановиться? Она почти убедила себя, что хочет именно этого, но Грегор опередил ее, с глубоким вздохом прильнув к розовым полуоткрытым губам, и они замерли в нежном, фантастическом поцелуе – такого она не испытывала никогда.
Конечно, Мег целовалась раньше. Иногда она делала это неохотно, иной раз из любопытства, порой ей просто хотелось, чтобы ее поцеловали. Но никто и никогда не целовал ее так, как он. Это был особенный поцелуй. Многие мужчины, которые претендовали на ее руку и состояние, обнимали и целовали Мег, но ни один из них не разбудил ее чувств, не вызвал восторга и желания. Но как только Грегор Грант коснулся ее губ, она поняла, что перед ней родная душа, что эти губы, эти нежные руки искала она всю жизнь.
Она доверчиво прижалась к его мускулистому телу. Мег чувствовала себя так уютно в его добрых руках, что не обращала внимания ни на серебряные пуговицы, впившиеся ей в грудь, ни на жесткие накрахмаленные кружева рубашки, щекотавшие кожу.
И вдруг нежность растаяла, как иллюзия, уступив место страстному, безудержному, пылкому натиску – Грегор впился в розовый бутон, останавливаясь лишь на мгновение, чтобы провести языком по ее губам, повторяя их изысканную форму. Его язык, влажный, пылающий, ненасытный, проникал все глубже, рождая сладкую боль внизу живота.
Мег почувствовала горячую влагу между ног. Ее пальцы судорожно теребили его волосы, пока в отчаянии не ухватились за черную ленту, будто это могло помочь ей удержаться на ногах. А его жадные губы продолжали свой натиск, спускаясь вниз по стройной шее к молочно-белой пышной груди.
– Морворен,
type="note" l:href="#n_1">[1]
– пробормотал Грегор незнакомое Мег слово, но ей понравилось его ласковое звучание.
Лента, в которую она вцепилась, соскользнула, освободив его волосы. Она погрузила в них руки, наслаждаясь новым ощущением. Грегор опять поймал ее губы, дразня, маня обещанием чего-то большего.
Мег попыталась отстраниться. Но Грегор не отпускал ее, лишь немного ослабив объятия, чтобы она могла отдышаться. Его грудь тяжело вздымалась и опускалась, их сердца бешено колотились.
И вдруг Мег почему-то захотелось смеяться. Еще в юности ей достаточно было рассмеяться серебристым ледяным смехом в лицо очередному охотнику за ее состоянием, чтобы навсегда отбить у него желание изображать страстную влюбленность.
– Не забывайтесь, капитан Грант! Вам не кажется, что вы совсем потеряли голову?
От неожиданности Грегор разжал руки. Мег, покачиваясь, неловко отступила назад, подальше от опасности, но в ту же секунду пожалела об этом, ощутив пустоту и горечь утраты. Теперь он был лишь черным силуэтом на фоне усыпанного звездами неба – большой, широкоплечий, с горящими удивленными глазами.
– Наверное, вы правы, – сказал он наконец мрачно своим грудным голосом. – Я, очевидно, потерял голову.
– Советую вам найти ее до завтрашнего утра, – сказала Мег, слегка запинаясь. – Запомните, я не какая-нибудь молоденькая дурочка, у которой земля уходит из-под ног от ваших поцелуев. Если вам так хочется… то есть я хочу сказать, если вам необходимо женское общество, поищите его где-нибудь в другом месте.
Грегор издал звук, подозрительно напоминавший презрительное фырканье.
– Если вы говорите о проститутке, то мне это не нужно. Я просто не смог удержаться, чтобы не поцеловать вас, Мег. Меня непреодолимо влечет к вам, и вы мне нравитесь. Вот и все.
Но все было не так просто.
– Я должна идти, – сказала Мег, не в силах справиться с волнением. Куда подевалась чопорная недоступная леди? Где сильная женщина, которая поклялась держаться холодно, на расстоянии? Она обратилась в бегство. – Спокойной ночи, капитан Грант.
И Мег быстро пошла прочь, чтобы укрыться в стенах замка, Слишком поздно обнаружив, что комкает в руках черную ленту, которую сорвала с его волос.


Калитка со скрипом закрылась, и вскоре ее шаги затихли. Грегор стоял и смотрел в темноту. Что вдруг на него нашло? В его планы не входило набрасываться на Мег с поцелуями, тем более пугать или злить ее. Она была девственницей – это он понимал, – но ведь не молоденькой, дрожащей от страха девчонкой. Она была взрослой. И он безумно хотел ее.
Он желал ее с момента их встречи в «Черной собаке», когда она стояла перед ним, пытаясь выяснить, насколько он пьян. Грегор честно стремился избавиться от этого чувства, говорил себе, что это глупо, что он никогда не получит ее. Но сегодня, когда Мег стояла посреди большого зала в зеленом платье, с огненной копной рыжих волос, такая задумчивая, печальная, отрешенная, он все понял. Ее запах, вкус ее губ только подтвердили эту уверенность. Теперь он точно знал, что ему нужна только она и что ради этого он готов на все.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возлюбленный горец - Беннет Сара



вот это чудо-роман легкий по сравнению с другими прекрасный интересный замечательный читается легко главные герои чудесные люди с твердыми характерами
Возлюбленный горец - Беннет Саранаталия
30.11.2011, 15.52





Ох, порно-дерьмо для дур.
Возлюбленный горец - Беннет СараВадим
27.05.2013, 14.57





Порнография!!!
Возлюбленный горец - Беннет СараДжин
27.05.2013, 15.16





Интересны очень!но сильно не захватил...7 балов!хочу обратиться к двум предыдущим коментариям- что то порно тут я не заметила,та даже если это и так,хочу задать вопрос,а когда мы живем с любимым,страсным,человеком,с которым хочеться делить не только кровать,а и жизнь...Наша жизнь не похожа на порно?
Возлюбленный горец - Беннет СараПятерочка
20.03.2014, 1.04





Впервые я оставила такой длинный коментарий:);) но роман в самом деле очень интересный,просто чучуть не хватило интриги,переживания,как то чучуть все легко...Но в общем ничего!
Возлюбленный горец - Беннет СараПятерочка
20.03.2014, 1.09





Очень понравилось, и не какого порно, как утверждают некоторые читательницы)) где вы видели мужа кот. воздерживается погода, это конечно было слишком... кто нибудь ответьте на вопрос зачем мы читаем любовные романы???
Возлюбленный горец - Беннет СараМилена
10.04.2014, 14.26





хороший роман,советую читайте.
Возлюбленный горец - Беннет СараВАЛЕНТИНА
9.11.2014, 10.15





Уууух, очень понравился. Прочитала комментарий про порнуху, заинтриговало) сцен интимных не много, но такииииие))) в общем роман, прям то что мне нравится....
Возлюбленный горец - Беннет СараЧитатель
9.11.2014, 21.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100