Читать онлайн Правила страсти, автора - Беннет Сара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила страсти - Беннет Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.15 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила страсти - Беннет Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила страсти - Беннет Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Сара

Правила страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Макс то впадал в забытье, то выныривал из него, словно пилот воздушного шара, попавшего в облако. Доктор дал ему настойку опия, но сон его отнюдь не был мирным. Однажды ему даже показалось, будто он слышит голоса Гарольда и отца.
– Поправляйся, сынок, – сказал герцог и тут же замолк, словно только что вспомнил печальную правду – Макс больше ему не сын.
Несмотря на отсутствие близости, Макс всегда верил, что отец любит его. Казалось, герцог искренне гордится тем мужчиной, в которого превратился его сын. Вот почему жестокий разрыв отозвался болью в груди Макса. Боль эта была почти такая же, как от нынешней раны, за одним исключением – ее никогда не удастся залечить. Нелегко в двадцать девять лет потерять обоих родителей.
Герцогиня была доброй леди, и Макс не мог ее ненавидеть, как не мог поверить в то, что она зачала его с другим, а потом вышла замуж за герцога. К сожалению, сам герцог сразу поверил в то, что ее письмо – правда, и Макс ничего не мог с этим поделать.
Он метался на огромной герцогской кровати, пока лицо матери не исчезло; теперь его мысли сосредоточились на прохладной ладони, дотрагивавшейся до его пылающего лба, и на голубых глазах, улыбавшихся ему сквозь туманную пелену.
Мариэтта Гринтри.
Прежде Максу больше всего на свете хотелось избежать ее ясного холодного взгляда и прекратить вторжение в свою жизнь. Он ни разу не попросил ее о помощи, и все же внезапно она очутилась тут, в его мире.
Вспомнив о ее замечании, Макс улыбнулся. Она права – не стоит тратить деньги на «Клуб Афродиты», когда не можешь заплатить жалованье слугам и долг лавочнику, постоянно колотящему в дверь с требованием оплатить счета. О чем он думал, когда шел туда? Наверное, о том, что он жалок и одинок и что теперь жизнь уже не будет такой, как прежде. А еще о том, что скоро ему предстоит принять важное решение относительно своего будущего.
Корнуолл – семейное гнездо матери, принадлежавшее нескольким поколениям. Макс был в Блэквуде один-единственный раз, да и то в детстве, и помнил это место очень смутно, а то, что помнил, оптимизма не внушало. Мрачные серые камни, темные маленькие окошечки, не пропускавшие свет. Дом возвышался на утесе, опасно нависая над неприветливым морем. И все же, если продать все, можно переехать в Блэквуд и экономно прожить там лет сорок, до самой смерти.
Макс содрогнулся. Он станет отшельником Блэквуд-Хауса, последним в роду, забытым всеми, кроме сплетников. «Герцог, лишенный наследства» – вот как его будут называть впредь.
Что там сказал Йен Кит? Что-то насчет того, что у Макса есть шанс начать новую жизнь, без оков положения и привилегий. Признаться, мысль о такой самостоятельности не слишком приятна. Может быть, он бежит в Корнуолл не потому, что ему больше некуда идти и нечего больше делать, а потому, что его воспитали герцогом и никем более? Джентльмен не замарает рук работой за деньги, он предпочтет держать руки чистыми и медленно умирать от голода.
Может, Йен и прав: пора отбросить отжившие предубеждения и думать как мужчина, а не как пэр. Макс прикинул, чем бы он мог заняться. Фермерское дело? Может, превратить землю в Корнуолле в процветающее предприятие, усердно трудиться на каменистой земле, ощущая ее волшебный запах... Но хватит ли ему для этого жизненных сил? Этого Макс не знал.
Вот если бы Мариэтта приехала в Блэквуд-Хаус и осталась с ним...
Эта мысль появилась ниоткуда. Макс представил себе, как девушка со светлыми локонами и сияющими глазами идет по мрачным коридорам Блэквуда. А вот она при свете свечи прихлебывает местный сидр и, наконец, лежит ночью в его постели, а море бьется о скалы за окном...
Господи, да что с ним такое!
Макс раскрыл глаза и увидел верного Дэниела, обмывавшего ему лицо прохладной водой. Заметив взгляд хозяина, Дэниел вздрогнул и уронил миску.
– Простите, милорд...
Макс невольно вздохнул. Он ранен и слаб, вот в чем дело. Как только он выздоровеет, ему не нужно будет снова думать о Мариэтте, и она навсегда исчезнет из его жизни. Макс знал, что сейчас он едва может позаботиться о себе самом.
– Сколько я пролежал здесь? – спросил он у Дэниела слабым голосом.
– Два дня, милорд. Доктор приходил каждый день и давал вам лекарства, чтобы вы спали. Сегодня он тоже вернется, а еще придут мистер Гарольд и мисс Сюзанна.
Вот этого Максу совсем не хотелось, но он знал, что пока не сможет справиться со всем сам. Зато, когда ему станет лучше, он сразу начнет осуществлять план по переезду в Корнуолл. В конце концов, никто не виноват, что теперь Макс не сын своего отца. Он знал, как мучилась Сюзанна, когда нашла разоблачающее письмо. Именно она – самый близкий друг Макса, почти родная сестра – должна была разобраться в бумагах матери после ее смерти. Сюзанна была приемной дочерью герцога, а теперь и женой Гарольда, и Макс сказал себе, что она станет прекрасной герцогиней Баруон. Он и правда был рад за нее.
Он, Гарольд и Сюзанна дружили с детства, шумно играли в Велланд-Хаусе и выросли вместе – двое мальчишек и сорванец Сюзанна. Именно Гарольд женился на Сюзанне. Макс всегда считал ее сестрой. Возможно, у Гарольда и Сюзанны было больше общего – оба они потеряли родителей в раннем возрасте, обоих взяли на воспитание герцог и герцогиня, любившие их как родных. Но Макс помнил, как Сюзанна однажды призналась ему: «Я знаю, они любят Гарольда и меня, но тебя, Макс, они любят больше». Голос Дэниела вернул Макса к действительности:
– Молодая леди прислала вам сегодня утром записку.
– Молодая леди?
Неужели Мариэтта? Макс чуть не застонал, но сдержался, вспомнив, что Дэниел наблюдает за ним. В глазах слуги светилось простодушие, словно у собаки, надеющейся получить сухарь, и иногда Дэниел напоминал большого ребенка. Надо бы взять его с собой в Корнуолл. Поумрои слишком стары, их придется куда-нибудь пристроить, а вот Дэниел останется с ним.
– Так вот, молодая леди.
– Да-да, Дэниел. И что нам пишет мисс Гринтри?
– Я не посмел прочитать, милорд. Вот письмо. – Дэниел протянул тонкий конверт. – Хотите, я его открою?
Макс кивнул.
– Читать тоже придется тебе: сейчас я не доверяю своему зрению.
Дэниел открыл конверт. Внутри находился один-единственный лист твердой бумаги.
– Итак, здесь написано: «Я навещу вас сегодня в три часа пополудни. Мариэтта Гринтри».
– Мариэтта Гринтри.
Макс шевельнулся на кровати и обнаружил, что его голова болит уже не так сильно.
– Который сейчас час, Дэниел?
– Не так давно пробило час пополудни, милорд.
Значит, она будет здесь через два часа. Макс вдруг понял, что не желает предстать перед Мариэттой в таком виде – неумытым и жалким, таким, каким она его оставила. Черт бы побрал эту женщину! Чего она от него хочет? Не то чтобы он не испытывал благодарности, но она была слишком разрушительной силой для его ослабшего ума.
– Принеси мне теплой воды, мыло и бритву, Дэниел, – скомандовал он. – И за Поумроем сходи. У него твердая рука, а я не хочу походить на искромсанный кусок говядины, когда появится мисс Гринтри.
– Да, милорд.
Дэниел отправился выполнять распоряжение, явно испытывая облегчение по поводу того, что ему не придется держать бритву.
Лежа в ожидании Поумроя, Макс задумчиво рассматривал балдахин над кроватью. «Может, просто сказать ей, что я больше не нуждаюсь в ее участии? – неожиданно пришло ему в голову. – Это ведь не трудно. В свое время я справлялся с куда более опасными личностями».
Тогда почему он вдруг ощутил такую дрожь? И почему у него радостно заколотилось сердце при мысли, что он снова ее увидит?
Внизу лестницы на столе стояла зажженная лампа. Либо в доме на Бедфорд-сквер нет газа, либо... не оплачены последние счета. Мариэтта вздохнула. Миссис Поумрой продолжала рассказывать о своих проблемах, но ум девушки был занят совсем другим. Она представляла себе, как Макс беспокойно мечется, лежа на кровати под балдахином в этом большом тихом доме, уже ему не принадлежащем.
– Это неправильно, мисс. Мистер Макс всегда был лучшим сыном и обещал быть лучшим из герцогов, а теперь он все потерял. Не то чтоб я на мгновение поверила, что ее светлость когда-нибудь... – Она закусила губу. Казалось, ей было невыносимо произносить эти слова вслух. – Мисс Гринтри пришла навестить лорда Роузби, – объявила она супругу, когда тот присоединился к ним, и обеспокоенно взглянула наверх. – Лорд Роузби уже готов принимать посетителей?
– Готов и ожидает, – важно объявил Поумрой. – Вы, мисс, можете проследовать за мной.
Пока Мариэтта шла за Поумроем, у нее было время заметить, что зеркало в узорчатой раме, висевшее на лестничной площадке, вычищено и отполировано, а на столике рядом с ним стоят свежие цветы. Пару дней назад цветов здесь точно не было, а зеркало казалось ужасно запущенным. По правде сказать, в тот раз весь дом производил впечатление заброшенного сарая, а теперь он просто сиял.
Она озадаченно проследовала за своим провожатым по длинному коридору к комнатам Макса. Еще цветы, зажженный канделябр и круг мягкого света. Теперь мебель просто сияла, а в воздухе стоял отчетливый лимонный запах.
Только войдя в комнату Макса и увидев его на подушках, все еще бледного, но уже свежевыбритого, Мариэтта поняла, что именно произошло. Идеальная чистота и блеск наведены в ее честь, потому что для Макса была невыносима мысль о том, что она увидит его в потрепанном состоянии.
Мариэтта почувствовала, что слезы щиплют ей глаза, и быстро смахнула их. Любая слабость с ее стороны может стать причиной отказа Макса принять то предложение, которое она собиралась ему сделать.
– Мисс Гринтри, – голос больного звучал слегка хрипло, – одну минуту. Вы не могли бы принести поднос, Поумрой?
– Конечно, милорд.
Мариэтта хотела запротестовать, сказать, что лестницы слишком круты, а ноги Поумроя слишком стары, что ей не нужны прохладительные напитки, но она остановила себя. Какое право она имеет отказывать им в гостеприимстве, если это так много для них значит?
Когда дворецкий вышел, Мариэтта огляделась. Портьеры были опущены, и в помещении стоял полумрак. Ее так и подмывало отодвинуть занавеси и впустить в комнату весеннее солнце, но она подумала, что, возможно, у Макса болят от света глаза. Тем не менее, выглядел он вполне прилично: на нем были чистая белая рубашка с темным шейным платком и красно-фиолетовый, застегнутый доверху парчовый пиджак. Волосы его поверх чистой повязки были аккуратно причесаны, а лицо уже не выглядело таким изможденным.
– Надеюсь, вам сегодня лучше, лорд Роузби? – негромко проговорила она.
– Дела идут на поправку, благодарю вас, мисс Гринтри. – Макс внимательно посмотрел на нее. – Доктор больше не считает, что я в опасности, если не принимать во внимание головную боль, которая отказывается меня покидать. Впрочем, чего еще ожидать после такого удара по голове...
– Может быть, вам стоит...
– Нет, мисс Гринтри. Я знаю, вы желаете мне добра, и очень ценю вашу заботу, но не забывайте, что у вас есть множество гораздо более важных дел, требующих внимания, – полагаю, вы с радостью займетесь ими снова.
Итак, он устал от нее. И это после всего, что она для него сделала! Волна возмущения захлестнула Мариэтту.
– Не думаю, что вы правильно меня поняли, милорд, – твердо проговорила она. – Я никуда не собираюсь. По крайней мере, пока.
– Однако, мисс Гринтри, здесь я не могу предложить вам ничего интересного. И, уж конечно, мне не нужна ваша жалость...
– Господи, если вы думаете, что я хоть на йоту интересуюсь вашим плачевным положением, вы сильно ошибаетесь. Можете хандрить в этом большом пустом доме и жалеть себя столько, сколько вам угодно, это – ваше личное дело.
Ну вот она его и разозлила. Несмотря на то, что Макс старался обрести над собой контроль, Мариэтта заметила, как он поджал губы, и как нахмурились его брови.
– Тогда чего вы хотите?
Мариэтта улыбнулась:
– У меня к вам предложение.
– Предложение?
– Именно так. – Мариэтта придвинула кресло ближе к кровати и не спеша опустилась в него. – Я уже говорила вам, что моя настоящая мать – Афродита. Меня похитили у нее в младенческом возрасте, вместе с двумя сестрами, и я снова встретилась с ней всего пару лет назад. К этому времени я уже достаточно выросла, и мне захотелось пойти по ее стопам. Я хочу стать куртизанкой, лорд Роузби.
Макс молчал, однако лицо его стало еще бледнее, в то время как глаза были прикованы к ней.
– Я знаю, такое желание странно слышать от молодой леди, но я не такая, как другие. Я никогда не смогу вступить в хороший брак, такой, в который когда-то верила. Однажды я попала в ловушку весьма хитрого пройдохи, и когда родственники отказали нам в оглашении брака, мой возлюбленный убедил меня бежать с ним к шотландской границе.
– Мисс Гринтри, – произнес Макс умоляющим тоном; он явно не жаждал услышать продолжения.
Но Мариэтта не собиралась останавливаться на полпути.
– Разумеется, он и не думал жениться на мне, а после того, как мы провели вместе ночь и он... отнял у меня честь, этот человек бросил меня. Дело можно было замять, и мой дядя Уильям Тремейн, разумеется, так бы и поступил, но по несчастному совпадению один из уволенных работников матери узнал меня – так эта история стала известна всем. К несчастью, я еще и дочь Афродиты, и это возбудило воображение всего общества.
Мариэтта раскраснелась от злости и унижения, но сейчас ее не мог остановить даже сочувственный взгляд Макса.
– Итак, моя репутация подмочена, а значит, нет надежды вступить в такой брак, на который я надеялась. Зато, став такой, как моя мать, я смогу вести свободную жизнь, без оков и ответственности, за исключением ответственности перед собой и теми мужчинами, которых выберу. Я не боюсь условностей, лорд Роузби, не боюсь критики. Кроме того, я собираюсь взять псевдоним, чтобы защитить родственников. Я очень решительно настроена, но одной мне это не осуществить – вот почему мне нужны одобрение Афродиты, ее защита и помощь. Я обсуждала с ней мои намерения, и она согласилась помочь при условии, что я проделаю все, что положено, с джентльменом, который согласится действовать как мой партнер. Я должна научиться кое-каким полезным умениям и как следует отшлифовать их. – Мариэтта наклонилась ближе. – Вот зачем вы мне нужны – чтобы доказать Афродите серьезность моего желания.
– Больше ничего не хочу об этом слышать, – проговорил Макс, и его губы скривились. – Мой ответ: «Нет, нет и еще раз нет!»
– Нет? Но Афродита считает, что вы прекрасно подходите для этой роли. Разве не вы хотели провести со мной целую ночь, Макс?
Глаза Макса потемнели, но он все же сдержался.
– Неужели вы и правда верите, что джентльмен будет рассматривать такое смешное, такое нелепое...
– Пожалуйста, выслушайте меня. – Мариэтта дотронулась до его руки. – Афродита предложила вас именно потому, что вы джентльмен.
Макс посмотрел на нее так, как смотрят на ядовитую змею.
– Когда вы говорите «практика», вы имеете в виду...
– Что вы научите меня чему-то из своего опыта. Афродита считает, что он у вас отнюдь не маленький и вы вполне можете им поделиться. – Эти слова Мариэтта произнесла со всем безразличием, на которое только была способна, хотя ее сердце билось в груди словно молот.
Макс знал, что слишком слаб, чтобы справиться с этим сейчас. Предложение Мариэтты его очаровало и одновременно испугало. Неужели она на самом деле хочет временной связи? А он? Готов ли он стать ее наставником, обучить, как сделать так, чтобы мужчина падал в обморок от вожделения?
Макс сглотнул, воображение его яростно заработало. Это выглядело странно и соблазнительно. Слишком соблазнительно, потому что он хотел ее, и теперь ему представлялась идеальная возможность получить желаемое.
И все же Макс не мог не оказать некоторого сопротивления.
– Послушайте, Мариэтта, джентльмен ни при каких обстоятельствах не скомпрометирует леди, а ведь вы, несмотря на рождение, – настоящая леди.
Мариэтта нетерпеливо покачала головой и посмотрела на него так, будто он полоумный.
– Вот потому-то вас и выбрали. Вы слишком джентльмен, чтобы распространять слухи. Что пользы быть леди, если из-за моей репутации каждый порядочный джентльмен отворачивается от меня? Вы ведь сами участник скандала и знаете, что это такое, а я страдаю от этого уже четыре года!
– Погодите, вы еще влюбитесь, и тогда...
Он никогда еще не слышал такого горького смеха.
– Вот уж нет! Да и зачем? Чтобы какой-нибудь непорядочный мужчина снова разбил мое сердце и разрушил жизнь? Я не дура и учусь быстро, а этот урок я особенно хорошо усвоила.
Она говорила правду – Макс видел это по ее глазам. За внешностью улыбчивой красавицы Мариэтты Гринтри скрывалась другая женщина – женщина, которую оскорбили, и которая до сих пор не оправилась от этого.
– Как его зовут? – требовательно спросил он.
Мариэтта удивленно уставилась на него:
– Кого?
– Того, кто это с вами сделал. Как его зовут? Кто он?
В ее глазах мелькнуло разочарование.
– Вы хотите узнать подробности? Что ж, многие сердобольные люди будут только рады просветить вас и сообщить детали.
Макс нетерпеливо помотал головой:
– Меня это не интересует. Я хочу узнать его имя, чтобы свернуть ему шею. – Мысль о том, что его праведный гнев был для нее чем-то новым, распалила ярость Макса еще больше. Похоже, у Мариэтты Гринтри нет Макса Велланда, нет того, кто мог бы прискакать на белом коне и биться за ее честь.
От такой несправедливости у него заболело сердце.
– Не думаю, что это хорошая мысль, – наконец проговорила Мариэтта, пытаясь скрыть улыбку. – Разумеется, я очень признательна вам, Макс, но хочу, чтобы все плохое осталось у меня в прошлом. А вот если вы пожелаете сыграть роль галантного героя, вы сможете принести самую большую пользу моему будущему. Так помогите же мне узнать о страсти и желании все, что знаете сами!
Страсть и желание? Господи... У него закружилась голова, когда он почувствовал, что пальцы Мариэтты, легко касавшиеся его руки, стали горячими.
– Но у меня нет денег...
– Не важно. Это временная связь, каждый из нас берет от другого то, что ему нужно, и ни один не становится от этого ни богаче, ни беднее. Ну как вы этого не понимаете? Мы можем делать что хотим так, чтобы ни один из нас не пострадал.
Это было очень похоже на то, о чем Макс мечтал в молодости – получить возможность заняться любовью с прекрасной девушкой, не думая о последствиях. Теперь, став взрослым мужчиной, он отлично знал, что последствия есть всегда.
– Если вы не согласитесь, я должна буду обратиться к кому-нибудь другому, – мягко проговорила Мариэтта. – Полагаю, в Лондоне найдется достаточно джентльменов, которые согласятся завести со мной интрижку. Может, вы снабдите меня списком?
– Прекратите, черт побери! – взорвался он.
– Да? – Ее глаза простодушно смотрели на него. – Тогда этим просто придется заняться вам. Не волнуйтесь, Макс, ничего такого уж кошмарного вас не ждет. Между нами нет согласия, а значит, исключено, что между нами возникнет привязанность. Куртизанки, знаете ли, не привязываются, это плохо для дела.
Макс беспокойно заворочался на постели. По правде сказать, его тело уже гудело от предвкушения. Связь с Мариэттой Гринтри! Он никогда и не мечтал о чем-то подобном, и вот это пришло сейчас, в момент, когда его жизнь в таком упадке. И все же он будет дураком, если откажется. Стук в дверь возвестил о приходе Дэниела и Поумроя. Вместе с ними в комнате появился поднос, уставленный чашками и тарелками с сандвичами, пирожными и пшеничными лепешками.
– Ах, как это кстати! – Мариэтта всплеснула руками. – Поблагодарите от меня вашу супругу, Поумрой. И вы, Дэниел, вы так любезны!
Когда мужчины, поклонившись, вышли, Мариэтта налила чай в чашки и занялась подносом, все время чувствуя на себе взгляд Макса. То, что он не отказался сразу, вряд ли было случайностью, и внутри у нее росла надежда на то, что на этот раз все закончится благополучно.
Макс молчал еще некоторое время, затем покачал головой:
– Вы не осознаете до конца, что это будет означать для вас. Если желание проникнет в вашу кровь, то потом, решив остановиться, вы можете обнаружить, что не в силах этого сделать.
Мариэтта беззаботно откусила сандвич.
– Просто вообразите, что вы у меня в рабстве, и тогда я смогу опутать вас... моими чарами.
Неожиданно Макс улыбнулся, и Мариэтта почувствовала легкую надежду.
– Вашими чарами... – задумчиво повторил он. – Что ж, потом не говорите, что я вас не предупредил.
– Так вы согласны?
– Пожалуй. По крайней мере, так вы не станете жертвой другого мужчины, не столь щепетильного, как я.
– О, благодарю вас! – Мариэтте тут же захотелось его обнять, но вид у Макса был такой, что она лишь подала ему лепешку.
Посмотрев на лепешку, Макс закрыл глаза.
– Не думаю, что смогу сейчас есть, – проговорил он слабым голосом.
– Хотя бы попытайтесь. Миссис Поумрой приложила столько усилий, и вот еще чай. Может, вам помочь? Это самое меньшее, что я могу сделать в ответ на ваше великодушное согласие.
Кажется, он решил, что это смешно, но Мариэтта не обратила на это внимания. Сев на постель рядом с Максом, она поднесла чашку к его губам.
Макс с трудом сделал глоток.
– Это что – часть игры?
– Конечно, нет. – Мариэтта отломила кусок лепешки и искоса взглянула на него. – Нужно подождать, пока вам не станет лучше. К тому же у вас может случиться рецидив.
Макс рассмеялся и тут же застонал от боли, а когда Мариэтта поставила чашку и легонько погладила его лоб кончиками пальцев, прислонился к ее плечу и закрыл глаза. Он был очень большим и тяжелым, но Мариэтте почему-то нравилось чувствовать его. Даже когда его голова переместилась ниже и оказалась у нее на груди, она не стала жаловаться, а принялась накручивать его волосы на палец.
– Я не очень долго пробуду в Лондоне, – устало проговорил Макс. – Дом мне больше не принадлежит, и теперь пришла пора окончательно в этом убедиться.
– Но... куда вы поедете?
– В Корнуолл, в дом матери. По крайней мере, он все еще мой. Этот дом построен на утесе несколько столетий назад, и из его окон открывается отличный вид на море. Я был там лишь в раннем детстве, так что плохо его помню, но уверен, в моем стесненном положении мне и это подойдет. Может быть, я даже смогу заняться контрабандой, чтобы увеличить доход.
Мариэтта заставила себя улыбнуться, хотя глаза ее были полны слез. Она понимала, что это всего лишь храбрость отчаяния.
–А другие там тоже занимаются контрабандой? – спросила она.
– Скорее всего. Может быть, я даже смогу возродить одну из банд – тогда нам будет чем заняться длинными ночами.
В этот раз ее смех был более искренним. Макс повернул голову и взглянул на нее. Его темные глаза были томными и опасными. Внезапно Мариэтта, нагнувшись, прижалась губами к его губам прежде, чем осознала, что делает.
Она удивила его, но лишь на мгновение. Губы Макса приоткрылись, и когда она оказалась в его руках, он поцеловал ее так глубоко и сильно, что ей показалось, будто весь мир перевернулся в одно мгновение.
Некоторое время Мариэтта пребывала в шоке, потом крепко поцеловала его в ответ. Губы Макса были теплыми, и она ощутила какое-то приятное подрагивание внизу живота.
Макс повернул голову и прижался к ее шее дразнящими губами. Неужели это тот самый мужчина, который так яростно протестовал всего несколько минут назад? Не желая упустить шанс, Мариэтта погладила его горло. Кожа Макса была теплой, как и прошлой ночью.
– Можно мне снять с вас рубашку?
Казалось, Макс на мгновение утратил дар речи.
– Это что – часть урока? – наконец спросил он.
– Конечно, – ответила Мариэтта не моргнув глазом.
– Но почему вы хотите снять с меня именно рубашку?
Ей стало ясно, что Макс не станет выполнять ее просьбу, пока не получит объяснения.
– Я была рядом с вами прошлой ночью, и тогда на вас не было одежды, а ваша грудь...
Она почувствовала, что краснеет, и решила обязательно научиться контролировать себя. Афродита никогда не краснела.
– Мы с вами физически очень разные. Хотя я и была с мужчиной, не могу сказать, что у меня имелась возможность хорошенько его разглядеть. А теперь я не буду удивляться, когда мужчина снимет рубашку.
Губы Макса неожиданно сложились в улыбку.
«О Господи, он великолепен! – подумала Мариэтта, глядя на него. – Совсем не такой, каким я представляла его себе в первую встречу в корзине шара. Как же можно быть такой дурой и думать, что он мне не нравится?»
– Вы хотите увидеть мою грудь потому, что она не такая, как у вас?
– Да.
Что ж, в эти дни у него было слишком мало радости, так почему бы ему не развлечься, черт побери? Ни один закон не может ему в этом помешать.
Не обращая внимания на боль в виске, Макс начал снимать парчовый пиджак. Мариэтта помогала ему, как умела, а когда он отбросил рубашку в сторону, широко открыла глаза и сосредоточилась.
– Можно мне дотронуться? – через мгновение спросила она, отводя взгляд в сторону.
– Попробуйте.
Интересно, она и правда собирается провести руками по его коже или это его больная фантазия? Что, если сейчас он проснется и все окажется сном?
Руки Мариэтты плавно опустились на его плечи. Ее ладони были нежными и теплыми. Тело Макса мгновенно отреагировало, и ему даже пришлось проверить, скрывает ли покрывало его эрекцию.
Пальцы Мариэтты продолжали скользить по его плечам. Особенно ее заворожили темные волосы на груди – она несколько раз провела по ним, наслаждаясь их видом. Когда она задела ногтем сосок, Макс поморщился, но она снова притронулась к ним, наблюдая, как они твердеют.
– Такое бывает, когда мне холодно, – проговорил Макс, думая, что ей нужно дать хоть какое-то объяснение. – Или... при сексуальном возбуждении. То же в подобных случаях происходит и с вами.
Только теперь Мариэтта взглянула на него из-под ресниц, и Макс увидел, что она совершенно очарована.
– О, я никогда не обращала на это внимания! Одеваясь или раздеваясь, я никогда не обнажаюсь полностью перед горничной. Вы хотите сказать, моя грудь отреагирует так же, если вы до меня дотронетесь?
Если он до нее дотронется? То есть проведет пальцами по ее соскам? Макс даже слегка испугался: для его ослабленного состояния это было слишком.
– Да.
На одно невообразимое мгновение Макс решил, что Мариэтта вот-вот попросит его это сделать. Но разве может он уложить ее на спину в первый же день их временной связи?
– Я устал, простите, – тихо проговорил он. – И все же не могу не сознаться: я получил настоящее удовольствие от ваших прикосновений.
– Правда? – Мариэтта с облегчением улыбнулась. – Я тоже получила удовольствие.
– Вот и отлично. А теперь вы не могли бы сказать Поумрою, чтобы он поднялся сюда?
Мариэтта поспешно вскочила:
– Да, конечно.
Она явно испытывала облегчение от того, что сделала нее правильно, но Макс вдруг обнаружил, что не знает, как нести себя дальше, и поэтому хотел, оставшись в одиночестве, попытаться понять; что же все-таки с ним происходит.
– До свидания, Макс, я скоро навещу вас. Надеюсь, с вами все в порядке?
–Я устал. – Макс закрыл глаза и притворился, что заснул.
Наконец Мариэтта ушла. Оставшись один, он некоторое время балансировал между сном и явью, пока не понял, что все еще ощущает ее аромат так, будто она с ним в комнате. Тогда он вздрогнул и проснулся. Его тело напряженно жаждало ее.
– Милорд? – послышался рядом голос Поумроя. – Вы хорошо себя чувствуете? Зачем вы сняли одежду, сэр?
– Мне стало жарко.
Поумрой предпринял героическую попытку скрыть эмоции.
– Она ушла?
– Мисс Гринтри? Она внизу, милорд, и она настояла на том, чтобы выразить свое восхищение миссис Поумрой.
Вздохнув, Макс молча обругал Йена Кита за приглашение полетать на воздушном шаре как раз тогда, когда у него и так достаточно забот. В итоге Мариэтта Гринтри проникла в его дом, и, кажется, теперь он никогда от нее не избавится.
Но самым скверным было то, что он и не хотел от нее избавляться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правила страсти - Беннет Сара



Очень понравился роман.Советую прочитать "Невинная обольстительница" про сестру Вивианну.
Правила страсти - Беннет СараНАТАЛЬЯ
7.09.2011, 13.51





Про всех сестер есть. Мне про Вивиан больше понравилось, но всегда приятно встретить полюбившихся героев. Радует беззлобность разрешения ситуации с наследством. В самом деле, редкий автор позволяет прощение и смирение не поддаваясь стремлению "на корню уничтожить зло".
Правила страсти - Беннет СараТатьяна
3.04.2012, 22.07





Одна из дочерей куртизанки решила, что влюблена, удрала из дома в надежде на счастливый союз в Гретна-Грин, была опозорела и раздосадована, потом случайно встретила сына герцога (которого вовлекли в скандал и временно лишили наследства), а потом он вдруг её полюбил, а охранник из борделя спас ему жизнь и помог найти обидчиков. Сам сюжет в стиле Картленд, просто фантастика: ну, очень сложно понять серёзные намерения сына герцога по отношению к дочери проститутки! Читать довольно легко, но увлекательным роман, на мой взгяд, назвать трудно
Правила страсти - Беннет СараItis
31.10.2013, 23.58





Интересный роман, это продолжение "Невинной обольстительницы" Главные герои очень понравились, особенно героиня кот прошла через предательство и разачерование , но вновь смогла открыть свое сердце настоящей любви...
Правила страсти - Беннет СараМилена
31.03.2014, 14.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100