Читать онлайн Правила страсти, автора - Беннет Сара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила страсти - Беннет Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.15 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила страсти - Беннет Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила страсти - Беннет Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Сара

Правила страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лорд Роузби наверняка согласился бы с ней, хотя... Сейчас он вряд ли склонен соглашаться с тем, что говорит Мариэтта Гринтри. Она воплощенное неудобство, и это не смягчают ни самые голубые глаза из тех, что он когда-либо видел, ни самая ослепительная улыбка. Но все равно ему хотелось смотреть ей в лицо, особенно в тот момент, когда она лежала в его объятиях.
Что ж, придется подождать.
Макс мечтал провести час-другой с одной из наиболее искусных жриц любви, населявших заведение Афродиты, а вместо этого остался с ощущением напряжения и крушения планов, от чего теперь чувствовал себя довольно глупо. Сейчас он хотел именно ее – Мариэтту, дочь Афродиты. И все же это был худший выбор. Девушка – сама наивность, но она любит играть с огнем, а это для Макса – самое худшее осложнение. Он ни на мгновение не поверил ее словам насчет того, что у нее подмоченная репутация, а у него и так хватает проблем, чтобы прибавить к ним обвинение в совращении девственницы.
Слегка опираясь на трость, Макс шел по улице и размышлял. Пару лет назад действительно был какой-то скандал: что-то насчет дочерей известной куртизанки. Они якобы были украдены детьми и найдены, когда уже стали взрослыми. Тогда дело замяли. Нужно бы порасспросить о подробностях Гарольда – он знает все и обо всех. Впрочем, с некоторых пор Гарольд – враг, сменивший его в роли наследника герцога Баруона. Из-за него Макс теперь вынужден обитать в разваливающемся доме Велланд-Хаус в Суррее, где они оба выросли.
– Чужое добро впрок не пойдет, – пробормотал Макс.
Их отец унаследовал титул, едва выйдя из детского возраста, но деньги понемногу проиграли родственники. Став взрослым, он направился в Вест-Индию и нажил собственное состояние, хотя оно и имело несколько подозрительное происхождение, и когда Макс задавал вопросы, отец всегда отказывался обсуждать эту тему.
– Деньги есть деньги, – с раздражением говорил он, – кому какое дело, откуда они?
Теперь Макс готов был согласиться с этим; именно деньги нужны в первую очередь, чтобы удержаться на плаву.
Придется продать дом матери в Корнуолле, мрачно подумал он. Блэквуд принадлежал семье со времен средневековья, но Макс не знал способа сохранить его, если хотел остаться в Лондоне. Впрочем, он мог и покинуть Лондон – город, пребывание в котором теперь было для него абсолютно болезненно. И в самом деле, почему бы ему не уединиться в Корнуолле, чтобы жить затворником...
Эта идея в точности соответствовала его настроению, но в перспективе сулила ему смерть от скуки.
Макс вздохнул.
– Может быть, можно что-то сделать, – неловко предположил Гарольд, когда они встретились в последний раз. – Не действуй поспешно. Я не дам тебе пропасть.
– Ты предлагаешь мне полагаться на тебя до конца жизни?
Гарольд молчал. Впрочем, он ни в чем не был виноват. Мало ли в жизни случается трагических историй.
Все произошло в Велланд-Хаусе во время новогоднего семейного ужина. Они болтали и смеялись, сводная сестра Сюзанна играла на пианино, а потом отец неожиданно поднялся. Во время таких сборищ он всегда произносил тосты, воздавая почести уходящему году и приветствуя следующий.
Но на этот раз он не поднял бокал, а, опустив руку в карман, достал письмо и принялся читать. Герцогиня написала письмо несколько лет назад и, видимо, не ожидала, что его найдут и прочтут вслух.
Так ее оплошность разрушила его жизнь.
После того как письмо было оглашено, Макс больше не мог оставаться в комнате. Отец даже не взглянул на него, когда он поднялся и вышел в морозную ночь.
Несколько часов он кругами ходил по саду, пока Сюзанна и Гарольд не нашли и не привели его обратно в дом. Но все равно Макс не мог ни говорить, ни плакать, ни злиться – все это пришло много позже.
Вздохнув, Макс попытался отогнать неприятные воспоминания и заменить их образом нежной ручки Мариэтты. Стоило ему закрыть глаза, как он вспоминал запах ее волос и взгляд голубых глаз, смело устремленный на него. Даже сейчас он ощущал напряжение, представляя ее обнаженной в своих объятиях.
Проклятие, он все еще предвкушал, как проведет ночь с Мариэттой Гринтри!
Внезапный удар последовал ниоткуда. Макс увидел вспыхнувшие в его глазах огни, потом его накрыла темнота.
Мариэтта откровенно клевала носом. Оставшийся позади день выдался долгим и хлопотным – роды Вивиан начались задолго до рассвета, причем все находились в таком нетерпеливом ожидании, что были просто не в состоянии отдыхать. Сейчас же, сидя в теплой и уютной гостиной Афродиты, Мариэтта почувствовала, что засыпает. Почему-то в этот момент в ее памяти всплыла первая встреча с Афродитой в Гринтри-Мэноре вскоре после свадьбы Вивиан и Оливера...
Солнце за окнами гостиной едва светило, у горизонта громоздились зловещие облака, и болота уныло поднимались им навстречу. В камине гостиной потрескивал огонь, и все присутствующие ожидали появления гостьи.
– Ах, да где же она?! – наконец воскликнула Мариэтта, вскакивая и едва не пританцовывая от нетерпения. – Я не вынесу этого бесконечного ожидания!
Франческа округлила глаза, но Мариэтта знала – у младшей сестры нервы тоже натянуты от напряжения.
В этот момент дверь открылась и вошла женщина, которую они все с таким нетерпением желали увидеть.
На пороге Афродита на мгновение остановилась. Возможно, это была привычка, усвоенная в молодости, когда для заработка было так важно оказаться замеченной, а может быть, в этот момент она тоже волновалась. Черный шелк и бриллианты придавали ей какой-то мистический вид, она была словно персонажем мрачной сказки, и неожиданно Мариэтте захотелось быть точь-в-точь такой, как она.
– Мариэтта, Франческа, идите, познакомьтесь с матерью. – Голос леди Гринтри был таким же спокойным, как и всегда, но даже в ее улыбке чувствовалась некоторая скованность. Она была матерью сестрам с тех пор, как Мариэтте исполнилось два года, а теперь ей приходилось уступать дорогу другой матери. Однако все считали, что в жизни сестер ничего не изменится – Афродита лишь просила, чтобы дочерям позволено было узнать о ее существовании.
Испытывая смущение, Мариэтта направилась к Афродите.
– Мэм, – проговорила она и присела в реверансе.
Афродита порывисто протянула к ней руки:
– Боже, какой красавицей ты выросла! Правда, ты и прежде была красивым ребенком...
– Мэм. – Франческа оставалась на почтительном расстоянии, видимо, не испытывая порыва энтузиазма Мариэтты.
– Франческа, дитя мое! Столько времени прошло...
Но Франческа так и не вышла вперед, а вместо этого оглянулась на дверь, явно желая поскорее оказаться где-нибудь в другом месте; зато Мариэтта не ощущала такого беспокойства.
В глазах Афродиты стояли слезы: как-никак она снова обрела своих дочерей, снова почувствовала себя матерью.
Мариэтта улыбалась во сне. Неужели она и правда была так молода? От ее тогдашнего образа до нынешнего, кажется, далеко, как до луны. Постепенно воспоминания сменились сном, в котором она парила высоко над Лондоном, только в этот раз ее не поддерживал в воздухе газовый баллон. Потом она ехала в карете, запряженной четверкой крылатых лошадей, и уже это было необычно, но еще необычнее было то, что она сидела рядом с Максом, лордом Роузби, и он целовал ее пальцы.
– Мы направляемся на венерин холмик, – заговорщицки проговорил он, – тебе там понравится.
Мариэтта наслаждалась необычной фантазией, как вдруг какой-то звук вернул ее в кресло в гостиной. В вестибюле послышались голоса, они приближались, а затем она услышала крик и топот.
Мариэтта быстро села, а когда окончательно вернулась в реальность, поднялась с уютного кресла и поспешила к двери. Хотя Добсон запретил ей покидать комнату, она решила, что его слова не распространяются на чрезвычайные ситуации.
Открыв дверь, Мариэтта увидела весьма странную картину. Добсон стоял на коленях и прикладывал большой кусок полотна к ране распростертого на полу мужчины. Рядом стоял слуга, держа за руку уличного мальчишку. Дверь на улицу была широко распахнута, в нее задувал холодный ветер.
Мариэтта быстро подошла к двери и закрыла ее, затем приблизилась к раненому, намереваясь спросить Добсона, нужна ли ее помощь... И застыла на месте. Кожаные ботинки, темные брюки, пиджак, запачканный кровью.
Неужели это Макс?
Ее сперва бросило в холод, затем она почувствовала жар. Комната утратила четкость, и ей с трудом удалось не потерять сознание. Лицо Макса неестественно побледнело, волосы спутались.
– Что это? – прошептала Мариэтта.
– Видите ли, посыльный нашел его на улице, – проговорил Добсон, не поднимая глаз.
Мариэтта вспомнила, как Макс держал ее руку в своей, прикасался губами к ее коже, и его темные глаза обещали ей все, что только она пожелает.
– Несчастный случай? Драка? – Только теперь Мариэтта заметила рану на виске Макса.
– Боюсь, здесь что-то другое. Взгляните на руки. Похоже, его застали врасплох.
Мариэтта коснулась большой руки Макса – она была холодной как лед.
– Видите, на суставах нет царапин? Значит, он не дрался. Думаю, на него напали без предупреждения.
– Но кто мог поступить столь жестоко?
– Да кто угодно.
– Отпустите меня, – неожиданно подал голос стоявший в стороне мальчишка.
Подняв взгляд, Добсон хмуро уставился на него:
– Ты что-нибудь видел?
– Ровным счетом ничего. Джентльмен лежал на земле, и я узнал его, потому что пару раз видел около клуба.
Добсон кивнул:
– Ты правильно поступил. Хорошие дела вознаграждаются, помни об этом. – Он взглядом подал слуге знак. – Отведи его к мадам и скажи, чтобы ему дали крону. А мы отнесем джентльмена наверх и уложим на кровать – незачем ему лежать здесь на холоде.
– Я могу чем-нибудь помочь? – спросила Мариэтта. Добсон оценивающе взглянул на нее:
– Вы справитесь с перевязкой, мисс? В свое время я делал это во время сражения, но с тех пор много воды утекло...
– Я... я справлюсь. – Мариэтта больше всего боялась, что ей откажут.
– Хорошо, идите за мной.
Призвав на помощь лакея, Добсон отнес Макса наверх в аккуратную комнату в дальнем конце галереи, чистую и просто обставленную. Впрочем, подумала Мариэтта, почему она должна ожидать чего-то шокирующего?
Пока слуга разводил огонь, Добсон и лакей разули Макса, а Мариэтту послали за теплой водой и новым полотном. К моменту ее возвращения Макс лежал в постели. Она тут же принялась очищать рану на голове от засохшей крови. До этого Мариэтта даже представить не могла, насколько сильно вьются его волосы и какие они длинные. Ей было очень жаль даже те несколько прядей, которые пришлось срезать, чтобы добраться до раны.
Сила, с которой ударили Макса, говорила о том, что его скорее собирались убить, чем просто привести в бесчувственное состояние, и Мариэтта высказала Добсону свои сомнения, но он лишь пожал плечами, а затем предположил, что некоторым мужчинам все равно, кого бить.
– Надеюсь, доктор скоро придет. – Мариэтта нервно сжала руки. – Кровотечение остановлено, рана чистая, но я не знаю, что делать дальше.
– Сперва нужно зашить рану, – произнес Добсон тоном знатока, – а потом пустить в дело пиявок.
Мариэтта согласно кивнула.
– Как думаете, шрам останется? Жаль, если он испортит такую внешность.
Добсон изумленно поднял бровь, и Мариэтта почувствовала, что краснеет.
– Ну, если все сделать как следует... А даже если и останется, некоторые женщины любят мужчин, у которых есть один-два шрама – их считают очень опытными, повидавшими мир.
Мариэтта дотронулась до волос и аккуратно отодвинула их от раны; при этом Макс не издал ни звука. Тем не менее, его дыхание было затруднено, и он был ужасно бледен; ресницы на его бледных щеках казались темными полумесяцами. Теперь он вовсе не казался ей мужчиной с воздушного шара или Максом, заставившим ее испытать трепет, когда рассматривал ее ладонь. Вид у него был беспомощный и совсем не геройский.
Внизу раздались шаги, и вскоре в дверях появился доктор. Похоже, его вытащили из постели всего пару минут назад. Едва кивнув Добсону, он сразу приступил к осмотру пациента.
– Хм... скверно, – прокомментировал доктор, тыкая зондом в рану с такой силой, что Мариэтта поморщилась. – Тот, кто это сделал, явно перестарался. Теперь рану придется зашивать, и лучше это сделать, пока он без сознания. Боюсь только, как бы потом не возникли контузия, опухоль или внутричерепное кровоизлияние.
– Может, стоит сперва отвезти лорда Роузби домой? – почтительно поинтересовался Добсон.
– Нет-нет, лучше всего оставьте его там, где он сейчас, – больному надо как можно меньше двигаться. Пусть он хорошенько выспится, а когда проснется, дайте ему воды или бульона. Разумеется, кто-то должен постоянно за ним присматривать: его нельзя оставлять одного.
Затем доктор приказал Мариэтте неподвижно держать голову Макса, пока он, зашив рану, накладывал свежую повязку. Только после этого Макс моргнул и открыл глаза.
– Мисс Гринтри? – Он озадаченно смотрел на Мариэтту, потом перевел взгляд на доктора.
– Сэр, вы меня слышите?
– Конечно, слышу, – сердито ответил раненый, пытаясь сесть. – Вот только я не понимаю, что здесь происходит... Господи, моя голова! – Макс снова без сил опустился на кровать.
– Вас ударили, сэр, но теперь волноваться не о чем. Просто закройте глаза и отдыхайте, вот и все.
Повторять совет не потребовалось, Макс тут же закрыл глаза, и вид у него при этом был такой, будто он заснул или потерял сознание. Но доктор был доволен даже этим кратким светлым мгновением.
– С ним все будет в порядке, – уверенно объявил он. – Завтра утром я приду и осмотрю этого молодого человека, но, полагаю, насчет осложнений можно уже не беспокоиться.
Дав еще кое-какие указания, доктор в сопровождении Добсона покинул комнату, и Мариэтта осталась с Максом наедине.
Он не проснулся и не пошевелился. Пристально всматриваясь в него, Мариэтта решила, что Макс определенно походит на байроновского героя. Так романтично и так трагично!
До этого ей нравилось флиртовать с Максом, а сейчас она его жалела, и лучше, чтобы к этому не примешивалось ничего лишнего. Макс выздоровеет и пойдет своей дорогой, а она – своей.
В это время в комнату вошла Афродита, и Мариэтта сразу отметила ее усталый взгляд.
– Тебе лучше пойти домой, Мариэтта, а я посижу с лордом Роузби.
Мариэтта отрицательно покачала головой:
– К Вивиан отправишься ты, а я останусь, потому что, если он увидит меня, а не кого-то чужого, ему будет легче справиться с шоком.
Во взгляде Афродиты появилось сомнение.
– Не уверена, что леди Гринтри будет довольна, если я оставлю тебя наедине с едва знакомым мужчиной. Так не поступают, Мариэтта.
– Скорее мама была бы недовольна, если бы я не осталась, – вежливо поправила Мариэтта. – Она воспитала меня с мыслью, что надо всегда быть доброй и помогать раненым.
Афродита вздохнула:
– Что ж, я вижу, ты достаточно воспитана, чтобы идти своим путем.
– Это так, я должна остаться – ведь в том, что случилось, есть часть моей вины. Если бы я его не разозлила, Макс не ушел бы навстречу опасности и сейчас развлекался здесь.
Афродита снова вздохнула.
– Надеюсь, нет ничего плохого в том, что ты идешь собственной дорогой, – неуверенно произнесла она. – Доктор сказал, что, проснувшись, раненый захочет пить, поэтому распорядилась, чтобы ему принесли воды и приготовили теплый бульон. Ну а тебе слуга принесет чай и сандвичи. И еще вот что: ты, конечно, можешь считать меня очень жестокосердной, но на самом деле я вовсе не равнодушна к тому, что произошло с лордом Роузби. И все же в данный момент я прикидываю, чем это может обернуться для моего дела. Посетителя «Клуба Афродиты» избили чуть ли не рядом с дверью! Теперь каждый дважды подумает, стоит ли ему рисковать жизнью, приходя сюда.
– Но если об этом не болтать, никто и не узнает...
– Думаю, уже слишком поздно. Слуги, доктор, мальчишка-посыльный, который его нашел, – они непременно расскажут о происшедшем друзьям и знакомым. К тому же вдруг то чудовище, которое сделало это с лордом Роузби, сделает то же с другим джентльменом?
Об этом Мариэтта не подумала.
– Думаешь, это может повториться?
– Не знаю, но меня тревожит вот какой вопрос: это случайность или кто-то хотел напасть именно на лорда Роузби, который уже и так втянут в скандал? Отец лишил его средств, его жизнь разрушена. Может быть, кому-то недостаточно того, что он просто потерпел крах, и этот «кто-то» желает ему смерти?
Мариэтта вздрогнула, и нее вдруг закружилась голова. А ведь у нее даже не было уверенности в том, что Макс ей нравится. Он погрузился в пучину собственного невезения, но у него оставалась та же тяга к приключениям, что и у нее. К тому же он доказал, что в состоянии заставить ее сердце бешено колотиться, а плоть трепетать. Он держал ее руку в своей, многозначительно смотрел ей в глаза и перед тем, как их прервала Афродита, собирался ее поцеловать. Она точно позволила бы ему это, она жаждала этого...
Афродита пристально наблюдала за ней, и у Мариэтты появилось неприятное ощущение: похоже, мать прочла каждую мысль, отразившуюся у нее на лице. Ничего удивительного: разгадывать секреты клиентов – одна из сторон ее профессии.
И тут Мариэтта решилась:
– Мама, могу я поговорить с тобой откровенно?
– Конечно, что за вопрос? – Афродита удивленно взглянула на дочь.
Мариэтта сомневалась, слышит ли их Макс, но ей все равно было неловко рассказывать в его присутствии о своих самых тайных желаниях, поэтому она открыла дверь и вышла на галерею.
Афродита с озадаченной улыбкой последовала за ней.
Мариэтта решила начать издалека.
– Помнишь, как ты приехала в Гринтри-Мэнор и мы снова встретились?
– Конечно, помню! Оказаться вместе с моими младшими дочерьми после столь долгой разлуки... Я это никогда не забуду.
– И знаешь, что я подумала, когда увидела тебя?
Афродита пожала плечами – она явно терялась в догадках.
– Нет.
– Ты тогда выглядела такой необычной, такой волнующей. Гринтри-Мэнор не видел ничего столь экзотичного с тех пор, как на болота сбежал леопард из цирка, и для его поимки потребовалось двадцать человек. – Мариэтта вздохнула, понимая, что близка к мелодраме, в то время как Афродита сдерживала улыбку. – Видишь ли, я всегда хотела влюбиться по уши, как Вивиан. Думаю, именно поэтому я была настолько глупа, что сбежала с Джерардом Джонсом, несмотря на все советы этого не делать, – романтичная дура, влюбленная в идеал любви. Теперь я стала умнее и знаю, что мое предназначение состоит в том, чтобы стать куртизанкой, как ты. Вот почему я хочу, чтобы ты помогла мне.
Улыбка Афродиты мгновенно исчезла. Мариэтта молчала, не зная, чего ожидать, но надеясь, что мать поймет смысл ее просьбы. Может, она даже будет гордиться тем, что одна из дочерей хочет пойти по ее стопам.
Наконец ожидание стало невыносимым.
– Афродита, так что ты об этом думаешь?
– Думаю, что это не более чем еще одна романтическая мечта, моя крошка. В жизни таких, как я, не место романтике. Чтобы выжить и преуспеть, надо быть практичной, умной и хладнокровной. В этом нет ничего романтичного, а если и есть, это очень мимолетно и должно... подавляться. Понимаешь, Мариэтта, романтика – это любовь, а женщина, работающая у меня, не может любить только одного мужчину. Множество успешных карьер было разрушено любовью.
Тут Мариэтта не смогла удержаться от вопроса:
– Но ты ведь любишь только одного мужчину, верно?
Афродита мечтательно улыбнулась:
– О да, и эта любовь в конце концов привела к тому, что я завершила карьеру.
Мариэтте хотелось задать еще множество вопросов, но ей нужно было как можно быстрее обсудить собственные планы.
– Как мне сделать так, чтобы ты меня поняла? Меня больше не интересует любовь. Я разрушила свою жизнь ради любви и получила то, что получила. Больше я не собираюсь подчиняться мужской силе.
–Понимаю. Ты хочешь сохранять контроль над собственной судьбой, не так ли? – мягко проговорила Афродита.
– Да! – с облегчением воскликнула Мариэтта. – Если я не выберу эту стезю, что мне еще делать после всего, что со мной уже произошло? Сидеть дома и мечтать о том, что могло бы быть? Позволять дядюшке Уильяму беспрерывно читать мне мораль за непристойное поведение? Не могу, не хочу. Лучше уж я буду жить своей жизнью, настолько полной, насколько это возможно.
Афродита улыбнулась:
– Неужели ты считаешь, что между этими двумя крайностями нет иного выбора?
– Просто его не вижу.
Афродита вздохнула:
– Кажется, именно я в этом виновата. Ты – моя дочь, и это лишило тебя всех шансов стать счастливой.
– Нет!
– Да. Я была слишком эгоистична и хотела иметь детей только для себя.
– Но как Джерард может быть ошибкой? Я сама позволила себя увлечь. Он умный проходимец, но, будь я предусмотрительнее, мне удалось бы сразу разглядеть, что это за тип. Получается, я сама разрушила свою репутацию. Вот только я не хочу, чтобы это окончательно испортило мне жизнь. Я хочу жить, мадам, и в этом желании нет ничего плохого, не так ли?
Афродита покачала головой:
– Послушай меня, дочка. Никто не может желать чего-то и получать только то, что хочет. Обязанности моих девушек гораздо сложнее, чем просто улыбаться и забирать у джентльмена шляпу и пальто...
Мариэтта поморщилась:
– Да знаю я, знаю. В конце концов, я твоя дочь, и хотя у меня нет большого опыта, думаю, я быстро смогу научиться. Именно затем я к тебе и пришла.
Афродита закатила глаза.
– Разве вы не понимаете, почему я считаю, что смогу стать очень хорошей куртизанкой, мадам? Я не ищу романтики и очень практична, а моя репутация уже подмочена.
Внезапно Афродита громко расхохоталась, но тут же остановила себя.
– Это ты сейчас так говоришь...
– Возможно. Именно поэтому я и хочу, чтобы ты меня поучила! Афродита, пожалуйста! – В голосе девушки звучало отчаяние. – У меня больше нет никого, к кому бы я могла обратиться за помощью.
– Успокойся, дитя мое. Ты, кажется, серьезно обдумала то, о чем меня просишь, но пойми: став одной из нас, ты всегда будешь вдалеке от общества. Разве ты этого хочешь? И что это будет для тебя означать через пять, десять, двадцать лет?
То, что говорила Афродита, звучало обескураживающе, но Мариэтта не была трусихой. Она выбрала свой путь и так просто назад не повернет. Да и какие еще у нее есть возможности? Позволить кому-либо принести добровольную жертву? Что ж, в конце концов, возможно, найдется человек, который женится на ней, несмотря на ее подмоченную репутацию. А может, жить на Беркли-сквер в качестве старой незамужней тетки до конца дней? Нет, все это ее определенно не устраивало. А вот перспектива стать куртизанкой выглядела захватывающе и немного пугающе, но именно этим она и привлекала Мариэтту.
Разумеется, ей придется принять в расчет родственников и то, какое это на них произведет впечатление. Мариэтта понимала, что ее назовут эгоисткой, что поползут сплетни, но она долго и тщательно все обдумывала и не сомневалась, что хуже, чем сейчас, ситуация быть уже не может. Она сменит имя, личность – Мариэтта исчезнет, появится мадам Кер (такое имя она для себя выбрала). Со временем родственники свыкнутся с ее выбором и поймут, что она поступила правильно.
– Но ведь будет же во всем этом и что-то хорошее? – наконец спросила Мариэтта.
– Да, конечно. – Афродита задумчиво почесала подбородок. – И я даже могу тебе кое-что предложить. Прежде чем ты примешь окончательное решение, я хочу, чтобы ты... прошла испытание! Я хочу, чтобы, попробовав вести жизнь, подобную моей, ты убедилась, что действительно этого хочешь.
– Но я и так уже все знаю... – нетерпеливо перебила Мариэтта.
– Да-да, только ты думаешь, что знаешь, а когда я говорю «попробуй», я не имею в виду, что ты будешь бродить по «Клубу Афродиты» и заглядывать в двери. Тебе придется иметь дело с мужчиной из плоти и крови, с кем-то, кто желает принять участие в твоей игре и знает, что это – всего лишь иллюзия и что если ты передумаешь, у него нет никакой власти над тобой.
Мариэтта почувствовала, как внутри ее нарастает напряжение.
– Я не передумаю. Именно этого я хочу больше всего.
– Я почти верю тебе.
– Почти? – Мариэтта надула губы. Почему бы Афродите ей не поверить? Разве так трудно понять, что она абсолютно искренна в своем желании?
– Послушай, крошка, если ты сделаешь так, как я говорю, и если, когда игра окончится, ты все еще захочешь вести жизнь куртизанки, я обещаю тебе помочь. Больше того, я уделю тебе максимум времени и передам весь свой опыт!
– Что-то я не понимаю, – медленно поговорила Мариэтта. – Ты хочешь, чтобы я попрактиковалась в роли куртизанки и при этом у меня была возможность передумать, если мне это не понравится? Но разве это возможно? Тот, кто сжег мосты, уж точно не сможет снова стать мисс Мариэттой Гринтри.
– На этот случай я кое-что придумала. Ты выберешь мужчину для практики, и будешь играть роль, учиться думать и использовать свои чувства, а он научит тебя ощущать желание и использовать это желание в своих целях. В итоге вы оба получите кое-что от вашего союза, и никто из вас не прогадает, чем бы все ни завершилось.
– Но я не хочу влюбляться... – упрямо проговорила Мариэтта.
– Я не сказала, что ты будешь любить его, дорогая. Однако ты будешь его желать и научишься показывать мужчине, что испытываешь желание, заставишь его чувствовать, будто он для тебя все, будто он – самый лучший любовник на свете. Теперь ты понимаешь?
– Да, кажется... Но кто согласится на такое? Я не знаю ни одного мужчины, который готов быть использованным таким образом и потом промолчать!
Афродита слегка улыбнулась и указала на распахнутую дверь, туда, где на кровати неподвижно лежал Макс. Темные локоны ниспадали на его повязку, а лицо казалось неестественно бледным, но Мариэтта уже все поняла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правила страсти - Беннет Сара



Очень понравился роман.Советую прочитать "Невинная обольстительница" про сестру Вивианну.
Правила страсти - Беннет СараНАТАЛЬЯ
7.09.2011, 13.51





Про всех сестер есть. Мне про Вивиан больше понравилось, но всегда приятно встретить полюбившихся героев. Радует беззлобность разрешения ситуации с наследством. В самом деле, редкий автор позволяет прощение и смирение не поддаваясь стремлению "на корню уничтожить зло".
Правила страсти - Беннет СараТатьяна
3.04.2012, 22.07





Одна из дочерей куртизанки решила, что влюблена, удрала из дома в надежде на счастливый союз в Гретна-Грин, была опозорела и раздосадована, потом случайно встретила сына герцога (которого вовлекли в скандал и временно лишили наследства), а потом он вдруг её полюбил, а охранник из борделя спас ему жизнь и помог найти обидчиков. Сам сюжет в стиле Картленд, просто фантастика: ну, очень сложно понять серёзные намерения сына герцога по отношению к дочери проститутки! Читать довольно легко, но увлекательным роман, на мой взгяд, назвать трудно
Правила страсти - Беннет СараItis
31.10.2013, 23.58





Интересный роман, это продолжение "Невинной обольстительницы" Главные герои очень понравились, особенно героиня кот прошла через предательство и разачерование , но вновь смогла открыть свое сердце настоящей любви...
Правила страсти - Беннет СараМилена
31.03.2014, 14.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100