Читать онлайн Правила страсти, автора - Беннет Сара, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила страсти - Беннет Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.15 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила страсти - Беннет Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила страсти - Беннет Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Сара

Правила страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Мариэтта подняла руку и удостоверилась, что золотая маска на месте. Красный плащ с меховой каймой колебался при каждом ее шаге, а под плащом находилось платье такого же трепещуще алого цвета. Цвет сделал ее кожу почти полупрозрачной, волосы сверкали как золото, а глаза сияли словно сапфиры. Афродита сказала, что она выглядит как принцесса, однако Мариэтта не считала это похвалой. Что толку походить на какую-нибудь глупую принцессу? Уж лучше на языческую богиню, объект беспрекословного поклонения.
Мариэтта улыбнулась, от волнения ее сердце забилось быстрее. Вырез ее платья был низким, почти неприличным, и хотя Мариэтта никогда не носила на публике ничего столь откровенного, ей было интересно узнать мнение Макса.
В Воксхолл-Гарденз Афродита послала с ней Добсона – и теперь он находился в нескольких шагах от нее. Так будет до тех пор, пока она не встретится с Максом.
Интересно, в самом деле Добсон – тот самый Джемми, о котором писала мать, или ей это только кажется? Он ли тот мужчина, которого она любила и потеряла? Мариэтта не знала, как они снова оказались вместе – последнюю часть истории матери ей еще предстояло узнать.
Словно угадав ее мысли, Добсон подмигнул ей, и Мариэтта улыбнулась под маской, а затем повернулась и принялась осматривать толпу. Повсюду с деревьев свисали цветные фонари, они колыхались на столбах, между которыми человек на ходулях изрыгал огонь. Женщины вскрикивали скорее от возбуждения, чем от страха. Частные ложи были предназначены тем, кто предпочитал сидеть и поглощать тонкие ломтики холодной ветчины, наслаждаясь происходящим и рассматривая бесконечный людской поток, проходивший мимо них по улицам. Мариэтта улыбнулась при виде одной особенной шумной компании, женщины визжали и смеялись, пока один из джентльменов пил шампанское из туфельки. Она знала, что Воксхолл-Гарденз – место шумное, волнующее и несколько опасное, и ей это нравилось.
Закончив играть, оркестр в ротонде получил заслуженные аплодисменты, и тут же у Мариэтты за спиной раздался знакомый голос:
– Миледи!
Мариэтта обернулась – высокий широкоплечий человек в черном плаще и серебряной маске пристально смотрел на нее. Она взглянула на шрамик у него на подбородке, потом на его губы. О да, теперь она знает эти губы очень хорошо!
– Сэр, – проговорила она грудным голосом, – вы, кажется, опоздали.
– Я наблюдал за вами с тех пор, как вы прибыли, но не хотел мешать наслаждаться окрестностями. – Он нагнул голову и шагнул ближе, их тела соприкоснулись. Его локон коснулся ее волос, пальцы сомкнулись вокруг ее руки. – Какая же ты красавица! – негромко произнес он.
Мариэтта улыбнулась. Сегодня она вправе чувствовать себя красавицей – Макс любит ее, и все вокруг выглядит просто замечательно.
Оркестр в ротонде заиграл снова. Теперь пела женщина, ее голос дрожал на высоких нотах. Макс поморщился, будто эти звуки оскорбляли его чувства, Мариэтта рассмеялась.
– Может, пойдем в темную аллею? – предложил он, щурясь под маской. – Там будет тише, и к тому же это место больше подходит для занятий.
– Для занятий? – выдохнула Мариэтта. Ее воображение тут же разыгралось не на шутку.
– В образовательном смысле. Я много знаю о темной аллее, миледи. Могу показать вам тайные деревья и беседки, в которых джентльмены насиловали леди на протяжении столетий. – Его голос стал тихим, но Мариэтту это возбуждало еще больше.
– Леди не должны гулять по темной аллее... Это может повредить их репутации.
– А как насчет тех леди, которые обручены? Они ведь выше критики, не так ли?
– Только если они влюблены.
Рука человека в маске обвила ее талию, он взглянул ей в глаза:
– А ты влюблена?
– О да. – Мариэтта встала на цыпочки и поцеловала его в губы легким трепещущим поцелуем. – Очень.
Макс застонал – поцелуй был слишком кратким. Певица испортила еще одну высокую ноту, и он потянул ее прочь из толпы по направлению к дорожкам, укрытым деревьями.
– И я хочу, чтобы это свидание запомнилось нам обоим навсегда.
– Я тоже хочу найти какое-нибудь тихое местечко и поближе познакомиться с тем, что находится у тебя под плащом.
Мариэтта притворилась, будто эти слова не произвели на нее никакого впечатления.
– Не знаю, стоит ли разрешать тебе дотрагиваться до меня, Макс.
Они остановились у живой изгороди, защищавшей их от прохожих, и спутник заключил ее в объятия, а потом поцеловал долгим страстным поцелуем.
– Разумеется, стоит, – наконец выговорил он.
Мариэтта помолчала.
– Как ты думаешь, мы будем счастливы в Корнуолле? – прошептала она, положив голову ему на грудь.
Он наклонился и поцеловал ее волосы, поглаживая руками спину и плечи.
– Неужели ты в этом сомневаешься, моя дорогая?
– Нет, не то чтобы... Разве что иногда. Я не привыкла думать о будущем, в котором есть место для тебя.
Наверное, в ее голосе прозвучало скрытое сомнение, потому что Макс снял маску, и теперь она могла хорошенько вглядеться в его лицо. Теперь, когда его темные волосы были откинуты со лба, он выглядел по-другому и гораздо больше походил на аристократа-незнакомца. Мариэтта ни на миг не усомнилась, что перед ней Макс Велланд, лорд Роузби, сын герцога Баруона, и все же сердце ее тревожно дрогнуло.
Макс взял ее за руки, его пальцы были сильными, теплыми и успокаивающими, они обнимали ее, гладили ее, любили ее. Эти руки она будет держать, произнося клятвы в день свадьбы, и за них будут цепляться их дети, делая первые шаги.
– Милая Мариэтта, я хочу, чтобы ты знала – я никогда тебя не оставлю. Мы поедем в Корнуолл, и я обещаю сделать ради твоего счастья все, что только в моих силах. Когда ты рядом, я чувствую, что силы мои беспредельны, чувствую себя совершенным.
Это была чудесная речь, и именно о такой она мечтала глупой девчонкой. Но что бы он подумал, если бы она рассказала ему о «Клубе Афродиты»? Впрочем, зачем думать об этом сейчас, когда все вокруг так напоминает сказку...
– Идем со мной! – Макс тепло дышал у ее уха, увлекая Мариэтту по гравиевой дорожке все дальше и дальше от толпы, туда, где тени сгущались под нависшими ветвями деревьев. Такое полное уединение непременно привело бы Мариэтту в восторг, если бы не сомнения в безопасности этого места.
– Дорогой, может, нам стоит вернуться?
Он хитро взглянул на нее, словно театральный плуг.
– Неужели ты боишься, что я тебя изнасилую?
Мариэтта покачала головой:
– Нет, Макс, я с нетерпением жду, чтобы меня сегодня изнасиловали, но...
Макс провел пальцами по плащу, отодвигая его так, чтобы увидеть платье сзади. Ее грудь, приподнятая и гордо выставленная напоказ, грозила вывалиться из выреза, обшитого золотой тесьмой, талия была стянута, демонстрируя совершенный силуэт песочных часов, а юбка плотно облегала бедра, спускаясь до земли плавными складками. Платье было скроено по образцу средневековых нарядов, но на Мариэтте не было нижних юбок, поэтому Макс видел силуэт ее ног. Без плаща такое платье посчитали бы просто неприличным.
– Недурно, – одобрительно пробормотал он и скользнул пальцами по ее белой коже с такой легкостью, что она могла их и не почувствовать, если бы не напряженное ожидание.
Мариэтта задрожала, ее губы распахнулись, веки затрепетали. Губы Макса описали теплые влажные круги на ее груди, потом он нащупал крючки, скреплявшие наряд, и начал их расстегивать. Вырез покосился, грудь вывалилась ему на руки.
– Макс, – выдохнула Мариэтта. – Ты мне так нужен, нужен сейчас, очень!
– И я благодарен за это Богу.
Он увлек ее по извилистой тропе, отходившей в сторону от главной дорожки. Под деревьями пахло землей и листвой. Мариэтта обвила его шею руками и прижалась грудью к его груди, чтобы подразнить.
– Неужели это правда? – прошептала она.
В этот момент ей показалось, что внутри ее сидит демон.
– А что, если бы я сделала нечто безумное, Макс? Например, стала бы владелицей «Клуба Афродиты»?
Он рассмеялся. Стоило ли воспринимать ее слова всерьез, когда они так счастливы...
В этот момент начался фейерверк, и с неба хлынул разноцветный сверкающий дождь – красный, синий, золотой. Мариэтта подпрыгнула, когда разорвался первый заряд, но Макс притянул ее к себе, словно хотел защитить своими губами. Он смаковал ее, ласкал ее, обещал все, что она только могла пожелать.
Томление в теле Мариэтты усилилось, и она прижалась к Максу, ожидая, что он вот-вот перейдет от слов к делу…
Как вдруг губы ее приоткрылись, но из них не вылетело ни слова.
– Что? Что-то не так? – Макс в недоумении посмотрел на нее.
Она тоже смотрела на него, но это был взгляд кролика, глядящего на удава. Выражение ее глаз так напугало его, что ему показалось, будто внутри него разверзлась пропасть. Ему захотелось трясти ее до тех пор, пока она не распахнет глаза с насмешливо-наивным видом, не рассмеется и не признается, что просто играет с ним.
– Макс, я должна тебе кое-что сказать.
Ее голос слегка дрожал. Это был голос девушки, говорившей о прошлом, печальной девушки, которую обидели, бросили, и она никогда от этого не оправилась.
«Она собирается сказать, что не может выйти за меня замуж. Не может или не хочет. Теперь все, на что я надеялся, что я планировал, пойдет прахом».
Отчаяние Макса было неописуемо – без Мариэтты Гринтри его жизнь кончена навсегда.
В вышине захлопали новые фейерверки, Макс их не видел. Он не отрывал взгляда от лица Мариэтты, ожидая, когда она снова заговорит, и поэтому не заметил угрюмого мужчину в поношенном коричневом пальто, проходившего мимо по узкой тропе.
– Ну говори же! – Его голос звучал холодно и отстраненно, словно он уже был один.
Однако Мариэтта глядела мимо него, и глаза ее все больше расширялись. Зеленая вспышка в небе придала ее лицу болезненный оттенок, а потом ее пальцы с силой вцепились в руку Макса.
– Вы! – выдохнула она.
Макс оглянулся.
Мужчина, стоявший за ними, был не очень высоким, но широким в плечах и коренастым, словно всю жизнь провел на тяжелой физической работе. Его одежда выглядела дешевой и поношенной, лицо было изуродовано. Все это Макс успел оценить за мгновение до того, как увидел в руке незнакомца пистолет.
Мариэтта вскрикнула, и мужчина тут же поднял пистолет.
– А ну-ка отойдите, не то я и вас убью, миледи.
– Так это вы, – проговорила она дрожащим голосом. – Вы следили за мной!
– Не за вами, – нетерпеливо возразил мужчина. – За ним! Ждал удобного случая, вот он и представился. А теперь – прочь с дороги.
– Нет, я не дам... – Мариэтта повисла на Максе, и несмотря на все его усилия отодрать ее пальцы от своей одежды и оттолкнуть, ему это так и не удалось. Мариэтта тряслась от ужаса, но сдвинуть ее было невозможно.
Мужчина с пистолетом начал терять терпение.
– Прочь, я сказал!
Внезапно споткнувшись, Мариэтта вскрикнула и упала. Мужчина взвел курок, его лицо было мрачным и решительным.
– Я чисто сделаю, сэр. Не волнуйтесь, вы даже ничего не почувствуете.
– На твоем месте, Слиппер, я бы этого не делал.
Голос Добсона прозвучал тихо и грозно, а затем и сам он вышел из тени с другой стороны дорожки. Его пистолет был направлен в спину нападавшего.
– Черт побери, Джемми, что ты здесь делаешь?
– Бросай оружие, а то мне придется стрелять, а я не так хорошо стреляю, как ты, и нечаянно могу попасть тебе между лопаток.
Немного поколебавшись, Слиппер бросил пистолет и осторожно оглянулся на Добсона.
– Зря ты обижаешь женщин, Слиппер, твоей матушке это не понравилось бы.
Мужчина вздохнул:
– Черт меня дернул связаться с этой герцогиней! От нее у меня ничего, кроме неприятностей.
Мариэтта с трудом поднялась, у нее кружилась голова. Фейерверки по-прежнему рвались в небе, но теперь они казались чем-то далеким и нереальным. Потом она увидела Макса: стоя совершенно неподвижно, он с недоумением смотрел на человека, которого Добсон назвал Слиппером.
– С какой герцогиней? – прошептал он.
Слиппер неловко переступил с ноги на ногу, и его лицо стало бледным, словно у мертвеца.
– Это я ее так называю, – угрюмо пояснил он, – потому что она выглядит как герцогиня, а не потому что она и есть герцогиня. Если хотите знать, кто она такая, я скажу, но только... Только потом вы меня отпустите.
Добсон неожиданно расхохотался:
– Узнаю старину Слиппера! Ладно, давай выкладывай, что знаешь.
Слиппер все еще колебался, но когда взгляд Добсона так же неожиданно изменился с добродушного на угрожающий, торопливо начал свой рассказ.
Когда они вышли из кареты, Добсон мягко сжал руку Мариэтты:
– Надеюсь, с вами все в порядке, мисс?
– Думаю, да. Я волнуюсь за Макса.
– Ну, за него вряд ли следует волноваться.
Но она ничего не могла с собой поделать. От Добсона она уже знала, что и он, и Слиппер некоторое время выступали в Качестве кулачных бойцов и что мать Слиппера – настоящий дракон, поэтому Слиппер боится ее даже больше, чем любого полицейского. Именно страх перед матерью стал для этого человека наиболее убедительным аргументом в пользу того, чтобы рассказать, кто именно заплатил за смерть Макса.
Сам Макс с того момента, как услышал имя, молчал и, видимо, о чем-то напряженно думал.
Дом, в который они готовились войти, не выглядел таким величественным, как особняк Макса; из его окон падал мягкий свет, а из нижних комнат доносились звуки фортепиано.
Поднявшись по лестнице, Макс громко постучал. Мариэтта неуверенно следовала позади – он хотел отправить ее домой, но она отказалась, и после короткой напряженной перепалки он сдался. Теперь она с тревогой ожидала того, что еще может случиться.
Слуга открыл дверь, и Макс решительно шагнул внутрь.
– Мистер и миссис Велланд не принимают. – Слуга торопливо сделал шаг, пытаясь задержать его, но Макс не обратил на него ни малейшего внимания. Взбежав по лестнице, он тут же направился на звук фортепиано.
Добсон взял Мариэтту за руку, и они торопливо двинулись следом, но Макс уже распахнул дверь, которая с грохотом ударилась о стену.
Только сейчас Мариэтта поняла, насколько он взбешен.
– А, Макс! – Гарольд не спеша поднялся. Он, видимо, дремал у камина, и вид у него был весьма непрезентабельный – волосы были всклокочены, рукава рубашки закатаны.
Макс молча взглянул на Гарольда, будто никогда его раньше не видел, потом повернул голову к фортепиано. Руки Сюзанны все еще лежали на клавишах, но лицо ее отчего-то сделалось серым, будто она увидела привидение.
– Да, это я, – спокойно проговорил Макс. – Извини, что разочаровал.
– Разочаровал? – озадаченно повторил Гарольд, выступая вперед. Увидев Мариэтту и за ней Добсона, он смутился еще больше. – В чем дело, Макс? Что ты тут делаешь? И зачем ты привел сюда этих людей?
– Почему бы тебе не поинтересоваться у твоей жены? Кажется, она и сама хочет нам что-то сказать... – Макс двинулся к сестре, не отрывая от нее взгляда.
Между тем Сюзанна беспорядочно нажимала клавиши на фортепиано, словно пыталась вспомнить мелодию, которую играла мгновение назад.
– Гарольд любит, когда ему вечером играют, – невпопад проговорила она, будто извиняясь. – У нас на Ямайке не было фортепиано, и я не могла там упражняться. Мы были бедны, мой отец не мог дать мне достойное образование, а когда я приехала в Англию, то первым делом научилась играть на фортепиано. Еще я научилась быть леди, холодной и вежливой, как другие леди. В Англии считается неприличным что-то чувствовать, верно? Чувства следует подавлять и всегда притворяться безразличной, когда ты притворяешься достаточно долго, то начинаешь чувствовать себя мертвой. – На мгновение ее глаза свернули злобой и потухли, а потом она улыбнулась Максу: – Можешь мне не верить, но я рада, что ты жив.
Теперь Мариэтта уже не могла не ощущать трагическую ауру, окружавшую Сюзанну. Молчаливое страдание крылось в линии ее рта и изгибе плеч. Эта женщина испытывала боль, но реальную или вымышленную, Мариэтта сказать не могла.
– Макс, – предостерегающе шепнула она.
Однако в этот момент Максу было не до тонкостей.
– Вот как, ты рада, что я жив? – Он язвительно прищурился; – Ты, которая заплатила Слипперу за мое убийство! Лучше скажи, за что ты так сильно меня ненавидишь? Что плохого я тебе сделал, сестра?
– Тебе этого не понять, братец... – Сюзанна вздохнула; ее исхудавшее лицо все еще оставалось красивым, но при этом казалось, будто жизнь покинула эту женщину. – Это не имеет ничего общего с ненавистью, тут дело в справедливости. Папенька-герцог забрал меня у отца; он забрал все, чтобы на полученные деньги спасти Велланд-Хаус и восстановить свое состояние. Потом мой отец покончил с собой. Где же справедливость, Макс? Герцог не раз говорил, что он очень сожалеет...
– Но это было в прошлом... – подхватил Гарольд. Сюзанна резко повернулась к нему, ее глаза пылали.
– Для тебя – может быть, но я ничего не забыла! Это останется со мной навсегда!
– Сюзанна! – Гарольд недоверчиво уставился на нее. Потом его взгляд медленно переместился на Макса... – Послушай, кузен, зачем она все это говорит?
– Успокойся, Гарольд, все хорошо.
– Сейчас я тебе кое-что объясню. Я хочу, чтобы Макс также узнал...
– Что узнал? – прошептал Гарольд, и его лицо вдруг исказил страх. Кажется, теперь и он начал понимать, что они вступают туда, откуда нет возврата.
– Причина, по которой я пыталась забрать Макса у папеньки, состояла в том, что папенька забрал меня у моего отца и увез из дома. Он поступил плохо и должен понести за это наказание. Если я заберу Макса, он поймет и тоже будет страдать.
– Так вот зачем ты пыталась убить меня. – Макс тяжело вздохнул.
– Ну наконец-то! Поначалу это была просто мысль, порыв. Я кидала в озеро монеты, чтобы вы с Гарольдом их доставали, и вдруг подумала: а что, если я брошу монету для Макса поближе к тростнику? Возможно, он там запутается, утонет, и никто не сможет обвинить меня в этом. К сожалению, ты слишком хорошо плаваешь, Макс, поэтому мне пришлось проделать дыру в лодке, в которой ты собирался немного поплавать. Увы, это тоже не удалось. Были и другие несчастные случаи, но я их не планировала, они просто случались сами собой. Знаешь, Макс, я правда не хотела, чтобы ты умер, но ведь дело не в тебе, не так ли? Теперь ты понимаешь, да, Макс?
Издав нечленораздельный звук, Гарольд отвернулся, и Мариэтта увидела, что он плачет как дитя.
– Так это ты пыталась застрелить меня в прошлом году, а, Сюзанна? – Голос Макса звучал отрешенно.
– Ну разумеется, я. Я всегда хорошо стреляла, но почему-то на этот раз промахнулась или ты не вовремя шевельнулся, я уже забыла. Потом было бревно – я столкнула его на тебя с сеновала и видела, как оно ударило, как ты упал... Но у меня снова вышла осечка. После этого я больше не пыталась, потому что почувствовала себя плохо. К тому же тогда умерла матушка, и я, просматривая ее бумаги, вдруг подумала, не найдется ли среди них письмо, содержащее признание в том, что Макс не сын папеньки? Потом я притворилась, что нашла его, и... Я даже удивилась, когда мне поверили. Папенька был так зол, так зол... А я была только рада, потому что теперь вы оба поняли, каково было мне, и что почувствовал мой бедный отец, когда потерял меня.
– Это ты написала письмо? – Макс помотал головой. – Не может быть, я не верю...
– Разумеется, написала. В детстве я делала за вас с Гарольдом уроки, когда вы хотели улизнуть на рыбалку или куда-нибудь еще. Я всегда очень хорошо умела копировать почерк, а матушкин почерк знала так же хорошо, как свой собственный. Неужели ты ничего не помнишь?
Макс молчал, да и что он мог сказать. Ему вдруг показалось, что земля вот-вот разверзнется у него под ногами и поглотит его.
– Ну вот, наконец-то ты мне поверил. Прочитав письмо, папенька лишил тебя наследства, но я знала, что это ненадолго. Папенька любит тебя, Макс. Он любит тебя больше, чем меня, и больше, чем Гарольда, и никогда не позволит тебе остаться вне семьи.
– Так вот зачем тебе понадобился Слиппер... Это ему ты приказала напасть на меня у «Клуба Афродиты», а сегодня заплатила за выстрел в Воксхолл-Гарденз.
– Ну конечно! – Сюзанна улыбнулась. – У меня не хватило духа совершить новую попытку, и тогда я наняла этого человека. Он называл меня своей герцогиней, – как видно, я ему очень понравилась. Воксхолл-Гарденз оказался неплохим вариантом; когда Гарольд сказал мне, что тебя туда пригласили, и он сам видел приглашение, я сразу вспомнила про Слиппера. – Сюзанна улыбнулась, словно радуясь собственной смекалке.
Видимо, Гарольд к этому моменту достаточно успокоился, хотя лицо его все еще было залито слезами, а в глазах светилось отчаяние.
– Пожалуйста, не слушай ее, Макс, она просто не в себе. Ты ведь знаешь, она неважно чувствовала себя в течение многих лет...
– Мой дорогой Гарольд, ты не должен так говорить. – Сюзанна укоризненно нахмурилась. – Иногда необходимо взять дело в свои руки и свершить собственное правосудие, иначе мертвые будут до конца жизни взывать к нам.
Такое хладнокровие ошеломило даже Гарольда, и он, всхлипнув, помотал головой. Вряд ли этот человек знал правду о жене, подумала Мариэтта; просто он был так очарован ею, что готов был поверить во что угодно, только не в ее виновность. Бедный Гарольд – он был такой же жертвой, как и Макс!
– Ну что ж, – Сюзанна встала и поправила платье. – Теперь я хотела бы удалиться. – Она слабо улыбнулась и направилась к двери. Никто не преградил ей дорогу, а когда она ушла, все еще некоторое время слушали, как затихают ее шаги.
– Как же ты не догадался, Гарольд? – Макс мрачно взглянул на кузена и недоверчиво покачал головой.
– И сам не знаю. Бывало, она была в плохом настроении, оставалась у себя в комнате, но ведь у нее всегда были свои причуды. Я изо всех сил старался ее не расстраивать, но Мне и в голову не приходило, что за всем этим кроется нечто большее, чем обыкновенная меланхолия. А ведь это...
– Сумасшествие.
В голосе Гарольда зазвучало беспокойство.
– Да, возможно. Макс, позволь мне отвезти ее домой, на Ямайку. Я куплю там дом, в котором она сможет спокойно жить, найду ей доктора... Пожалуйста, сделай это для меня. Все эти годы мы были друзьями, и, надеюсь, останемся ими впредь, даже несмотря на все случившееся...
Обернувшись, Макс увидел в глазах Гарольда то же страдание, которое, вероятно, было и в его взгляде. Да и как он мог обвинять Гарольда в том, чего не сумел разглядеть сам?
– Только не суд, – прошептал Гарольд. – Скандал убьет ее и погубит всех нас. Ты слышишь, Макс?
– Да, кузен. Поступай так, как считаешь нужным.
Гарольд протянул руку, и Макс, мгновение поколебавшись, пожал ее.
– Как думаешь, она и правда хотела меня убить? – внезапно спросил он.
Гарольд задумался.
– Если она пыталась сделать это так много раз и все время неудачно... Не знаю, правда ли она хотела, чтобы это произошло. Сюзанна очень хорошо стреляет, и ты это знаешь, но все же она промахнулась в тот день.
– Да, верно.
– Впрочем, какая теперь разница? – продолжил Гарольд окрепшим голосом. – Мы уедем, а герцог снова сделает тебя своим наследником. Ты будешь герцогом Баруоном и поселишься в Велланд-Хаусе. Такова твоя стезя, и тебе ее не избежать. – Повернувшись, Гарольд последовал за женой с мрачной улыбкой, а Макс опустился на стул у фортепиано, словно у него подкашивались ноги. Как он мог думать, что прекрасно знает Сюзанну? Наверное, если бы он уделил ей больше внимания, когда она только приехала в Англию... Но тогда этого не хотел герцог – он специально предупредил Макса и Гарольда, чтобы они не пробуждали в девочке печальных воспоминаний. Разве они могли ослушаться?
– Макс?
Голос был знакомым, но на мгновение Макс забыл, чьим именно.
– Макс, это я, Мариэтта.
Повернув голову, Макс угрюмо взглянул на нее:
– А, Мариэтта. – Он провел рукой по лицу. – Как я понимаю, ты собираешься мне сказать, что не сможешь теперь выйти за меня замуж.
Она ошеломленно отступила назад. Ее глаза, не мигая смотревшие на него, были синими, точно океан, и Максу захотелось затеряться в них, обретя знакомые любовь и покой, но он сдержался.
– Какая ирония, да? Теперь отец восстановит меня в правах наследства на герцогский титул Баруонов, и я стану одним из самых богатых людей Англии, но таким я тебе не нужен.
Теперь Мариэтта точно знала, что он не в себе. Еще бы, после того, что только что произошло! Должно быть, он думает, сможет ли опять кому-нибудь доверять и сможет ли кто-нибудь теперь доверять ему...
– Ты что-то путаешь, Макс. Я люблю тебя и стану твоей герцогиней, если ты сам захочешь этого. По правде сказать, я даже думаю, что из меня выйдет очень хорошая герцогиня, если только...
– Господи, что еще? – простонал он.
– Я как раз собиралась сказать тебе в Воксхолл-Гарденз, а тут этот Слиппер...
– Да говори же, наконец!
– Афродита и мой отец собираются оставить мне клуб; не сейчас, позднее, когда Афродита больше не сможет им управлять. Думаю, мне это очень понравится, но ведь ты можешь не одобрить то, что твоя жена является владелицей подобного заведения, и я пойму, если...
Макс нахмурился:
– Это еще что за ерунда? – Он встал и не спеша прошелся по комнате, а потом заговорил – громко, словно хотел разом избавиться от всех недоразумений: – Послушай, Мариэтта, я люблю тебя, и если стану герцогом, самое меньшее, что ты можешь сделать, – это облегчить мне жизнь, став герцогиней. Что же до клуба, то мне все равно, поступай как знаешь. Можешь их хоть с полдюжины открыть, если это так для тебя важно.
Неожиданно для себя Мариэтта расплакалась, а затем бросилась к Максу и повисла у него на шее, обнимая и целуя его.
– Я боялась, что он тебя застрелит, – всхлипывая, произнесла она, – и тогда я потеряю тебя навсегда. Ах, Макс, я так тебя люблю!
– Я тоже боялся потерять тебя. – Макс нежно обнял ее, и они еще долго стояли обнявшись, находя успокоение в любви, радуясь тому, что никакие препятствия так и не смогли разлучить их.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правила страсти - Беннет Сара



Очень понравился роман.Советую прочитать "Невинная обольстительница" про сестру Вивианну.
Правила страсти - Беннет СараНАТАЛЬЯ
7.09.2011, 13.51





Про всех сестер есть. Мне про Вивиан больше понравилось, но всегда приятно встретить полюбившихся героев. Радует беззлобность разрешения ситуации с наследством. В самом деле, редкий автор позволяет прощение и смирение не поддаваясь стремлению "на корню уничтожить зло".
Правила страсти - Беннет СараТатьяна
3.04.2012, 22.07





Одна из дочерей куртизанки решила, что влюблена, удрала из дома в надежде на счастливый союз в Гретна-Грин, была опозорела и раздосадована, потом случайно встретила сына герцога (которого вовлекли в скандал и временно лишили наследства), а потом он вдруг её полюбил, а охранник из борделя спас ему жизнь и помог найти обидчиков. Сам сюжет в стиле Картленд, просто фантастика: ну, очень сложно понять серёзные намерения сына герцога по отношению к дочери проститутки! Читать довольно легко, но увлекательным роман, на мой взгяд, назвать трудно
Правила страсти - Беннет СараItis
31.10.2013, 23.58





Интересный роман, это продолжение "Невинной обольстительницы" Главные герои очень понравились, особенно героиня кот прошла через предательство и разачерование , но вновь смогла открыть свое сердце настоящей любви...
Правила страсти - Беннет СараМилена
31.03.2014, 14.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100