Читать онлайн Невинная обольстительница, автора - Беннет Сара, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невинная обольстительница - Беннет Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.31 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невинная обольстительница - Беннет Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невинная обольстительница - Беннет Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Сара

Невинная обольстительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Заседание состоялось в Мейфэре, в доме вдовой леди Чапмен, известной своими симпатиями к лондонским беднякам. По словам сестер Битти, она сделала немало полезного на стезе благотворительности.
Вивианна пообещала побывать на заседании от имени сестер Битти, и, хотя ее радовала возможность увидеть леди Чапмен и других известных в Лондоне сторонников реформ, всю первую половину мероприятия – а это была лекция о жизни бедняков в работных домах – ее мысли были посвящены вещам совершенно иного свойства.
После первого «урока», взятого у Афродиты, ей стало казаться, что в ней поселилось другое существо – роковая соблазнительница, способная очаровать любого мужчину. Она почувствовала, что ее тело ожило и теперь страстно желает ранее неведомых ощущений. Сегодня вечером, когда Лил помогала ей одеваться, она как-то по-новому, как будто впервые в жизни, ощутила прикосновение ткани к своей коже.
Ее тело сделалось похожим на неведомый музыкальный инструмент, готовый отозваться нежными мелодиями на прикосновение умелых пальцев опытного музыканта. Это новое открытие было одновременно и приятным, и немного пугающим, и в то же время заставляло ее трепетать от нетерпения.
С позволения леди Чапмен она послала Оливеру приглашение на этот вечер. Это было необдуманное решение, принятое под влиянием настроения, однако Вивианна убедила себя в его правильности и разумности. Возможно, в обществе людей, готовых делиться своим богатством с детьми вроде тех, что нашли свой дом в организованном ею приюте, его очерствевшее сердце дрогнет. Он, разумеется, не придет, но даже то, что он получит от нее приглашение, может быть, хоть в самой малой степени повлияет на него и заставит одуматься.
– Это не тот ли лорд Монтгомери, который задумал разрушить Кендлвуд? – язвительно осведомилась леди Чапмен.
– Тот самый. Но я смею надеяться, что он передумает и откажется от своего замысла.
Леди Чапмен смерила Вивианну испытующим взглядом и улыбнулась:
– Мне думается, мисс Гринтри, вы могли бы что-нибудь предпринять; чтобы заставить его передумать.
Теперь Вивианне оставалось надеяться на то, что леди Чапмен окажется права.
Когда докладчик закончил свое повествование о работных домах и поклонился в благодарность за вежливые аплодисменты присутствующих, Вивианна испытала странное ощущение. Ей показалось, будто кто-то пристально наблюдает за ней. Какое-то время она пыталась убедить себя в том, что это лишь игра воображения, однако ощущение на себе чужого взгляда не покидало ее. Наконец, будучи не в силах сопротивляться искушению, она оглянулась.
У нее сразу же перехватило дыхание, сердце бешено застучало в груди. На нее не отрываясь смотрел Оливер Монтгомери, одетый в элегантный черный фрак, белоснежную рубашку и аквамариновой расцветки жилет. Он неподвижно стоял у задней стены и не сводил с нее глаз.
Он принял ее приглашение. Но почему он пришел? Неужели раскаялся в своем упрямстве? Может быть, и поэтому... Тем не менее в глубине души она понимала, что дело в другом. Оливер пришел сюда из-за нее. Афродита оказалась права. Его неумолимо тянет к ней. Он запомнил ее запах и теперь будет неотступно следовать за ней, как волк, преследующий свою добычу.
Вернее будет сказать, преследующий самку.
Вивианна почувствовала, что у нее задрожали руки. Нет-нет, Оливер не преследует ее, это она охотится за ним. Она не добыча, она – волчица. Такая же свирепая, смелая и решительная, как и он. Обольстительница, живущая в ней, о которой поведала ей Афродита, наконец начинает пробуждаться ото сна.
Первого выступающего сменил второй, и Вивианна честно попыталась вслушаться в его слова. Это ни к чему не привело, все звуки окружающего мира как будто куда-то исчезли, слова доносились до ее слуха, но она совершенно не понимала их значения. Весь мир сейчас сосредоточился для нее в одном лишь Оливере, и она буквально физически ощущала его присутствие. Это ощущение усиливалось с каждой секундой, и Вивианна позволила отдаться зову своего тела, а не рассудка. Машинально, даже не придавая значения своим действиям, она позволила шали соскользнуть с ее плеч, открыв взгляду белую кожу, и тотчас мысленно задалась вопросом, видно ли Оливеру, как вздымается ее грудь, как участилось ее дыхание.
Заметив, что на лице Оливера появилась улыбка, Вивианна подняла затянутую в перчатку руку и как бы невзначай притронулась к щеке, поправив выбившийся из прически локон. В ушах у нее были жемчужные сережки, и она игриво коснулась одной из них.
Все-таки удивительно, что, не видя его, она ощутила его присутствие. Это отреагировало ее тело, точнее, обольстительница почувствовала его и пропела ему свою нежную приветственную песнь.
Оливер по-прежнему чувствовал, что смущение не покидает его. Он немного изменил позу, чтобы можно было лучше видеть Вивианну – ее гибкую шею, высоко вздымающуюся грудь, прекрасные каштановые волосы. При этом Оливер готов был поклясться чем угодно: она намеренно дразнит его, находясь на безопасном расстоянии от него.
Похоже, она только делает вид, что слушает выступающего с лекцией джентльмена. Лекция! Оливер раньше даже представить себе не мог, что его каким-то чудом может занести на какую-нибудь лекцию. Он не запомнил ни единого слова выступавшего, и в этом не было ничего удивительного. Он был слишком увлечен созерцанием Вивианны Гринтри.
В зале снова раздались аплодисменты, после чего хозяйка дома объявила о том, что сейчас будет подан ужин, за которым последует еще одно выступление очередного всеми уважаемого джентльмена. Оливер еле сдержался, чтобы не застонать вслух. Он, конечно, мог бы уйти отсюда, но это лишило бы его возможности поговорить с Вивианной.
«Посмотри на нее», – сердито приказал он себе. Она уже была окружена стайкой далеко не юного вида джентльменов, которые наперебой задавали ей какие-то вопросы.
Неужели им так интересно говорить с ней на темы благотворительности или им все же хотелось воспользоваться возможностью получше рассмотреть ее удивительные карие глаза? При этой мысли Оливер почувствовал отвращение к самому себе. Неужели это ревность? Трудно сказать. Следует пока признать лишь одно: в последнее время он просто не может не думать об этой юной женщине – ее внешности, ее движениях, ее поступках и словах.
Он подошел к ней ближе, причем настолько, что мог бы прикоснуться к ней. До его обоняния донесся ее запах – лаванды и чистой женской кожи. Он увидел трепетно пульсирующую жилку на ее шее и испытал жгучее желание впиться в нее поцелуем. Пометить ее, чтобы все присутствующие знали, что она принадлежит только ему. Она ведь знает, что он стоит рядом, у нее за спиной, верно? Не может не знать. Тогда почему же продолжает болтать с этим пожилым занудой в темно-голубом сюртуке? Неужели ей доставляет удовольствие общаться с такими людьми? Оливер почувствовал, что в нем начинает закипать гнев, который заставит его совершить какую-нибудь безрассудную выходку.
В следующее мгновение он ощутил на себе взгляд ее огромных карих глаз. Она улыбнулась ему, как будто говоря, что рада видеть его.
– Лорд Монтгомери, – произнесла она и как будто невзначай прикоснулась к его руке. Однако этого легкого короткого прикосновения оказалось достаточно, чтобы его охватил жар желания. Оливер заставил себя отвести взгляд от ее затянутых в перчатку пальчиков и посмотреть ей в глаза.
– Неужели эти мероприятия всегда проходят так скучно? – поинтересовался он.
Вивианна удивленно подняла брови:
– Ради Бога, не так громко... Вас могут услышать. Все это ради блага обездоленных.
Тело Оливера напряглось от переполнявшего его вожделения. Ему отчаянно хотелось схватить ее, перебросить через плечо, утащить в какой-нибудь темный угол вдали от людей и сделать с ней то, к чему он только успел приступить тогда, в карете. Почему он позволил затуманить свое сердце грустными воспоминаниями об Энтони и потащился на эту скучную лекцию? Ну почему он упустил возможность и не овладел ею на обратном пути из Кендлвуда? Она вряд ли стала бы сопротивляться. Он опрокинул бы ее на подушки сиденья и заставил забыть обо всем на свете до того момента, как они подъехали бы к Блумсбери.
Тем временем Вивианна продолжала смотреть на него, слегка опустив ресницы. Как и в тот раз, когда они вместе ехали в карете в Кендлвуд, он заметил в ее глазах чуть ли не триумфальный, ликующий блеск, как будто она осознавала власть своего очарования над ним. Наверное, именно так и было, в ином случае разве он пришел бы на такое собрание замшелых филантропов? Оливер крепко взял ее за руку и, не обращая внимания на ее удивленный взгляд, повел за собой через толпу. В отличие от них двоих гости направлялись к столу, который был накрыт для ужина.
Вивианна попыталась высвободиться, но Оливер не отпускал ее.
– Лорд Монтгомери! – с отчаянием в голосе и уже без улыбки произнесла она. – Я здесь в гостях. Я не могу уйти прямо сейчас. Я должна попрощаться...
– Мисс Гринтри! – прощебетала какая-то ясноглазая дама. – И лорд Монтгомери! Как замечательно, что вы почтили своим присутствием наше собрание. Я рада видеть вас среди прочих гостей!
– Миссис Сен-Клер, я уверена, что лорд Монтгомери будет более чем счастлив...
– Извините, но у мисс Гринтри возникло срочное дело, – быстро проговорил Оливер, – неотложной важности. Миссис... э-э... Сен-Клер, извините, но присутствие мисс Гринтри необходимо в приюте для сирот бедняков.
– О Боже! – воскликнула старая дама. – Что случилось? Надеюсь, ничего серьезного?
– Боюсь, что как раз таки дело очень серьезное. Воспитанники приюта взбунтовались, – ответил Оливер и решительно направился к выходу. Вскоре они с Вивианной оказались в просторном коридоре, освещенном газовыми рожками.
– Вы вели себя просто недопустимо! – возмутилась Вивианна.
Она на самом деле была вне себя от гнева, поскольку действительно сильно рассердилась на Оливера. Он повел себя отвратительно, но, видимо, иного от него и нельзя было ожидать. Ведь это она, по сути дела, заманила его на это собрание.
Двери по обеим сторонам коридора были закрыты. Оливер наугад толкнул одну из них. Шагнув за порог, они оказались в маленькой пустой комнате. Оливер закрыл за собой дверь.
– Что вы делаете? – потребовала ответа Вивианна, наконец высвободив руку и отойдя от него шага на два. Щеки ее раскраснелись, глаза сверкали негодованием. – Мне кажется, что вы должны извиниться, милорд!
– Приношу свои извинения, – ответил Оливер. Он не сводил с нее глаз, наблюдая за тем, как она пытается поправить платье. – Что вы затеяли, Вивианна?
– Затеяла? – вопросом на вопрос ответила она, не поднимая на него глаз. – Ничего. Извините, мне нужно идти.
– Нет, я не извиняю вас. Я повторяю снова – вы что-то затеяли! Что же именно? Вы сводите меня с ума вашими безумными фантазиями!
Эти слова прозвучали для Вивианны настоящей музыкой. Удержаться от радостного блеска в глазах она не смогла, и Оливер угадал ее истинные чувства.
– Я вас понял! – торжествующе воскликнул он и шагнул к ней.
– Что вы поняли?
– Вы играете моими чувствами и хотите свести меня с ума. Интересно, зачем вам это понадобилось?
Оливер сделал шаг вперед. Он пока не стал прикасаться к ней руками, хотя ему это стоило огромных усилий и даже пришлось сжать пальцы в кулаки.
– Я хочу убедить вас в том, что намерение снести Кендлвуд – большая ошибка, только и всего.
Произнеся эти слова, Вивианна поняла, что голос ее дрожит от волнения, и поэтому постаралась поскорее взять себя в руки. Оливер почти нависал над ней самым неприличным образом, однако возмущения этим она не испытывала. Она лишь ощущала исходившее от него тепло. От его низкого красивого голоса ей самой сделалось жарко.
– Мне кажется, за то, что я был вынужден пережить сегодня вечером, я заслуживаю какой-нибудь награды, – произнес он.
– Я не понимаю вас!
Оливер улыбнулся:
– Уверен, что достоин. Вы забыли, Вивианна, что распутник вроде меня не привык терпеть поражение под натиском добродетели.
– Даже распутники могут когда-нибудь изменить своим привычкам, – машинально проговорила Вивианна.
Оливер улыбнулся еще шире и, наклонив голову, неожиданно впился в ее губы. Не думая о том, что делает, она обняла его. Ее руки скользнули ему под сюртук и рубашку и прикоснулись к его мускулистой спине. Ощущение, которое она испытала, было трудно выразить словами. Оно было в высшей степени восхитительным, но соблазнительнице, жившей в ней, этого оказалось мало. В ответ на ее прикосновение пальцы Оливера тут же проникли ей под корсаж и проворно нащупали сосок. Вивианна вздрогнула от удовольствия. Интимное местечко у нее между ног затрепетало, как будто неожиданно проснулось от долгого сна.
– Мне это очень нравится, – прошептала она, вспомнив наставления Афродиты. – Еще раз.
– У меня есть мысль получше... – отозвался Оливер и быстро ослабил несколько шнурков у нее на спине.
Платье соскользнуло с ее плеч, высвободив туго затянутые верхней частью корсета холмики се грудей с напрягшимися от возбуждения сосками.
Увидев себя полуобнаженной, Вивианна от потрясения на мгновение потеряла дар речи и лишь попыталась руками прикрыть свою наготу. Оливер успел схватить ее за руки и медленно отвел их в сторону. Какое-то время он просто смотрел на ее грудь, неприкрыто наслаждаясь восхитительным зрелищем. А затем прильнул губами сначала к одному ее соску, а потом к другому.
Ничего подобного Вивианна в своей жизни еще никогда не испытывала. Из ее груди вырвался долгий протяжный стон. Схватив его за голову, она еще крепче прижала ее к своей груди.
В коридоре, неподалеку от двери, раздались какие-то звуки. Вивианна поспешно отпрянула от Оливера и принялась приводить в порядок платье, только сейчас осознав, в каком опасном положении оказалась. Ей вовсе не хотелось бы быть обнаруженной в такой пикантной ситуации кем-нибудь из пожилых дам – миссис Сен-Клер или леди Чапмен.
Она начала поправлять лиф платья, чувствуя, что прикосновение ткани к коже доставляет ей болезненное удовольствие. Оливер издал вздох сожаления и, повернув ее к себе спиной, стал помогать ей одеваться.
– Похоже, что самой судьбой нам предначертано прерывать самое приятное на самом интересном месте, – заметил он. – Впрочем, я верю в лучшее и мечтаю о бессонной ночи, которая ожидает нас.
Вивианна посмотрела на него через плечо:
– Если я правильно поняла вас, вы хотите сказать, что испытываете страдания из-за того, что вам не удалось?..
– Да, я страдаю, – подтвердил Оливер, удивившись такому вопросу.
Вивианна улыбнулась.
Оливер положил руки ей на плечи, затем опустил их ниже и сжал ее затянутую тканью платья грудь.
– Вам ведь это приятно, маленькая чертовка, – прошептал он ей на ухо. – Ведь в вас теперь не осталось ничего святого, верно, мисс Гринтри?
Она слегка вздрогнула, однако ее голос прозвучал твердо и решительно.
– Я не считаю себя хрупкой и нежной фиалкой.
– Конечно же, вы не похожи на фиалку, – рассмеялся Оливер.
Он отпустил ее и отошел в сторону. Обретение свободы показалось Вивианне одновременно и радостным, и горьким. Ей было приятно испытывать его прикосновения и поцелуи, однако она понимала, что в эти сладостные мгновения оказывалась на опасной грани, отделявшей благоразумие от безрассудства. Жившая в ней обольстительница снова пробудилась и отчаянно рвалась на свободу. Однако времени для того, чтобы испытать ее мощь, у нее не было.
«Скажите ему о том, что вы чувствуете...»
– Я тоже не могу спать, – еле слышно призналась она. Оливер внимательно посмотрел на нее.
– Я мечтала о вас, – продолжала Вивианна, думая о том, что следует произнести эти слова как можно убедительнее. – Я мечтала о том, как вы будете прикасаться ко мне, как ваши пальцы будут ласкать меня, а потом...
Оливер издал стон и тряхнул головой.
– Уходите, Вивианна, – глухо проговорил он. – Отправляйтесь поскорее домой, иначе я за себя не ручаюсь.
Вивианна направилась к двери и на мгновение остановилась и оглянулась. Он не сводил с нее тоскующего и одновременно раздраженного взгляда.
– Уходите, – повторил он. – И постарайтесь уснуть. Поверьте, вам сейчас нужен крепкий сон.
Возвратившись домой и оставшись в комнате один, Оливер задумчиво потер подбородок и рассеянно посмотрел на потухший камин. В данный момент ему предстоит очень много самых серьезных дел, которые он не имеет права подвергать риску из-за простой интрижки с Вивианной Гринтри.
«Я мечтала о вас».
Эти слова снова всплыли в его памяти, и он снова тряхнул головой, как будто пытаясь тем самым отогнать их. Почему ее признание так потрясло его? Мысль о том, что Вивианна мечтает о нем, постоянно вспоминает его по ночам, не может уснуть, вызывала в нем отчаянное желание поскорее дождаться той минуты, когда он снова обнимет ее. Даже не станет целовать ее и ласкать ее тело, а просто сожмет в объятиях. Он будет ощущать ее тепло, наслаждаться восхитительным запахом ее чистой гладкой кожи, радоваться тому, что больше не одинок на этом свете.
Лорд Лоусон испытывал чувство колоссальной усталости. Устал его разум, устали глаза, устало тело. От желанной цели его теперь отделяло смехотворно малое расстояние. Премьер-министром в самом ближайшем будущем станет сэр Роберт Пиль, но Лоусон знал, что очень скоро на этом посту Пиля сменит именно он. Он уже предвкушал сладость предстоящей победы.
Его руки неожиданно сжались в кулаки. Он понял, кто виновник этой неизбывной, свинцовой усталости – Оливер Монтгомери!
В своей безопасности Лоусон был уверен полностью. Кендлвуд скоро снесут, а вместе с ним под грудой камней будут погребены все шансы на то, что когда-нибудь обнаружатся эти чертовы письма. Теперь уже не оставалось никаких сомнений, что Энтони Монтгомери спрятал их в одном из уголков этого уродливого сооружения, к которому он питал такую пылкую любовь. Письма там, им больше негде быть. Мысль о том, что их могут случайно найти, в последнее время просто сводила Лоусона с ума. Трудно описать облегчение, которое он испытал, когда ему стало известно, что Оливер собрался сносить Кендлвуд.
А теперь это известие о потайной комнате. Черт бы побрал этих Монтгомери! Это же надо, Оливер упомянул об этом небрежно, как о каком-то пустяке. Из этого следовало, что он обязательно найдет эту идиотскую комнату. Непременно найдет, потому что у Оливера репутация человека везучего, этакого баловня судьбы. Если он найдет комнату, то обнаружит в ней и эти проклятые письма. Тогда для Лоусона все пойдет прахом. Он погибнет.
Лоусон понимал, что этого нельзя допустить. Нужно будет приложить все мыслимые усилия, но не допустить.
Несколько последних лет он всеми правдами и неправдами двигался к достижению поставленной цели, а теперь какая-то ничтожная ошибка грозит ему огромными неприятностями. Бесчестье. Скандал. Об этом даже помыслить страшно. Неужели такой талантливый и благоразумный человек, как он, не сможет перехитрить пустозвона и кутилу Оливера Монтгомери?
Но если он так уверен в своей победе, тогда почему позволяет судьбе вытолкнуть его на дорогу, на которую он совершенно не желает ступать?
Что-то здесь не так. Лоусон чувствовал, что усталость никак не хочет отпускать его. Что же его так смущает в сложившейся ситуации? Оливер? Неужели Оливер?
Его первым желанием было посмеяться над подобной глупостью, тем самым развеяв все свои сомнения. Оливер уже достиг той точки, из которой уже нет возврата. Лоусон с невыразимым удовольствием наблюдал в последнее время за тем, как Оливер Монтгомери неуклонно скатывается в бездну небытия. Энтони всегда был в восторге от своего брата, терпеливо прощая ему всевозможные чудачества и экстравагантные выходки. Энтони всегда верил в большое будущее, которое ждет его брата. Но сам Энтони в конце концов оказался большим глупцом. Лоусон предлагал сохранить ему жизнь, объяснил, насколько это важно – не давать огласки письмам. Однако Энтони не послушался его. Он так и не понял, что благо нации важнее всяких прочих пустяков.
Глупец! Лоусон потерял счет тем случаям, когда ему приходилось лгать или выстраивать обстоятельства себе на пользу, прибегая для этого к шантажу, подкупу или даже более серьезным прегрешениям. Иногда ему приходилось сметать со своего пути все мыслимые сегодняшние препятствия, чтобы добиться побед завтра.
Оливер... неужели он на самом деле таков, каким представляется окружающим его людям? Если он притворяется и намеревается обмануть его, то... Лоусон злорадно улыбнулся. В таком случае Оливеру придется заплатить за свою игру ту же цену, которую заплатил и его брат.
Вивианна, вернувшись в дом Расселов на Куинс-сквер после визита к Афродите и похода по магазинам на Риджент-стрит, застала тетю Хелен в состоянии крайнего возбуждения.
– У нас сейчас леди Марш! – недовольно прошипела та, схватив за руку Вивианну, которая принялась выкладывать на столик пакеты с покупками. – Она ждет уже полчаса! Я думала, что она собралась уходить, но в этот момент как раз явилась ты.
Вивианна удивленно посмотрела на тетю Хелен:
– Леди Марш? Тетка лорда Монтгомери?
– Именно. Мне просто страшно находиться рядом с ней. Боялась, как бы не сказать в ее присутствии какую-нибудь глупость. У леди Марш репутация дамы, очень острой на язык.
– Понятно, – коротко ответила Вивианна и решительно улыбнулась. – Ведите меня к ней, тетя Хелен. Я не боюсь такого рода женщин.
С видимым облегчением миссис Рассел повиновалась.
Леди Марш величественно восседала в огромном кресле, стоящем в углу гостиной. В ее облике, несомненно, было что-то от королевы, занимающей свое законное место на троне. Она сидела удивительно прямо. Ее седые волосы были уложены в аккуратную прическу, на голове – изящная шляпка из муслина. Безупречного покроя платья было сшито из дорогого серого шелка. Леди Марш, несмотря на то что была супругой человека менее знатного сословия, была аристократкой до мозга костей и постоянно делала все, чтобы окружающие не забывали об этом.
Вивианна поприветствовала ее учтивым поклоном.
– Вы весьма любезны, леди Марш, удостоив нас своим посещением.
Леди в ответ немного наклонила голову, цепко посмотрев на девушку такими же, как и у Оливера, синими глазами.
– Вы довольно долго отсутствовали, мисс Гринтри.
– Простите. Я была занята покупками в магазинах на Риджент-стрит.
– Надеюсь, вы были там не одна?
– Разумеется. Я была с моей служанкой.
– Прекрасно. Юной леди следует всегда помнить о репутации.
Вивианну так и подмывало сообщить этой старой даме о том, с кем она была до того, как отправилась за покупками, но она сдержалась.
– Присаживайтесь, мисс Гринтри. Я хочу поговорить с вами. – Леди Марш искоса посмотрела на Хелен. – Наедине.
– Конечно, конечно! – Хелен с нескрываемым облегчением направилась к двери. – Я оставляю вас... оставляю.
Дверь закрылась за ней.
Вивианну удивил столь неделикатный поступок старой дамы. Она молчала, ожидая, когда гостья заговорит снова. Леди Марш легонько стукнула по полу тростью, и Вивианна только сейчас заметила ее согнутые годами и артритом пальцы, затянутые в тонкую кожу перчаток. За то недолгое время, которое Вивианна провела в Лондоне, до нее дошли слухи, что леди Марш уже давно не отличается крепким здоровьем. Должно быть, ей стоило больших трудов приехать сюда, в особняк Расселов. Если она решилась на это, то для ее приезда, очевидно, имеются какие-то веские причины.
Возмущение Вивианны высокомерной бесцеремонностью леди Марш и недовольство поведением родной тетки немного уменьшилось.
– О чем же вы желаете поговорить со мной, леди Марш? – спросила она любезным тоном. – Я вас слушаю.
Леди Марш, как будто прочитав ее мысли, сардонически улыбнулась, и Вивианна в очередной раз заметила ее внешнее сходство с Оливером.
– Пока я еще не нахожусь на смертном одре, мисс Гринтри, хотя многие, вероятно, пытались убедить вас в обратном. Я пришла к вам потому, что вы мне понравились. В Лондоне не так много юных женщин, которые мне по душе, но вы одна из них. Вы также нравитесь и моему племяннику. С ним нелегко найти общий язык, но вам, похоже, это удалось.
– Я не стремилась найти с ним «общий язык», леди Марш, – улыбнулась она. – Я просто хотела убедить его оставить Кендлвуд в покое.
– Как бы то ни было, но он, как мне кажется, не на шутку увлекся вами, мисс Гринтри.
Вивианна почувствовала, что краснеет. Совсем недавно она обсуждала с Афродитой то, какие чувства Оливер теперь испытывает к ней...
– Я рассказала ему, как мечтаю о нем, – призналась Вивианна Афродите, стараясь, чтобы ее голос звучал по возможности небрежно. – Я доставила этим ему удовольствие. Это не ускользнуло от меня.
– Вы правы, mon chou. Значит, он все-таки пришел на это собрание? Несмотря на всю его нелюбовь к подобным сборищам, он пришел для того, чтобы только увидеть вас, верно?
– Да, верно. Не думаю, что он пришел туда ради того, чтобы выслушивать чьи-то назидания. Кроме того, он не слишком вежливо повел себя по отношению к некоторым из гостей.
– Хотя он и сопротивляется, но победить вас ему не удастся, – улыбнулась Афродита. – Вам следует подыгрывать ему, Вивианна. Почаще прислушивайтесь к своему телу, и когда наступит подходящий момент, вы обнимете его и заставите подчиниться вашей воле.
– Но когда же наступит такой момент? – полюбопытствовала Вивианна.
– Вы сами это поймете. Живущая в вас соблазнительница снова проснется, и тогда вы это узнаете.
Голос леди Марш заставил Вивианну отвлечься от воспоминаний:
– Мисс Гринтри!
– Я... я... извините меня, леди Марш. Я уверена, что ваш племянник вовсе не...
– Я уверена, что увлекся, и уверена, что вы сами это знаете, как бы вы ни старались это отрицать.
– Может быть, вы и правы, леди Марш, – рассмеялась Вивианна.
– Я всегда права, – заметила пожилая дама. – Вы об этом, конечно же, не знаете, но мой племянник очень сильно изменился после смерти своего брата Энтони. Ему нужен кто-то, кто помог бы забыть об этом событии. Оливер очень гордился своим братом. Но пришло время перестать думать о его смерти. Нужно жить дальше, потому что жизнь не кончается. Ему нужно продолжить династию Монтгомери.
– Ему нужна жена и наследник, – ответила Вивианна. Глаза леди Марш сузились.
– Совершенно верно. Правда, я немного удивлена, что слышу это от вас. И все же... я рада, что могу поговорить с вами откровенно, мисс Гринтри. Я предпочитаю именно такие, прямые разговоры. Новое поколение слишком легко приходит в смятение от того, что я говорю то, что думаю.
– Тогда я тоже буду откровенна с вами, леди Марш, потому что и я предпочитаю именно такие разговоры. Мой интерес к вашему племяннику основан на том, что он является владельцем Кендлвуда. Только и всего. И в любом случае вы преувеличиваете силу моего влияния на него.
Леди Марш снова постучала тростью о пол.
– Что же, посмотрим. Но я хотела еще кое-что сказать, прежде чем уйду. Завтра вечером мой племянник сопровождает меня в оперу, мы идем в «Театр Ее Величества» на Хеймаркет. На оперу модного итальянского композитора, которого очень любит сама королева. Постановка называется «Любовный напиток». Мне это название кажется несколько вызывающим, но вот для Оливера оно в самый раз. Не желаете присоединиться к нам?
Вивианну удивила та оценка, которую леди Марш дала опере Доницетти, но приглашение удивило ее еще больше.
– Я даже не знаю... – начала она.
– Вы доставите мне удовольствие, если пойдете с нами.
Вы сможете еще раз поговорить с моим племянником о судьбе вашего приюта. Такую возможность не сто упускать. Мисс Гринтри, сколько у вас времени до переезда из Кендлвуда?
Старая леди была права. Сейчас на счету каждый день. Да, она действительно хочет увидеться с Оливером и поговорить с ним. Кроме того, там ведь будет леди Марш, так что он будет вести себя осмотрительно. Это действительно хорошая возможность уладить дело.
– Я принимаю ваше предложение, леди Марш.
Лицо старой дамы осветилось улыбкой.
– Превосходно. Если вы позовете сейчас моего слугу, я буду вам крайне признательна. Мне пора.
Вивианна велела Лил позвать слугу леди Марш, который тут же явился и помог ей встать с кресла и проводил до кареты. После ее ухода Вивианна задумалась, что же все это значит. Неужели леди Марш приезжала только для того, чтобы посмотреть на нее, прежде чем внести в список будущих невест для своего племянника? В этом было что-то забавное и одновременно немного пугающее – она не собиралась становиться женой Оливера! – и все же в оценивающем взгляде леди Марш, обращенном на нее, Вивианна заметила что-то весьма похожее на одобрение.
Интересно, что об этом думает сам Оливер?
Вивианна поймала себя на том, что улыбается при одной только мысли о нем. Конечно, она не станет отрицать, что с нетерпением ждет возможности снова увидеть его. Ее неожиданно охватило чувство благодарности к леди Марш, предоставившей ей возможность встретиться с ним завтра вечером.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невинная обольстительница - Беннет Сара



так до конца и не дочитала...не интересно,наигранно...не тратьте время....
Невинная обольстительница - Беннет СараИсабель
3.10.2012, 0.34





Немного затянуто, нудновато, читала очень долго, но дочитала, некоторые моменты зацепили, 5 баллов
Невинная обольстительница - Беннет СараАлена
1.08.2013, 9.45





Аннотация не совсем соответствует книге. А сам роман не увлекает, читала из этой серии о Франческе (кажется "Благовоспитанная леди"), то там хотя бы какое-то неистовство страсти и интрига. Увы, не стоит читать
Невинная обольстительница - Беннет СараItis
31.10.2013, 23.37





Интересно почитать) Хотя отзывы не очень хорошие??? Правда такой плохой???
Невинная обольстительница - Беннет СараЦаца)
25.12.2013, 19.08





Ну, не смотря на комментарии я прочитала и не 10 конечно, но на 7 тянет... rnДети куртизанок, это что-то новое про что я еще не читала, однако начало было слишком натянуто, а конец все исправил насколько это было возможно.
Невинная обольстительница - Беннет СараМилена
30.03.2014, 11.21





хорошая книжка, мне понравилась
Невинная обольстительница - Беннет Саракатерина
30.05.2014, 11.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100